АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА В СООТВЕТСТВИИ С ПОЛОЖЕНИЯМИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

АКЦИОНЕРНОГО ОБЩЕСТВА В СООТВЕТСТВИИ С ПОЛОЖЕНИЯМИ



ГЛАВЫ XI.1 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ"

 

(решение Арбитражного суда Иркутской области от 27.02.2017

по делу N А19-17165/2016; Постановление Четвертого

арбитражного апелляционного суда от 22.05.2017

по делу N А19-17165/2016; Постановление Арбитражного суда

Восточно-Сибирского округа от 27.07.2017 по делу

N А19-17165/2016; Определение ВС РФ от 24.05.2018

N 302-ЭС17-17038)

 

Гутников О.В., кандидат юридических наук, заместитель заведующего отделом гражданского законодательства и процесса ИЗиСП.

 

К.А. Александров обратился в Арбитражный суд Иркутской области с исковым заявлением к ООО "Тельмамская ГЭС" о взыскании убытков в размере 607 500 руб. Истец до 26.09.2016 являлся владельцем 30 000 обыкновенных акций ПАО "Иркутскэнерго". В июне 2016 г. ответчик приобрел долю в уставном капитале ПАО "Иркутскэнерго" в размере 40,285% уставного капитала, в результате чего размер доли ООО "Тельмамская ГЭС" превысил 30%, а в совокупности с АО "ЕвроСибЭнерго", являющимся его аффилированным лицом, превысил 75%. Согласно п. 1 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах ответчик был обязан в 35-дневный срок направить обязательное предложение остальным акционерам ПАО "Иркутскэнерго" о приобретении у них ценных бумаг, крайний срок выставления оферты был 11.07.2016.

Акции были приобретены ответчиком по средней цене 36 руб. 45 коп. за одну акцию. В то же время на организованных торгах (площадка Московской фондовой биржи) цена одной обыкновенной акции ПАО "Иркутскэнерго" была существенно ниже: в день заключения сделки 13.05.2016 она составляла от 19,38 до 19,70 руб., в день перехода прав собственности 06.06.2016 - от 18 до 19,27 руб.

Так как ни до 11.07.2016, ни после ответчик не направил обязательное предложение, истец 11.08.2016 отправил в адрес ООО "Тельмамская ГЭС" письменное требование о выкупе принадлежащих ему на тот момент акций по цене, использовавшейся в сделке по приобретению ответчиком акций ПАО "Иркутскэнерго", т.е. по 36 руб. 45 коп. за одну акцию. Такое требование основывалось на том, что согласно п. 4 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах, если в течение шести месяцев, предшествующих дате направления в публичное общество обязательного предложения, лицо, направившее обязательное предложение, или его аффилированные лица приобрели либо приняли на себя обязанность приобрести соответствующие ценные бумаги, цена приобретаемых ценных бумаг на основании обязательного предложения не может быть ниже наибольшей цены, по которой указанные лица приобрели или приняли на себя обязанность приобрести эти ценные бумаги.

07.09.2016 ответчик в ответ на требование истца сообщил, что признает свою обязанность направить обязательное предложение и предпринимает действия, чтобы эту обязанность выполнить, однако указал на невозможность ее выполнить в настоящее время.

Истец в целях понуждения ответчика направить публичную оферту миноритарным акционерам обращался в Центральный банк Российской Федерации, Министерство экономического развития РФ и в Следственный комитет Российской Федерации, но никаких конкретных действий от указанных органов не добился.

По мнению истца, подобная стратегия поведения ответчика была осознанным затягиванием сроков направления обязательного предложения с целью выкупа долей у остальных акционеров по заниженной цене.

В связи с этим, а также учитывая отсутствие возможности понудить ответчика выставить оферту, истец 26.09.2016 ввиду низкой ликвидности данного актива на организованных торгах продал свои 30 000 акций стороннему заинтересованному инвестору по договору купли-продажи по средневзвешенной цене (16,20 руб. за акцию) на Московской фондовой бирже в день подписания договора.

Полагая, что вследствие ненаправления ответчиком обязательного предложения истцу нанесен ущерб в виде упущенной выгоды в виде разницы между ценой продажи акций стороннему инвестору по договору от 26.09.2016 (16,20 руб. за акцию) и ценой продажи, по которой приобретал акции ответчик и по которой он должен был направить обязательное предложение (36,45 руб. за акцию), К.А. Александров обратился в суд с иском о взыскании с ответчика убытков в размере 607 500 руб.

В исковом заявлении истец ссылался на то, что в результате неисполнения ответчиком возложенной на него законом обязанности по направлению миноритарным акционерам обязательного предложения ценные бумаги проданы им по цене существенно ниже средней цены за одну акцию (36 руб. 45 коп.) и, следовательно, им по вине ответчика не получена выгода, на которую он имел бы право рассчитывать при надлежащем исполнении обязанности, установленной законом.

Решением Арбитражного суда Иркутской области от 27.02.2017 иск удовлетворен, с ответчика взыскано 607 500 руб. убытков.

При этом суд первой инстанции руководствовался следующим.

Согласно ст. 84.2 Закона об акционерных обществах лицо, которое приобрело более 30% общего количества акций открытого общества (с учетом акций, принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам) в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по лицевому счету или с момента, когда это лицо узнало или должно было узнать о том, что оно самостоятельно или совместно с его аффилированными лицами владеет указанным количеством акций, обязано направить остальным акционерам публичную оферту о приобретении у них таких ценных бумаг. Из положений ст. 84.2 Закона об акционерных обществах следует, что на лицо, направляющее публичную оферту, возлагается обязанность указать в данном документе справедливую выкупную цену и по такой цене выкупить ценные бумаги у принявших оферту миноритариев. Цена выкупа, согласно п. 4 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах, не может быть ниже средневзвешенной цены соответствующих акций, определенной по результатам организованных торгов за шесть месяцев, предшествующих дате направления обязательного предложения, а если бумаги не обращаются на организованных торгах, цена не может быть ниже их рыночной стоимости, определенной оценщиком.

В случае если в течение шести месяцев, предшествующих дате направления в публичное общество обязательного предложения, лицо, направившее обязательное предложение, или его аффилированные лица приобрели либо приняли на себя обязанность приобрести соответствующие ценные бумаги, цена приобретаемых ценных бумаг на основании обязательного предложения не может быть ниже наибольшей цены, по которой указанные лица приобрели или приняли на себя обязанность приобрести эти ценные бумаги.

Согласно п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах в случае несоответствия обязательного предложения либо договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании обязательного предложения, требованиям данного Закона прежний владелец ценных бумаг вправе требовать от лица, направившего соответствующее предложение, возмещения причиненных этим убытков.

Учитывая данное правовое регулирование, а также установленную законодателем обязанность мажоритарного акционера выкупить ценные бумаги по справедливой цене, миноритарию предоставляется следующий механизм удовлетворения его имущественных интересов в получении справедливой цены: возложение на оферента обязанности указать в обязательном предложении справедливую выкупную цену и обязание оферента возместить миноритарному акционеру убытки, вызванные неполучением справедливой цены за проданные акции.

Предъявление иска об убытках при несогласии с выкупной ценой акций не может рассматриваться в качестве злоупотребления правом в силу того, что в такой ситуации данный иск является единственным способом защиты прав миноритарного акционера. Именно такое регулирование представляет собой оптимальный баланс интересов мажоритарных и миноритарных акционеров и гарантирует миноритарным акционерам возможность возвратить сделанные ими инвестиции посредством продажи принадлежащих им акций по справедливой цене в условиях нарастания возможностей корпоративного контроля со стороны одного из акционеров (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.06.2013 N 2051/13).

Ответчиком не оспаривается, что ООО "Тельмамская ГЭС" в нарушение п. 1, 2 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах обязательное предложение в адрес истца не направило.

В соответствии со ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств.

На основании п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Таким образом, суд посчитал, что истцом доказана вина ответчика в причинении истцу убытков в виде упущенной выгоды.

При этом суд исходил из того, что в результате возмещения убытков осуществится защита прав истца, принявшего меры к понуждению ответчика направить обязательное предложение и имевшего намерение акцептовать публичную оферту ответчика (при ее направлении) и продать ответчику акции, и К.А. Александров будет поставлен в положение, в котором он находился, если бы общество исполнило надлежащим образом обязательство по приобретению по справедливой цене его ценных бумаг.

Кроме того, суд сослался на то, что ответчик не доказал, что упущенная выгода не была бы получена истцом, а также не опроверг представленный истцом размер убытков.

Размер убытков определен судом на основании представленных истцом данных - договора купли-продажи ценных бумаг от 26.09.2016, подтверждающего продажу акций К.А. Александровым А.С. Кузовлеву в количестве 30 000 шт. по цене 16 руб. 20 коп. на общую сумму 486 000 руб. Убытки определены в виде разницы между этой суммой и суммой, по которой акции могли бы быть проданы на основании обязательного предложения по цене не ниже 36 руб. 45 коп. за акцию в соответствии с п. 4 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах.

На решение Арбитражного суда Иркутской области от 27.03.2017 ответчиком подана апелляционная жалоба, в которой он ссылался на отсутствие оснований для взыскания убытков - нарушения прав истца и причинения ему убытков и причинной связи между действиями ответчика и взыскиваемыми истцом суммами.

Ответчик указывал на то, что ненаправление обязательного предложения не нарушает никаких прав миноритарных акционеров, поскольку ограничение количества акций, которыми вправе голосовать приобретатель, установленное п. 6 и 7 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах, само по себе является достаточным и полноценным способом защиты прав миноритарных акционеров. Оно блокирует нарастание корпоративного контроля и полностью лишает приобретателя самой возможности изменения стратегии и основных направлений в деятельности общества. Само по себе ненаправление обязательного предложения не влечет и не может повлечь у истца упущенную выгоду. Истец сам установил условия сделки, которую в настоящем деле рассматривает как убыточную. Следовательно, заявленные истцом убытки были причинены ему не действиями ответчика, а собственными действиями самого истца. Последствия экономически нецелесообразных и невыгодных действий истца должен нести он сам, а не ответчик.

Статья 84.3 Закона об акционерных обществах не подлежит применению при рассмотрении настоящего дела, и ее применение судом способствовало вынесению незаконного и необоснованного решения, поскольку ответчик не направлял обязательное предложение.

Истец добровольно отказался от участия в процедуре по выкупу у него акций по обязательному предложению путем продажи их третьему лицу и прекращения в результате этого статуса акционера ПАО "Иркутскэнерго".

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 22.05.2017 апелляционная жалоба оставлена без удовлетворения. Суд апелляционный инстанции при вынесении постановления повторил все доводы суда первой инстанции, а аргументы апелляционной жалобы признал несостоятельными без какой-либо дополнительной мотивировки.

В кассационной жалобе ответчик ссылался на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение норм материального права: ст. 15, 393 ГК РФ, применение Закона об акционерных обществах, не подлежащего применению. Ответчик указывал на то, что, удовлетворив иск, суды возложили на него экономические последствия свободно принятого истцом решения продать принадлежавшие ему акции.

Постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 27.07.2017 кассационная жалоба ответчика оставлена без удовлетворения, а акты нижестоящих судов - без изменения.

На вынесенные судебные акты ответчиком подана кассационная жалоба в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ.

Определением ВС РФ от 24.05.2018 N 302-ЭС17-17038 ответчику отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

1. Приведенное дело наглядно демонстрирует существующие правовые проблемы при применении судами мер корпоративной ответственности, установленных корпоративным законодательством. К сожалению, специфика корпоративной ответственности, в том числе в виде возмещения убытков, на практике пока не находит понимания у правоприменителя. При рассмотрении подобных дел возникает два принципиальных вопроса:

1) возможна ли в корпоративных отношениях ответственность одних участников коммерческой корпорации перед другими участниками в виде возмещения убытков;

2) всегда ли возможно взыскание убытков за нарушения корпоративного законодательства с одного участника коммерческой корпорации в пользу другого на основании общих норм ГК РФ об убытках при отсутствии на этот счет специальных положений в корпоративном законе?

В отечественном праве положения об ответственности участников коммерческих корпораций перед другими участниками практически отсутствуют. Случаи, когда закон предусматривает возможность одних участников требовать возмещения в свою пользу убытков, причиненных другими участниками, крайне редки. Например, при наличии определенных обстоятельств возможно предъявление прямого иска об убытках одного участника к другому на основании п. 4 ст. 60.1, п. 2 ст. 64.1, п. 3 ст. 65.2, п. 4 ст. 67.2 ГК РФ.

В этом ряду стоит и возможность привлечения одних участников к ответственности перед другими участниками в случае несоответствия добровольного или обязательного предложения либо договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании такого предложения, требованиям гл. XI.1 Закона об акционерных обществах (п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах): прежний владелец ценных бумаг вправе требовать от лица, направившего соответствующее предложение <1>, возмещения причиненных этим убытков. В этой же главе Закона об акционерных обществах содержится еще один случай, допускающий взыскание убытков одним акционером с другого: при принудительном выкупе ценных бумаг у акционера по требованию лица, которое приобрело более 95% акций публичного общества, акционер, не согласившийся с ценой выкупаемых ценных бумаг, вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг (п. 4 ст. 84.8 Закона об акционерных обществах).

--------------------------------

<1> Каковым может быть в том числе акционер общества, имеющий намерение приобрести крупный пакет акций у других участников.

 

Однако при этом возникает вопрос, может ли один акционер требовать возмещения убытков от другого акционера, который вообще не исполнил обязанность по направлению обязательного предложения?

Для определения юридической возможности в соответствии с нормами корпоративного права взыскания убытков, причиненных акционерам публичного общества лицом, не исполнившим обязанность по направлению в публичное общество обязательного предложения, необходимо прежде всего исходить из правовой природы возникающих между соответствующими субъектами отношений, характера правонарушения и установленных законом последствий неправомерного поведения лица, несущего обязанность по направлению обязательного предложения.

Обязанность по направлению обязательного предложения возложена на акционера, который приобрел более 30% голосующих акций публичного акционерного общества (п. 1 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах).

Существо соответствующих процедур состоит в том, что сначала лицу, имеющему намерение приобрести более 30% голосующих акций акционерного общества, предоставляется право сделать так называемое добровольное предложение остальным акционерам общества о приобретении акций публичного общества (п. 1 ст. 84.1 Закона об акционерных обществах). В случае если контролирующее лицо уже приобрело более 30% акций, то оно должно направить обязательное предложение о покупке акций в течение 35 дней с момента приобретения такого контролирующего пакета или с момента, когда оно узнало или должно было узнать о приобретении контроля (п. 1 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах). Эта обязанность также возникает при преодолении контролирующим акционером 50- и 75%-ного барьера владения приобретаемыми акциями (п. 7 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах).

Закон устанавливает обязанность направления всех предложений о приобретении акций исключительно через публичное акционерное общество, а на совет директоров общества возлагает обязанность по доведению информации о поступивших предложениях до акционеров. При этом в процедурах добровольного или обязательного предложения акционеры, получившие такие предложения, не обязаны продавать соответствующие акции, а имеют право акцептовать или не акцептовать соответствующую оферту. Наконец, при превышении порогового значения в 95% голосующих акций вступает в действие механизм "вытеснения", когда контролирующий акционер вправе в принудительном порядке выкупить оставшиеся акции у акционеров, а акционеры, в свою очередь, получают право в таком же принудительном порядке требовать выкупа у них оставшихся акций контролирующим акционером (ст. 84.8, 84.7 Закона об акционерных обществах соответственно).

Если договор на приобретение ценных бумаг, заключаемый на основании обязательного предложения, не соответствует условиям предложения, то прежний владелец ценных бумаг вправе требовать от лица, направившего предложение, возмещения причиненных этим (т.е. несоответствием договора условиям обязательного предложения) убытков, т.е. уплатить разницу между ценой обязательного предложения и ценой, по которой акции были фактически приобретены (п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах).

Необходимо учитывать, что конституционный смысл императивной нормы о направлении обязательного предложения заключается в обеспечении защиты прав миноритарных акционеров путем предоставления им возможности возвратить сделанные им инвестиции посредством продажи акций по справедливой цене в условиях, когда в акционерном обществе происходит нарастание возможностей корпоративного контроля <1>.

--------------------------------

<1> См.: Определение КС РФ от 06.07.2010 N 929-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Атлант-Эстейт" на нарушение конституционных прав и свобод статьей 84.2 Федерального закона "Об акционерных обществах".

 

В связи с этим меры ответственности, установленные Законом за нарушение процедур добровольного или обязательного предложений, установлены лишь для случаев, когда такие предложения направлены в публичное акционерное общество. Если же контролирующий акционер не направил предложение (добровольное или обязательное) в акционерное общество и не осуществляет последующее приобретение акций у акционеров в течение срока действия предложения с нарушением условий предложения, то гражданско-правовые меры ответственности в виде возмещения убытков на этот случай Законом об акционерных обществах не предусмотрены.

Поэтому, если мажоритарный акционер не направил обязательного предложения, а миноритарный акционер продал свои акции третьему лицу по цене ниже, чем цена предполагаемого обязательного предложения, в данном случае такой миноритарий самостоятельно, своей волей, на свой риск и в своих интересах осуществляет право собственности на принадлежащие ему акции и не может считаться понесшим какие-либо убытки из-за ненаправления обязательного предложения. Продажа миноритарным акционером своих акций третьим лицам не может подтверждать нарушение контролирующим акционером порядка приобретения акций, поскольку он такого приобретения у данных акционеров вообще не осуществлял.

Иной подход привел бы к возможности злоупотреблений и неосновательного обогащения акционеров, которые, воспользовавшись фактом ненаправления обязательного предложения, могли бы реализовать свои акции третьим лицам в любой момент времени по любым ценам, в том числе соответствующим рыночным, впоследствии требуя от контролирующего акционера возместить разницу даже несмотря на то, что в момент реализации ими акций цена приобретения не была занижена по сравнению с рынком.

Следует также отметить, что нормами корпоративного права не предусмотрена возможность взыскания убытков с акционеров, не направивших обязательное предложение, в связи с продажей миноритарными акционерами своих акций по заниженной цене или утратой стоимости акций по сравнению с ценой предполагаемого обязательного предложения. Сам факт такой продажи является обычным последствием риска утраты стоимости акций, который лежит на любом акционере (п. 1 ст. 96 ГК РФ).

Общие нормы договорного или деликтного права также не могут являться основанием для взыскания соответствующих убытков.

Так как между контролирующим акционером и другими акционерами не существует договорных отношений, то невозможно и применение договорной ответственности. Обязанность направить обязательное предложение является не обязательством, нарушение которого влечет право требовать возмещения убытков (ст. 393 ГК РФ), а публично-правовой корпоративной обязанностью мажоритарного акционера.

Применение деликтной ответственности (ст. 1064 ГК РФ) также не может иметь места, так как сам факт нарушения закона (ненаправление обязательного предложения) не является основанием деликтной ответственности. Ненаправление обязательного предложения не причиняет никакого вреда имуществу миноритарного акционера.

Таким образом, положения гл. XI.1 Закона об акционерных обществах не устанавливают ответственность в виде возмещения убытков за нарушение самой обязанности направить обязательное предложение. Меры ответственности установлены лишь для случаев, когда такие предложения направлены в публичное акционерное общество. Если же контролирующий акционер не направил предложение (добровольное или обязательное) в акционерное общество и не осуществляет последующее приобретение акций у акционеров в течение срока действия предложения с нарушением условий предложения, то гражданско-правовые меры ответственности в виде возмещения убытков на этот случай Законом об акционерных обществах не предусмотрены. Норм, позволяющих другим акционерам взыскать убытки с лица, не направившего обязательное предложение, Закон не предусматривает.

Сказанное выше, впрочем, не исключает возможности применения к лицу, нарушившему обязанность сделать обязательное предложение, иных санкций, установленных нормами корпоративного или административного права: ограничение права голоса приобретателя при голосовании на общем собрании (п. 6 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах) и привлечение приобретателя к административной ответственности за нарушение правил о направлении обязательного предложения (ст. 15.28 КоАП РФ).

Так, в п. 6 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах установлено, что с момента приобретения более 30% общего количества акций публичного общества и до даты направления в публичное общество обязательного предложения приобретатель и его аффилированные лица имеют право голоса только по акциям, составляющим 30% таких акций. При этом остальные акции, принадлежащие этому лицу и его аффилированным лицам, голосующими акциями не считаются и при определении кворума не учитываются.

Тем самым в условиях отсутствия обязательного предложения наращивания корпоративного контроля в силу закона не происходит, следовательно, не может быть и речи о нарушении каких-либо прав миноритарных акционеров и взыскания убытков на основании ст. 15 ГК РФ.

Согласно ст. 15.28 КоАП РФ любое нарушение лицом, которое приобрело более 30% акций публичного акционерного общества, правил их приобретения влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц - от пяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей. Ненаправление обязательного предложения подпадает под действие данной административно-правовой санкции.

Поэтому, несмотря на то что гражданско-правовая ответственность в виде возмещения убытков за ненаправление обязательного предложения корпоративным законодательством не предусмотрена, за соответствующее правонарушение лицо несет корпоративную гражданско-правовую ответственность в виде ограничения права голоса, а также может быть привлечено к административной ответственности в виде значительных штрафов <1>. Ограничение права голоса блокирует те негативные для миноритарных акционеров правовые последствия, которые связаны с наращиванием корпоративного контроля: такого наращивания просто не происходит и тем самым никаких субъективных прав миноритарных акционеров не нарушается.

--------------------------------

<1> См.: Глушецкий А.А., Степанов Д.И. "Вытеснение" и "поглощение": практический комментарий к новой главе акционерного закона. М.: ЗАО "Центр деловой информации", 2006. С. 49.

 

Иных мер ответственности, в том числе в виде возмещения убытков, законодательство не предусматривает, что признается и в соответствующих специальных исследованиях, в которых все меры гражданско-правовой ответственности за соответствующие нарушения исчерпываются исключительно ограничениями права голоса <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Глушецкий А.А. Ответственность за неисполнение обязанности направить публичную оферту о приобретении ценных бумаг акционерного общества // Хозяйство и право. 2009. N 6. С. 73 - 80.

 

В актах российской судебно-арбитражной практики уже было четко и правильно обращено внимание на то, что само по себе ненаправление ответчиком обязательного предложения каких-либо корпоративных прав истца не нарушает, поскольку установленное законом ограничение на осуществление права голоса акционером - приобретателем 30%-ного пакета акций непосредственно стабилизирует сложившееся в условиях такого приобретения состояние корпоративного контроля в публичном акционерном обществе, точно так же как и требования остальных акционеров о выкупе акций по соответствующей цене не могут быть отнесены к мерам восстановления какого-либо нарушенного права истца <1>. Тем самым п. 2, 6 ст. 84.2 Закона об акционерных обществах устанавливают ясные и не нуждающиеся в расширительном толковании правила правового регулирования на случай ненаправления обязательного предложения приобретателем 30% и более акций публичного общества акционерам - владельцам остальных акций о выкупе принадлежащих им акций. Каких-либо иных последствий ненаправления обязательного предложения, в том числе наделения миноритариев правом требования направить обязательное предложение или выкупить у них акции на определенных условиях, закон не устанавливает, что подтверждается и имеющейся арбитражной практикой.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.07.2015 N Ф05-5482/2015 по делу N А40-60292/14.

 

Так, в одном из дел суд указал: "Иных последствий неисполнения обязанности, закрепленной в п. 1 ст. 84.2 названного Закона, в том числе возможности предъявления акционером требования об обязании ответчика направить обязательное предложение либо выкупить принадлежащие истцу акции на определенных условиях, действующее законодательство не предусматривает.

Императивно установленное законом ограничение количества акций, которыми уклоняющееся от направления обязательного предложения лицо и его аффилированные лица вправе голосовать до даты направления такого обязательного предложения, непосредственно направлено на защиту прав миноритарных акционеров.

В связи с этим само по себе ненаправление ответчиком обязательного предложения каких-либо корпоративных прав истца не нарушает, так как установленное законом ограничение непосредственно сохраняет имеющийся статус-кво, в связи с чем требование истца об обязании ответчика направить обязательное предложение, равно как и требование о выкупе акций по соответствующей цене не могут быть отнесены к способам, восстанавливающим какое-либо нарушенное право истца.

Кроме того, миноритарный акционер вправе самостоятельно в любое время распорядиться принадлежащими ему акциями" <1>.

--------------------------------

<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2014 по делу N А40-97919/13.

 

Аналогичные выводы сделаны и в другом деле, в том числе подтверждены ВС РФ <1>.

--------------------------------

<1> См.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.04.2015 N 09АП-13882/2015 по делу N А40-147287/14. См. также: решение Арбитражного суда города Москвы от 11.02.2015 по делу N А40-147287/14; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.10.2015 по делу N А40-147287/14; Определение ВС РФ от 04.02.2016 N 305-ЭС15-18649 по делу N А40-147287/2014.

 

Таким образом, цели института обязательного предложения в полной мере реализуются за счет ограничения корпоративного контроля до направления обязательного предложения, в связи с чем до направления обязательного предложения наращивания корпоративного контроля не происходит, и субъективные права других акционеров не нарушаются. При таких обстоятельствах у акционеров - адресатов обязательного предложения не возникает права на возмещение убытков как в материальном, так и в процессуальном смысле.

Это подтверждается и буквальным толкованием закона. Так, согласно п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах "в случае несоответствия добровольного или обязательного предложения либо договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании добровольного или обязательного предложения, требованиям настоящего Федерального закона прежний владелец ценных бумаг вправе требовать от лица, направившего соответствующее предложение, возмещения причиненных этим убытков".

Гипотеза приведенной правовой нормы совершенно ясно устанавливает условия применения предусмотренной в ней санкции в виде взыскания убытков: "...в случае несоответствия добровольного или обязательного предложения либо договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании добровольного или обязательного предложения, требованиям настоящего Федерального закона".

Кроме того, в этой норме определены субъекты, между которыми возникает соответствующее охранительное правоотношение:

- прежний владелец ценных бумаг - в качестве лица, имеющего право требовать возмещения убытков;

- лицо, направившее соответствующее предложение, - в качестве лица, несущего гражданско-правовую ответственность.

Соответственно, для применения п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах необходимо одновременное соблюдение следующих условий:

1) субъект, привлекаемый к ответственности, должен относиться к лицам, имеющим намерение приобрести или уже являющимся владельцем более чем 30% голосующих акций публичного акционерного общества (п. 1 ст. 84.1, п. 1 ст. 84.2 Закона) (далее - контролирующий субъект);

2) состоявшийся факт направления контролирующим субъектом добровольного или обязательного предложения в публичное общество;

3) несоответствие добровольного или обязательного предложения либо договора, заключенного на основании добровольного или обязательного предложения, требованиям закона;

4) факт приобретения контролирующим акционером акций у бывшего владельца <1>;

5) наличие убытков;

6) причинно-следственная связь между убытками и несоответствием добровольного или обязательного предложения либо заключенного на основании таких предложений договора требованиям закона.

--------------------------------

<1> Хотя данное условие прямо в законе не предусмотрено, оно с очевидностью следует из систематического толкования его норм, в частности из прямого упоминания в п. 6 ст. 84.3 Закона "бывшего владельца акций", а также договора о приобретении ценных бумаг, заключенного на основании добровольного или обязательного предложения, что говорит о необходимости факта приобретения контролирующим акционером акций у их бывшего владельца, имеющего право требовать возмещения убытков.

 

Еще одним условием привлечения к ответственности на основании п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах, прямо не названным в данной норме, является вина контролирующего лица, которая предполагается, пока не доказано обратное.

2. К сожалению, в комментируемом деле суды, удовлетворяя иск о возмещении убытков, не придали должного значения тому, что для ненаправления обязательного предложения закон устанавливает специальные правовые последствия (лишение права голоса по акциям), в условиях наступления которых вообще исключается возможность нарушения каких-либо субъективных прав истца. Кроме того, возложив на ответчика обязанность возместить истцу упущенную выгоду в виде разницы в ценах на акции, суды по существу возложили негативные последствия негативных экономических решений истца на ответчика, который не определял и не мог определять условия убыточной сделки, по которой истец по своей воле производил отчуждение акций третьему лицу. У истца вообще отсутствовала обязанность продавать свои акции третьему лицу, а состоявшаяся продажа по заниженной цене находится вне всякой причинной связи с поведением ответчика.

При этом в обоснование своей позиции суды по существу исходили из абстрактных рассуждений о необходимости соблюдения баланса интересов всех участников акционерных правоотношений и универсальности такого способа защиты гражданских прав, как возмещение убытков, который применяется во всех случаях неисполнения обязательств и нарушения субъективных гражданских прав. В то же время, какое именно субъективное гражданское право нарушается при неисполнении установленной корпоративным законом публично-правовой обязанности направить обязательное предложение, остается за рамками мотивировочной части соответствующих судебных постановлений.

Между тем правопритязание акционеров публичного акционерного общества на возмещение убытков по правилам п. 6 ст. 84.3 Закона об акционерных обществах может возникнуть только в случае направления обязательного предложения и заключения сделки миноритарием именно с мажоритарным акционером, направившим обязательное предложение, а не с любым третьим лицом - приобретателем этих акций, и только в той части, в которой права акционеров публичного общества оказываются нарушенными в связи с получением неадекватной и несправедливой цены в сравнении с требованиями закона или с условиями обязательного предложения. Данные обстоятельства сами по себе свидетельствуют об особом предмете доказывания и методике расчетов соответствующих убытков.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.120.150 (0.059 с.)