ТОП 10:

Глава 1. Начальный этап формирования официальной ритуальной деятельности в эпоху Шан-Инь



Оглавление

 

Введение

Глава 1. Начальный этап формирования официальной ритуальной деятельности в эпоху Шан-Инь

Глава 2. Первые модели ритуальных систем в эпоху Чжоу

“Религиозный переход” и становление чжоуской модели ритуала

Ритуальная деятельность в период раздробленности

Глава 3. “Ритуальная реформа” Цинь-ши Хуан-ди и официальная система жертвоприношений первой китайской империи Цинь

Глава 4. Официальная ритуальная деятельность в эпоху Западная Хань

Заключение

Список литературы

 


Введение

 

Ритуальные жертвоприношения любых народов чрезвычайно важны для культурологического исследования, как в общем плане, так и в контексте того или иного аспекта.

Ритуал в общем смысле - это сложная система, которая вбирает в себя самые основные, репрезентирующие культуру доминанты и смыслы и облачает их в определенную форму, характерную для культуры на том или ином этапе её развития.

Предлагаемое исследование посвящено одному из аспектов ритуальной деятельности, а именно истории развития официальной системы жертвоприношений, как элемента политического управления.

Под официальной ритуальной системой (государственный ритуал, официальные жертвоприношения) я понимаю, прежде всего, совокупность ритуальных действий религиозного характера, направленных на легитимацию, укрепление и поддержание власти правящего режима, которые устанавливаются и находятся в ведении верховной власти и уполномоченных ею лиц. Таким образом, светские и популярные ритуалы, которые по большей части не регламентируются верховной властью и носят, скорее, локальное значение, не войдут в данное исследование. Помимо этого, я лишь отчасти буду касаться религиозного аспекта и внутреннего содержания самих ритуалов.

Являясь одним из важнейших рычагов политического воздействия, официальный ритуал играл неоднозначную роль в сфере государственного управления. Как политический инструмент, он предоставлял большие полномочия и становился на сторону тех, кто имеет возможность им управлять, что превращало ритуал в один из опаснейших видов идеологического оружия.

Тем не менее, тесно связанный с институтом верховной власти, официальный ритуал, безусловно, оказал большое влияние на формирование в китайской традиции представления о правителя, сакрализации его образа, а также определение сущности и пределов его власти.

Усложнение принципов организации официального ритуала и его связи с институтом верховной власти происходило от эпохи к эпохе вслед за сменой историко-политических реалий и появлением новых религиозно-философских концепций. Менялись как само наполнение (религиозно-философские основания), его внешнее оформление (особенности церемониала), так и роли и функции ритуала. Так, система официальных жертвоприношений каждой из эпох представляла из себя особый идейно-символический комплекс, отражающий главные общественные доминанты в данный исторический период.

Таким образом, выявление причин трансформации системы жертвоприношений, принципов её функционирования, организации и связи с другими общественными институтами в различные исторические эпохи приведет нас не только к более глубокому пониманию феномена верховной власти и государственности в Китае, но и к постижению ритуала, как некой очень важной культурной парадигмы, закрепившейся в менталитете китайского народа.

Тему ритуалов и жертвоприношений в китайской традиции затрагивает достаточно большое количество научных статей и публикаций, как на иностранных, так и на русском языках. Но по большей части они посвящены исследованию либо государственной религии, либо одного из аспектов феномена ритуала и, чаще всего, охватывают лишь небольшой промежуток времени. И несмотря на кажущуюся изученность данного вопроса, выбранный мною аспект не так хорошо освещен в работах отечественных специалистов, а большое количество противоречий и споров среди иностранных исследователей порождает множество пробелов и нерешенных проблем.

Тем не менее, существует ряд работ, которые хочется выделить, как основные при изучении государственных жертвоприношений. Прежде всего, это монография Л.Д. Бильски (L.J. Bilsky), первая наиболее полно описывающая официальный ритуал, как элемент государственной религии, начиная с периода Западного Чжоу и заканчивая правлением У-ди в эпоху Западная Хань, на русском языке - это работа Крюкова «Текст и ритуал. Опыт интерпретации древнекитайской эпиграфики эпохи Инь-Чжоу», рассматривающая истоки зарождения ритуальной системы в эпоху Инь-Чжоу и проблемы их исследования и интерпретации. Кроме того, в своей работе я опиралась на исследования Р. Эно (R. Eno), К. Кука (C.Cook) и М. Бюжар (M.Bujard), посвященные государственной религии и ритуальным практикам эпох Шан-Инь, Чжоу и Хань, М.Е. Кравцовой - о представлениях о верховной власти правителя, а также работы Гу Цзегана (顾颉刚), Я.Я.М. Гроота (Groot de J. J. M.) и К.Д. Дэвоскина (K.J. Dewoskin) о роли чиновничества, предсказателей и колдунов, исполняющих функцию жречества в Древнем Китае. Исследования Д. Китли занимают особое место в мировой синологии, ссылки на его монографии можно обнаружить практически в каждой работе, посвященной китайской древности.

Предметомпредставленного исследования является эволюция системы официальных жертвоприношений Древнего и имперского Китая.

Целью моей работы выступает реконструкция эволюции государственной ритуальной системы как политического инструмента. Заявленная цель предполагала решение следующих задач:

определить истоки зарождения официальных жертвоприношений и связанных с ними феноменов;

выявить структуру официального ритуала и динамику развития механизмов его функционирования в различные исторические эпохи

установить основные факторы, влияющие на изменения в ритуальной системе, а также характер её взаимодействия с институтом верховной власти и возможную степень влияния со стороны других структур.

рассмотреть основные особенности и схемы функционирования официальных жертвоприношений в её оформленном виде, их роль и значение в системе государственного управления.

Главными источниками исследования при написании работы послужили оригинальные китайские письменные памятники. Учитывая тот факт, что сфера ритуала достаточно широка, многие из существующих источников лишь частично описывают некоторые его стороны. Ниже мною перечислены лишь наиболее важные из них.

Основным материалом для исследования ритуалов в различные периоды китайской истории являются трактаты чжи, входящие в состав официальных историописаний, полностью или частично посвященные государственным жертвоприношениям. Такими являются трактат «Фэн шань шу» 封禅书(Книга/трактат о жертвоприношениях Небу и Земле) из «Ши цзи» 史记 (Записи историка / Исторические записи), «Цзяо сы чжи» 郊祀志 (Трактат о жертвоприношениях в предместьях) из «Хань шу» 汉书 (История [династии/эпохе Западная] Хань), «Цзи сы чжи» 郊祀志 (Трактат о жертвоприношениях) из «Хоу Хань шу» 后汉书 (История [династии] Поздняя Хань).

С точки зрения изучения ритуального уклада доимперского Китая интерес представляют главы «Чунь гуань» 春官 (Весенние чиновники) и «Дун гуань» 冬官 (Зимние чиновники), а именно её часть «Као гун цзи» 考工记 (Записки об исследовании ремесёл) из «Чжоу ли» 周礼 (Чжоуские ритуалы), а также «Ли цзи» 礼记 (Записки о ритуалах) , «Ши цзин» 诗经 (Книга песен), «Шу цзин» 书经 (Книга истории) из сборника канонов «Ши сань цзин» (Тринадцатиканоние), так же содержащие сведения о церемониях жертвоприношений.

Хронологические рамки исследования охватывают собой период времени, начиная примерно с XVII в. до н.э. и заканчивая 3 в. до н.э. Данный промежуток времени включает в себя эпоху Шан-Инь 商殷 (XVII-XI вв. до н.э.), периоды Западного Чжоу 西周 (XI в. - 771 гг. до н.э.) и Восточного Чжоу 东周 (770-221 гг. до н.э.), правление империй Цинь 秦 (221-207 гг. до н.э.) и Ранняя/Западная Хань 前/西汉 (206 г. до н.э. - 23 г. н.э.). При воссоздании истории развития официальной ритуальной системы за основу принята традиционная китайская историографическая хронология, в которой национальный исторический процесс разбивается на эпохи, соотносившиеся с правлением отдельных династий (правящих домов).

Научная новизнаданной работы заключается в том, что большинство исследований, посвященных или затрагивающих жертвоприношения (религиозные ритуалы), обращаются к религиозно-философской стороне вопроса, рассматривают лишь ритуал какой-то конкретной эпохи, либо носят сугубо описательный характер, а если и затрагивают политический аспект ритуала, то чаще, как элемент “государственной религии”. В данной дипломной работе будет произведен анализ самого феномена официальной ритуальной системы, как сложного идеологического комплекса, состоящего из множества взаимозависимых элементов, и как подвижный и рефлексивный механизм, подстраивающийся к меняющимся требованиям различных эпох и эффективно функционирующий в структуре государственного управления.

Данная дипломная работа включает в себя введение, четыре главы, заключение и список используемой литературы.

Первая глава посвящена выявлению истоков возникновения и анализу ранних ступеней развития системы государственных жертвоприношений в эпоху Шан-Инь.

Во второй главе исследуются различные моделей функционирования ритуальной системы в периоды Западного и Восточного Чжоу. Также в ней рассмотрен процесс формирования основных особенностей официального ритуал, как элемента государственной системы и средства политического управления.

В третьей главе предметом рассмотрения является модель официальных жертвоприношений, формирующаяся в первой китайской империи Цинь.

И наконец, четвертая глава освещает динамику развития и окончательное закрепление основных составляющих государственных жертвоприношений, оформление классической ритуальной системы.

 


Заключение

 

В представленной исследовательской работе я попыталась определить истоки зарождения официальной ритуальной деятельности, выявить структуру, основные механизмы функционирования и динамику развития государственной системы жертвоприношений, а также установить влияющие на неё факторы в период с эпохи Шан-Инь до эпохи Западная Хань. После выполнения данных задач, мне удалось реконструировать эволюцию официальной системы жертвоприношений, как политического инструмента, а также сделать несколько общих выводов и заключений о роли государственного ритуала. Результаты проделанной работы представлены мною ниже.

Официальный ритуал, с одной стороны, опирающийся на определенные религиозно-философские представления, и преследующий политические цели, с другой, служил своеобразной “связкой”. Используя её, правитель путем апеллирования к высшему миру и “сакрализации” своей власти, укреплял авторитет, доказывал легитимность и основательность правящего режима, но в то же время сам зависел от неё. Таким образом, официальная ритуальная система в Китае функционировала, как подвижный и рефлексивный механизм: имея некоторые постоянные константы, она в то же время легко адаптировалась к меняющимся политическим условиям. (Можно сказать, что вся динамика развития официальных жертвоприношений в Китае и есть адаптация к политическим реалиям и философско-религиозным воззрениям).

Таким образом, ритуальная система каждой из эпох представляла собой определенную модель, схему функционирования включенных в неё элементов. Ниже я постараюсь охарактеризовать каждую из них.

В Шан-Инь прослеживаются начальные истоки формирования некоторых элементов, впоследствии заимствованных и включенных в систему официального ритуала:

Анимистические представления о возможности духов усопших предков влиять на жизнь людей и общества в целом, на которых основывался “культ предков”, четко выраженная социальная иерархия и принцип передачи власти по системе родства формировали представление о сакральности верховной власти. Можно предполагать, что правитель именно посредствам возможности “связи с великими предками” наделяется главными полномочиями в регулировании ритуальных практик, а также функциями правителя-жреца совмещающего как светские, так и духовные функции. Тем не менее, что представляли из себя официальные ритуальные практики, до конца не известно.

В период Западного Чжоу официальная ритуальная деятельность усложняется и обретает новые функции.

Захватив Шан-Инь чжоусцы с самого начала решаются использовать “сферу сакрального”, чтобы легитимировать узурпацию власти. Происходит совмещение культа предков культом Неба, возникает концепция Небесного мандата, таким образом, основания верховной власти выходят за рамки принципа “родственных связей”. Кроме того, вслед за развитием религиозно-философских представлений, а также в условиях фактической “раздробленности” государства на удельные владения, возникает сложная структура ритуальной системы, происходит выделение новых видов жертвоприношений, возникают легитимирующая и централизующая власть функции ритуала.

В период Восточного Чжоу происходит первый прецедент крушения централизованной ритуальной системы. В ситуации фактической политической раздробленности ритуальная сфера теряет свою сакральность и недоступность, становится всеобщим достоянием и теряет функции, используемые при централизованном государстве. Попадая в руки удельных князей, становится символом их “ритуальной независимости” и демонстрацией властного превосходства. Возникает неразбериха и полная бессистемность. Однако к концу Восточного Чжоу в различных царствах возникают собственные варианты ритуальных систем. Кроме того, появление “ста школ” усложняет философско-религиозную базу ритуала и придает ему особенную важность. Так формируется модель “чжоуского ритуала”, служащая эталоном в последующие эпохи.

Следующая модель функционирования ритуальной системы сложилась во время правления первого китайского императора Цинь-ши Хуан-ди. Она характеризуется предельно сильным контролем со стороны “сакрализированной” власти. Факт того, что титул Хуан-ди уже использовался предшественниками Ин Чжэна говорит о том, что истоки данной модели начинаются ещё в традициях царства Цинь, сильного военного и привыкшего к превосходству. Неудивительно, что в качестве идеологической базы для такой системы выбирается принципы легизма. В эпоху Цинь ритуал становится полностью приватной сферой, закрытой для постороннего вмешательства. Этим обеспечивалась сильная централизованная власть, поддерживался авторитет всемогущего императора.

В начале Западной Хань на фоне решения проблем, связанных с установление новой империи и избавления от наследия предыдущей, происходят поиски новой идеологии и места династии в историческом процессе. Большой вклад внесли Дун Чжуншу и конфуцианцы, заложившие основу новой системы официальных жертвоприношений и указавшие новый вектор развития ханьской идеологии, выбирается модель “возвращения к чжоускому ритуалу”. Интересным является предположение о том, что необходимость создания ритуальной системы в Хань наделяется новым смыслом, ритуал становится не просто средством для укрепления власти правителя или способом выражения его полномочий, а скорее, символическим комплексом, идентифицирующий династию.

Расцвет ритуальной деятельности в Западной Хань относится к правлению У-ди, который устанавливает цельную ритуальную систему соответствующую сильной централизованной империи. Но с усложнением структуры ритуальной системы, усложняется и механизм взаимодействия её элементов. И несмотря на авторитарный характер власти У-ди, его доверие конфуцианцам и религиозные убеждения подвергают ритуал стороннему воздействию и превращается его в средство сдерживания власти. Трактуя его в данном ключе, можно заявить, что ритуал в раннеимперский период являлся одним из важнейших признаков государственности.

Совершенно очевидно, что становление государственной ритуальной системы было обусловлено изменениями, произошедшими в политической и философско-религиозной сферах.

С религиозно-философской точки зрения, государственный религиозный ритуал в Китае можно определить как означивание, репрезентацию династии и всего земного мира в установленной религиозно-философскими традициями символической форме, чтобы посредством этого достичь связи с сакральным миром и подтвердить соответствие, единство с ним.

Помимо того, феномен ритуала был сакральным не только из-за его «взаимодействия с сакральным миром». Ритуал пронизывал все слои китайского социума и вместе с этим являлся символом высшей власти. Возможность «подчинить себе ритуал» или получить доступ к нему предоставляла большие полномочия. В имперском Китае правители различных династий, в руках которых номинально был сосредоточен ритуал (но фактически лишь его «внешняя часть»), строили новые алтари и обновляли систему жертвоприношений, соответствующую традиции и требованиям времени. Посредством ритуала и изменений в системе государственных жертвоприношений они могли регулировать практически все государственные сферы: от межсоциальных отношений до государственной идеологии в целом; мудрецы, ученые, философы, маги и иные заинтересованные лица так же стремились влиять на ритуальные уложения, для этого они пытались получить доступ к «внутренней части» ритуала, а именно изменить его религиозно-философские основания в соответствии со своими интересами; простые люди, не причастные напрямую к государственным жертвоприношениям, но к примеру, участвующие в их подготовке, получали послабления в налогах, вознаграждения, часто после проведения важного жертвоприношения на Поднебесную распространялась амнистия. Таким образом, сфера влияния официального ритуала была действительно велика, он взаимодействовал с высшими слоями государственной идеологии, от которой зависели практически все остальные структурные элементы государства. Поэтому сложно найти сферу, которая не подпадала бы под влияние ритуала, отсюда проистекает вся его важность, сакральность и недоступность.

Ритуал в условиях становления новой имперской идеологии сыграл неоценимое значение в политике объединения государства и централизации власти самого императора; но появление новых и усложнение старых философских доктрин, а также умелое их использование превратило ритуал в политический инструмент, по сути, и возможностям превосходящим власть самого императора.

 


Список литературы

Литература и источники в переводах

На русском языке

7. Башкеев В.В. Интенсификация жертвоприношений в правление ханьского У-ди как признак политической борьбы (тезисы)// Научная конференция «Общество и государство в Китае». Т. XLII. Ч. 1. М., 2012. С. 157-160.

. Гроот Я.Я.М. Война с демонами и обряды экзорцизма в Древнем Китае. Евразия: СПб.: «Евразия», 2001.

. Кобзев А.И. Дун Чжуншу//ДКК 2006. С. 254-256.

. Кобзев А.И. Хуанлао-сюэпай//ДКК 2006. С. 487-488.

. Кожин П.М. Конфуцианство и государственные культы//ДКК 2007. С. 192.

. Кравцова М.Е. Ван чжи//ДКК 2007. С. 405-407.

. Кравцова М.Е. Представления о верховной власти правителя//ДКК 2007. С. 90-99.

. Кравцова М.Е. Тянь Мин//ДКК 2006. С. 614-618.

. Кравцова М.Е., Баргачева В.Н. Хань У-ди//ДДК 2007. С. 655-658.

. Крюков В.М. Ритуальная коммуникация в древнем Китае. М., 1997.

. Крюков В.М. Текст и ритуал. Опыт интерпретации древнекитайской эпиграфики эпохи Инь-Чжоу. Институт Востоковедения - М., 2000.

. Манучарова А. Святилище Мин тан в религиозной жизни имперского Китая I-VI вв. К постановке проблемы// Восток: традиции и современность. Выпуск 1: Китай. Сборник студенческих работ. СПб., 2009. C. 65-75.

. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. IV. Пер. с кит., вступ. ст., коммент. и приложение Р. В. Вяткина. М.: «Наука», 1986.

. Ошанин И.М. (ред.). Большой китайско-русский словарь. Т. 1-4. М.: «Наука», 1983-1984.

. Тоpчинов Е.А. Пути философии Востока и Запада: познание запредельного. СПб.: «Петербургское Востоковедение», 2007.

. Тоpчинов Е.А. Даосизм. СПб.: «Петербургское востоковедение», 1999.

На китайском языке

23. Ван Шижэнь 王世仁. Чжунго гуцзянь танвэй中国古建探微 (Исследование древнекитайских строений). Тяньцзинь, 2005.

. Гу Цзеган 顾颉刚. Цинь Хань дэ фанши юй жушэн 秦汉方士与儒生 (Маги фанши и конфуцианцы династий Цинь и Хань). Шанхай: «Шанхай гуцзи», 2004.

. Лэй Сяовэй 雷晓伟. Лян Хань дучэн личжи цзянчжу бицзяо яньцзю 两汉都城礼制建筑比较研究 (Сравнительный анализ церемониальных сооружений столиц двух Хань)/ Пуян чжие цзишуюань сюэбао 濮阳职业技术学院学报(Журнал пуянского производственно-технического колледжа). Пуян, вып. 23 №1(2010). С. 55-58.

. Лян Цзунхуа 梁宗华. Фанши юй Хуан-лаодао лунлюй 方士与黄老道论略 (Краткое рассуждение о фанши и традиции Хуан-лао)/Минсу яньцзю民俗研究(Исследование нравов и обычаев). Цзинань, вып. 4 (1995). С. 67-71.

. Се Сяолинь薛小林. Цинь-Хань шици дэ цзяосы фэншань юй хуанцюань цзяншэ яньцзю 秦汉时期的郊祀封禅与皇权建设研究 (Исследование системы ритуалов и формирования императорской власти в [эпохи] Цинь и Хань). Ланьчжоу, 2009.

. Сю Тяньлин 徐天麟. Си-хань хуйяо 西漢會要 (Свод важнейших событий [династии] Западная Хань). Шанхай, 2006.

. Сю Чжуншу徐中舒 (ред.). Ханьюй да цзыдянь 汉语大字典 (Большой толковый словарь китайского языка) Т. 5, Шанхай, 1990.

. Хань Мэй 韩梅. Вансы лии каолунь «望祀»礼仪考论 (Рассуждения о ритуальных «жертвах ван»)/ Наньцзян南江(Журнал г. Наньцзян), Наньцзян, вып. 6, №2, (2007). С. 44-47.

. Хэ Чжихуа 何志華, Чжу Гофань 朱国藩. Тан Сун лэйшу чжэнинь «Люйши чунь цю» цзыляо хуйбянь 唐宋类书徵引 «吕氏春秋»资料彙编 (Цитаты из «Вёсны и осени господина Люй», найденные в Лэй шу, скомпилированные в эпохи Тан и Сун). Гонконг, 2009.

. Чжан Гуанчжи 张光直. Чжунго цинтун шидай. 中国青铜时代 (Бронзовый век Китая). Гонконг: «Саньлянь шудянь», 1999.

. Чжан Шуго 张树国. Хань У-ди шидай гоцзя цзисы дэ чжубу цюэли юй «Цзяосыгэ» шицзю чжан чуанчжи ши дэ као 漢武帝時代國家祭祀的逐步確立與 “郊祀歌” 十九章創制時地考 (Исследование постепенного установления девятнадцати статей «Песен жертвоприношений в предместьях» в государственной ритуальной системе во время правления ханьского У-ди). Сиань: «Шэньси шифань дасюэ сюэбань», 2008. С. 69-77.

. Чжан Шуго 张树国. Хань чжи Тан цзяосы чжиду дэ яньгэ юй цзяосы гэцы яньцзю. 汉至唐郊祀制度的沿革与郊祀歌辞研究 (Исследование эволюции системы жертвоприношений в предместьях в ритуальных песнях с эпохи Хань по эпоху Тан)/Шэньси шифань дасюэ сюэбань 陕西师范大学学版 (Вестник педагогического университета провинции Шэньси), Сиань, 2008. С. 69-77.

. Чжан Чжэнли 张正礼. Чуци синьлунь 楚辞新论 (Новое изложение «Чуских строф»). Шанхай, 1991. С. 48.

. Чжань-го хуйяо 战国会要 (Собрание сведений о важнейших событиях [периода] Чжань-го). Сост. Ян Куань 楊寬, У Хао-кунь 吳浩坤. Т. 1-2, Шанхай, 2005.

. Чжу Фэншань朱凤瀚. Шанчжоу цзяцзу синтай яньцзю 上周家族形态研究 (Исследование морфологии рода Раннего Чжоу). Тянцзинь, 2004.

. Чэн Янь程 燕. Ваншань чуцзянь вэньцзы бянь 望山楚简文字编 (Тексты на бамбуковых планках с горы Ван). Пекин, 2007.

На английском языке

39. Adler J.A. Chinese Religion: An Overview//Encyclopedia of Religion, vol. 2. Edited by Lindsay Jones. Detroit : Macmillan Reference USA, 2005.

. Bilsky L.J. The State Religion of Ancient China. Taipei: the Orient Cultural Service, 1975.

. Bokenkamp S. Records of the Feng and Shan Sacrifice//Religion of China in practice. Ed. by Donald S. Lopez. Princeton: Princeton University Press, 1996. Pp. 251-260.

. Bujard M. State and Local Cults in Han religion// ECR II. P. 779-811.

. Cook C. The ideology of the Chu Ruling Class: Ritual Rhetoric and Bronze Inscriptions/Defining Chu: Image and Reality in Ancient China. Honolulu, 1999. Pp. 67-76.

. Chen S. State Religious Ceremonies// Early Chinese Religion. Ed. By John Lagerwey and Marc Kalinowski. Leiden, 2010.

. Cook C. Ancestral Worship During the Eastern Zhou//ECR I. P. 237-279.

. Dewoskin K.J. Doctors, Diviners and Magicians of Ancient China: Biographies of Fang-shih. Columbia University Press: New York, 1983.

47. Eno R. Legalism and Huang-Lao Thought/ Конспект лекций с учебного портала университета Индианы http://www.indiana.edu/~p374/Legalism.pdf.

48. Eno R. Shang State Religion and the Pantheon of the Oracle Texts//ECR I. P. 41-102.

. Goodrich C.S. Some Ritual Privileges in Early Imperial China//Journal of the American Oriental Society, Vol. 111, No. 2. Apr. - Jun. (1991). P. 277-282.

. Keightley D.N. The Ancestral Landscape: Time, Space and Community in Late Shang China (Ca. 1200-1045 BC). Berkeley: Institute of East Asian Studies, University of California. LA, 2000.

. Keying W. Divination as a Form of Political Authority in Early China/Paper Presented at ASPAC 2008 - Crossing Boundaries in the Asia-Pacific. British Columbia, University of Victoria, 2008. P. 1- 28.

. Loewe M. The Concept of Sovereignty//The Cambridge History of China Vol. 1. Cambridge University Press, 2008. P. 726-743.

. McDermott J.P. State and Court Ritual in China, University of Cambridge, 1999.

. Ming-chiu L. Legitimation in Qin-Han: From the Prospective of the Feng an Shan Sacrifice (206 B.C. - A.D. 220)//The Legitimation of New Orders: Case Studies in World History. Ed. by Philip Yuen-sang Leung. Hong-Kong, 2007. P. 1-26.

. Plutschow H. Archaic Chinese Sacrificial Practices in the Light of Generative Anthropology/ Anthropoetics I. LA, no. 2 (1995). P. 9-12.

. Wang A. Cosmology and Political Culture in Early China. Cambridge, 2000.

Сокращения

57. ДКК 2006 - Духовная культура Китая. Энциклопедия в 5 т. [Т. 1]. Философия. / Под ред. М.Л. Титаренко, А.И. Кобзева, А.Е. Лукьянова. М.: «Восточная литература», 2006.

. ДКК 2007 - Духовная культура Китая. Энциклопедия в 5 т. [Т. 2]. Мифология. Религия. / Под ред. М.Л. Титаренко, Б.Л. Рифтина, А.И. Кобзева, М.: «Восточная литература», 2007.

. ШСЦЧШ - Ши сань цзин чжу шу 十三经注疏 («Тринадцать канонов» со всеми комментариями и толкованиями). Пекин, 1957.

. ECR I - Early Chinese Religion, Part One: Shang Through Han (1250 BC to 220 AD). Ed. By John Lagerwey and Marc Kalinowski. Leiden, 2009.

. ECR II - Early Chinese Religion, Part Two: The Period of Division (220-589 AD) (1250 BC to 220 AD). Ed. By John Lagerwey and Lü Pengzhi. Leiden, 2009.

Оглавление

 

Введение

Глава 1. Начальный этап формирования официальной ритуальной деятельности в эпоху Шан-Инь

Глава 2. Первые модели ритуальных систем в эпоху Чжоу

“Религиозный переход” и становление чжоуской модели ритуала

Ритуальная деятельность в период раздробленности

Глава 3. “Ритуальная реформа” Цинь-ши Хуан-ди и официальная система жертвоприношений первой китайской империи Цинь

Глава 4. Официальная ритуальная деятельность в эпоху Западная Хань

Заключение

Список литературы

 


Введение

 

Ритуальные жертвоприношения любых народов чрезвычайно важны для культурологического исследования, как в общем плане, так и в контексте того или иного аспекта.

Ритуал в общем смысле - это сложная система, которая вбирает в себя самые основные, репрезентирующие культуру доминанты и смыслы и облачает их в определенную форму, характерную для культуры на том или ином этапе её развития.

Предлагаемое исследование посвящено одному из аспектов ритуальной деятельности, а именно истории развития официальной системы жертвоприношений, как элемента политического управления.

Под официальной ритуальной системой (государственный ритуал, официальные жертвоприношения) я понимаю, прежде всего, совокупность ритуальных действий религиозного характера, направленных на легитимацию, укрепление и поддержание власти правящего режима, которые устанавливаются и находятся в ведении верховной власти и уполномоченных ею лиц. Таким образом, светские и популярные ритуалы, которые по большей части не регламентируются верховной властью и носят, скорее, локальное значение, не войдут в данное исследование. Помимо этого, я лишь отчасти буду касаться религиозного аспекта и внутреннего содержания самих ритуалов.

Являясь одним из важнейших рычагов политического воздействия, официальный ритуал играл неоднозначную роль в сфере государственного управления. Как политический инструмент, он предоставлял большие полномочия и становился на сторону тех, кто имеет возможность им управлять, что превращало ритуал в один из опаснейших видов идеологического оружия.

Тем не менее, тесно связанный с институтом верховной власти, официальный ритуал, безусловно, оказал большое влияние на формирование в китайской традиции представления о правителя, сакрализации его образа, а также определение сущности и пределов его власти.

Усложнение принципов организации официального ритуала и его связи с институтом верховной власти происходило от эпохи к эпохе вслед за сменой историко-политических реалий и появлением новых религиозно-философских концепций. Менялись как само наполнение (религиозно-философские основания), его внешнее оформление (особенности церемониала), так и роли и функции ритуала. Так, система официальных жертвоприношений каждой из эпох представляла из себя особый идейно-символический комплекс, отражающий главные общественные доминанты в данный исторический период.

Таким образом, выявление причин трансформации системы жертвоприношений, принципов её функционирования, организации и связи с другими общественными институтами в различные исторические эпохи приведет нас не только к более глубокому пониманию феномена верховной власти и государственности в Китае, но и к постижению ритуала, как некой очень важной культурной парадигмы, закрепившейся в менталитете китайского народа.

Тему ритуалов и жертвоприношений в китайской традиции затрагивает достаточно большое количество научных статей и публикаций, как на иностранных, так и на русском языках. Но по большей части они посвящены исследованию либо государственной религии, либо одного из аспектов феномена ритуала и, чаще всего, охватывают лишь небольшой промежуток времени. И несмотря на кажущуюся изученность данного вопроса, выбранный мною аспект не так хорошо освещен в работах отечественных специалистов, а большое количество противоречий и споров среди иностранных исследователей порождает множество пробелов и нерешенных проблем.

Тем не менее, существует ряд работ, которые хочется выделить, как основные при изучении государственных жертвоприношений. Прежде всего, это монография Л.Д. Бильски (L.J. Bilsky), первая наиболее полно описывающая официальный ритуал, как элемент государственной религии, начиная с периода Западного Чжоу и заканчивая правлением У-ди в эпоху Западная Хань, на русском языке - это работа Крюкова «Текст и ритуал. Опыт интерпретации древнекитайской эпиграфики эпохи Инь-Чжоу», рассматривающая истоки зарождения ритуальной системы в эпоху Инь-Чжоу и проблемы их исследования и интерпретации. Кроме того, в своей работе я опиралась на исследования Р. Эно (R. Eno), К. Кука (C.Cook) и М. Бюжар (M.Bujard), посвященные государственной религии и ритуальным практикам эпох Шан-Инь, Чжоу и Хань, М.Е. Кравцовой - о представлениях о верховной власти правителя, а также работы Гу Цзегана (顾颉刚), Я.Я.М. Гроота (Groot de J. J. M.) и К.Д. Дэвоскина (K.J. Dewoskin) о роли чиновничества, предсказателей и колдунов, исполняющих функцию жречества в Древнем Китае. Исследования Д. Китли занимают особое место в мировой синологии, ссылки на его монографии можно обнаружить практически в каждой работе, посвященной китайской древности.

Предметомпредставленного исследования является эволюция системы официальных жертвоприношений Древнего и имперского Китая.

Целью моей работы выступает реконструкция эволюции государственной ритуальной системы как политического инструмента. Заявленная цель предполагала решение следующих задач:

определить истоки зарождения официальных жертвоприношений и связанных с ними феноменов;

выявить структуру официального ритуала и динамику развития механизмов его функционирования в различные исторические эпохи

установить основные факторы, влияющие на изменения в ритуальной системе, а также характер её взаимодействия с институтом верховной власти и возможную степень влияния со стороны других структур.

рассмотреть основные особенности и схемы функционирования официальных жертвоприношений в её оформленном виде, их роль и значение в системе государственного управления.

Главными источниками исследования при написании работы послужили оригинальные китайские письменные памятники. Учитывая тот факт, что сфера ритуала достаточно широка, многие из существующих источников лишь частично описывают некоторые его стороны. Ниже мною перечислены лишь наиболее важные из них.

Основным материалом для исследования ритуалов в различные периоды китайской истории являются трактаты чжи, входящие в состав официальных историописаний, полностью или частично посвященные государственным жертвоприношениям. Такими являются трактат «Фэн шань шу» 封禅书(Книга/трактат о жертвоприношениях Небу и Земле) из «Ши цзи» 史记 (Записи историка / Исторические записи), «Цзяо сы чжи» 郊祀志 (Трактат о жертвоприношениях в предместьях) из «Хань шу» 汉书 (История [династии/эпохе Западная] Хань), «Цзи сы чжи» 郊祀志 (Трактат о жертвоприношениях) из «Хоу Хань шу» 后汉书 (История [династии] Поздняя Хань).

С точки зрения изучения ритуального уклада доимперского Китая интерес представляют главы «Чунь гуань» 春官 (Весенние чиновники) и «Дун гуань» 冬官 (Зимние чиновники), а именно её часть «Као гун цзи» 考工记 (Записки об исследовании ремесёл) из «Чжоу ли» 周礼 (Чжоуские ритуалы), а также «Ли цзи» 礼记 (Записки о ритуалах) , «Ши цзин» 诗经 (Книга песен), «Шу цзин» 书经 (Книга истории) из сборника канонов «Ши сань цзин» (Тринадцатиканоние), так же содержащие сведения о церемониях жертвоприношений.

Хронологические рамки исследования охватывают собой период времени, начиная примерно с XVII в. до н.э. и заканчивая 3 в. до н.э. Данный промежуток времени включает в себя эпоху Шан-Инь 商殷 (XVII-XI вв. до н.э.), периоды Западного Чжоу 西周 (XI в. - 771 гг. до н.э.) и Восточного Чжоу 东周 (770-221 гг. до н.э.), правление империй Цинь 秦 (221-207 гг. до н.э.) и Ранняя/Западная Хань 前/西汉 (206 г. до н.э. - 23 г. н.э.). При воссоздании истории развития официальной ритуальной системы за основу принята традиционная китайская историографическая хронология, в которой национальный исторический процесс разбивается на эпохи, соотносившиеся с правлением отдельных династий (правящих домов).

Научная новизнаданной работы заключается в том, что большинство исследований, посвященных или затрагивающих жертвоприношения (религиозные ритуалы), обращаются к религиозно-философской стороне вопроса, рассматривают лишь ритуал какой-то конкретной эпохи, либо носят сугубо описательный характер, а если и затрагивают политический аспект ритуала, то чаще, как элемент “государственной религии”. В данной дипломной работе будет произведен анализ самого феномена официальной ритуальной системы, как сложного идеологического комплекса, состоящего из множества взаимозависимых элементов, и как подвижный и рефлексивный механизм, подстраивающийся к меняющимся требованиям различных эпох и эффективно функционирующий в структуре государственного управления.

Данная дипломная работа включает в себя введение, четыре главы, заключение и список используемой литературы.

Первая глава посвящена выявлению истоков возникновения и анализу ранних ступеней развития системы государственных жертвоприношений в эпоху Шан-Инь.

Во второй главе исследуются различные моделей функционирования ритуальной системы в периоды Западного и Восточного Чжоу. Также в ней рассмотрен процесс формирования основных особенностей официального ритуал, как элемента государственной системы и средства политического управления.

В третьей главе предметом рассмотрения является модель официальных жертвоприношений, формирующаяся в первой китайской империи Цинь.

И наконец, четвертая глава освещает динамику развития и окончательное закрепле







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-02; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.132.132 (0.025 с.)