О ТОМ, КАК АШ ДОБИЛСЯ СОГЛАСИЯ ГАДИФЕРА НА ТО, ЧТОБЫ СТАТЬ КОРОЛЕМ




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

О ТОМ, КАК АШ ДОБИЛСЯ СОГЛАСИЯ ГАДИФЕРА НА ТО, ЧТОБЫ СТАТЬ КОРОЛЕМ



Несколько дней спустя в крепость Рубикон явился Аш. На переговорах с Гадифером было решено, что <Аш> станет королем при условии, что он сам и его люди примут крещение. Увидев [77] Аша, бывший король бросил на него полный возмущения взгляд и сказал: «Фор тронкене», то есть «подлый предатель». Аш попрощался с Гадифером и, <вернувшись к себе>, облачился в королевские одежды. После того прошло несколько дней, и Гадифер послал своих людей за ячменем, ибо у нас не оставалось даже и малой толики хлеба. Они собрали большое количество ячменя и оставили его в старой крепости 132, которую, если верить слухам, в давние времена построил Ланселот Малезель 133; семеро из них отправились в Рубикон за подмогой, чтобы перенести туда ячмень. И когда <люди Гадифера> были в пути, двадцать четыре туземца вместе с Ашем, только что ставшим новым королем, вышли им наперерез и долго шли рядом, выказывая дружеское расположение; но Жан Ле Куртуа и его спутники начали что-то подозревать, поэтому, держась друг друга, они оторвались от <людей Аша>, за исключением Гийома Дандрака, который шагал вместе с ними, ни о чем не догадываясь. Пройдя некоторое расстояние и выбрав подходящий момент, <канарцы> набросились на Гийома, повалили на землю, нанесли ему тринадцать ран и прикончили бы его, если бы Жан и его спутники не услышали шум; повернув обратно, они бесстрашно напали на людей Аша, с большим трудом вызволили товарища и привели в крепость Рубикон.

Глава тридцать третья

О ТОМ, КАК КОРОЛЬ УСКОЛЬЗНУЛ ИЗ ЗАКЛЮЧЕНИЯ У ГАДИФЕРА И КАК ОН ПРИКАЗАЛ УБИТЬ АША

В тот же день, точнее, ночью бывший король убежал из темницы Рубикона, унося на себе наручники и цепь, которой был прикован. И как только он оказался в своем замке, он приказал схватить Аша, который предал его и объявил себя королем, и повелел забить того камнями и сжечь. На следующий день люди, находившиеся в старой крепости, узнали, что Аш напал на Жана Ле [78] Куртуа, Дандрака и их спутников. Тогда они взяли одного канарца, который был у них, и, поднявшись на высокую гору, отрубили ему голову, а затем насадили ее на очень длинный кол, чтобы все могли хорошо ее видеть, и с этого момента началась долгая война против местных жителей. <Французами> было захвачено огромное количество мужчин, женщин и детей, а остальные были доведены до того, что попрятались по пещерам и ни на что уже не надеялись. Часть <наших> осталась в замке, охраняя крепость и пленников, другие же, и их большинство, находились за его стенами. И они прилагали все усилия, чтобы захватить туземцев, ибо это было единственное, что они могли тогда сделать в ожидании монсеньора де Бетанкура, пока тот в скором времени не прислал им подмогу, как вы об этом узнаете ниже 134. Да, Бертен содеял им великое зло и посеял смуту, принесшую много смертей.

Глава тридцать четвертая

О ТОМ, ЧТО ГАДИФЕР ИМЕЛ НАМЕРЕНИЕ УБИТЬ ВСЕХ МУЖЧИН-ВОИНОВ ОСТРОВА ЛАНСЕЛОТ 135

Гадифер сказал своим товарищам, что имел намерение, чтобы поправить положение, убить всех мужчин-воинов этой страны, захватить женщин и детей, заставить их принять крещение и жить по нашим законам, однако Бог распорядился иначе. Случилось так, <пояснил он>, что в эту Пятидесятницу 136 крестилось более восьмидесяти мужчин, женщин и детей. Видно, всемилостивый Бог хочет укрепить их в нашей вере, чтобы это стало добрым примером для всех чужеземных стран. Нет никакого сомнения, что монсеньор де Бетанкур вернется; а если бы он получил хотя бы небольшую помощь от какого-нибудь правителя, то были бы завоеваны не только Канарские острова, но и много других обширных земель, еще мало известных и богатых, столь же прекрасных, населенных неверными, исповедующими различные законы и говорящими на различных языках. Если бы [79] Гадифер и его товарищи получили выкуп за пленников, они покрыли бы издержки, которые понесли в этом путешествии. Но Богу это не угодно, ибо большая часть <туземцев> уже окрещена, Богу не угодно, чтобы нужда заставляла их продавать людей. Но пока монсеньор де Бетанкур не посылает никакой весточки о себе 137 и из Испании или других мест не приходит никаких кораблей, которые обычно приставали к этим берегам, чтобы обследовать их, ведь <Гадифер и его спутники> очень нуждаются и в людях, и в продовольствии. Да поможет им всемилостивый Бог.

Глава тридцать пятая

О ТОМ, КАК БАРКА 138 МОНСЕНЬОРА ДЕ БЕТАНКУРА ПРИБЫЛА К НИМ ПО БОЖЬЕЙ МИЛОСТИ 139

Богу не требуется много времени; перемены совершаются быстро, когда это угодно Ему, ибо Он видит и знает мысли 140 и желания <человеческих> сердец и никогда не забывает тех, кто уповает на Него, и сразу же воздает им. И вот, к великой радости всех, к берегу острова Грасьоза пристала барка, посланная монсеньором де Бетанкуром, с новыми людьми и запасами. На ее борту находилось более восьмидесяти человек, из которых сорок четыре сидели на веслах: монсеньор получил их от короля Кастилии вместе с большим количеством военного снаряжения и провианта. И как я уже говорил выше 141, сьёр де Бетанкур отправил мессиру Гадиферу де Ла Саллю письма, в которых сообщал ему о многих делах, и в том числе о том, что он принес оммаж королю Кастилии за Канарские острова, – новость, которая совсем не обрадовала <Гадифера>, поэтому при встрече он не был так приветлив, как следовало. Знатные люди и другие удивлялись <этому>, ибо по всему он должен был встретить их с радушием, они не понимали причины <столь сдержанного [80]

приема> и не догадывались, в чем дело. Весть о том, что монсеньор де Бетанкур принес оммаж королю Кастилии за Канарские острова, распространилась повсюду, и никому не приходило в голову, что это могло вызвать неудовольствие у Гадифера, а сам он скрыл причину своей досады. Тем не менее он взял себя в руки и постарался не выдать своего настроения. К тому же капитан корабля и барки рассказал, что доподлинно произошло с предателями, которые причинили им столько несчастий и чьи имена были перечислены выше 142, что Бог выказал им [людям Гадифера] свое благоволение и отомстил за то зло, которое <сообщники Бертена> содеяли против них, ибо одни утонули в Варварии 143, а другие живут в своей стране в позоре и бесчестии 144. Кроме того, случилось великое чудо 145, ибо одна из лодок с корабля Гадифера, которую гасконцы увели в октябре месяце 1402 года и которая пошла ко дну вместе с ними у побережья Варварии, вернулась целой и невредимой. Проделав более ста льё от того места, где они утонули, она пристала к берегу острова Грасьоза в августе месяце 1403 года, к тому самому месту, откуда они ее забрали, когда изменник Бертен их предал и выбросил с корабля, на борту которого они находились, и оставил на суше; так что все складывалось удачно, это было большой поддержкой для <людей Гадифера>. Словом, Гадифер встретил, насколько мог, радушно и барку, и людей, и провиант, хотя на сердце у него было не столь радостно. Он спросил о новостях из Кастилии, и капитан корабля ответил, что почти ничего не знает, кроме того, что король принял с почетом мон-сеньора де Бетанкура 146 и тот скоро будет здесь, а госпожу де Бетанкур он приказал отвезти в Нормандию 147. «И я думаю, – <добавил капитан>, – что сейчас она уже там; ведь прошло много времени с тех пор, как я покинул страну, а монсеньор очень торопился отправить ее, чтобы вернуться сюда, он очень беспокоился, что так долго отсутствует; <мне кажется>, он должен вот-вот приехать, так что в ожидании его нужно трудиться и трудиться». И Гадифер ответил на это: «Непременно, мы будем [81] трудиться не покладая рук и постараемся сделать больше того, что уже сделано».

Глава тридцать шестая

О ТОМ, КАК ЭТА БАРКА ОТПЛЫЛА ОТ ОСТРОВА ЛАНСЕЛОТ, ЧТОБЫ ПОСЕТИТЬ ОСТАЛЬНЫЕ ОСТРОВА 148

После того как барка монсеньора де Бетанкура бросила якорь в гавани Рубикон и были выгружены все привезенные припасы: вино, мука и прочие вещи. На этом же корабле Гадифер с большей частью своих людей покинул <Ланселот> и вышел в море, чтобы посетить остальные острова ради монсеньора де Бетанкура и ради их завоевания, которое, если на то будет воля Бога, должно благополучно завершиться. А у капитана барки и его людей было большое желание тоже кое-что заработать, приобрести здесь разного рода изделия, чтобы потом продать их в Кастилии, ведь они могли увезти отсюда такие вещи, как кожу, жир, урсоль, которая служит для окраски тканей и стоит больших денег 149, финики, драконову кровь 150 и многое другое, чем так богата эта земля. Но завоеванные острова находились и находятся под защитой и сеньориальной властью монсеньора де Бетанкура, и от имени короля Кастилии было объявлено, что никто не может поехать туда без разрешения <нашего сеньора>, ибо такую привилегию он получил от короля. Гадифер же ничего об этом не знал, когда отправлялся на острова. Вместе с ним к острову Альбани причалили и высадились Ремонне де Ленедан, Аннекен д'Обербок 151, Пьер де Риель, Жаме де Бареж 152 с другими своими товарищами и <командой> корабля; с ними были также пленники и два канарца в качестве проводников. [82]

Глава тридцать седьмая

О ТОМ, КАК ГАДИФЕР ОТБЫЛ НА БАРКЕ НА ОСТРОВ ЭРБАНИ 153

Итак, Гадифер отбыл на барке на остров Альбани. Несколько дней спустя он с Ремонне де Ленеданом и остальными спутниками (их было тридцать пять человек) направились к Пальмовому ручью 154, чтобы разузнать, не встретится ли им кто-либо из врагов. Они прибыли туда ночью и нашли источник, у которого немного отдохнули, затем стали подниматься на высокую гору, откуда открывается вид почти на весь остров 155. Когда они были на полпути к вершине, испанцы отказались идти дальше и повернули обратно; их было двадцать один человек, большинство из которых арбалетчики. Это сильно раздосадовало Гадифера, но он продолжил путь с тринадцатью оставшимися; из них только двое умели стрелять из лука. Когда они достигли вершины, <Гадифер> взял с собой шестерых человек и спустился вниз вдоль <Пальмового> ручья, впадающего в море, чтобы узнать, нет ли там какой-либо удобной бухты; затем он вернулся, <идя> вверх по течению, и нашел Ремонне де Ленедана с товарищами, ожидающими его у входа в пальмовую рощу 156. Просто поразительно, насколько труднодоступным оказался проход в нее длиной в два броска камня и в два или три копья в ширину. Им пришлось снять башмаки, чтобы пробираться по мраморным камням, которые были настолько отполированы и такими скользкими, что удержаться на них было возможно только на четвереньках, и то идущим позади приходилось, опираясь на острие копий, поддерживать ноги идущих впереди, а затем первые вытаскивали их за собой. Но когда этот путь пройден, <перед взором> открывается прекрасная, сверкающая и почти сказочная долина 157, где растут восемьсот пальм, бросающих густую тень на долину, а между ними искрятся быстрые ручьи. Пальмы объединены в рощицы по двести двадцать деревьев, высоких, как мачты кораблей, размером в двадцать морских саженей 158; они такие зеленые и с [83] такой пышной листвой и так сгибаются под тяжестью фиников, что одно удовольствие смотреть на них. Уставшие <путники> пообедали в их прохладной тени на зеленой траве около сверкающих ручейков, а затем немного отдохнули.

Глава тридцать восьмая





Последнее изменение этой страницы: 2019-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.208.73.179 (0.008 с.)