ТОП 10:

Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук



Научный руководитель:

Егоров Андрей Владимирович,

кандидат юридических наук

Москва – 2018

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………...…….4

ГЛАВА 1. ХАРАКТЕРИСТИКА ВЗАИМНОЙ СВЯЗИ ИНСТИТУТОВ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА И БАНКРОТСТВА …...…………………………………..18

ГЛАВА 2. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ТРЕБОВАНИЯ ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА ПРИ БАНКРОТСТВЕ ПОРУЧИТЕЛЯ ……………………..................................27

§ 2.1. КВАЛИФИКАЦИЯ ТРЕБОВАНИЯ ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА ДЛЯ ЦЕЛЕЙ УЧАСТИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ ……………………………….27

§ 2.2. ВОЗБУЖДЕНИЕ ДЕЛА О БАНКРОТСТВЕ ПО ИНИЦИАТИВЕ КРЕДИТОРА ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА …………………………………………31

§ 2.3. УСТАНОВЛЕНИЕ ТРЕБОВАНИЯ ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ …………………….………………………………..………..…….36

2.3.1. Особенности установления требования из солидарного поручительства в деле о банкротстве …………….…………………………….…………………….36

2.3.2. Особенности установления требования из субсидиарного поручительства в деле о банкротстве …………………….....................................49

2.3.3. Особенности установления требования из поручительства в деле о банкротстве до наступления срока исполнения обеспечиваемого обязательства ……………………….............……………………………………….72

2.3.4. Особенности установления требования из поручительства в деле о банкротстве при совпадении поручителя и залогодателя по одному обеспечиваемому обязательству в одном лице ..………………………………...89

§ 2.4. ИСКЛЮЧЕНИЕ ТРЕБОВАНИЯ ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА ИЗ РЕЕСТРА ТРЕБОВАНИЙ КРЕДИТОРОВ ………………………….....………..98

ГЛАВА 3. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ КРЕДИТОРОМ ТРЕБОВАНИЯ, ОБЕСПЕЧЕННОГО ПОРУЧИТЕЛЬСТВОМ, ПРИ БАНКРОТСТВЕ ОСНОВНОГО ДОЛЖНИКА …………………………………………….……….115

§ 3.1. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КРЕДИТОРА ПЕРЕД ПОРУЧИТЕЛЕМ ПРИ БАНКРОТСТВЕ ОСНОВНОГО ДОЛЖНИКА ………………………………..115

§ 3.2. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ТРЕБОВАНИЯ ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА ПРИ ЗАКЛЮЧЕНИИ МИРОВОГО СОГЛАШЕНИЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ ОСНОВНОГО ДОЛЖНИКА ………............................................................…..…128

§ 3.3. КОНКУРЕНЦИЯ ТРЕБОВАНИЯ КРЕДИТОРА И ОБРАТНОГО ТРЕБОВАНИЯ ПОРУЧИТЕЛЯ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ ОСНОВНОГО ДОЛЖНИКА ………………………………………………….................................156

ГЛАВА 4. ОСПАРИВАНИЕ ДОГОВОРА ПОРУЧИТЕЛЬСТВА В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ …………...................................................................…………….173

ГЛАВА 5. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ ПОРУЧИТЕЛЬСТВА ПРИ ОСПАРИВАНИИ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ СДЕЛОК, НАПРАВЛЕННЫХ НА ИСПОЛНЕНИЕ ОБЕСПЕЧИВАЕМОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ……………………………………………………….….…....206

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………....……238

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ ……………..243

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ...………………………………………...245


ВВЕДЕНИЕ

 

    Актуальность темы диссертационного исследования

    Экономический аспект. В последние годы традиционное – общегражданское – восприятие и применение положений о поручительстве в многочисленных делах о банкротстве столкнулось с разнообразными правоприменительными проблемами. Особенно серьезным испытанием как для участников оборота, так и для судебной системы стал финансовый кризис 2008 г. Лавинообразный поток дел о банкротстве остро обнажил новые грани отношений между кредиторами и должниками.

    В этот трудный период многие хозяйствующие субъекты оказались просто дезориентированы, поскольку в сжатые сроки им приходилось принимать жизненно важные (с точки зрения бизнеса) решения, причем принятие таких решений происходило не только на фоне сопутствующих рыночных и кредитных рисков, но и далеко не в последнюю очередь на фоне правовых рисков. Как точно отмечает Р.С. Бевзенко, «традиционные способы обеспечения обязательств легко разрушались в судах либо оказывались неэффективными, а непоименованные – чрезвычайно рискованными с точки зрения судебного признания обеспечительных прав. В итоге у кредиторов зачастую оставалось лишь то, что им предопределено этимологией самого термина «кредитор» (лат. credere – «верить»), – надежда, что должник не станет неплатежеспособным и исполнит обязательство»[1].

    В результате этого среди профессиональных кредиторов (банков, лизинговых компаний и т.д.) стало формироваться недоверие как к институту обеспечения в целом, так и к институту поручительства в частности. В данном контексте особенное беспокойство вызывают дела о банкротстве. Здесь риск утраты обеспечения по общегражданским основаниям (например, путем прекращения или признания соответствующей сделки недействительной) дополнительно осложняется специальными основаниями недействительности сделок, предусмотренными законодательством о банкротстве (гл. III.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон, Закон о банкротстве)).

    Помимо этого, самостоятельной проблемой стал риск утраты кредиторского контроля над несостоятельным должником. Такая опасность возникла вследствие расширения агрессивной практики выдачи должниками «лжепоручительств» с целью формирования искусственной кредиторской задолженности. Следует отметить, что иногда утрата кредиторского контроля над процедурой банкротства становилась результатом неожиданных перегибов в правоприменительной практике (например, по вопросу поглощения личного обеспечения вещным при совпадении поручителя и залогодателя).

    Выявленные правовые риски были незамедлительно учтены профессиональными участниками оборота и закономерно повлекли в последующем увеличение цены кредита. В сложившейся ситуации научное исследование, направленное на изучение взаимодействия институтов поручительства и банкротства, как никогда востребовано современной экономикой.

    Правоприменительный аспект. Именно противоречивая судебная практика во многом дала богатый материал для анализа. В ходе ее изучения диссертантом были выявлены многочисленные проблемы, с которыми сталкивается кредитор при осуществлении как требования, обеспеченного поручительством (в деле о банкротстве основного должника), так и требования из поручительства (в деле о банкротстве поручителя). Анализ, проведенный в ходе исследования, показал отсутствие единообразия по широкому спектру вопросов в изучаемой сфере правоотношений.

    Актуальность обозначенных проблем вынудила в 2011 г. высшую судебную инстанцию приступить к разработке проекта постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством». Также в период с 2009 по 2016 гг. сначала Президиум ВАС РФ, а затем Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ) рассмотрели небывалое количество дел, связанных с рассматриваемой проблематикой. Работа над диссертацией шла во многом параллельно с деятельностью высшей судебной инстанции в данной сфере. При этом отдельные тезисы настоящего исследования, опубликованные в ведущих юридических журналах, были впоследствии восприняты ее правоприменительной практикой.

    Правотворческий аспект. Следует отметить, что до настоящего времени законодательная власть не уделяет значительного внимания существованию проблем при взаимодействии институтов поручительства и банкротства. Никаких попыток по гармонизации соответствующих отношений на законодательном уровне не предпринималось.

    В рамках реализации Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации[2] (далее – Концепция) институт поручительства был подвергнут лишь косметической модернизации. Большинство внесенных изменений было направлено на разрешение существовавших проблем общегражданского характера. Специфика применения положений о поручительстве при рассмотрении дел о банкротстве Концепция никоим образом не учитывала.

    С одной стороны, это, конечно же, отрицательный момент. С другой стороны, диссертант является сторонником того подхода, что в виде закона следует оформлять лишь те правовые позиции, которые прошли необходимую апробацию как в правоприменительной практике, так и в ходе научной дискуссии. Поэтому всяческие попытки настаивать на принятии законопроектов, оформляющих «сырые» (с точки зрения научной доктрины) законодательные инициативы, нельзя признать правильными. В этом смысле настоящая работа является лишь отправной точкой в поиске оптимальных механизмов взаимодействия институтов поручительства и банкротства.

    Доктринальный аспект. Тесная взаимосвязь институтов поручительства и банкротства не вызывает сомнений. Однако природа этих взаимоотношений остается неизученной. Для удобства исследования целесообразно разграничить специфику их взаимодействия в зависимости от того, какой субъект отношений оказался неплатежеспособен – основной должник или поручитель.

    С одной стороны, при банкротстве основного должника прослеживается внутренняя неразрывная связь этих институтов друг с другом. Так, по сути, лишь завершение конкурсного производства в отношении основного должника раскрывает истинное предназначение обязательства из поручительства, которое заключается в компенсации кредитору части требования, оставшейся непогашенной. При этом такая экономическая трактовка указанных отношений характерна как для субсидиарной, так и для солидарной формы поручительства. Ведь при платежеспособности главного должника поручительство сводится к оперативному покрытию так называемого кассового разрыва, возникающего у должника. В таких случаях возврат исполненного поручителем является лишь вопросом времени.

    С другой стороны, при банкротстве поручителя, напротив, прослеживается концептуальная несовместимость этих институтов. Так, установление требования из поручительства в деле о банкротстве противоречит самой природе конкурсных отношений, предполагающих по общему правилу допуск к участию в деле о банкротстве добровольных кредиторов лишь при наличии с их стороны встречного предоставления. Очевидно, что такого предоставления в конкурсную массу со стороны кредитора из поручительства по общему правилу не бывает.

    Отсюда в первом приближении можно сделать следующий вывод: если банкротство основного должника в полной мере отвечает предназначению и функционированию института поручительства и даже в известном смысле естественным образом предполагается последним, то банкротство поручителя, напротив, противоречит его природе. Тем не менее и здесь есть место для поиска регулятивных компромиссов.

    Как видим, нити рассматриваемых правоотношений тесно сплелись в огромный запутанный клубок. При этом закономерности взаимодействия этих институтов до сих пор никем глубоко не изучались. Большинство исследований по вопросам поручительства (причем как отечественных, так и зарубежных) носят общегражданский характер; исследования по вопросам банкротства также проводятся учеными, как правило, изолированно от изучения вопросов поручительства[3]. Научные познания в этой области всегда носили разрозненный и отрывочный характер: в публикациях, посвященных проблемам поручительства, изредка упоминались вопросы банкротства, и наоборот.

    В настоящее время большинство положений, регулирующих поручительство, закреплены в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее – ГК РФ). Поэтому любопытно то, что на отдельных этапах своего исторического развития данный институт регулировался в значительной степени законодательством о банкротстве. Указанную особенность, в частности, отмечал В.Д. Мочульский: «Если мы теперь обратимся к нашим гражданским законам о поручительстве, то сейчас же само собою возникает мысль об их историческом происхождении из устава о банкротах, ибо под статьями о поручительстве т. Х ч. I приведены почти единственно статьи этого устава, касающиеся поручительства, а именно ст. 55 и 56 ч. I и 95–97 ч. II»[4] (курсив в оригинале. – Р.С.).

    Все это свидетельствует о тесной взаимосвязи между этими правовыми явлениями, которую нельзя игнорировать. Сейчас уже назрела острая необходимость в проведении фундаментального комплексного исследования проблем поручительства и банкротства. И настоящая работа является попыткой внести посильный вклад в упорядочение взаимоотношений в исследуемой сфере.

    Степень научной разработанности проблемы. Общегражданские аспекты институты поручительства достаточно глубоко изучены как в отечественной, так и в иностранной цивилистике. В своих работах соответствующие проблемы исследовали Р.С. Бевзенко, В.А. Белов, В.В. Витрянский, Б.М. Гонгало, Л.Г. Ефимова, Д.И. Мейер, П.А. Меньшенин, С.П. Никонов, И.Б. Новицкий, Л.А. Новоселова, А.М. Нолькен, Е.А. Павлодский, С.В. Сарбаш, О.М. Свириденко и др. Среди иностранных специалистов, к работам которых обращался диссертант, следует отметить Х. Вебера, Р.Д. Беренса, Ф.Л. Брюнера, Ф.Р. Вуда, Е. Годемэ, У. Дробнига, Л.Ж. де ла Морандьера, Р. Саватье, Я.Д. Сокол, Р. Циммермана и др.

    Также с учетом комплексного характера исследования были проанализированы работы, посвященные проблемам осуществления прав кредиторов в рамках дела о банкротстве, следующих ученых: Б.С. Бруско, А.Х. Гольмстена, А.В. Егорова, О.Р. Зайцева, С.А. Карелиной, К.Б. Кораева, С.А. Кузнецова, Р.Т. Мифтахутдинова, Е.Ю. Пустоваловой, Е.Д. Суворова, М.В. Ткачевой, Г.Ф. Шершеневича, Т.П. Шишмаревой и др.

    Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе осуществления прав и интересов кредитора, поручителя и основного должника в случае несостоятельности одного или нескольких из указанных субъектов права.

    Предметом диссертационного исследования являются особенности осуществления и защиты прав и интересов кредитора, основного должника и поручителя в случае несостоятельности указанных субъектов права, как в российском, так и в иностранных (прежде всего, англосаксонских) правопорядках, в том числе соответствующие законодательные нормы, примеры правоприменительной практики, доктринальные подходы, теории, идеи, а также современные тенденции развития законодательства и судебной практики в области взаимодействия институтов поручительства и банкротства.

    Цели и задачи исследования. Целью настоящего исследования является разработка эффективной модели взаимодействия институтов поручительства и банкротства в российском праве. При этом промежуточными задачами выступают:

    1) изучение юридической сущности поручительства как способа обеспечения исполнения обязательства и его взаимосвязи с институтом банкротства;

    2) изучение проблем, возникающих при осуществлении требования из поручительства в деле о банкротстве поручителя;

    3) изучение проблем, возникающих при осуществлении требования, обеспеченного поручительством (либо обратного требования), в деле о банкротстве основного должника;

    4) разработка возможных мер противодействия недобросовестному использованию поручительства в целях искусственного увеличения кредиторской задолженности в деле о банкротстве.

    Нормативная и эмпирическая основа исследования. Нормативную основу исследования составили акты как российского, так и зарубежного законодательства, регулирующие институты поручительства и банкротства.

    Эмпирической основой исследования стали материалы отечественной и зарубежной правоприменительной практики по спорам, возникающим при взаимодействии институтов поручительства и банкротства.

    Методологическая основа исследования. Диссертационное исследование осуществлено на базе научных методов познания. В ходе работы были использованы как общенаучные (в частности, диалектический), так и специальные (в частности, сравнительно-правовой, исторический, формально-юридический и др.) методы исследования.

    Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые проведены анализ и обобщение проблем взаимодействия институтов поручительства и банкротства.

    В результате проведенного исследования сделаны следующие выводы, выносимые на защиту.

    1. Для осмысления взаимной связи институтов поручительства и банкротства необходимо определить характер их взаимодействия при несостоятельности как основного должника, так и поручителя.

    А) Риск наступления несостоятельности основного должника изначально принимается как поручителем, так и кредитором, поскольку конструкция личного обеспечения смоделирована именно на этот случай. По этой причине взаимодействие анализируемых институтов при банкротстве должника по обеспечиваемому обязательству носит гармоничный – конгруэнтный – характер.

    Б) Наступление несостоятельности поручителя вступает в противоречие:

    Во-первых, с изначальными ожиданиями кредитора из поручительства, то есть не соответствует предназначению института личного обеспечения.

    Во-вторых, с ожиданиями иных кредиторов несостоятельного поручителя по возмездным сделкам, поскольку по общему правилу в отличие от них кредитор из поручительства ничего в конкурсную массу не предоставляет, но при этом претендует на участие в ее распределении.

    В приведенном случае цели этих институтов явно вступают в противоречие между собой, поэтому их взаимодействие носит разнонаправленный – конверсивный – характер.

    С целью полноты научного анализа следует отметить, что взаимодействие этих институтов может иметь место и при банкротстве кредитора. Указанное явление носит экстраординарный характер и порождает единственную проблему – восстановление обеспечения (в том числе поручительства) в результате оспаривания сделки по исполнению обеспечиваемого обязательства. Аналогичная ситуация может возникнуть и при оспаривании сделок в рамках дела о банкротстве основного должника. Поэтому, по мнению диссертанта, банкротство кредитора никаких новых граней взаимодействия исследуемых институтов не раскрывает.

    2. Анализ правовой природы обязательства из поручительства через призму института банкротства позволяет выделить две качественно отличающиеся фазы в его динамике, а именно:

    1) до момента завершения конкурсного производства в отношении основного должника;

    2) после момента завершения конкурсного производства в отношении основного должника.

    Как известно, в силу абзаца третьего п. 9 ст. 142 Закона о банкротстве требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными. После полного или частичного погашения обеспечиваемого требования (либо обратного требования) положение поручителя меняется кардинально: он окончательно утрачивает возможность восстановить свое имущественное положение за счет основного должника. Соответственно, отрицательный финансовый результат от обеспечиваемой хозяйственной операции кредитора перекладывается на него. Приведенный подход позволяет раскрыть главное предназначение института личного обеспечения, которое сводится к фиксации поручителем экономических убытков кредитора.

    3. Кредитор из поручительства может одновременно или последовательно участвовать как в деле о банкротстве поручителя (поручителей), так и в деле о банкротстве основного должника, причем одновременное включение одного и того же требования кредитора в несколько реестров требований кредиторов возможно как при солидарности, так и при субсидиарности предоставленного поручительства. В первом случае суду достаточно установить неисправность должника по обеспечиваемому обязательству, а во втором дополнительно требуется проверка наступления условий субсидиарной ответственности, предусмотренных законом или условиями договора. Единственное исключение из правила о параллельном участии в нескольких делах о банкротстве – оговорка о строгой субсидиарной ответственности поручителя, установленная договором поручительства. В этом случае предъявление притязаний к поручителю возможно лишь после исчерпания кредитором иных способов удовлетворения его требований за счет основного должника (а точнее, после наступления условий, оговоренных в договоре поручительства). Соответственно, здесь воплощается принцип последовательности (очередности) взыскания.

    4. Требование из солидарного поручительства для целей квалификации в деле о банкротстве предполагается тождественным требованию из обеспечиваемого долга (причем как по размеру, так и по составу). Иное может быть предусмотрено договором поручительства (например, ограничение ответственности поручителя конкретной суммой (ограничение по размеру) либо только суммой начисленной неустойки (ограничение по составу)). В то же время ответственность поручителя не должна быть более обременительной, чем ответственность главного должника. В связи с этим диссертант выделяет два подхода к пониманию природы тождественности долговой нагрузки основного должника и поручителя – абсолютный (то есть тождественность с обязательным совпадением итоговой величины долга) и относительный (то есть тождественность номинальных условий основного и обеспечительного обязательств, в котором совпадение итоговой величины долга не обязательно).

    Исходя из тождественности имущественных притязаний, кредитор из поручительства должен обладать теми же неимущественными правами, что и иные кредиторы той же очереди, в том числе: правом на участие в собрании кредиторов с правом голоса, правом инициировать процедуру банкротства, правом на получение пропорциональной доли при распределении конкурсной массы и т.д.

    5. В случае введения процедуры банкротства в отношении поручителя кредитор должен иметь возможность требовать досрочного исполнения обеспечиваемого обязательства от должника, даже при исправном исполнении со стороны последнего (так называемое опережающее банкротство поручителя), и, соответственно, участвовать в этом деле о банкротстве. Для данных целей могут быть использованы положения ст. 813 ГК РФ об утрате обеспечения или ухудшении его условий. Исключением является случай строгого субсидиарного поручительства, поскольку предъявлять требование к такому субсидиарному поручителю до наступления оговоренных условий (как правило, завершение конкурсного производства в отношении основного должника) недопустимо.

    6. Заключение мирового соглашения в деле о банкротстве основного должника по общему правилу не должно влиять на судьбу обязательства из поручительства. Объясняется это тем, что совершение такой сделки происходит не по общегражданским, а по специальным правилам законодательства о банкротстве – по воле большинства кредиторов. Власть этого гражданско-правового сообщества распространяется только на конкурсную массу основного должника.

    Исключением являются те случаи, когда кредитор выразил свое согласие с условиями мирового соглашения, т.е. фактически когда изменение обеспечиваемого обязательства состоялось по соглашению его сторон. Другим исключением выступает ответственность поручителя по строгому субсидиарному поручительству, размер которой определяется на момент наступления оговоренного условия (например, завершение конкурсного производства в отношении основного должника). Таким образом, если до наступления соответствующего события имели место мировые соглашения в деле о банкротстве основного должника, то размер обеспечиваемого долга определяется с их учетом. Вместе с тем иное, по нашему мнению, может быть оговорено в договоре поручительства.

    7. При оспаривании договоров поручительства в деле о банкротстве поручителя следует различать две группы случаев: к первой группе относятся поручительства, которые были предоставлены с целью искусственного увеличения кредиторской задолженности в преддверии банкротства (или даже после возбуждения дела о банкротстве); ко второй – поручительства, которые были предоставлены с целью реального обеспечения исполнения обязательства основного должника. Для целей настоящего исследования диссертант предлагает именовать первые обеспечения фиктивными поручительствами (или даже лжепоручительствами), а вторые реальными поручительствами.

    Как фиктивное, так и реальное поручительство a priori невыгодно для конкурсной массы поручителя. Ведь требование из поручительства по общему правилу не сопряжено со встречным предоставлением со стороны кредитора каких-либо благ (товаров, работ, услуг) в имущественную массу поручителя. Однако из упомянутого правила есть исключения. В этой связи для разграничения указанных выше групп случаев необходимо оценивать экономическую обоснованность (целесообразность) предоставления поручительства. Так, его предоставление с экономической точки зрения целесообразно:

    1) при наличии имущественной выгоды для поручителя и его кредиторов (критерий наличия выгоды);

    2) при отсутствии имущественного вреда для поручителя и его кредиторов (критерий отсутствия вреда).

    К первой группе (критерий наличия выгоды) относятся случаи предоставления нисходящего корпоративного обеспечения, т.е. предоставления поручительства материнской компанией за дочернюю, а также другие случаи, в которых предполагается поступление имущественных благ от кредитора к поручителю опосредованно, через имущественную массу основного должника, ввиду ряда иных хозяйственных связей (например, при осуществлении капитального строительства генеральный подрядчик выступил поручителем по кредитной линии, открытой банком для застройщика с целью оплаты стоимости подрядных работ, или лизингополучатель выступил поручителем по кредиту, предоставленному лизинговой компании (лизингодателю) для приобретения предмета лизинга).

    Ко второй группе (критерий отсутствия вреда) относятся случаи предоставления поручительства в пределах стоимости чистых активов поручителя, а также при достаточности и высокой ликвидности обеспечиваемого требования к основному должнику (например, оно с избытком обеспечено залогом наиболее ликвидных акций, принадлежащих основному должнику). В данном случае от предоставления поручительства не возникает какой-либо прямой имущественной выгоды для поручителя. Между тем и вред имущественным правам кредиторов от обеспечиваемого обязательства минимален либо вообще отсутствует.

    Теоретическая значимость результатов исследования заключается в том, что сформулированные в диссертации положения и выводы развивают и дополняют науку российского гражданского права. В диссертации сформулирован ряд идей, имеющих важное теоретическое значение, в частности, идея неразрывной связи институтов поручительства и банкротства, которая носит конгруэтный характер при банкротстве основного должника и конверсивный при банкротстве поручителя; идея о необходимости выделения ключевых этапов в динамике обязательства из поручительства – до и после завершения конкурсного производства в отношении основного должника; идея о тождественности долговой нагрузки поручителя и основного должника, изученная через призму их несостоятельности (разграничение абсолютного и относительного подходов).

    Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности их использования в законодательной деятельности – при совершенствовании гражданского законодательства, а также в правоприменительной практике – при разрешении споров между участниками правоотношений из поручительства. Также отдельные тезисы могут быть использованы участниками оборота (прежде всего, профессиональными участниками рынка кредитования) в их хозяйственной практике с целью объективной оценки правовых рисков при оказании ими кредита (в экономическом смысле).

    Степень достоверности и апробация результатов исследования. Многие тезисы настоящей работы обсуждались и были использованы в ходе подготовки постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» (далее – Постановление № 42) (в частности, в ходе публичного обсуждения проекта постановления в Президиуме ВАС РФ, а также в Управлении частного права ВАС РФ). Также ее отдельные выводы нашли свое отражение в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 60 «О внесении дополнений в постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»»».

Отдельные положения работы были применены диссертантом в его практической деятельности при подготовке правовых позиций в связи с участием в рассмотрении конкретных дел (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 17 октября 2013 г. № Ф09-11002/13 по делу № А07-17093/2012).

    Кроме того, диссертант выступил соавтором видеокурса «Поручительство и залог в банкротстве» (в соавторстве с А.В. Егоровым и О.Р. Зайцевым), который был прочитан 14–15 сентября 2016 г. на базе платформы «Lextorium».

    Отдельные тезисы настоящей диссертации были представлены диссертантом в качестве докладов на заседаниях Банкротного клуба (создан при содействии Исследовательского центра частного права им. С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации):

1) доклад на тему «Восстановление обеспечения после конкурсного оспаривания платежа основного должника» (г. Москва, 11 мая 2017 г.)[5];

2) доклад на тему «Актуальные вопросы конкурсного и внеконкурсного оспаривания договоров поручительства» (г. Казань, 1 декабря 2017 г.)[6].

    23 апреля 2018 г. диссертант выступил с докладом «Поручительство и банкротство: взаимная связь правовых институтов» на заседании секции «Частное право» Ученого совета Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

    Структура диссертационной работы. Диссертационное исследование состоит из введения, четырех глав, включающих в совокупности восемь параграфов, заключения и списка использованной литературы.







Последнее изменение этой страницы: 2019-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.219.167.194 (0.015 с.)