ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МЕДИТАЦИЯ: СПОКОЙСТВИЕ БЕЗМЫСЛИЯ



Итак, в предыдущих упражнениях вы учились управлять состоянием мышц, кровеносных сосудов, дыханием. Теперь пришло время научиться управлять состоянием собственного сознания, управлять... собственной мыслью.

Что это еще за игра слов? Или автор полагает, что мы уже сами и думать разучились, что за нас думает кто-то другой? Спешу погасить возможное раздражение читателя. Автор вовсе не собирается учить вас, как нужно думать, справедливо полагая, что вы это и так делаете прекрасно. В тот-то и состоит парадокс, что автор хочет рассказать о противоположном — каким образом можно научиться НЕ ДУМАТЬ. О том, как остановить нескончаемый поток мыслей, неумолкающий внутренний диалог. Необходимо сразу же предупредить, что мы не будем пытаться изобретать велосипед, а попробуем использовать многовековую мудрость и опыт человечества. Ибо существовало все это еще многие десятки веков назад в буддизме, в йогических школах (особенно в системе так называемой раджа-йоги), в суфизме, а в 1930-е годы было переработано, осовременено, европеизировано И. Шульт-цем во второй ступени разработанного им аутотренинга. Использовал это также и Г. Гурджиев. Очередная волна популярности подобных методов поднялась в 1970-е годы, особенно в США, в период, названный впоследствии «великой метафизической революцией». И не стихает до сих пор. А называются эти методы, как вы уже, наверное, догадались, медитацией. Или, как вы теперь прекрасно представляете, управляемым ИСС.

В чем же польза такого действительно необычного состояния сознания, состояния «не-думания»? Она очевидна - и в том, что касается борьбы со стрессом, и в том, что касается решения обычных житейских проблем. Наряду с отдыхом и снятием нервного напряжения, ликвидацией проблемы «застревания» на неприятных размышлениях, подобное состояние «умственной паузы» позволяет преодолеть ограничения и негибкость сознательной логики, о чем мы уже ранее говорили, прислушаться к мнению подсознания, вглядеться в глубины интуиции. Но прежде чем это сделать, необходимо вернуться к нашим представлениям о подсознании, чтобы углубить их, по-новому взглянуть на соотношение сознания и подсознания, на организацию и механизмы деятельности целостного мозга. Взглянуть с точки зрения представлений об осознаваемых и неосознаваемых психических процессах.

Можно сказать, что в нашем мозге одновременно протекает огромное множество параллельных процессов (если воспользоваться компьютерной терминологией), в том числе и таких, которые можно назвать мыслью (связанных с корой больших полушарий). Только малая часть из них доходит до нашего сознания, подавляющее же большинство относится к так называемым неосознаваемым психическим процессам. Как же так получается?

Вспомним, что объем нашего внимания и осознания ограничен. И хотя в каждое мгновение неисчислимый легион процессов-мыслей бродит по извилистым пространствам коры мозга, лишь одна из этих мыслей помещается в узкое окошко осознания, становясь мыслью сознательной. Прочие же толпятся вокруг манящего выхода на белый свет, протискиваясь к нему и отталкивая друг друга локтями, но так и не могут к этому окошку пробиться, оставаясь на подсознательном уровне. А создается и регулируется эта бойкая очередь по законам самоорганизации. Получает ли процесс доступ в сознание, какое место он занимает в этой очереди, зависит от его важности для организма в данный момент, от его приоритета, дающего «пропуск» в сознание. Так уставшая молодая мать, спящая крепким сном, изможденная от ночного недосыпания, не реагирует ни на громкий уличный шум за окном, ни на звук телевизора, но зато мгновенно просыпается от малейшего всхлипывания ребенка, забеспокоившегося в своей кроватке.

Теперь давайте представим, насколько возрастает напряженность внутренней, мысленной работы, когда два или более процесса, активно конкурирующих друг с другом, получают одинаковый приоритет, одинаковое право занять область осознания. Возрастают непроизводительные затраты, ибо мозгу приходится тратить часть своих ресурсов на то, чтобы организовывать своевременное чередование этой «сладкой парочки» в сознании, строго «надзирать» за порядком в очереди (в компьютерной аналогии - функция «супервизора» в многозадачной операционной системе). Можно сказать, что при этом затраты ресурсов мозга не складываются, как в случае независимых параллельных процессов, а как бы перемножаются. Типичный пример — так называемое деловое общение, когда человек вслух говорит одно, про себя же думает совсем другое. А если это общение еще и сопряжено с ответственностью, с необходимостью принятия важного решения, когда приходится лихорадочно просчитывать все возможные варианты на несколько ходов вперед... да еще поддерживать диалог с собеседником... Да если при этом еще и разговаривать на чужом языке...

Это касается только мыслей обычных, осознаваемых. Когда же мысли неосознаваемые, не допускаемые в сознание начинают конфликтовать со своими более «везучими» конкурентами или друг с другом, уж тут-то внутри вскипает буря эмоций, развивается явный дискомфорт. Внутренние «нечистоты» вскипают, стремясь излиться наружу. И происходит это нередко.

Представим на минуту человека, входящего в кабинет к Лицу, от которого зависит решение важного вопроса («казнить нельзя помиловать»), убежденного в несправедливости свалившихся на его голову претензий и незаслуженности проблем, затаившего внутри злобу или агрессию. И пусть на лице его надета маска просителя, украшенная умильно-угодливой улыбкой, пусть слова его говорят о робости и смирении, да и в голосе звучат нотки почтения, а порой и неприкрытого низкопоклонства. Но внимательный наблюдатель сможет заметить и искусственность, «приклеенность» улыбки, и напряженность позы, и даже то, что правая кисть просителя непроизвольно сжимается в кулак. Все это говорит о том, что в подсознании нашего героя роятся совсем другие мысли по поводу этого общения, приятного во всех отношениях: «Ух, я бы тебе...» И хотя наш герой сам этого не замечает (а возможно, и собеседника своего искусно вводит в заблуждение), подобная раздвоенность, противоречие сознания и подсознания не может не создавать нервного напряжения, делая общение в данной ситуации тяжелой работой. Долго придется потом нашему герою, даже при положительном решении волновавшего его вопроса, «отходить» после этой встречи, гасить свой внутренний «пожар», унимать разыгравшиеся подавляемые эмоции. Такова цена внутреннего «раздвоения» или двоедушия (у Дж. Оруэлла встречается очень меткое слово — «двоемыслие»).

Справедлива и обратная закономерность, когда, выражаясь словами М.А. Булгакова, «говорить правду легко и приятно». Легко и приятно, когда в мыслях то же, что и на языке, когда не надо играть роль перед собеседником, внутренне напрягаться, кривить душой. Собственно, это и происходит в общении с близкими друзьями, когда человек чувствует душевное, доверительное отношение, когда может высказать то, что наболело («сказал - и облегчил душу»). Когда он может быть самим собой, избавиться от внутренней двойственности, в том числе и от двойственности процессов, протекающих в его сознании, от отягощающего «двоемыслия».

Теперь представим ситуацию еще более легкую и приятную, когда в течение достаточно длительного времени (минут, десятков минут) в сознании постоянно остается лишь один процесс, вернее, один и тот же процесс, одна мысль. Когда прекращается суета, толкотня и чехарда мыслей, ждущих своей очереди, чтобы попасть в сознание. Когда снимается дискомфорт и внутренняя напряженность. Когда мозг отдыхает (и его «хозяин» вместе с ним). Подобное состояние в медитации дзэн именуется «одноточечностью сознания», в йоговс-кой традиции - однонаправленностью ума, а в рамках традиционных медицинских представлений — моноидеизмом, по В. Брэду. Такое состояние («У меня есть одна мысль, и я ее думаю» — как бесконечное повторение одного и того же музыкального фрагмента, одной дорожки на заигранной пластинке, только каждый раз чуть по-новому), собственно, и составляет сущность медитации. Легко и просто. Думать — и одновременно НЕ ДУМАТЬ. Отложить на время все проблемы, заботы, тревоги и волнения. Остановиться. Отдохнуть. Почувствовать покой.

Только спешу предупредить, что вас подстерегает на этом пути эффект «белой обезьяны». Что это такое? Если вы зададитесь целью НЕ ДУМАТЬ о каком-то конкретном предмете, например о белой обезьяне, то, как назло, ваши мысли будут неотступно вертеться именно вокруг этого предмета, вокруг этого экзотического животного -так уж устроена наша психика. Значит, чтобы действительно отдохнуть от мыслей, лучше не давать себе установку НЕ ДУМАТЬ совсем, а направить мысль на что-либо безразличное, привычное, примелькавшееся, не дающее пищи для размышлений, к чему внимание притягивается и чем сознание убаюкивается — на собственные физиологические процессы, собственные внутренние ощущения. Ошо (Бхаг-ван Шри Раджниш) пишет об этом следующим образом: «Устранить ум — это очень просто. Все, что нужно для этого сделать, это наблюдать [то есть направить внимание на непосредственное переживание чувственного опыта, не выражая его словами. — Прим. наше]... Свойство ума заключается в том, что когда вы начинаете за ним наблюдать, он начинает исчезать» (Ошо, 2000).

Как пишет А. Минделл (2000), «Медитация - открытость всему [внутреннему опыту], что требует выхода наружу». Поэтому будьте внимательны к сигналам собственного подсознания. Иными словами, именно навыки самонаблюдения, наблюдения за ощущениями, послужат вам средством отвлечения от мыслей. Для этого используйте хорошо знакомые внутренние ощущения как спасательный круг, за который можно судорожно ухватиться обеими руками, дабы не потонуть в бездонном и бескрайнем море собственных мыслей, чтобы голова оставалась на поверхности, как бы выше уровня мысли, давая возможность сделать спасительный глоток воздуха Безмыслия и Безмолвия. Пользуясь выражением Тартанга Тулку, медитация — это промежуток между мыслями. Здесь нужно подчеркнуть: медитативное состояние -это промежуток именно между мыслями, словесно оформленными. Иными словами, затянувшаяся пауза между ними: прежняя мысль ушла... «прибытие» новой задерживается. Это напоминает состояние оратора, который, стоя на трибуне, произносит свою речь, не отрываясь от напечатанного текста... и вдруг обнаруживает, что следующий лист утерян, и он просто не знает, что говорить дальше. Именно в такие моменты, когда у сознания «нет слов», глубинные, подсознательные образы становятся доступными для осознавания.

Кстати, согласно одному из определений ИСС (К. Кастанеда, 1997), измененное состояние сознания — это «внутреннее безмолвие как особое состояние изгнания мыслей», которое «наступает при прекращении внутреннего диалога». В духовно-медитативных практиках подобные состояния поддерживаются длительное время. В качестве примера сошлемся на исследователя буддистских практик Н.В. Абаева, у которого находим указание на то, что процесс буддистской медитации должен продолжаться непрестанно, не прерываясь и тогда, когда человек находится не в статическом положении (сидячей позе), а занят какой-либо активной деятельностью. При этом человек обязан пребывать в состоянии непрерывного созерцания и интуитивно-невербального, возвышенно-медитативного размышления о природе вещей, тем самым находясь «в соответствии с истинной природой дхарм» (Абаев Н.В., 1991). Становясь постоянным спутником человека, неотъемлемой частью его умственной деятельности, «со временем это понимание переходит в убежденность и становится основанием всей культовой и жизненной практики» (В.В. Малявин, 1998). Но это — идеал древней восточной традиции. Современному же человеку, для того чтобы воспользоваться теми благами, которые способно принести медитативное состояние, может быть достаточно «окунуться» в него всего на несколько минут. По выражению Ю.Л. Каптена (1993), наилучший путь для современного человека — постепенно встраивать в свою жизнь элементы медитативной практики.

Дайте же себе, собственному мозгу возможность немного отдохнуть: сознанию - возможность отдохнуть от мыслей, подсознанию - возможность отдохнуть от гнета и цензуры сознания, на время почувствовать свободу, подышать ее вольным воздухом (не забывайте, дыхание во время медитации — это особое дыхание, подсознательно-сознательное). Попробуйте услышать тишину, увидеть пустоту, ощутить собственную бестелесность. Попробуйте, как в дзэнской загад-ке-коане, услышать хлопок одной ладонью. И если все это вам удастся, то вы сможете ощутить истинный покой. И в самом деле покой всегда присутствует внутри нас. Необходимо лишь отыскать его в себе, внимательно прислушавшись к своим ощущениям, к своим внутренним процессам, связанным как с разумом, так и с чувствами. И переживание этого состояния покоя действительно дает возможность познать себя самого, прислушаться к голосу подсознания, получить доступ к внутренней мудрости, помогающей найти выход из затруднительной ситуации, дать разрядку накопленным эмоциям или избавиться от назойливого физического дискомфорта. Это и есть самое эффективное средство от стрессов и внутренних проблем. Средство, быть может, самое сложное... и в то же время, совсем как в дзэнских парадоксах, самоё простое. Сложное вначале, по мере освоения оно становится очень простым, почти автоматическим. Подумайте, как любил повторять Милтон Эриксон, когда-то вы не умели даже ходить и говорить... потом это стало просто и естественно. Когда-то вы не умели считать, читать и писать, плавать, ездить на велосипеде... и все это стало потом простым и автоматическим навыком. (Можно продолжать этот список очень долго.) Так же точно вы можете научиться древнему искусству медитации — в его современном, научно-цивилизованном варианте, — и это станет для вас так же просто и естественно. Но только в отличие от традиционного пути медитации, требовавшего долгих лет занятий, аскетизма и ухода от мирской жизни, ставившего иные задачи, нежели избавление от стресса, мы с вами будем говорить о способе медитации, упрощенном для усвоения, экономично-сокращенном, приспособленном к условиям жизни нынешнего городского обитателя.

Для чего необходима медитация современному человеку? По удачному выражению американского исследователя Дж. Уэлвуда (1998), медитация исцеляет отрыв от жизни в целом. Отечественный специалист по альтернативной медицине Б. Аранович (2001) считает, что эффект медитации — это гармонизация жизни человека. Наряду с непосредственным оздоровительным действием она затрагивает самые глубокие духовные пласты нашей жизни, открывая доступ к тем частям личности, которые в обычной жизни закрыты бытовыми заботами, проблемами и социальными масками. Медитация — способ налаживания диалога между сознанием и подсознанием. Во время медитации содержание подсознания «всплывает», проявляет себя в сознании. Вначале подобное переживание, названное К. Г. Юнгом «явлением теней», может быть драматичным, однако преодоление первоначальных влияний этого процесса на психику постепенно приводит к чувству спокойствия, блаженства и равновесия, ослаблению или полной ликвидации симптомов различных невротических состояний, а также способствует развитию самосознания (Walter O.V., 1999). Медитативная практика способствует также развитию интуиции, «пробуждает» ее (Vaughan F.E., 1979), что может стать важным ресурсом в повседневной жизни, особенно при решении творческих, нестандартных задач.

Медитация оказывает поистине неоценимый оздоровительный эффект. Исследования физиологов убедительно показали, что у людей, регулярно занимающихся медитацией, улучшается состояние сердечно-сосудистой системы — нормализуется артериальное давление (Wallace R.K. е.а., 1983), происходит достоверное снижение исходно повышенного уровня холестерина в крови (Cooper M.J., Aygen M.M., 1979), наблюдается нормализация содержания в крови «стрессовых» гормонов коры надпочечников (Jevning R. е.а., 1978). Улучшается и состояние дыхательной системы; в частности, обнаружено уменьшение сопротивления дыхательных путей и облегчение дыхания при бронхиальной астме (Wilson A.F. е.а., 1973). Медитация эффективна и при лечении заболеваний, связанных с нарушением иммунитета (Коллиндж У., 1997). При этом физиологические механизмы лечебного действия медитации сравниваются с механизмами рефлексотерапии. Описано даже положительное воздействие медитации на замедление физиологических изменений организма в процессе старения (Wallace R.K. е.а., 1983). Подход к медитации как к оздоровительно-психологической процедуре очень прост. Медитировать — значит удерживать возможно более полное внимание на своих внутренних процессах (Брукс Ч., 1997) или просто прислушиваться к собственному телу (Коллиндж У, 1997).

Как пишет американский психолог Д. Лэйк (2000), для современного прагматического подхода медитация — это «трансляция покоя в сознание, после того как тело расслабилось... При этом сознание замолкает и душа успокаивается». В этом определении подчеркивается тесная взаимосвязь медитации и релаксации. Отметим, что сама физиологическая реакция релаксации, являющаяся «противоядием» от стресса, была описана Г. Бенсоном именно при изучении состояния людей в процессе медитации. Обратите внимание: медитация всегда начинается после уже известного вам мышечного расслабления. Участвуют в этом и упомянутые ранее навыки управления дыханием: «Ключом к медитации является глубокое [замедленное— Прим. наше] дыхание, которое помогает расслабиться» (Лоуэн А., 2000а). Собственно, медитация и представляет собой следующую по глубине (после релаксации и успокаивающего дыхания) ступень внутренней гармонизации и снятия стресса. И время шагнуть на эту ступень уже пришло.





Последнее изменение этой страницы: 2019-12-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.009 с.)