Ж) Паническая атака, в том числе, и – как воспроизводимая доминанта



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ж) Паническая атака, в том числе, и – как воспроизводимая доминанта



 

Тему панических атак и неуправляемых состояний, захватывающих сознание человека, можно рассмотреть сквозь призму святоотеческого учения о помысле. Захвату сознания предшествует внимание ума к мысли, которая может казаться и незаметной и не страшной. По мере усиления внимания ума в сторону этой мысли, она крепнет, усиливает свою власть над умом, становится тираном. Далее человек начинает смотреть на мир, на себя, на других людей и даже на Бога сквозь призму внедрившегося в него помысла. Например, гневливый человек и Бога видит жестоким. Про такого человека можно сказать, что он, по выражению Ухтомского смотрит сквозь призму доминанты (выносит «суждение о мире с точки зрения своих доминант», видит мир «сквозь призму индивидуальных потребностей и мотивов поведения»).

В этом смысле учение Ухтомского о доминанте (а он окончил свои дни в блокадном Ленинграде в сане епископа) можно сопоставить с учением преподобного Марка Подвижника. Мысли этого святого станут переходом к следующей части данной статьи (2.2), в которой ставится вопрос – как же выглядит в реальности результат перестраивания травматической доминанты и результат ее преодоления?

 

Некоторые выражения преподобного Марка, который «почил, надо полагать, в начале пятаго века»[47], удивительным образом напоминают слова Ухтомского, который описывал доминату как очаг возбуждения, как «растревоженное, разрыхленное место нервной системы». К этому растревоженному месту «пристает все нужное и ненужное, из чего потом делается подбор того, чем обогащается опыт».

«Суровая истина о нашей природе, – писал Ухтомский, – в том, что в ней ничто не проходит бесследно и что "природа наша делаема" … Из следов протекшего вырастают доминанты и побуждения настоящего для того, чтобы предопределить будущее. Если не овладеть вовремя зачатками своих доминант, они завладеют нами». Человек вырабатывает в себе продуктивное поведение через ежеминутное, неусыпное воспитание требующихся доминант [то есть воспитывает в себе новые доминанты]. «Если у отдельного человека не хватает для этого сил, это достигается строго построенным бытом».

(В книге «Добротолюбие», в томе втором, в творениях преподобного Иоанна Кассиана Римлянина есть описания борьбы с помыслами печали и уныния (см. некоторые мысли в предыдущем разделе). Одна из мыслей: если во время приступа человек начнет метаться, искать развлечения, то в следующий раз приступ будет сильнее. Если человек противопоставляет приступу противоположное ему поведение, то интенсивность приступа по мере развития навыка к противоположному поведению будет слабеть).

 

Итак, по мысли преподобного Марка, движения, увлекающие ум человека к страсти, не приходят из ниоткуда [страстными помыслами по мысли святых отцов являются также помыслы уныния и печали, действие которых ассоциируется с современными терминами апатии и депрессии]. До того, как восстали эти движения, человек в уме своем думал о чем-то подобном. Через эти думы он «привел в действие» и «вложил» в свое сердце свое то, что после и восстало[48].

Оказывается, от «прежняго восприятия» зависит то, что в душе человека действует греховная мысль[49]. [То есть применительно к реальной жизни слова преподобного Марка можно перефразировать следующим образом. Вспышка неуправляемого состояния может произойти на основании прежних размышлений, которым человек не придавал серьёзного значения, но которыми укреплял паталогическую доминанту. И вот она, как пиявка насосавшаяся крови и выросшая в размерах, пришла во всей своей грандиозности].

Иной святой – преподобный Филофей Синайский говорил, что человек, предающийся злым мыслям, не может быть свободным от грехов и во внешнем поведении. Ведь злые мысли непременно обнаружатся в злых делах. «Причина того, что иной блудно смотрит, заключается в том, что прежде внутренное око соблудило и омрачилось»[50]. [Какое интересное выражение: «внутреннее око». Оказывается, злые мысли вовсе не безвредны, они могут помрачить «внутреннее око», и сквозь призму этого омрачившегося «ока» человек и будет далее смотреть на мир].

 

Вследствие того, что, как писал преподобный Марк Подвижник, человек, не отгоняет от себя злые мысли и беседует с ними, с ним происходят неприятные вещи. На него может напасть «скверный и ненавидимый» им помысл. И хотя кажется, что воля человеку и не участвует в появлении помысла, помысл этот происходит от самого человека. «Он приходит на согретое место, к старому знакомому, приятелю»[51].

Ведь если человек оставляет в себе и малое какое зло, то оно растет. И после влечет человека к себе как «как бы некою цепью». И от того, что человек был долго привязан ко злу, он влечется ко злу насильно. Так усилившаяся страсть восстает на человека «уже против его воли»[52].

Злые мысли могут внедриться в так называемое «существо ума». Внедрившись, они влекут человека к деятельности более властно, чем мысли, которые просто приходят на ум. «Внедрившиеся в существо ума образы бывают злее и властнее чисто мысленных; но сии последния предваряют их и бывают их причиною»[53], – так описывал суть дела преподобный Марк Подвижник. [То есть внедрившиеся в существо ума мысли, могут действовать как тираны, сострясая психику человека. Мысли, которые не внедрились в существо ума, действуют слабее. Но эти, несильно атакующие психику человека, мысли являются причиной возникновения тех – тирански действующих]

Он же рассказал и о том, что происходит, если человек растит в себе страсть, совершая свойственные этой страсти поступки. В таком человеке страсть «после насильно возстает …, хотя бы он того и не хотел»[54]. [В данном смысле страсть можно понимать, выражаясь современным языком, как сформировавшийся тип реакции на ситуацию. Человек, например, охваченный страстями уныния и печали, каждую встречную ситуацию может воспринимать болезненно. Он реагирует на все как на катастрофу и на приговор, и такой тип реагирования сформировался за счет предыдущих кормлений страстей. Свои страсти человек кормил тогда, когда во время, например, разговоров с родственниками, упивался своими рассказами о том, как «ему плохо», как «все его обошли» и «не оценили»].

Избавление от страсти должно происходит следующим образом. Человек, который живет так, как учит Евангелие, преодолевает злые мысли и страсти, которые бьют из сердца наподобие потока. Есть страсти, которые особенно возбуждают человеческую душу. И в результате их действия, душа приобретает как бы новое качество. Против этих страстей, изменивших душу, должен быть направлен «непрерывно-тщательнейший» подвиг. И в результате духовного подвига душа покоряет влечения, которые раньше покоряли ее[55]. 

 

Приложение (1). Заметка паломницы о пограничном расстройстве

 

(Писала на основе своего личного опыта и на основе своих встреч «с людьми невероятно тонкими, эмоционально нежными, интеллектуально одаренными, но поврежденными как-то неправильно, и как это в отношениях начинает проявляться»).

 

«Другие люди нужны и чувствам нашим, и разуму,

без них мы не узнаем ничего, даже самих себя»

Клайв Льюис

 

Мы носим как маски наши одежды, машины, работы, квартиры, города и страны. Раздеваемся в постели, но не может сказать друг другу важных слов. Покрываемся защитным слоем опыта и фильтруем все через боли и раны. Не знаем, кто мы и о других ничего не знаем. Соответствуем какой-то форме, стандарту, отлитому эталону. Подтверждаем знак качества марками одежды, траекториями полетов, курортными прибоями, фотографиями европейских городов. Создаём ложное представление о себе, боимся заявить о своих ценностях. Обсуждаем соседей, работу, досужие сплетни, что угодно, только - не главное. Прячем в самых глубинах тайное, сокровенное желание - быть собой. Повесить все свои роли, боли, на вешалку за дверью, поставить тяжёлые чемоданы, с которыми таскаемся по свету. И просто расплакаться или рассмеяться. Страшимся услышать реальность другого, то темное, некрасивое, что он прячет за самыми яркими нарядами. И ни словом, ни взглядом не упрекнуть и не вспомнить.

 

Стартапы, бизнес идеи, достаток, успех. С экранов сыплются навязанные картинки, какими ты должен быть. Но никто не проповедует истинную ценность человека. Пересечешь тысячи километров, встретишь сотни людей, только одного найти никак не сможешь – себя самого. Сколько пар живут в суррогате близости, видимого присутствия другого. Ничего не знают о его внутреннем мире. Для чего призвана наша личность? Что через нее важно сказать другому? Ни с высоких трибун, ни через произведения искусства, ни среди регалий и наград. А в обычной встрече.

 

Какой редкий дар - встреча родного человека. Может, мы и призваны к тяжелой работе над собой для раскрытия в себе христианского ядра. Но без этой радости узнавания, сочетания граней внутреннего рисунка с другим, невозможна полнота раскрытия.

 

Существует такой диагноз, как пограничное расстройство личности. Для его постановки необходимо несколько клинических показателей. Но некоторые из них встречаются часто и без диагноза:

• отчаянные усилия избежать состояния покинутости (реальной или воображаемой)

• нестабильные, интенсивные отношения, с периодами идеализации и обесценивания другого

• нестабильная самооценка или самоощущение

 

О схожих характеристиках говорят и Амир Левин, психиатр и нейробиолог Колумбийского университета, и клинический психолог Рэйчел Хеллер в своей книге о привязанностях взрослого человека, рассматривая некоторые аспекты психоэмоциональной природы построения отношений и манеры, в которой человек реагирует на близость. Нелогичность внешнего поведения для себя и других вызвана работой системы внутренних креплений и механизмов, сформировавшихся за долгие годы. «Люди адаптировали свое поведение таким образом, чтобы получать ощущение безопасности, убедившись, что их отношениям ничего не грозит».

 

Построение отношений с другим человеком – результат нашего воспитания, жизненного опыта, истории и особенностей личности. Пример чувствительности, доступности и отзывчивости значимых в жизни людей – ключ к формированию доверия. Холодность, непостоянство и жесткость программируют на тревожность и беспокойство. Для других же близость вырастает угрозой к потере независимости. Различные схемы привязанности закрепляются через многократно повторенное поведение с окружавшими важными для нас людьми. Патологический круг полных страха моделей способна разорвать только истинная любовь. Уровень доверия другому и ощущения безопасности быть собой развиваются только через постоянство и протяженность глубокой связи, основанной на принятии.

Пограничное расстройство личности характеризуется гиперчувствительностью в межличностных отношениях, нестабильным восприятием себя, резкими колебаниями настроения и импульсивностью. Такие люди не переносят одиночество и совершают отчаянные усилия, чтобы не быть покинутыми. Их чувства к другим колеблются между противоположными полюсами. От восхищения и очарования они резко могут перейти к разочарованию и гневу при угрозе потери, вызывающей сильный страх. Этот переход от идеализации к обесцениванию вызван черно-белым мышлением, иногда называемый расщеплением.

 

Подобные резкие смены оценок часто выглядит как манипуляция, но в данном случае это отчаянная попытка прежде всего контролировать свои, неподдающиеся управлению чувства. Человек похож на маленького ребенка, который себя воспринимает через видимую или кажущуюся эмоцию на лице любимого человека. Его собственный образ качается из стороны в сторону. Это неспособность к сложному, многогранному восприятию реальности, переплетающей абсолютно разные черты в одну личность. В двух цветном мире такого человека, как в детских сказках, существуют только герои и злодеи, он не способен к объемности изображения, не может сочетать в своем сознании многоплановость бытия и связать разные черты в последовательное понимание другого.

 

В нестерпимой жажде глубокой близости, человек также сильно ее и страшится. И начинаются рывки личности напролом к другому, в желании раскрыться, слиться, а потом резко отшатнуться и обесценить значимость другого. Такая желанная близость начинает маячить напоминаем о прежних болезненных переживаниях или угрозами удушения, а на другом же конце обрыв в одиночество возвращает к ощущению заброшенности, так часто знакомому. Выдерживать плотность близкого общения способен не каждый. Защитные одежды плотным слоем сросшиеся с душой не так просто снимать. Душевное обнажение пронизано воспоминанием о боли, что другой отвернется, отвергнет, не поймет.

 

Лишенный прикосновения истинной любви человек выстраивает баррикады, создает фортификационные сооружения. При кажущейся угрозе начинает пушечный обстрел. Прожив неправильный опыт, он не может избавиться от пугающих видений, где близость синоним порабощения, доминирования, поглощения, контроля, покушения на свою непохожесть. И чем сильнее притяжение, тем яростнее он будет этому сопротивляться. Бороться с иллюзорным отвержением, неприятием или унижением, которые когда-то действительно имели место. Но теперь разделить слипшиеся с действительностью собственные страхи и представления и увидеть разницу не представляется возможным.

 

Он не знает, какой благотворной может быть истинная связь, через которую срастаются и заживают раны, воссоединяется разбитые части, открывается глубина и обретается иной смысл. Как через творческое соединение рождаются иные пути развития, разрушаются контуры, разрастаясь в новую форму.

 

Выдерживать себя и другого во всей неприглядности, а не только в идеальных одеждах, можно только опираясь на веру в возможность преображения и изменения. Способность примириться с несовершенством другого и окружающего мира, несоответствующего нашим надеждам, воспринимать других и себя в многоцветной палитре, как в радужных оттенках, так и в нюансах темных тонов, брать на себя ответственность не только за внешние действия и видимое поведение, но и за движения мысли, намек на чувства, и последствия их незримого влияния на другого. Все это плоды духовного и личностного созревания.

 

Имея только лишь набросок карты близких отношений, человеку чрезвычайно сложно измерять оптимальное расстояние между собой и другими, и особенно теми, кто для него значим. Постепенное раскрытие и доверие проживается только опытным путём. Если у человека такой навык не сформирован, он как маятник начинает качаться туда-сюда и выписывая в танце круги то приближаясь, то удаляясь: от зависимости до ярой обиды, от приливов благодарности до приступов иррационального гнева и мести, от личных откровения до холодной войны равнодушного молчания.

 

Есть мнения, что подобные смены являются нормальный циклом отношений. Однако в своей полярности, такой человек причиняет сильнейшую боль другому.

 

В своей нестойкой картине мира человек держится за предметы реальности, ведь он состоит из видимости вещей. Без опоры на главное, тонущий в океане, он хватается за щепки видимых ему картин и использует другого в качестве опоры. Он то показывает своё мягкое нутро, то в мгновение ока достает арсенал оружия. Если знать, что за этим процессом стоит, можно увидеть огромную рану одиночества, непонимания, отчужденности, которую человек несет в себе, то обнажая, то, испугавшись, отшатывается, пытаясь скрыть. «Дыру, в которой должна бы находиться любовь к Богу» (Клайв Льюис).

 

Психология связывает эти проблемы с непостоянством объекта у ребенка в детстве до трехлетнего возраста, когда формируется способность видеть себя и других в качестве отдельных от себя объектов с хорошими и плохими качествами. Но, главное, если личность не ожила дуновением истинной любви и не нашла свое укоренение в Боге, малейшие переживания будут вырывать ее с корнем. Внутренняя реальность будет колебаться от изменений реальности внешней. Качаться от улыбки, взгляда, отказа, критики, удачи или провала. Крепко держаться за поручни финансовой стабильности, работы, наличие хоть кого-то рядом. Нестабильность же внешняя начнет разбивать и кажущуюся внутреннюю гармонию.

 

Только в прочной соединенности с Богом, в прорастании корневой системой в глубокие почвенные слои смыслов, человек может обрести подлинную стабильность себя и другого в непрерывной подвижности и изменчивости окружающего мира.

 

Для преодоления своего неопределенного и по большей части негативного представления о себе, такие люди, как хамелеоны, приспосабливаются к текущей окружающей среде, ситуациям или людям. За клоунскими масками прячут свои настоящие эмоции, как актеры играют на сцене, ищут законченные черты своего образа, с помощью которых они смогли бы словно ширмой заслониться от собственного вакуума. Наполняют его делами, людьми, передвижениями в пространстве. Надстраивает неприступный дворец, висящий над пропастью собственной ничтожности. Но подлинная идентичности может быть найдена только в божественных ценностях. Только там ее следует искать.

 

Все мы разные с разными свойствами души. Некоторые словно тонкие фарфоровые вазы, с которых нужно легонько сдувать пыль. Другие - прочные, надежные глиняные сосуды. Каждый по-своему неповторим, создан из разного материала, и разными свойствами обладает. Все эти сосуды ждут наполнения благодатной живительной влагой.

 

Растение, которому нужно много света и тепла, не набьет бутоны и не раскроется в полноте своей красоты, вырастая в тени под густой кроной деревьев. Такое нужно заметить, и аккуратно пересадить, чтобы его нежный веточки стали выпрямляться.

 

Так иногда душа человека хрупкого остается незрелой, пугливой, испещренной шрамами безразличия, неприятия, эмоционального отвержения, разбитая собственными неправильными опытами. Такой человек изначально задуман природой как нежный музыкальный инструмент, способный воспроизводить чудные гармонии через тонкость восприятия мира и переливы эмоциональных нюансов. Но здесь она превращаются в бурю, сметающую все на своем пути. Не умея направлять, смягчать, приручать свои чувства, такой человек запирает тайфун в подполье, который, взрываясь, разносит в щепки свой и соседние дома. Интенсивность эмоциональных реакций у подобных людей очень велика. Импульсивное поведение становится автоматическим ответом на эмоциональную боль. Когда нет освобождения и преображения души через таинства истинной любови и прощения, подобную проблему сложно разрешить сухими техниками, которые лишь временно снимают напряжение.

 

Узнавание родной и близкой души – это такой необыкновенный подарок. Но не всегда мы умеем правильно реагировать, плавно выкладывать по камушку тропинку, чтобы получилась совместная дорога, по которой можно было идти рядом. Иногда природа сразу воспламеняется страстью. Мы не научились по-другому. Не знаем, что значит смотреть на другого не через желание обладать.

 

Значимость близкого человека слишком велика. Без него нету жизни. Человек не устоит при потере. Так многие выбирают проживать без глубоких чувств. На эмоциональном расстоянии. Слишком высока цена встречи с истиной любовью. А за ней стоит часто разрушение личности. Иногда кажущейся личности, состоящей из масок, защитных слоев. Самое интересное, что иногда за этим болезненным разрушением неживой конструкции себя, и происходит настоящее рождение. Истинная любовь - это всегда риск. Угроза всей твоей виртуальной вселенной и тому, что ты знал доселе, если жил вне ее.

Самый большой страх в отношениях – это страх быть самим собой. Ведь как часто другие, да и мы сами, смотрим сквозь призму суждений, сравнений, категорий. Примеряем другого к трафарету наших ожиданий. Требуем повиновения, предъявляем претензии. Хотим другому своего добра, на свой лад и вкус. С благими намерениями бесцеремонно вторгаемся к нему с целью переставит всю мебель, повесить свои занавески и украсить стены своими картинами. И совсем не замечаем, как ненароком задеваем и разбиваем чашку из его любимого сервиза. Нервно стучим в дверь и возмущаемся, когда там закрыто. А иногда и прорубаем стену топором, вместо того, чтобы ласково ждать рядом. Нам неведомо, что значит бережное и нежное расстояния.

 

Наши чувства, предназначенные угадать среди множества родную душу, мгновенно воспаляются до страстности, когда, пройдя через годы одиночества, мы встречам на своем пути внутреннюю гармонию ума и сердца. Реальная близость соединения в мысли, чувстве, творчестве уносит человека в бушующий открытый океан.

 

Тогда сама жизнь ставит нас иногда в определенные рамки невозможности отношений, чтобы научиться сперва держать дистанцию, не приблизиться и не переступить черту, уважать чужую свободу, сохранять границы себя и другого, выстраивать правильную иерархичность, следить за своими внутренними реакциями. Мы приходим в отношения с целыми мешками ожиданий, охапками мечтаний и ворохом страхов. И вот когда все это рассыплется на поле битвы, а мы не останемся погребенными под обломками наших представлений и идей, только тогда можно будет начать реальное строительство истинных ценностей. Способность заботиться о внутреннем мире другого, находить выход из запутанных хитросплетений собственного разума и ложных чувств, прощать, понимать устремления своей личности и движение другого, желания расти и развиваться, хранить излитые тайны внутренних переживаний. Все это не рождается одним днем. И если за этим не стоит сила преображающая и изменяющая, способная действовать благодатным дождем даже вне нашего понимая, то восходов на поле будет мало.

 

Человеческая любовь, которую Клайв Льюис называет «естественной любовью» призвана преобразиться, вырасти до того, чтобы сродниться с Любовью Божьей.  Возрасти через тернии терпения, милости, заботы. Возложить себя маленькую на жертвенный алтарь, чтобы раскрыться в новой широте. Отдать все свои инструменты кройки и шитья, ножницы и лекала, перестать шить другому платье по своей мерке.

Взгляд истинной любви встретить очень сложно. Но только он зовет к раскрытию и развитию. Это чистый взгляд ребенка в удивлении перед чем-то новым, непознанным, какой является перед нами Личность другого человека. Как бережно нужно уметь смотреть на нее. Иметь хоть частицу тепла во взгляде, к которому пробьется и потянется росток другой души. Через связь с Богом, орошать живительной влагой, которая способна менять, исправлять, наполнять. А если этого не будет, то наши человеческие привязанности, обделенные живительной силой, начнут засыхать. Ключи от наших сокровищниц так и останутся спрятанными под спудом. Только таинство истинной любви способно срастить, заживить, восстановить разбитую целостность.

 

Приложение (2). Фрагмент проповеди о переживании опыта смерти

 

Первое препятствие на пути к выходу из мысленного тупика, в который попадаем, когда кто-то из наших близких уходит – это гордость, отсутствие любви, когда мы трясем кулаком в небо и требуем от неба отчета. Но человек, который требует отчета от другого, никогда не услышит ответа, потому что он слышит только самого себя. Только когда человек смирится и начнет стараться проявлять любовь к ближним, что-то в его сознании изменится. Когда мы начинаем любить, перед нами раскрывается глубина мира.

Переживание смерти невыносимо для человека, который, например, всю жизнь только работал, был эгоистом. Если человек думал только о деньгах, то высшие вопросы о жизни недоступны его пониманию. Первый совет, который можно ему дать – постараться сделать что-то для других, не замыкаться в себе, делать добро, ведь кто-то может нуждаться в его помощи.

Во-первых, он выйдет из состояния изоляции, а во-вторых, у него начнут активизироваться те стороны его личности, те стороны сознания, которые во время его обыденной жизни дремали. Постепенно личность человека начнет обогащаться, он станет способным понимать что-то большее, чем то, что лежит на поверхности и заметно в повседневной жизни.

Некто из отцов отмечал, что мы не можем видеть Бога напрямую, но мы можем познать Бога из соразмерности всего происходящего, из соразмерности бытия. А преподобный Максим Исповедник писал, что «Бога знаем мы не по существу Его, но по великолепию творений Его, и Его о них промыслу. В них как в зеркале видим мы безпредельную Его благость, премудрость и силу»[56].

Комментируя эту мысль, можно сказать, что эту соразмерность бытия можно увидеть, если мы способны накапливать опыт. Накопление опыта возможно, только когда мы живем со смирением и любовью, когда мы прислушиваемся к людям, к обстоятельствам, к Промыслу Божьему. Тогда человек с очевидностью для самого себя начинает прозревать Промысел Божий, понимать свою жизнь, жизнь других людей, историю.

 

Прочие пути познания соразмерности бытия и законов, лежащих в его основе см. в части 4.1 статьи «О вере» (отдельное название части «Познание Истины и состояние сознания»;

http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2119/

Процесс построение картины мира тесно связан с наличием у человека духовной активности, направленной к другому, соответственно, процесс распада картины мира тесно связан с эгоизмом, о чем см. в главе «Эгоизм и порабощение инфернальным силам» в части третьей статьи «Преодоление игрового механизма (о игре в широком смысле слова)» (отдельное название третьей части «Игра и тень из разлома»; http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2016/

 

То невыносимое мучение, которое мы испытываем после смерти близкого человека, бывает, уходит, когда мы понимаем действительно подлинный ход вещей, когда нам становится очевидно, что душа не растворяется, не исчезает.

Не все в человеке сводится к деятельности мозга, к физиологии. Даже многие современные ученые, изучающие проблему мозга, свидетельствуют, что мозг и сознание – это разные вещи.

Никто не знает, что такое сознание. Это доказанный факт, что у человека есть нечто, не определяемое биологией. На тему присутствия в человеке того, что не «схватывается» биологией и что не ассоциируется с деятельностью мозга, кризисный психолог Хасьминский М. И. выступил с публикацией «Взгляд современной науки: Существует ли душа, и бессмертно ли Сознание?» Информационным поводом для публикации явилось стремление помочь людям пережить опыт смерти близкого человека. «Всякий человек, который столкнулся, – пишет автор, – со смертью близкого, задается вопросом существует ли жизнь после смерти?» И он приводит некоторые научные данные насчет того, что жизнь человека не ограничивается деятельностью его мозга. Современные данные не противоречат учению христианства о бессмертной душе человека http://www.memoriam.ru/sushhestvuet-li-dusha-i-bessmertno-li-soznanie

Усвоить факты и сложить их в целостную картину мира, увидеть эту подлинную картину мира может только любящее сердце. Необходимо изменение жизни, потому что пока человек находится на уровне приземленного существования, он не способен понять судеб Божиих. Когда он читает книги, совершает добро, развивается в русле заповедей, глядя на себя прежнего, он начинает понимать, для чего та или иная ситуация в его жизни была ему дана. Он становится другим, возвышенным, преображенным, он начинает иначе смотреть и на факт смерти https://m.vk.com/wall-184086372_285

 


[1] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1820/.

[2] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2062/.

[3] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2074/.

[4] Из книги Марка Льюиса «Биология желания. Зависимость – не болезнь».

[5] Ланская Марина. В Церковь за красотой // Вода живая. 2013. №9.

[6] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2007/.

[7] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/.

 

[8] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/confession/.

 

[9] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2036/.

 

[10] А. Ухтомский. Доминанта души: Из гуманитарного наследия. Рыбинск: Рыбинское подворье, 2000.

[11] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1939/

 

[12] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/confession/.

[13] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2074/.

[14] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2007/.

[15] Там же.

 

[16] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1988/.

 

[17] См. главу «Вспоминаю» из книги «Отец Арсений».

[18] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2036/.

[19] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2044/.

[20] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/confession/.

[21] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1190/.

[22] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1981/.

[23] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/voprosy-k-pastyryu-3/30/.

[24] Там же.

 

[25] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1890/.

[26] См. поучение 13 из книги преподобного аввы Дорофея «Душеполезные поучения».

[27] См. «Борьба с духом гнева», параграф 96 из творений святого Иоанна Кассиана Римлянина, расположенных во втором томе книги «Добротолюбие».

[28] Там же. См. «Борьба с духом печали», параграфы 101, 102.

[29] Из сборника творений Ухтомского А.А. «Доминанта. Статьи разных лет. 1887-1939».

[30] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1426/.

[31] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1899/.

[32] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2069/.

 

[33] См. статью монаха Иоанна (Адливанкина) «Игровые автоматы: развлечение или стратегическое оружие?» URL: http://missia-dpcentr.narod.ru/igromania.html.

[34] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1939/.

[35] Порфирий Кавсокаливит, преп. Цветослов советов / пер. с новогреч. иеромон. Агафангела (Легача). Святая Гора Афон: Пустынь новая Фиваида Афонского Русского Пантелеимонова монастыря, 2008. С. 148, 230, 331, 504.

Порфирий Кавсокаливит, преп. Житие и слова / пер. с греч. иерея Василия Петрова. Малоярославец Калужская обл.: Св.-Никольский Черноостровский женский монастырь, 2006. С. 261-267.

[36] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2044/.

[37] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1890/.

[38] Никольская О.С. Аффективная сфера человека: взгляд сквозь призму детского аутизма

[39] См. «Спиритуальная сфера» из книги Ц.П.Короленко, Н.В.Дмитриевой «Психосоциальная аддиктология» («Олсиб», 2001).

[40] URL: http://castbox.fm/ch/2202992/

[41] См. толкование на ресурсе «Оптина. Толкование».

[42] Джозеф С. Что нас не убивает. Новая психология посттравматического роста / Стивен Джозеф [пер. с англ. И. Ющенко]. М.: Карьера Пресс, 2015.

 

[43] URL: http://dpcentr.cerkov.ru/missiya/.

[44] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2023/.

[45] URL: http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/1976/.

[46] Русский паломник. 2011. №49. С. 151.

[47] См. «Сведения о жизни и писаниях святаго Марка» в первом томе книги «Добротолюбие».

[48] См. «200 глав о духовном законе», параграф 179, среди творений преподобного Марка Подвижника, представленных в первом томе книги «Добротолюбие».

[49] Там же. См. «Наставления святаго Марка, извлеченныя из других его слов», параграф 22.

[50] См. преподобного отца нашего Филофея Синайского 40 глав о трезвении, параграф 33 в третьем томе книги «Добротолюбие».

[51] См. «Наставления святаго Марка, извлеченныя из других его слов», параграф 8, среди творений преподобного Марка Подвижника, представленных в первом томе книги «Добротолюбие».

[52] Там же. См. «Наставления святаго Марка, извлеченныя из других его слов», параграф 35.

[53] Там же. См. «200 глав о духовном законе», параграф 182.

[54] Там же. См. «К тем, которые думают оправдаться делами 226 глав», параграф 85.

[55] Там же. См. «Послание к иноку Николаю», параграф 2.

[56] Из наставлений преподобного Максима Исповедника, представленных в третьем томе книги «Добротолюбие».



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.136.29 (0.056 с.)