ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О БАНКРОТСТВЕ ГРАЖДАН (ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О БАНКРОТСТВЕ ГРАЖДАН (ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ)



 

Полич С.Б., кандидат юридических наук, судья в отставке.

 

Уже более двух лет в Российской Федерации действуют законодательные изменения, касающиеся возможности прохождения процедур банкротства гражданами (физическими лицами).

Судебная статистика очевидным образом свидетельствует о наметившейся популярности этих процедур непосредственно у граждан, нежели у юридических лиц. По итогам 2017 г. на банкротство физических лиц приходилось 21 000 дел (45% от их общего количества), в то время как дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей - 2 300 (5% их общего количества), о банкротстве организаций - 23 300 (или 50% их общего количества) <1>.

--------------------------------

<1> См.: www.pravo.ru. Верховный Суд подвел итоги работы судов за 2017 год. 20.02.2018.

 

Несмотря на очень незначительный временной период действия внесенных изменений в Закон о банкротстве (в ред. Федерального закона от 29.12.2017 N 470-ФЗ), проблем, связанных с банкротством граждан, возникает достаточно, о чем свидетельствуют как многочисленные теоретические публикации, так и перманентная арбитражная судебная практика.

В рамках предлагаемого исследования арбитражной судебной практики применения законодательства о банкротстве граждан обозначим две так называемые процессуальные проблемы.

Анализ действующего процессуального законодательства, законодательства о несостоятельности (банкротстве) свидетельствует об определенных коллизиях, связанных с установлением компетентного суда, по некоторым категориям споров.

Споры о разделе общего имущества супругов относятся к компетенции судов общей юрисдикции, тогда как обособленные споры об имуществе супругов, входящем в конкурсную массу, - к специальной компетенции арбитражных судов. Подобное разграничение компетенции следует из подп. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, подп. 1 п. 6 ст. 27 АПК РФ, ст. 60 Закона о банкротстве.

Из формирующейся арбитражной судебной практики следует, что обозначенные de jure некоторые споры (о выделении доли в общем имуществе, об исключении доли из конкурсной массы, о признании недействительным брачного договора, о признании недействительными соглашений об уплате алиментов, о признании недействительными сделок должника и т.п.) и являющиеся de facto спорами о разделе общего имущества супругов рассматриваются арбитражными судами.

Так, арбитражным судом 22.09.2016 в отношении гражданки Ш. принято решение о ее банкротстве, и в отношении этого должника введена процедура реализации имущества.

Впоследствии в арбитражный суд поступило заявление финансового управляющего должника о выделении доли в квартире, принадлежащей гражданке Ш.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в принятии данного заявления по правилам п. 1 ч. 1 ст. 127.1 АПК РФ, поскольку квалифицировали данный спор как спор о разделе имущества супругов.

Однако вышестоящей инстанцией этот обособленный спор был отнесен к компетенции арбитражных судов в силу совокупности нижеследующих обстоятельств.

В соответствии с ч. 1 ст. 213.25 Закона о банкротстве все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное и приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, определенного п. 3 этой статьи.

По правилам ч. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве в конкурсную массу может включаться имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским и семейным законодательством. Кредитор вправе предъявить требование о выделе доли гражданина в общем имуществе для обращения на нее взыскания.

Обращаясь с заявлением в суд, финансовый управляющий должника ссылался на то, что квартира была включена в конкурсную массу должника в соответствии с описью имущества гражданина от 10.03.2017, однако, учитывая, что в квартире имеются три изолированные комнаты, имеется возможность выделения жилых комнат в счет погашения долга для обращения на них взыскания.

При этом финансовый управляющий представлял доказательства того, что должница является собственницей квартиры.

Доводов о том, что заявление финансового управляющего направлено на раздел общего имущества, принадлежащего должнице и ее супругу, финансовый управляющий не приводил. Соответствующих доказательств, как и доказательств, свидетельствующих о том, что у должницы имеется супруг, не представлял <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.03.2018 по делу N А40-244300/15.

 

По другому делу решением арбитражного суда Г. признан несостоятельным (банкротом), в рамках данного дела с исковым заявлением к должнику Г. и его супруге о применении последствий недействительности (ничтожности) вторичного раздела совместно нажитого ими имущества обратился конкурсный кредитор.

Арбитражный суд рассмотрел данный обособленный спор по существу, мотивировав свою процессуальную позицию следующим: "...по правилам статьи 60 Закона о банкротстве все заявления, ходатайства и жалобы, поданные лицами, участвующими в деле о банкротстве, рассматриваются в этом деле. По результатам их рассмотрения выносится соответствующее определение об удовлетворении заявления (ходатайства) либо об отказе в его удовлетворении.

Согласно пункту 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве по правилам главы III.1 настоящего Закона могут оспариваться действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих, в частности, в соответствии с семейным законодательством. К действиям, совершенным во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти, применяются правила, предусмотренные настоящей главой.

Как разъяснено в подпункте 4 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 "О несостоятельности (банкротстве)"... брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов могут быть оспорены по правилам главы III.1 Закона о банкротстве.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 Постановления N 63 по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут оспариваться в том числе действия по исполнению судебного акта.

При этом сам судебный акт не подвергается судебной ревизии, в предмет судебного исследования входят только действия по его исполнению сторонами относительно наличия в указанных действиях признаков недействительности, предусмотренных нормами главы III.1 Закона о банкротстве.

В силу положений статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

Таким образом, только в рамках дела о банкротстве может быть оспорена сделка должника, в том числе действия должника по исполнению судебного акта" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.05.2017 по делу N А03-20002/2015.

 

Рассматривая в деле о несостоятельности (банкротстве) В. требование его бывшей супруги об исключении из конкурсной массы квартиры, арбитражный суд указал на свою компетенцию в рассмотрении данного спора.

"Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, правосудие признается эффективным лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. Обеспечение эффективного правосудия достигается за счет рассмотрения судебных споров, связанных между собой по основаниям возникновения заявленных требований и (или) представленными доказательствами, в рамках одного судебного процесса в максимально короткие сроки с целью минимизации судебных расходов и скорейшего восстановления нарушенного права, и призвано обеспечить баланс интересов всех заинтересованных лиц, поскольку позволяет восстановить права ущемленного лица, не причиняя несоразмерного вреда правам и законным интересам других лиц.

Такой подход способствует стабильности гражданского оборота и исключает возможность принятия противоречащих друг другу судебных актов, а также способствует достижению целей процедуры банкротства, минимизации расходов, связанных с ее проведением" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 13.02.2018 N Ф09-72/18.

 

Подобная практика не является показательной, и судебных актов арбитражных судов, которые бы "вторгались" в компетенцию судов общей юрисдикции, не очень много <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определения ВС РФ от 05.02.2018 N 305-ЭС17-21871, от 23.11.2016 N 302-ЭС16-11580, от 02.07.2015 N 309-ЭС15-4047; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.12.2017 N Ф09-6354/16; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 08.12.2016 по делу N А05-11442/2015.

 

Следует констатировать, что превалирующее большинство арбитражных судов "не вторгаются" в специальную компетенцию судов общей юрисдикции в вопросе раздела совместно нажитого имущества, равно как и в вопросы рассмотрения других дел, вытекающих из семейных правоотношений.

Так, в одном из дел ВС РФ указал следующее. Из материалов дела видно, что П., состоящая в браке с П., обратилась с иском к своему супругу о разделе совместно нажитого имущества и признании права на долю в совместно нажитом имуществе.

В соответствии с п. 1 ст. 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Согласно п. 3 ст. 256 ГК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество, находящееся в его собственности, а также на его долю в общем имуществе супругов, которая причиталась бы ему при разделе этого имущества.

Правила определения долей в общем имуществе супругов при его разделе и порядок такого раздела устанавливаются семейным законодательством (п. 4 ст. 256 ГК РФ).

Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью (п. 1 ст. 34 СК РФ). Имущество супругов является общим независимо от того, на имя кого конкретно из супругов оно приобретено, зарегистрировано и учтено (п. 2 ст. 34 СК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая бы причиталась супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.

В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке (п. 3 ст. 38 СК РФ).

В соответствии с п. 4 ст. 213.25 Закона о банкротстве в конкурсную массу может включаться имущество гражданина, составляющее его долю в общем имуществе, на которое может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским и семейным законодательством. Кредитор вправе предъявить требование о выделе доли гражданина в общем имуществе для обращения на нее взыскания.

В целях формирования конкурсной массы конкурсный управляющий в интересах всех кредиторов может обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов. При разрешении вопроса о том, в каком суде должно рассматриваться гражданское дело, следует руководствоваться общими нормами гражданского процессуального права, в частности п. 1 ч. 1 ст. 22 ГПК РФ, в соответствии с которым к компетенции судов общей юрисдикции относятся в том числе исковые дела по спорам, возникающим из семейных отношений.

Разрешение споров о разделе имущества супругов отнесено к компетенции суда общей юрисдикции. Возбуждение процедуры не означает, что все споры, связанные с формированием конкурсной массы, подлежат рассмотрению арбитражными судами.

Участие супруга-должника в деле о банкротстве возможно в случае, установленном п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве, в частности при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества. При этом в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу).

Исковые требования П. заявлены не в рамках требований в качестве кредитора по вопросам, связанным с реализацией имущества, составляющего общую собственность супругов, а основаны на положениях гражданского и семейного законодательства, направлены на защиту ее прав и законных интересов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение ВС РФ от 06.03.2018 N 6-КГ18-1.

 

Подобная практика набирает обороты в современный период применения законодательства о банкротстве граждан арбитражными судами <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 22.06.2017 по делу N А67-487/2016, Постановление 12-го арбитражного апелляционного суда от 15.02.2018 по делу N А57-7410/2016, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.11.2017 N Ф09-6280/17, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 20.02.2018 N Ф09-8737/17, Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 15.02.2018 по делу N А53-27350/2014, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 10.11.2017 по делу N А33-10715/2016к11, Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 30.12.2016 по делу N А33-21804/2015к8.

 

Современная арбитражная судебная практика зачастую свидетельствует о разных подходах арбитражных судов в вопросе определения компетентного суда, полномочного рассматривать споры о разделе общего имущества супругов.

Вторая процессуальная проблема.

На первичном этапе формирования практики применения законодательства о банкротстве граждан к вопросу совместной подачи заявлений о признании несостоятельными (банкротами) супругов отдельные арбитражные суды субъектов РФ подходили "лояльно".

Так, при рассмотрении одного из дел о банкротстве Л. и его супруги Л. арбитражный суд принял совместное заявление супругов, ссылаясь на наличие общих денежных обязательств не менее чем 500 000 руб. и недостаточность стоимости принадлежащего им имущества для удовлетворения требований всех кредиторов.

Арбитражный суд de facto мотивировал процессуальную возможность рассмотрения совместного заявления о банкротстве супругов следующим.

Присоединение к заявлению Л. его супруги Л. не влечет неблагоприятных последствий для банка в виде банкротства супруга, поскольку он обладает правом на самостоятельное обращение с заявлением ввиду наличия у него денежных обязательств перед кредиторами в размере не менее чем 500 000 руб.

Кроме того, банкротство Л. в отдельном от супруги производстве никоим образом не улучшает, а даже усугубляет положение банка при дальнейшем распределении конкурсной массы, нежели при банкротстве супругов в одном производстве, в силу приведенной банком нормы п. 1 ст. 45 СК РФ.

При таких обстоятельствах довод банка о невозможности совместного рассмотрения заявлений супругов об их банкротстве отклоняется судом кассационной инстанции как не направленный на восстановление прав и законных интересов кассатора.

Более того, п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве позволяет подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества.

Согласно разъяснениям, данным в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 13.10.2015 N 45 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан", при реализации должником права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом на основании п. 2 ст. 213.4 Закона о банкротстве учитывается наличие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что должник не в состоянии исполнить обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок, и признаков неплатежеспособности и (или) недостаточности имущества у должника (п. 3 ст. 213.6 Закона о банкротстве). Размер неисполненных обязательств в этом случае значения не имеет <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 06.03.2017 по делу А27-6391/2016.

 

По другому делу, приняв к производству заявление банка о банкротстве супругов, арбитражный суд констатировал такую процессуальную возможность следующей мотивацией.

Должники А. и А. являются супругами, что подтверждается представленным в материалы дела свидетельством о заключении брака.

Статьей 34 СК РФ предусмотрено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, и любое другое нажитое в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого и кем внесены денежные средства.

Кредитный договор устанавливает солидарную ответственность заемщиков по договору. Таким образом, долг по данному кредитному договору является общим долгом супругов.

Согласно п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам. Одновременно предусмотрена возможность расчета с кредиторами супруги (супруга) по общим обязательствам с супругом гражданина-банкрота в деле о его банкротстве.

Согласно п. 2 ст. 45 СК РФ общие обязательства (долги) супругов - это те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи. Общими долгами (обязательствами) супругов, пока не доказано обратное, являются в числе прочего и кредиты в банках либо в финансовых организациях, полученные на нужды семьи.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что должники имеют общие обязательства, т.е. общих кредиторов, которые для удовлетворения своих притязаний могут претендовать на имущество супругов, имеющее режим совместной собственности, в связи с чем допустимо в данном случае формирование единого реестра требований кредиторов и формирование конкурсной массы в едином деле о банкротстве должников.

Возбуждение и рассмотрение дел о банкротстве каждого из супругов приведет лишь к увеличению судебных расходов на проведение процедур банкротства и споров по вопросу, в каком именно деле о банкротстве следует реализовывать совместное имущество супругов <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 27.12.2017 по делу N А33-11455/2017.

 

Однако с 2017 г. четко обозначился подход, согласно которому практически все арбитражные суды субъектов РФ отказывают в принятии совместного заявления супругов о признании должников несостоятельными (банкротами). Суть такого подхода без какой-либо вариабельности <1> в правовой оценке во многих судебных актах арбитражных судов всегда сведена к следующему.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.02.2018 N 18АП-16823/2017, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.04.2017 N 17АП-4440/2017-ГК, Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.03.2018 N А13-8725/2016, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2017 N 13АП-1709/2017, Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.09.2017 N А65-20684/2016, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2017 N 09АП-26034/2017, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2017 N 07АП-6486/2017(1), Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2018 N 07АП-1031/2018(1), Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2016 N А19-9333/2016, Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2017 N 17АП-18834/2017-ГК, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 N 13АП-2589/2017, Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.08.2017 N А06-3464/2017, Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 07.04.2016 N А82-1882/2016, Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 16.03.2017 N А43-26919/2016.

 

Из материалов дела следует, что, обращаясь в суд с заявлением, заявители указали на то, что являются супругами, имеют общее имущество и обязательства, общих кредиторов.

Между тем, как верно указано судом первой инстанции, семья не является субъектом в рамках дела о банкротстве, в том числе банкротства физических лиц, и не наделена правоспособностью в рамках дела о несостоятельности (банкротстве).

Закон о банкротстве наделяет правами и обязанностями каждого из супругов при банкротстве должника - физического лица, а не семью в целом.

Ответственность супругов по обязательствам регулируется гл. 9 СК РФ, при этом действующий Закон о банкротстве не содержит норм о банкротстве двух или нескольких должников в рамках одного дела.

Также наличие общей задолженности должников, например солидарной, не препятствует обращению кредитора с требованием исполнения обязательств к одному из должников, соответственно, не препятствует ведению дела о банкротстве только в отношении одного из должников.

В силу закона каждый из заявителей имеет право на самостоятельное обращение в арбитражный суд о признании его несостоятельным (банкротом).

Исходя из изложенного у суда первой инстанции имелись правовые основания для непринятия к производству совместного заявления П. о признании их несостоятельными (банкротами) <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 15.02.2018 N 07АП-1031/2018(1).

 

Между тем в ст. 45 СК РФ прямо предусмотрен абсолютно разный режим обращения взыскания на имущество супругов:

- по общим обязательствам супругов либо индивидуальным обязательствам каждого из супругов (если судом установлено, что все полученное по такому индивидуальному обязательству использовано на нужды семьи) - на общее имущество супругов;

- по индивидуальным обязательствам - на имущество каждого из них, а при его недостаточности - на долю супруга-должника, которая бы ему причиталась при разделе общего имущества супругов.

Если арбитражным судом будет очевидным образом установлено, что неплатежеспособность супругов обусловлена неисполнением их общих обязательств, то почему нельзя инициировать их совместное банкротство?

В обоснование этого довода приведем три аргумента.

Во-первых, вспомним замечательную цитату признанного классика гражданского процесса: "Гражданский процесс, направленный на разрешение правовых конфликтов, не покоится ни на каких самостоятельных, извне взятых постулатах, он покоится на ряде правил целесообразности, имеющих один критерий их правильности - приспособленность к возможному достижению цели процесса: установление материальной правды, под коей мы понимаем соответствие решения закону и действительным обстоятельствам дела, послужившим поводом к спору между сторонами <1>.

--------------------------------

<1> См.: Яблочков Т.М. К учению об основных принципах гражданского процесса // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. М.: Статут, 2005. С. 374.

 

Во-вторых, при использовании судами второго подхода de facto нарушается принцип справедливости, поскольку в одних судебных актах арбитражные суды и суды общей юрисдикции неукоснительно его соблюдают, а в иных - нет.

Здесь следует упомянуть совершенно аналогично рассмотренные дела ВС РФ (дело о разделе совместно нажитого имущества супругов П.) <1> и Верховным судом Соединенного Королевства Великобритании (Jones v. Kernott) <2>.

--------------------------------

<1> См.: Определение ВС РФ от 25.10.2016 N 45-КГ16-16.

<2> См.: Будылин С.Л. Титулы и ценности. Раздел семейного имущества и трасты // Закон. 2017. N 2. С. 49, 50.

 

Обозначим, что вопросы соотношения семейного законодательства и законодательства о банкротстве de facto являются категорией судебного (судейского) усмотрения, которые применяются с соблюдением общеправового принципа справедливости.

Наконец, последний, самый главный теоретический аргумент. Режим совместной собственности является априори определяющим: у супругов общие доходы и общие обязательства, что предполагает прежде всего "материальную возможность", а уже потом - ее "процессуальную реализацию" общего освобождения от возникших обязательств в результате неплатежеспособности супругов.

В рассматриваемой ситуации ключевым (определяющим) фактором выступает не правосубъектность супругов (семьи), а используемый ими режим совместной собственности, при котором могут быть применены так называемые совместные и отдельные банкротства (применительно к конкретным обстоятельствам спора между кредитором (кредиторами) и должником (должниками).

 

М.О. ДОЛОВА

МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ:



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.95.208 (0.013 с.)