КОММЕНТАРИЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КОММЕНТАРИЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ



ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

"ИНСТИТУТ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО

ПРАВОВЕДЕНИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

КОММЕНТАРИЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СПОРОВ

(СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ)

 

ВЫПУСК 25

 

Ответственный редактор

Член-корреспондент РАН,

Доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный юрист РФ

В.Ф. ЯКОВЛЕВ

 

Коллектив авторов:

 

Астахов Г.Г.;

Беляева О.А., д-р юрид. наук;

Борзило Е.Ю., канд. юрид. наук;

Бурлаков С.А., канд. юрид. наук;

Быканов Д.Д.;

Глазкова М.Е., канд. юрид. наук;

Гутников О.В., канд. юрид. наук;

Даутия Т.В.;

Долова М.О., канд. юрид. наук;

Каминская Е.И., канд. юрид. наук;

Красноухова Е.А.;

Мазаева А.В.;

Оболонкова Е.В., канд. юрид. наук;

Панков С.В.;

Полич С.Б., канд. юрид. наук;

Полухина Е.Е., канд. юрид. наук;

Синицын С.А., д-р юрид. наук (руководитель авторского коллектива);

Султанов А.Р.

 

Редакционная коллегия:

 

Гутников О.В., канд. юрид. наук, заместитель заведующего отделом гражданского законодательства и процесса ИЗиСП;

Шелютто М.Л., канд. юрид. наук, ведущий научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса ИЗиСП;

Синицын С.А., д-р юрид. наук, ведущий научный сотрудник отдела гражданского законодательства и процесса ИЗиСП.

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Юбилейный 25-й выпуск Комментария практики разрешения экономических споров (судебно-арбитражной практики) знаменует собой важный этап долголетней и плодотворной работы авторского коллектива по исследованию соответствующей категории дел в неразрывной связи с развитием законодательства.

За годы исследований на базе достижений научных школ Института разработана научно-методологическая основа мониторинга правоприменительной практики, продолжается работа по исследованию критериев эффективности и справедливости правосудия в условиях меняющегося мира, места судебных правовых позиций в правовой системе современности. Предыдущие выпуски комментариев практики разрешения экономических споров готовились при активном творческом включении и самоотдаче выдающихся ученых, внесших значительный вклад в развитие законодательства и судебной системы, - бессменного руководителя авторского коллектива проф. Н.И. Клейн и ответственного редактора проф. В.Ф. Яковлева. Уходящий 2018 г. совпал с датой ухода из жизни В.Ф. Яковлева и пятилетней годовщиной с даты смерти Н.И. Клейн, на долгие годы вперед наметивших направления развития и перспективы становления форм и принципов правосудия, российского законодательства о предпринимательской деятельности.

Значение и потенциал судебной практики на современном этапе развития правовой системы требуют законодательного закрепления механизма имплементации судебно-правовых позиций в законодательство.

Современное развитие экономических отношений обусловлено стремительным научно-технологическим прогрессом, в ходе которого возникают новые объекты гражданских прав (виртуальные вещи, криптовалюта и т.д.) и даже новые субъекты (роботы). Кроме технологических инноваций, появляется масса организационных нововведений и логистических механизмов ведения бизнеса, новых способов извлечения дохода, изобретаются и все более изощренные преступные мошеннические схемы по хищению чужого имущества, легализации и отмыванию незаконно полученных доходов и др.

В этих условиях позитивное право с его традиционно консервативным механизмом принятия законов объективно не в состоянии поспевать за развитием экономических отношений. Это означает, что в настоящее время как никогда остро стоит проблема перехода деятельности судов от формального нормативистского подхода к учету основополагающих начал справедливости и экономических факторов, влияющих на оценку обстоятельств дела и принятие итогового судебного решения. По существу, речь идет о более активном внедрении в правосудие применения принципов права, оценочных понятий (таких как добросовестность, разумность, злоупотребление правом и т.д.), а также методологии экономического анализа правоотношений сторон и последствий принимаемых судом решений, об обязанности суда выносить не только законные, но и справедливые и экономически обоснованные решения. Иными словами, при осуществлении правосудия возникает потребность не только в применении и толковании норм права, но и в использовании всего комплекса человеческого знания, достижений разных отраслей науки (с учетом межотраслевого подхода), принципов и оценочных понятий, экономического анализа в целях достижения справедливости при принятии решений.

Отдельной, но связанной с этим проблемой следует считать поиск критериев эффективности правосудия. Нужны современные методики. То, что есть в настоящее время, - это методики оценки эффективности деятельности судов.

Специализация судов по разрешению экономических споров в российской правовой системе сложилась исторически - суды общей юрисдикции никогда не рассматривали экономических споров (в дореволюционной России коммерческие споры рассматривались исключительно коммерческими судами, а в советский период системой судов госарбитража и никогда не относились к компетенции судов общей юрисдикции). На текущий момент имеется необходимость расширения контекста (изменения ракурса) понимания экономического правосудия как концептуального направления его развития в условиях развивающихся социально-экономических отношений. Сложность разрешаемых дел связывается не только с обширным массивом законодательства - применимым правом, но и межотраслевым регулированием законодательства о предпринимательской деятельности (нормы гражданского законодательства, государственное регулирование предпринимательства, налоговое и природоохранительное законодательство). Цели, задачи и функции экономического правосудия невозможно связать только с ценностями частного права (свобода договора, диспозитивность, неприкосновенность собственности).

Совершенно справедливо отмечено В.Ф. Яковлевым, что "сложность и масштабность предпринимательской деятельности порождают также особую сложность и масштабность экономических споров между участниками экономической деятельности... а для разрешения возникающих в этой сфере споров требуются специальные познания в области экономики", в связи с чем экономическое правосудие имеет "тесную связь с реальной экономической жизнью, практикой предпринимательской деятельности, ее проблемами" <1>. По этим причинам очевидно, что функции экономического правосудия не сводятся к разрешению споров двух частных лиц, а затрагивают интересы неопределенного круга лиц и самого правопорядка, что само по себе предполагает соблюдение баланса частных и публичных интересов при разрешении каждого спора. Соответственно, при отправлении правосудия судьи всех инстанций, сохраняя беспристрастность и независимость, должны не только руководствоваться оценкой представленных спорящими сторонами доказательств, но и ясно осознавать экономические последствия принимаемых судебных актов. Сохраняет актуальность задача правового обеспечения единства правоприменительной практики в аспекте гармонизации не только судебно-правовых позиций ВАС РФ, но уже и позиций, сформированных непосредственно ВС РФ. При этом необходимо двигаться в сторону того, чтобы достижение единообразия практики стало возможным не только на уровне ВС РФ, но и на уровне судов более низкой инстанции.

--------------------------------

<1> Яковлев В.Ф., Семигин Г.Ю. Экономическое правосудие в России. Т. 4 "Арбитражное правосудие в Российской Федерации". М., 2006. С. 10, 11.

 

В условиях сохранения фундаментальных принципов состязательности и равноправия спорящих сторон на повестке дня оказывается необходимость усиления судебного контроля во избежание злоупотреблений участников хозяйственной деятельности, использующих авторитет судебной власти в заведомо противоправных и недобросовестных целях при осуществлении фиктивной хозяйственной деятельности, в чем видится значение правоохранительной функции правосудия.

Несмотря на то что суд в континентальной системе права непосредственно не наделен нормотворческими функциями, практическое значение судебных решений для установления обязательных правил поведения для субъектов экономической деятельности огромно. По существу, сформировавшаяся единообразная судебная практика по тем или иным категориям дел, доступная для всех хозяйствующих субъектов посредством картотеки арбитражных дел в сети Интернет, играет не меньшую регулятивно-ориентирополагающую роль в поведении участников экономической деятельности, чем законы и иные нормативные правовые акты.

Широко обсуждаемые перспективы становления единого цивилистического процесса и введения стандартов доказывания по отдельным категориям дел в российском арбитражном процессе нисколько не снижают важности решения задач по совершенствованию альтернативных процедур разрешения споров и третейского разбирательства как необходимого условия разгрузки судебной системы и повышения исполнимости судебных решений.

Изложенное показывает актуальность и высокое научно-практическое значение исследований правоприменительной практики, функций правосудия на современном этапе развития социально-экономических отношений и российской правовой системы.

 

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

 

НОРМАТИВНЫЕ ПРАВОВЫЕ АКТЫ

 

АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации

ГПК РФ - Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации

Закон о банкротстве - Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)"

Закон о государственном оборонном заказе - Федеральный закон от 29.12.2012 N 275-ФЗ "О государственном оборонном заказе"

Закон о защите конкуренции - Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"

Закон об акционерных обществах - Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"

ЗК РФ - Земельный кодекс Российской Федерации

КАС РФ - Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации

КоАП РФ - Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях

ЛК РФ - Лесной кодекс Российской Федерации

СК РФ - Семейный кодекс Российской Федерации

ТК РФ - Трудовой кодекс Российской Федерации

УК РФ - Уголовный кодекс Российской Федерации

УПК РФ - Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

 

ПРОЧИЕ СОКРАЩЕНИЯ

 

ВС РФ - Верховный Суд Российской Федерации

ВАС РФ - Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

КС РФ - Конституционный Суд Российской Федерации

Правительство РФ - Правительство Российской Федерации

Президент РФ - Президент Российской Федерации

 

Г.Г. АСТАХОВ

Е.В. ОБОЛОНКОВА

ВОПРОСЫ ВЫПЛАТЫ ВОЗМЕЩЕНИЯ ПРИ ИЗЪЯТИИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ

О.В. ГУТНИКОВ

Т.В. ДАУТИЯ

Е.И. КАМИНСКАЯ

С.А. СИНИЦЫН

О.А. БЕЛЯЕВА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ КОНТРАКТА

ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Д.Д. БЫКАНОВ

С.А. БУРЛАКОВ

С.В. ПАНКОВ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ В ХОДЕ БАНКРОТСТВА

 

Панков С.В., адвокат, соискатель отдела гражданского законодательства и процесса ИЗиСП.

 

При рассмотрении Арбитражным судом Московской области дела N А41-69762/14 о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя Сергея Дмитриевича Галкина (далее - должник) Определением Арбитражного суда Московской области от 20.04.2016 между кредиторами (обществом с ограниченной ответственностью "Мистраль", далее - общество "М.", Якутиловым Давидом Иосифовичем, далее - кредитор "Я.") и должником утверждено мировое соглашение, производство по делу о банкротстве должника прекращено.

Согласно условиям мирового соглашения, утвержденного Определением Арбитражного суда Московской области от 20.04.2016, общая сумма задолженности должника перед обществом "М." составляет 253 923 122, 22 руб., что составляет 46,89% от размера общей задолженности перед кредиторами, а размер задолженности перед кредитором "Я." составляет 270 940 840 руб., что составляет 53,11% от размера общей кредиторской задолженности, при этом в соответствии с условиями соглашения должник, согласно пропорциональности требований кредиторов, производит погашение задолженности каждому из двух кредиторов в течение двухлетнего срока, а также требования кредиторов должника в соответствии с условиями мирового соглашения погашаются за счет эксплуатации и реализации принадлежащего должнику недвижимого имущества и находящихся на депозитном счете нотариуса денежных средств с рассрочкой выплаты в два года суммы в размере 191 750 000 руб. и скидка с долга в размере 50% общей суммы задолженности.

Основанием для обращения кредитора "Я." в Арбитражный суд Московской области с ходатайством об утверждении мирового соглашения послужило проведение собрания кредиторов, оформленное в виде протокола собрания от 07.04.2016. В ходе проведения собрания кредиторов кредитор - общество "М." голосовал "против" утверждения мирового соглашения, кредитор "Я." - "за" утверждение мирового соглашения. Простым большинством голосов кредитора "Я." было принято решение о заключении мирового соглашения.

Постановлением АС МО от 28.06.2016 Определение Арбитражного суда Московской области от 20.04.2016 об утверждении мирового соглашения и прекращении производства по делу по жалобе кредитора - общества "М." было оставлено без изменения, жалоба общества "М." без удовлетворения.

Утверждая мировое соглашение, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что мировое соглашение формально соответствует предъявляемым Законом о банкротстве требованиям, при этом не нарушает прав и законных интересов конкурсных кредиторов.

Суд округа поддержал выводы суда первой инстанции и, сославшись на выработанные ранее положения судебной практики в виде разъяснения ВАС РФ, сделанные в п. 18 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.12.2005 N 97 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)", поддержал выводы суда первой инстанции, указав, что несогласие общества "М." с условиями мирового соглашения не является основанием для отказа в его утверждении. Окружной суд также указал, что в случае неисполнения мирового соглашения общество вправе расторгнуть его в судебном порядке (ст. 164 Закона о банкротстве) либо предъявить свои требования в предусмотренном мировым соглашением размере в общем порядке (ст. 167 Закона о банкротстве). Указал, что несогласие общества "М." с условиями мирового соглашения не является основанием для отказа в его утверждении, поскольку правила, регулирующие принятие собранием кредиторов решения о заключении мирового соглашения в делах о несостоятельности (банкротстве) большинством голосов, предусматривают принуждение меньшинства кредиторов большинством.

Таким образом, суд округа, оставляя в силе Определение Арбитражного суда об утверждении мирового соглашения, занял формальную позицию соблюдения процедуры принятия решения об утверждении мирового соглашения, определенную Законом о банкротстве, не вдаваясь в подробности защиты прав отдельных кредиторов.

Не соглашаясь с судебными актами судов первой инстанции и округа, общество "М." обратилось в ВС РФ с кассационной жалобой, полагая, что утвержденное мировое соглашение существенно нарушает его права, поскольку содержит определенно невыгодные для него условия (рассрочка в два года выплаты суммы долга и скидка около половины долга).

Общество "М." в своей жалобе ссылалось на недобросовестность должника и кредитора "Я.", отсутствие целесообразности в длительной отсрочке и списании долга, необоснованность возможности восстановления платежеспособности должника посредством заключения мирового соглашения, фактической целью которого, по мнению заявителя, являлось воспрепятствование ему в получении какого-либо удовлетворения своих требований.

Согласно доводам заявителя жалобы делается вывод, что, утверждая мировое соглашение, суды не проверили названные доводы и не установили наличия экономической обоснованности и выполнимости его условий.

В связи с этим общество "М." полагало, что оснований для утверждения мирового соглашения не имелось.

Изучив доводы кассационной жалобы, 14.11.2016 судьей ВС РФ было вынесено Определение о принятии кассационной жалобы к производству и назначении разбирательства по ней, поскольку, по мнению судьи ВС РФ, "приведенные в кассационной жалобе доводы заслуживают внимания и являются достаточным основанием для пересмотра обжалуемых судебных актов в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации" ( Определение ВС РФ от 14.11.2016 N 305-ЭС15-18052(2)).

19.12.2016 ВС РФ была рассмотрена кассационная жалоба общества "М.", по результатам которой вынесено Определение по делу N 305-ЭС15-18052(2) выводы которого, на мой взгляд, не являются достаточно определенными в целях установления единой судебной практики при утверждении мирового соглашения, заключаемого в ходе проведения процедуры банкротства.

В частности, ВС РФ в Определении от 19.12.2016 сделал следующие выводы: "Заключение мирового соглашения направлено на справедливое и соразмерное удовлетворение требований всех кредиторов путем предоставления им равных правовых возможностей для достижения законных частных экономических интересов при сохранении деятельности должника путем восстановления его платежеспособности (ст. 150 и 156 Закона о банкротстве). Несмотря на то что отношения, возникающие при заключении мирового соглашения, основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством ввиду невозможности выработки единого мнения иным образом, правила Закона о банкротстве, регулирующие принятие решения о заключении мирового соглашения, не означают, что такое решение может приниматься произвольно.

Наличие у каждого из конкурсных кредиторов требований к несостоятельному должнику определяет их правовой статус и правомерный интерес, которым является получение в результате мирового соглашения большего по сравнению с тем, на что можно было бы рассчитывать в результате незамедлительного распределения конкурсной массы. Само по себе заключение мирового соглашения не гарантирует безусловного достижения указанного результата, поскольку итог будущей хозяйственной деятельности должника зависит от многих, в том числе сложнопрогнозируемых, факторов.

Основными выводами ВС РФ, рекомендуемыми для правоприменителей, являются при принятии решения о заключении мирового соглашения учет мнения большинства кредиторов при подавлении воли меньшинства, достижение возможного соблюдения принципов равенства, справедливости и соразмерности удовлетворения требований кредиторов в ходе реализации условий мирового соглашения при сохранении экономической деятельности должника, получение кредиторами в ходе исполнения мирового соглашения большего размера удовлетворения своих требований, чем в случае получения удовлетворения в ходе конкурсного производства, рекомендован учет судами при утверждении мировых соглашений иных сложнопрогнозируемых факторов.

На наш взгляд, указанная позиция ВС РФ не является определенной и достаточно правомерной с точки зрения компетенции суда в установлении сложнопрогнозируемых факторов экономической деятельности должника как одно из условий возможности утверждения мирового соглашения. Предметом судебного разбирательства является установление всех обстоятельств по делу, подтвержденных доказательствами, представленными сторонами по делу, при этом прогноз возможной экономической деятельности должника не входит в предмет доказывания с точки зрения процессуального права и его установление судами крайне сомнительно.

Еще один вопрос, следующий из неоднозначной позиции ВС РФ: каким образом, в ходе утверждения мирового соглашения, суд может спрогнозировать достижение результата исполнения мирового соглашения исходя из будущей экономической деятельности должника? Основным документом, касающимся имущественного положения и экономической деятельности должника, предоставляемым суду в ходе процедуры банкротства, является отчет арбитражного управляющего, подаваемый в суд на соответствующей стадии процедуры банкротства (согласно ст. 67, 70, 99, 117, 130 Закона о банкротстве, который зачастую содержит лишь данные об имущественном положении должника, сделках, но не содержит данных о результатах экономической деятельности должника, тем более на будущий период). В связи с этим суд при принятии решения об утверждении мирового соглашения связан выводами предоставленного арбитражным управляющим отчета. В этих условиях прогнозирование судом на основании отчета управляющего возможности достижения результата исполнения мирового соглашения далеко не всегда возможно, более того, не имеет правового закрепления в законодательстве в качестве обстоятельств, подлежащих установлению по делу в качестве компетенции суда.

Полагаем, что ВС РФ следовало более ясно и определенно указать четкие критерии, которыми необходимо руководствоваться судам при оценке перспектив исполнения мирового соглашения, как необходимые условия для утверждения мирового соглашения. При этом указанные критерии должны основываться на результатах предшествующей экономической деятельности должника, заключенных им ранее сделках, полученной выгоде по ним, добросовестности должника и иных значимых основаниях.

Проблемным вопросом при утверждении и исполнении мирового соглашения является возможность удовлетворения требований и реализация иных прав меньшинства кредиторов при условии утверждения мирового соглашения волеизъявлением большинства кредиторов и, соответственно, учета интересов именно большинства кредиторов. В рассматриваемом судебном деле при наличии двух кредиторов, требования которых были практически одинаковыми, привели к оспариванию и отмене заключенного мирового соглашения одним из кредиторов. В случае наличия множественности кредиторов и невозможности равного соблюдения прав миноритарных кредиторов недостаточно определенная позиция ВС РФ, касающаяся оснований оспаривания такими кредиторами определений об утверждении мировых соглашений, может привести к злоупотреблению ими правами применительно к ст. 10 ГК РФ посредством оспаривания любым кредитором, даже с ничтожным объемом требований, любого мирового соглашения, что недопустимо. При этом, устанавливая общую практику возможности утверждения мирового соглашения большинством голосов кредиторов при принуждении меньшинства кредиторов, ВС РФ не определяет четкие основания для возможного оспаривания судебных актов об утверждении мировых соглашений, допуская тем самым правовую неопределенность в правоприменении, что является крайне нежелательным фактором.

Как отметил КС РФ в Постановлении от 22.07.2002 N 14-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобами граждан, жалобой региональной общественной организации "Ассоциации защиты прав акционеров и вкладчиков" и жалобой ОАО "Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств" (далее - Постановление КС РФ от 22.07.2002 N 14-П") (п. 4), "в отношениях, возникающих при заключении мирового соглашения в процессе реструктуризации или в ходе конкурсного производства, превалирует публично-правовое начало: эти отношения основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством, а следовательно, в силу невозможности выработки единого мнения иным образом воля сторон в данном случае формируется по другим, отличным от искового производства, принципам".

В этом Постановлении (п. 4) Суд отметил, что "мировое соглашение, в свою очередь, заключается как с целью справедливого и соразмерного удовлетворения требований всех кредиторов путем предоставления им равных правовых возможностей для достижения частных экономических интересов, так и с целью сохранения деятельности организации-должника путем восстановления ее платежеспособности. Имея в виду данную публично-правовую цель, кредитная организация и ее кредиторы в установленном законом порядке достигают согласия, при этом кредиторы идут на определенные уступки для более полного удовлетворения своих требований, без применения к кредитной организации мер по ликвидации...".

В вышеуказанном Постановлении КС РФ обозначил основные линии соблюдения как баланса интересов кредиторов и должника, так и соблюдения баланса интересов между самими кредиторами. Заключая мировое соглашение при доминирующей воле большинства кредиторов (как единственного условия возможности заключения мирового соглашения), необходимо, во-первых, достичь публично-правовую цель - сохранить платежеспособность должника для дальнейшего ведения им экономической деятельности, во-вторых, путем уступок кредиторов (уменьшения размера требований или увеличения сроков погашения) обеспечить частные интересы кредиторов путем получения реального удовлетворения своих пусть и уменьшенных требований в противовес потенциально возможному удовлетворению требований кредиторов в полном объеме, что фактически в условиях банкротства крайне сомнительно.

Одним из выводов в Определении ВС РФ от 19.12.2016 изложен следующий: "Процедура утверждения мирового соглашения в любом случае должна обеспечивать защиту меньшинства кредиторов от действий большинства в ситуации, когда уже на стадии его утверждения очевидно, что предполагаемый результат не может быть достигнут".

Позиция ВС РФ не является достаточно определенной и обоснованной и ведет к возникновению практического вопроса: если при принятии решения о заключении мирового соглашения происходит учет мнения большинства кредиторов и подавлении воли меньшинства кредиторов, какими способами суд при утверждении мирового соглашения может обеспечить защиту прав меньшинства кредиторов от действий большинства и, более того, установить реальную возможность удовлетворения требований меньшинства кредиторов в таких условиях?

На наш взгляд, здесь имеется необходимость определить более четкие основания, при которых права миноритарных кредиторов могут считаться нарушенными утверждением такого мирового соглашения, когда они в значительной мере будут лишены посредством заключения такого соглашения того, на что могли бы рассчитывать как в ходе конкурсного производства (не будь мировое соглашение заключено), так и в условиях, когда решение о заключении мирового соглашения могло быть утверждено с учетом волеизъявления меньшинства кредиторов и наличия реальных способов защиты их имущественных прав.

Как отметил ВС РФ в Определении от 19.12.2016 N 305-ЭС15-18052(2), основанием для отказа арбитражным судом в утверждении мирового соглашения является противоречие условий мирового соглашения названному Закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам (п. 2 ст. 160 Закона о банкротстве). В связи с этим при утверждении мирового соглашения суду необходимо выяснить, в каких целях заключается мировое соглашение, направлено ли оно, как это определил законодатель, на возобновление платежеспособности должника, включая удовлетворение требований кредиторов, либо применяется не в соответствии с предназначением института мирового соглашения (Постановление КС РФ от 22.07.2002 N 14-П).

Отметим, что, хотя мировое соглашение и является реабилитационной процедурой для должника, т.е. предусматривает возможность восстановления платежеспособности должника, как одной из целей публично-правового характера для заключения мирового соглашения, указанной КС РФ в Постановлении от 22.07.2002 N 14-П, однако удовлетворение требований кредиторов как цель заключения мирового соглашения в ходе банкротства не всегда связано с другой целью заключения мирового соглашения - возможностью восстановления платежеспособности должника. Зачастую заключение мирового соглашения приводит к возможности более быстрого удовлетворения требований кредиторов (даже в ущерб размера удовлетворенных требований), чем в ходе конкурсного производства, притом что возможность восстановления платежеспособности должника имеет второстепенное значение для кредиторов, если имеет вообще.

Иногда возникает ситуация, когда в заключении мирового соглашения заинтересован в большей степени сам должник, поскольку он получает возможность отсрочить реализацию с торгов принадлежащих ему активов, включенных в конкурсную массу, или вывести активы из конкурсной массы, нередко получив поддержку некоторых из кредиторов, прикрываясь возможностью отсрочки реализации, предоставляемой мировым соглашением. Немаловажным признаком удобства мирового соглашения для должника является уменьшение совокупного объема требований кредиторов, которым, как правило, сопровождается заключение мирового соглашения. Исходя из указанных факторов думаем, что ВС РФ необходимо было бы дать оценку действий должника (и кредиторов) в ходе заключения мирового соглашения применительно к ст. 10 ГК РФ с точки зрения недопущения ими злоупотребления своими правами как последующего отказа в защите прав должника (кредиторов) по такому соглашению, а равно возможности признания недействительным мирового соглашения, заключенного при явном нарушении должником (кредиторами) ст. 10 ГК РФ.

Как отметил ВС РФ в Определении от 19.12.2016, в рассматриваемом случае у должника два конкурсных кредитора, включенных в реестр требований кредиторов должника, с небольшой разницей в размере требований, что не позволяет обществу при наличии сомнений в исполнимости мирового соглашения и восстановлении платежеспособности должника блокировать принятие собранием кредиторов должника решения об утверждении мирового соглашения. Кроме того, отмечает ВС РФ, "условиями утвержденного судом мирового соглашения предусмотрена рассрочка исполнения должником обязательств перед кредиторами (с декабря 2016 г. по январь 2019 г.) и скидка около половины долга. В качестве источников исполнения мирового соглашения предусмотрены эксплуатация и последующая реализация имеющихся у должника объектов недвижимости, а также принадлежащие последнему денежные средства, размещенные на депозитном счете нотариуса в размере 191 750 000 руб.

Возражая против утверждения мирового соглашения, общество "М." обращало внимание на его неисполнимость, поскольку в отношении кредитной организации, в которой находится депозитный счет нотариуса, осуществляется процедура ликвидации, в связи с чем удовлетворение требований кредиторов за счет указанных денежных средств маловероятно. Общество также ссылалось на недоказанность возможности погашения требований кредиторов за счет эксплуатации объектов недвижимости должника и последующей их реализации, учитывая, что какая-либо хозяйственная деятельность должником не ведется. При этом отчеты арбитражного управляющего о результатах деятельности должника, бухгалтерская и иная финансовая документация, свидетельствующие об обратном, суду не представлены. В указанном случае примечательны выводы ВС РФ, основанные на признании неисполнимости мирового соглашения ввиду размещения денежных средств должника на счету ликвидируемой организации, отсутствие экономической деятельности должника, непредставление в суд документов, подтверждающих стоимость имущества должника и возможность его использования в целях удовлетворения требований кредиторов.

ВС РФ в Определении от 19.12.2016 отметил, что "суд первой инстанции не выяснил, являются ли в данном случае предложенные сроки погашения задолженности и существенная скидка долга оправданными или в совокупности со сложившимся распределением голосов на собрании кредиторов по вопросу об утверждении мирового соглашения такие условия противоречили смыслу и целям мирового соглашения как реабилитационной процедуры банкротства и поэтому не могли считаться нормальным способом расчетов с кредиторами". Таким образом, ВС РФ указал, что условия мирового соглашения не являются обоснованными и не могут считаться оправданными в случае существенной скидки суммы долга, а также предоставления значительной рассрочки в погашении требований кредиторов при отсутствии доказательств одновременного достижения публично-правовой цели мирового соглашения в виде восстановления платежеспособности кредитора.

Как отметил КС РФ в Постановлении от 22.07.2002 N 14-П (п. 7), "утверждая мировое соглашение, суды должны принимать во внимание, в каких целях заключается мировое соглашение, - направлено ли оно, как это определил законодатель, на возобновление платежеспособности кредитной организации, включая удовлетворение требований вкладчиков, либо используется, например, для того чтобы обеспечить неоправданные преимущества определенной группе кредиторов или владельцев кредитной организации, для пересмотра или продления сроков погашения задолженности перед кредиторами, т.е. применяется не в соответствии с назначением института реструктуризации. При этом суд в силу ст. 10 ГК Российской Федерации может отказать лицу в защите принадлежащих ему прав, если лицо осуществляет эти права исключительно с намерением причинить вред другому лицу". Конституционный Суд РФ фактически поддержал необходимость анализа действий и должника, и кредиторов в ходе заключения мирового соглашения исходя из требований нормы ст. 10 ГК РФ, о чем мною было отмечено выше.

Полагаем, что ВС РФ в рассмотренном деле надлежало проанализировать действия второго кредитора - гражданина "Я." с точки зрения возможного злоупотребления им правами с намерением причинить вред другому кредитору - обществу "М." в силу ст. 10 ГК РФ либо возможного сговора с должником, поскольку при равнозначности требований к должнику именно по решению этого кредитора было инициировано обращение в суд об утверждении мирового соглашения со скидкой половины долга и предоставлением рассрочки в погашении требований сроком на 2 года.

На основании вышеизложенного ВС РФ в п. 17 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2017) (утвержденного Президиумом ВС РФ от 16.02.2017) сделал следующий вывод: "При утверждении мирового соглашения суд должен выяснить, соответствуют ли его условия целям этой реабилитационной процедуры банкротства и не нарушают ли они обоснованных ожиданий всех кредиторов" (выделено мной. - П.С.), который является крайне общим и не содержит правовой определенности для судов в целях выработки единообразной судебной практики проверки условий заключаемых в ходе банкротства мировых соглашений как с точки зрения достижения целей утверждения мировых соглашений, указанных в Постановлении КС РФ от 22.07.2002 N 14-П, так и с точки зрения достоверного установления судами фактов исполнимости таких соглашений в целях наиболее полного, быстрого и соразмерного удовлетворения имущественных требований всех кредиторов.

 



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.02 с.)