ТЕЛЕГРАММА КОЛЛЕКТИВУ АРКТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ТЕЛЕГРАММА КОЛЛЕКТИВУ АРКТИЧЕСКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ



МИНИСТЕРСТВА РЕЧНОГО ФЛОТА

 

Салехард

Начальнику экспедиции министерства речного флота товарищу Наянову

Начальнику морской проводки товарищу Демидову

Помполиту экспедиции товарищу Кузнецову

 

Поздравляю коллектив Арктической экспедиции министерства речного флота с образцовым выполнением задания правительства по переводу речных судов из Архангельска в Обь-Иртышский и Енисейский бассейны.

Благодаря организованности и проявленной самоотверженности при выполнении задания речники сумели преодолеть все трудности арктического плавания и в короткий срок без потерь и повреждений доставить суда в пункты назначения.

Желаю вам успеха в освоении новых типов судов на сибирских реках и выполнении плана речных перевозок народнохозяйственных грузов.

 

И. СТАЛИН

 

Правда. 1949. 9 сентября.


ОТВЕТ НА ПИСЬМО М. РАКОШИ

9 сентября 1949 года

 

г. Москва

СЕКРЕТНО

БУДАПЕШТ

Товарищу РАКОШИ

 

Ваше письмо от 27 августа получено.

Группу партийных и профсоюзных работников Венгрии можете направить в Москву.

Для оказания лечебной помощи тов. Гере в Будапешт направляется профессор Краснов.

Кроме того, в Венгрию командируется сроком на один год профессор-хирург Петровский.

Будет подобрана также кандидатура преподавателя по курсу организации социалистического здравоохранения для направления в Венгрию.

ФИЛИППОВ

 

Восточная Европа в документах российских архивов. 1944–1953 гг. Том ІІ. 1949–1953 гг. С. 192–201. АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 293. Л. 74.

 

Примечание. Ракоши М. (1892-1971) — генеральный секретарь Венгерской коммунистической партии (1945-1948), генеральный секретарь Венгерской партии трудящихся (1948-1953). Премьер-министр Венгрии (1952-1953).

Краснов М. Л. (1898–1987) — врач-офтальмолог, профессор, кандидат медицинских наук, консультант лечсанупра Кремля.

27 августа Ракоши обратился к Сталину с письмом:

«Товарищу Сталину Иосифу Виссарионовичу

Москва

Дорогой товарищ Сталин! Нам стало известно о том, что польские и румынские товарищи получили разрешение направить в Советский Союз партийные делегации с целью изучения методов работы Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Кроме того, румынские товарищи смогут направить и профсоюзную делегацию, которая ознакомится с методами работы советских профсоюзов. Я прошу Вас разрешить и нам направить в Советский Союз с подобной целью партийную и профсоюзную делегации в составе не более 25 человек, которые будут хорошо подобраны.

Следующая моя просьба заключается в следующем. Товарищ Гере Эрне неожиданно заболел. Наименование болезни: Iridociclidis (правильно Iridocyclitis. — Ред.), воспаление радужной оболочки и зрачка глаза на базе туберкулёзного заражения. Венгерские врачи не имеют опыта в лечении такой болезни, а её лечение требует нескольких месяцев. Мы думали направить товарища Гере в Москву с целью лечения, но нам было бы чрезвычайно трудно обойтись без него в течение нескольких месяцев. Поэтому мы просим прислать сюда одного из советских профессоров, знакомых с этой болезнью, который в течение нескольких дней сумел бы познакомить венгерских врачей с методами лечения этой болезни.

Кроме того, мы просим разрешения послать в Венгрию одного из хороших советских профессоров-хирургов, который возглавил бы один или два года одну из наших хирургических клиник и помог бы нашим молодым хирургам освоить эту отрасль науки, важную и с военной точки зрения. Наши хирурги или ещё в 1945 г. бежали на Запад, или с того времени вывозились англосаксами, так что у нас нет квалифицированного профессора-хирурга.

Наконец, мы просим прислать профессора, который смог бы преподавать социалистическое здравоохранение, так как таких учёных, имеющих опыт в этой области, у нас вообще нет.

Выполнение тех просьб, с которыми я обратился прошлый раз, проводится нормально. Я заранее выражаю Вам свою благодарность за выполнение моих новых просьб.

С горячим коммунистическим приветом

РАКОШИ МАТИАС» (там же. С. 204–205).

Вопросы, о которых говорится в письме Ракоши, рассматривались на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 7 сентября: п. 88 — о приёме венгерской партийной и профсоюзной делегации, п. 89 — о командировании в Венгрию офтальмолога М. Л. Краснова, п. 90 — об организации здравоохранения в Венгрии и командировании хирурга Б. В. Петровского (в годы войны — ведущего хирурга эвакогоспиталей в действующей армии, замдиректора по науке Института хирургии Академии медицинских наук СССР) (см.: Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б). Повестки дня заседаний 1919–1952. Каталог. Том III. 1940–1952. М., 2001. С. 600).


ИЗ ТЕЛЕГРАММЫ Г. И. ТУРКИНУ

11 сентября 1949 года

 

Вам необходимо возможно скорее встретиться с Ким Ир Сеном и постараться выяснить у него дополнительно следующие вопросы:

1. Как они оценивают южнокорейскую армию, численный состав, вооружение и её боеспособность?

2. Состояние партизанского движения на юге Кореи и какую реальную помощь они рассчитывают получить от партизан.

3. Как отнесётся общественность и народ к тому факту, что северяне первыми начнут наступление? Какая реальная помощь может быть оказана населением юга армии северян?

4. Имеются ли на юге Кореи американские войска? Какие меры, по мнению Ким Ир Сена, могут предпринять американцы в случае наступления северян?

5. Как северяне оценивают свои возможности, как-то: состояние армии, её обеспеченность и боеспособность?

6. Дайте свою оценку обстановке и насколько реально и целесообразно предложение наших друзей.

Уточнение требуется в связи с поставленными им (Ким Ир Сеном. — Ред.) вопросами в беседе 12.VІІІ и 3.ІX-1949 г.

 

Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов. С. 33–34. АП РФ Ф. 3. Оп. 65. Д. 775. Л. 122.

 

Примечание. Туркин Г. И. — представитель советской дипломатической миссии в Пхеньяне.

3 сентября Туркиным был направлен отчёт о беседе с личным секретарём Ким Ир Сена Мун Иром, в ходе которой последний сообщил, что, по сведениям северян, южане в ближайшее время намерены напасть на КНДР и захватить часть полуострова Ондин, а также обстрелять из орудий цементный завод в городе Кайсю. В связи с этим Ким Ир Сен через своего секретаря просил разрешения начать военные операции против юга, имеющие целью захватить полуостров Ондин, а также территорию Южной Кореи к востоку от полуострова Ондин примерно до Кайдзио, чтобы сократить линию обороны.

В соответствии со сталинским письмом, Туркин провёл подробные беседы с Ким Ир Сеном и Пак Хен Еном и сразу же передал их содержание в Москву:

«12 и 13 сентября имел встречи с Ким Ир Сеном и Пак Хен Еном.

По существу вопросов, изложенных в Вашей телеграмме, их соображения таковы:

1. Южно-корейская армия. Сухопутные войска состоят из 7 дивизий, охранных войск столицы, офицерских школ и курсов (всего 23 полка и 2 отдельных батальона).

Личный состав сухопутных войск и авиации — 80–85 тысяч человек.

Вооружение: винтовок 70 тысяч; автоматов 1818; ручных пулемётов 338; станковых пулемётов 780; огнемётов 633; орудий 37-мм — 47; орудий 105-мм — 93; миномётов 60-мм — 38; миномётов 80-мм — 433.

Бронемашин — 30, танкеток — 20 (данные о наличии танкеток нуждаются в подтверждении).

Самолётов: Л-4 — 10; Л-5 — 9; разведчиков — 10; штурмовиков — 10, транспортных — 3. Всего самолётов — 42. Из них годны только Л-4 — 10 и 3 транспортных самолёта.

Примечание: приведённые выше данные в основном сходятся с данными нашего советника при МВД Кореи, за исключением следующих случаев: по данным нашего советника, в южно-корейской армии имеется:

а) Орудий, кроме указанных выше, — 57-мм ПТО — 113; орудий ракетного действия — 2653;

б) Данных о количестве танков нет, но имеются сведения о том, что на параде в Сеуле 15 августа участвовало 6 танков;

в) Общее количество самолётов — 36.

Военно-морской флот имеет в своём составе 40 единиц, из них кораблей ближнего действия (американского образца) — 14 единиц; кораблей ближнего действия (японского образца) — 10 единиц. Личный состав флота — 6200 человек, из которых 5000 человек морской пехоты. (По данным нашего советника при министерстве внутренних дел, в составе южно-корейского флота 57 единиц.)

Личный состав сухопутных войск, авиации и флота — 85–90 тысяч человек, в том числе около 4700 человек офицерского состава.

Полиция насчитывает около 50 тысяч человек. (По данным нашего советника — 60 тысяч.)

Так называемая “армия защиты государства” (нечто вроде ополчения) насчитывает 40–50 тысяч человек. (Какое количество из них вооружено, неизвестно.)

Офицерский состав подготовлен слабо. Программа обучения в армии систематически не выполняется. В общем, Ким Ир Сен считает боеспособность южно-корейской армии невысокой, говоря, что в этом северяне убедились на опыте мелких боёв на 38 параллели.

Они имеют свою агентуру во всех частях южной армии, но что эти люди смогут сделать для развала южной армии в случае гражданской войны, сказать затрудняются.

2. По их данным, они имеют в Южной Корее около 1500–2000 человек в партизанских отрядах. За последнее время партизанское движение несколько усилилось. Ким Ир Сен считает, что на большую помощь со стороны партизан рассчитывать нельзя.

Пак Хен Ен, как южанин, придерживается иного мнения, считая, что эта помощь будет значительной. Во всяком случае, они надеются, что партизаны окажут помощь армии своими действиями на коммуникациях противника. Желательно, чтобы партизаны заняли основные порты Южной Кореи, но в начале военных действий им это вряд ли удастся. Может быть, они сумеют сделать это несколько позднее.

3. По вопросу о том, как отнесётся общественность и народ к тому факту, что северяне начнут гражданскую войну, у Ким Ир Сена имеются колебания. Во время беседы 12 сентября он определённо заявил, что если северяне первыми начнут военные действия, то это произведёт отрицательное впечатление в народе, и что политически им начинать не выгодно. При этом он упомянул о том, что во время беседы Мао Цзэдуна с корейским представителем Ким Иром весной этого года Мао Цзэдун заявил, что, по его мнению, северянам сейчас начинать военные действия не следует, так как это, во-первых, политически не выгодно и, во-вторых, китайские друзья заняты у себя дома и не смогут оказать им серьёзную помощь. Мысль Ким Ир Сена сводилась к тому, чтобы подождать до окончания основных операций в Китае.

В беседе 13 сентября Ким Ир Сен, под явным влиянием Хегая (советский кореец, секретарь ЦК Трудовой партии. Присутствовал на второй беседе для перевода), заявил сначала, что народ будет приветствовать вооружённое выступление северян и что если они начнут военные действия первыми, то при этом политически не проиграют. Позднее в ходе беседы Ким Ир Сен заявил, что если гражданская война затянется, то тогда они окажутся в политически невыгодном положении. А так как, сказал Ким, в настоящих условиях нельзя рассчитывать на скорую победу, то он и не предлагает начинать гражданскую войну, а предлагает только захватить полуостров Ондин и часть территории Южной Кореи к востоку от этого полуострова, примерно до Кайдзио.

Они считают, что в случае гражданской войны население Южной Кореи будет сочувственно относиться к северной армии, и при вступлении её в Южную Корею будет оказывать ей помощь. В случае успешных военных действий они надеются организовать ряд восстаний в Южной Корее.

4. В Южной Корее имеется, по официальным данным, 500 американских военных советников и инструкторов. По агентурным данным, нуждающимся в проверке, в Южной Корее имеется 900 американских военных советников и инструкторов и 1500 солдат и офицеров охраны.

В случае гражданской войны в Корее американцы, по мнению Ким Ир Сена и Пак Хен Ена, могут: прислать в помощь южанам японцев и китайцев; поддержать с моря и с воздуха своими средствами; американские инструктора будут принимать непосредственное участие в организации боевых действий.

5. Численность северо-корейской армии (включая авиацию и части береговой обороны) — 97.500 человек.

Армия имеет 64 танка, 59 бронемашин, 75 самолётов.

Численный состав полиции на севере — 23.200 человек.

Ким Ир Сен считает, что северная армия превосходит южную армию своим техническим оснащением (танки, артиллерия, самолёты), дисциплиной, выучкой бойцов и офицеров, а также в морально-политическом отношении.

В северной армии есть ряд недоделок: недостаточное количество и слабая подготовка лётного состава в авиации, недостаток военных судов, неподготовленность крупнокалиберных орудий к боевым операциям, недостаток боеприпасов.

Предложение Ким Ир Сена сводится к следующему: сначала ударить по южно-корейской армии на полуострове Ондин, уничтожить находящиеся там два полка, занять территорию полуострова и территорию к востоку от него, примерно до Кайдзио, а затем посмотреть, как быть дальше. Южнокорейская армия после этого удара может оказаться в состоянии деморализации. В этом случае двигаться дальше на юг. Если южно-корейская армия в результате Ондинской операции не деморализуется, закрепиться на занятых рубежах, сократив таким образом линию обороны примерно на одну треть.

С операцией на полуострове Ондин можно не торопиться. Подождать, когда придёт дополнительное вооружение из Советского Союза. Тем временем укрепить оборону на остальных участках 38 параллели.

Ким Ир Сен допускает возможность превращения Ондинской операции в гражданскую войну, но надеется, что этого не произойдёт, так как южане, по его мнению, не осмелятся наступать на других участках 38 параллели».

В заключение телеграммы Туркин изложил своё видение перспективы открытия боевых действия против Юга. По его мнению, даже намеченная северянами частная операция «может повести и вероятнее всего поведёт к гражданской войне между севером и югом». «Целесообразно ли северянам самим начинать сейчас гражданскую войну? — ставит вопрос советский дипломат. И отвечает, — Полагаем, что нецелесообразно». Он пишет о северо-корейской армии как о недостаточно сильной для ведения быстрых и успешных операций против Юга. Кроме того, затяжка войны грозит выступлением американцев с поддержкой Ли Сын Мана, возможно, даже более решительным, чем в Китае. Затяжка войны и неизбежные жертвы вызовут отрицательные настроения по отношению к зачинщику, а на международной арене дадут повод для развязывания антисоветской пропаганды.

«Полагаем, что при указанных условиях начинать задуманную Ким Ир Сеном частную операцию нецелесообразно», — завершает отчёт Туркин.


ТЕЛЕГРАММА

ПРЕДСТАВИТЕЛЮ ЦК ВКП(б) при ЦК КПК

И. В. КОВАЛЁВУ

12 сентября 1949 года

 

Сообщите товарищу Мао Цзэдуну, что в соответствии с просьбой ЦК КП Китая кроме одной тонны хинина в Бэйпин направлено также 990 кг акрихина, 66 кг плазмоцида и 500 ампул новарсенола[5] для нужд Китайской Народно-Освободительной Армии.

Русско-китайские отношения в XX веке. Документы и материалы. Том V . Советско-китайские отношения 1946 февраль 1950. Книга 2: 1949 февраль 1950 гг. С. 181. АП РФ. Ф. 45. Оп. 1. Д. 332. Л. 21.

РЕДАКЦИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б)

ПО КОРЕЙСКОМУ ВОПРОСУ

(сентябрь 1949 года)

 

В случае если начнут наступательные операции южнокорейцы, Вы должны быть всегда готовы к тому, чтобы и в дальнейшем действовать в зависимости от обстановки.

 

Торкунов А. В. Загадочная война: корейский конфликт 1950–1953 годов. С. 51. АП РФ Ф. 3. Оп. 65. Д. 776. Л. 42.

 

Примечание. Данный фрагмент вписан рукой Сталина вместо текста: «Разумеется, Вы должны быть всегда готовы к тому, чтобы в случае, если начнут наступательные действия южно-корейские власти против севера, разгромить их армию, нанести им поражение и обеспечить объединение страны под руководством Народного Демократического Правительства».

Постановление в целом носило категорически запретительный характер в отношении проведения каких бы то ни было военных операций против Юга.






Последнее изменение этой страницы: 2019-12-15; просмотров: 78; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.204.189.2 (0.011 с.)