Миниатюра, орнамент, искусство письма и книги 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Миниатюра, орнамент, искусство письма и книги



 

Миниатюра – единственный вид изобразительного искусства, избежавший заклятия ислама. Вначале миниатюра существовала как часть искусства рукописной книги, позже – как самостоятельный вид искусства. Именно тогда она стала сшиваться в отдельные альбомы. Общественная роль миниатюры в значительной мере определялась ее назначением как иллюстрации широко популярных сказок, легенд, эпических сказаний, поэтических произведений, а также исторических, дидактических сочинений и научных трактатов. Живописно-пластический язык книжной миниатюры подчинялся средневековым канонам красоты и гармонии, «этикетности», свойственной представлениям той эпохи. Оригинальные школы живописи сложились в Багдаде, Ширазе, Самарканде и других культурных центрах.

Изобразительный язык миниатюры подчинен канонам средневековой эстетики. Это плоскостная живопись без светотени, с условно переданным пространством, пейзажем, архитектурой. Фигуры людей даны обобщенно, художник изображает типы персонажей определенного возраста с чертами, отвечающими представлениям о красоте (лицо – луна, косы – арканы, зубы – жемчуг и т.п.). Для иллюстрирования отбирались сюжеты наиболее популярных произведений. Постепенно был выработан канон, следование которому считалось обязательным для художника.

Наибольшее развитие миниатюра получила на Среднем Востоке (в XIV в. в Азербайджане, в XV в. в Ширазе и Герате, в XVI в. в Герате и Тебризе и в Индии – при династии моголов). Каждая школа имела свои особенности. В Иране выделяется ширазская школа. В XIV в. здесь доминировал инджуидский стиль, для которого характерны энергичный рисунок, грубоватость форм, преобладание красного и желтого цветов, дополненных зелеными, фиолетовыми, синими оттенками и золотом. Наиболее яркий пример такой живописи – миниатюры в книге Фирдоуси «Шахнаме» (СПб, РНБ). Позже стиль ширазской живописи меняется. Миниатюра отмечена изысканным, несколько условным колоритом, в котором чистые интенсивные цветовые пятна ложатся на светлый (голубой, белый, сероватый) фон пейзажа; для них характерны повышенный лиризм и особая мелодичность линий. Их отличает ясность пространственных решений, точность рисунка, завершенность композиции. Новые приемы видны, например, в миниатюрах рукописи «Шахнаме», хранящейся в Стамбуле (Дворец-музей Топкапы). На ней борьба Бахрама Гура с драконом дана на светлом фоне поляны; фигура всадника выделена яркими чистыми красками; тело чудовища покрыто синей с золотом чешуей. Выдающимися по художественным достоинствам ширазские миниатюры украшают две «Антологии» (XV в.).

В Герате (XV-XVI вв.) создаются крупноформатные многофигурные миниатюры к «Шах-наме» Фирдоуси (Тегеран); более лаконично трактованы миниатюры рукописи «Хамсе» Низами (СПб, Эрмитаж); подчеркнуто декоративны иллюстрации «Мираджнаме» (Париж); иллюстрации «Калилы и Димны» (Тегеран, Стамбул) отличают поэтические красочные пейзажи, фигуры животных и птиц. В гератской школе выделяется творчество Камал ат-дина Бехзада – мастера укрупнённых, лаконичных и экспрессивных по цвету композиций и выразительных портретов. Среди ранних его произведений – иллюстрации рукописи Саади «Бустан» (Каир). К шедеврам относят миниатюры Бехзада к «Хамсе» Низами: строительство дворца Хаварнак, оплакивание смерти мужа Лейли, изображение Меджнуна, тоскующего в пустыне (Лондон). В Санкт-Петербурге в РНБ хранятся миниатюры Бехзада в рукописи «Лейли и Меджнуна» Хосрова Дихлеви и диптих, изображающий обучение в школе. В портретах Бехзад стремился передать индивидуальные черты человека, не выходя за пределы канона. Ему приписывают графический портрет султана Хусейна Байкара (Стокгольм) и звучный по контрастному сочетанию красок портрет Шайбани-хана (США). Творчество Бехзада – вершина в развитии миниатюры на Среднем Востоке.

Важную роль сыграла Тебризская школа. Стиль тебризской миниатюры отличается гармоничным слиянием изысканной декоративности, условности и реалистичности, повествовательности. Объектами изображения здесь стали как сказочные герои, так и события придворной жизни. Выдающиеся произведения миниатюрной живописи XVI в. украшают рукопись «Дивана» Хафиза (США, Кембридж, Музей Фогг). Некоторые из них принадлежат кисти Султана Мухаммада. Этому автору приписывают диптих «Охота» в рукописи «Золотая цепь» Джами (С.-Петербург, РНБ им. М.Е. Салтыкова-Шедрина). На этой миниатюре изображена панорама горного пейзажа с большим числом загонщиков, охотников, царя и его свиты, животных. В Национальной библиотеке Санкт-Петербурга находится и приписываемая Мирзе Али миниатюра (диптих) с придворной сценой в рукописи «Скрижали» Джами, а также – миниатюры рукописи «Пять сокровищ» Амира Хосрова. Вершиной творчества художников тебризской школы XVI в. признаны четырнадцать больших страничных миниатюр, которые украсили уникальный экземпляр рукописи «Хамсе» Низами (Лондон, Британская библиотека). Миниатюры отличаются изысканной декоративностью композиции, нежностью колорита, выразительностью изображений людей, животных и птиц, поэтичностью пейзажа, заполненного цветущими растениями и причудливой формы скалами.

Могольская школа связана с именем Акбара, в мастерских которого создавались портреты. Самостоятельное направление в истории ближневосточной живописи представляет сиро-египетская миниатюра XIV–XV в.в. Ее образцы отличаются подчеркнутой экспрессией и декоративностью в изображении персонажей (например, фигура ангела Джабраила в одной из рукописей). В иракской миниатюре существовало несколько стилевых направлений: торжественный придворный стиль, крайне условный и декоративный стиль научных книг, реализм в макамах, пейзажные миниатюры Яхьи ибн Махмуда, построенные на сочетании светлых и чистых тонов, и другие. Багдадская миниатюра связана с новаторскими поисками художника Джунайда ас-Султани. Его крупные, занимавшие всю страницу, миниатюры в композиционном плане представляли многофигурные сцены (иллюстрации к «Дивану» Хаджи Кермани). Иногда в одном произведении у него одновременно показаны события, происходящие в разных помещениях («Свадебное торжество»). Свои школы миниатюр были в Казвине, Мешхеде, Исфахане, в Турции, Азербайджане, в Средней Азии – в Самарканде, Бухаре, Ташкенте, Шахрухии и других городах и регионах средневекового Востока.

Эстетика гармонии и ритма особенно полное воплощение получила в искусстве орнамента, восходящего к декоративному искусству кочевых племен. Основными мотивами орнамента стала прихотливая игра растительного узора, строгая ритмика геометрических форм, каллиграфические (эпиграфические) узоры, основанные на применении куфического шрифта для оформления архитектурных деталей священными надписями. Орнамент построен по принципу многократного ритмического наслоения однородных форм, что и создает впечатление насыщенного прихотливого узора. Он отличается точностью расчета композиций, украшающих своды, купола зданий, решетки окон, страницы рукописей. Название бесконечно варьирующегося орнамента связывается именно с культурой Арабского халифата – арабеска (европейское название). Б.В. Веймарн дал такое определение этого вида искусства: «Арабеска – система орнамента, состоящая из ритмически повторяющихся в бесконечном переплетении и пересечении геометрических и растительных (в разной степени стилизованных) узоров, иногда включающих зооморфные мотивы, а также надписи» [1, с.11]. Важную роль в арабеске играют математические закономерности, подчиненные эмоциональному началу. Композиция орнамента была чрезвычайно разнообразной. Арабеска применялась в архитектуре и всех видах прикладного декоративного искусства, ей украшались как так плоские, так и изогнутые поверхности.

Искусство письма и книги почиталось на Востоке как священное. Арабское письмо отличали гармония и ритм. Формы букв часто служили поэтическими метафорами. Изящный и округлый арабский шрифт способствовал развитию разнообразных стилей каллиграфии (куфи, мухаккак, суде и др.). Усовершенствованное архаическое арабское письмо приобретало вид монуметального почерка куфи, отличающегося прямолинейным и угловатым начертанием букв. С VIII в. разрабатывались курсивные, по преимуществу криволинейные округлые почерки, получившие общее название насх. Художественно исполненные тексты украшали рукописные книги, стены зданий, предметы обихода, вплетались в кружево арабески. Текст Корана чаще оформлялся монументальным в начертаниях почерком куфи, иногда добавляя к чернилам золото. В Сирии и Египте по заказу правителей в дар мечети или медресе изготовлялся Коран больших размеров (до одного метра высоты). Каллиграфы и орнаментисты украшали такие рукописи крупно выписанными текстами и богатым красочным декором.

Отношение к рукописной книге как к драгоценности выражалось в оформлении текста: широкие поля золотились, покрывались орнаментом, иногда – фигурками людей и животных; кожаный или сафьяновый переплет украшался золотым тиснением, мог иметь дорогой оклад из драгоценных металлов и слоновой кости, дополненных самоцветами. Органически входила в художественный комплекс и миниатюра, соперничая сиянием красок и изысканностью линий; она украшала поэтические сборники, мемуары, географические и исторические труды, антологии. В странах Среднего Востока искусство рукописной книги достигло апогея в XIV-XV вв. Процесс создания богато украшенной рукописи требовал привлечения мастеров различных специальностей: каллиграфов, орнаментистов, художников-миниатюристов. Твердые кожаные переплеты рукописей (обычно красного или темно-коричневого цвета) украшались тисненым узором или золотом. Миниатюры исполнялись на высококачественной («самаркандской») бумаге красками, растертыми на яичном желтке с добавлением клея, иногда применялись золото и серебро. И в арабском мире, и на Среднем Востоке миниатюрная живопись украшала преимущественно рукописи светского содержания. Иллюминированные рукописи создавались в основном в мастерских придворных библиотек.

 

Глава 2. Литература исламского Востока

 

Поэзия и проза

 

Литература народов, исповедующих ислам, чрезвычайно разнообразна по национальным особенностям, развитию, времени возникновения. Поэтому следует отметить лишь общие для всех литератур черты, каноны, традиции, возникшие на заре ислама и развивавшиеся впоследствии в образной системе, в поэтике, тематике произведений и в конечном итоге позволившие говорить о таком влиянии, как «исламская литература».

Завоевание Арабским халифатом территорий способствовало распространению арабского языка и развитию литературных связей. В VII-VIII вв. на этих землях литература создается преимущественно на арабском языке. В IX-XV веках на территории Ирана, Афганистана, Таджикистана, Средней Азии и Закавказья в литературе господствует язык фарси (дари) – староперсидский язык, созданный (реконструированный) на основе среднеперсидского (пехлеви) с арабскими элементами. С конца X в.– в XV в. начинает активно развиваться литература на языке тюрки (первоначально общем для всех тюрков), а затем и на многочисленных национальных языках. Арабы принесли с собой не только письменность, но и систему стихосложения, жанры, образную систему, сюжеты, которые будут активно использоваться фарси– и тюркоязычными литературами вплоть до XX в.

АРУЗ /аруд/ – система стихосложения, основанная на чередовании долгих и кратких слогов; искусственно подгонялась под фонетику других языков.

БЕЙТ – двустишие; основная единица строфики аруза.

КАСЫДА – ода, панегирик; один из самых распространенных жанров.

ГАЗЕЛЬ – стихотворение о любви (в классическом виде).

САКИ-НАМЭ – стихотворение (или небольшая поэма), где основной была тема вина. 

Позже, уже в литературе фарси, появляются жанры, ставшие традиционными в ближневосточной поэзии:

РУБАИ – четверостишие (тематика разнообразна) и

МЕСНЕВИ (маснави) – поэма большого объема, все бейты которой имели парную рифмовку (аа - бб – вв).

Арабы выработали и систему изобразительно-выразительных средств. Так, влюбленный в женщину мужчина уподобляется соловью, поющему песни для розы, или бабочке, которая летит на огонь свечи и сгорает в ее пламени. Глаза возлюбленной напоминают озера, в которых отражается красота мира; ее косы уподобляются бичам, истязающим мужчину, или аркану, которым она ловит его. Брови и ресницы – лук и стрелы, которыми женщина ранит влюбленного (тучи стрел-ресниц). Белизна лица противопоставляется черноте локонов. Стан (у женщины или мужчины) строен, как кипарис или тополь. Эталоном женской красоты считается тюрчанка, мужской - Юсуф (Иосиф Прекрасный).

Из века в век повторялись и сюжеты произведений. Широко был распространен арабский сюжет о Лейли и Меджнуне, ирано-персидкие сюжеты о Хосрове, Ширин и Фархаде и о сасанидском шахе Бахраме; библейско-коранический сюжет о Юсуфе и Зулёйхе, впервые обработанный тюркоязычными поэтами; широко использовались распространенные на Ближнем Востоке легенды об Искандере (Александре Македонском) и др.

Высочайшего расцвета достигла поэзия. Халифы, шахи и султаны содержали армии придворных поэтов и не жалели средств, чтобы приблизить к себе поэтическую знаменитость. Каждый поэт обязан был посвятить правителю хвалебное стихотворение (касыду), поэтому жанр активно развивался. Касыда имела определенное строение и свою систему изобразительных средств, построенных на гиперболе (преувеличение). Мастером классической касыды был Башшар ибн Бурд.

Не менее широко распространена была любовная лирика, в которой уже с VII в. определились два направления, обусловившие на многие века дальнейшее развитие ближневосточных литератур. Первое – узритское, или бедуинское (узра – одно из кочевых племён бедуинов); здесь воспевались чистая, целомудренная любовь, несчастные влюбленные, оторванные друг от друга племенными законами. Любовь узритов – предопределенная свыше всепоглощающая страсть к единственной и недоступной возлюбленной, потому их поэзия объективно была предвосхищением мистицизма суфиев.

Здесь можно вспомнить о бедуинском поэте Кайсе ибн аль-Мулаввахе, слагавшем стихи о своей несчастной любви к Лейли и навсегда вошедшем в арабскую поэзию, а затем и в духовную жизнь множества народов под именем Меджнуна (Маджнуна) – «обезумевшего от любви». У узритов также были распространены сюжеты о Кайсе и Лубне (Дубейне), о Джамиле и Бусейне.

Второе направление – городское, где развивались гедонические, эпикурейские мотивы, воспевалась чувственная страсть. Начало было положено поэзией мекканца Омара ибн Аби Рабиа («мекканский Дон Жуан»), чьи газели написаны в форме посланий к любимой и в которых, кроме воспевания чувств, заметен интерес к женским характерам. Поэзия вина впервые стала самостоятельным жанром тоже у арабов – прежде всего в творчестве Абу Нуваса, соединившего воспевание любви с воспеванием вина и опьянения, за которыми скрывалась целая жизненная и литературная программа. Лучшие образцы гражданской и философской лирики создают аль-Мутанабби и аль-Маари.

Проза на арабском Востоке, а позже у иранцев и тюрков, была развита слабо. Одним из создателей арабской художественной прозы был иранец Ибн аль-Мукаффа, переведший на арабский язык с пехлеви книгу «Калила и Димна» – сборник дидактических новелл, басен, вариант индийской «Панчатантры». С пехлеви на арабский язык был сделан и перевод сборника «Тысяча сказок», составившего основу книги сказок «Тысяча и одна ночь». Сюжетное обрамление памятника составляет арабская сказка о правителе Шахрияре и мудрой дочери его визиря Шахразады (Шехерезады), рассказывающей легенды, в которых заметны мотивы индийского, иранского и арабского фольклора. Разнообразие сказок определяется и тем, что они созданы в разное время и в разной социальной среде.

В ученой и образованной среде развивается историография и новеллистика, первые образцы которой представлены у ат-Табари и аль-Масуди. Рассказы мореходов и купцов о дальних странах и приключениях собрал Бузург ибн Шахрияр; жанр притчи наиболее развит у ат-Таухиди. Появляется и получает широкое распространение макама – жанр плутовской новеллы, написанной ритмически организованной прозаической речью с использованием рифмы. Макама объединялись в циклы с единым рассказчиком и, как правило, единым героем. Известны «Собрания макам» Бади аз-Замана аль-Хамадани и аль-Харири. Складывается оригинальная мемуарная проза (Абу Али ат-Танухи, Ибн Хальдун и др.).

Первым прозаическим произведением на языке фарси стала «Кабус- наме» – собрание этических поучений («44 главы»), автор которых Унсур аль-Маади. По образцу арабских макам была состав-лена книга «Макамат-и Хамиди» Хамидаддином Балхи. Создаются литературоведческие, библиографические работы. В Индии на языке фарси создается книга «Тути-наме» («Книга попугая»; автор – Зияут-тдин Нахшаби), основу которой составляет индийский сборник сказок «Семьдесят рассказов попугая». Можно также выделить «Словарь тюркских наречий», созданный на арабском языке тюрком Махмудом Кашгари; сочинения правителя Хивы Бахадурхана «Родословная туркмен» и «Родословное дерево тюрков», которые наряду с историческими сведениями содержат народные легенды, пословицы, сказки и т.п. «Синдбад-наме» – памятник иранской литературы, состоит из 34 притч, основан на индийских рассказах; в VIII-IXвв. переведен на арабский язык («Большой Синдбад», «Малый Синдбад», новоарабский вариант – «Семь везиров»). В Х в. был сделан перевод с пехлеви на фарси.

 





Последнее изменение этой страницы: 2019-12-15; просмотров: 110; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.01 с.)