ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



ОПРЕДЕЛЕНИЕ

От 24 июня 2019 г. N 74-КГ19-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Жубрина М.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 июня 2019 г. гражданское дело по иску по иску Васильевой Галины Гаврильевны к государственному бюджетному учреждению Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 2" о компенсации морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи,

по кассационной жалобе представителя Васильевой Г.Г. по доверенности Колодезникова А.В. на решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 11 апреля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 18 июня 2018 г., которыми в удовлетворении иска отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителей государственного бюджетного учреждения Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 2" Николаевой Н.И. и Романовой С.П., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Засеевой Э.С., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Васильева Г.Г. 1 августа 2017 г. обратилась в суд с иском к государственному бюджетному учреждению Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 2" (далее также - Якутская городская больница N 2, больница) о взыскании компенсации морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи.

В обоснование заявленных требований Васильева Г.Г. указала, что с 8 по 23 мая 2014 года находилась на стационарном лечении в Якутской городской больнице N 2, куда она поступила с жалобами на ограничение движения в правом коленном суставе, головные боли, слабость в нижних конечностях. Васильева Г.Г. и ее представитель Колодезников А.В. обращались к дежурному врачу для вызова травматолога и хирурга, однако данными специалистами Васильева Г.Г. осмотрена не была.

После выписки из больницы состояние ее здоровья не улучшилось, в связи с чем 7 августа 2014 г. она обратилась в межполиклинический центр лучевой диагностики государственного бюджетного учреждения Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 3", где по результатам проведенной компьютерной томографии у нее был выявлен застарелый несросшийся перелом правой бедренной кости.

Васильева Г.Г. и ее представитель Колодезников А.В., считая, что Якутской городской больницей N 2 Васильевой Г.Г. была некачественно оказана медицинская помощь, обратились с письменными жалобами в Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) и прокуратуру города Якутска.

По факту некачественного оказания Васильевой Г.Г. медицинской помощи в Якутской городской больнице N 2 Территориальным органом Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия) была проведена внеплановая документальная проверка, по результатам которой были выявлены нарушения больницей части 5 статьи 70, пункта 1 части 2 статьи 73, статьи 90 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации".

По требованию прокуратуры города Якутска акционерным обществом "Государственная страховая медицинская компания "Сахамедстрах" была проведена целевая экспертиза качества медицинской помощи, также выявившая ряд нарушений в работе сотрудников Якутской городской больницы N 2 при оказании медицинской помощи Васильевой Г.Г.

Васильева Г.Г., указывая, что некачественно оказанные медицинские услуги причинили ей нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, что привело к ухудшению состояния ее здоровья, а именно к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов, и ссылаясь на пункт 9 части 5 статьи 19, статью 98 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", статью 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, просила суд взыскать с Якутской городской больницы N 2 компенсацию морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской помощи в размере 1 200 000 руб.

Представители Якутской городской больницы N 2 в суде иск не признали.

Решением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 11 апреля 2018 г. Васильевой Г.Г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 18 июня 2018 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, представителем Васильевой Г.Г. по доверенности Колодезниковым А.В. ставится вопрос об отмене принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 18 февраля 2019 г. Васильевой Г.Г. восстановлен срок на подачу кассационной жалобы на решение Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 11 апреля 2018 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 18 июня 2018 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 5 марта 2019 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 20 мая 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции не явились надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела истец Васильева Г.Г. и представители третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, Министерства здравоохранения Республики Саха (Якутия), акционерного общества "Государственная страховая медицинская компания "Сахамедстрах", Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия), сведений о причинах неявки не представили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, письменных возражений на нее представителя Якутской городской больницы N 2 Васильевой С.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм материального и процессуального права, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Васильева Г.Г., 10 июня 1960 года рождения, является инвалидом I группы бессрочно.

Согласно выписному эпикризу Якутской городской больницы N 2 в период с 8 по 23 мая 2014 г. Васильева Г.Г. находилась на стационарном лечении в этом медицинском учреждении. При поступлении в больницу Васильева Г.Г. жаловалась на ограничение движения в правом коленном суставе, головные боли, слабость в нижних конечностях. 23 мая 2014 г. Васильева Г.Г. выписана из больницы с улучшением.

7 августа 2014 г. в межполиклиническом центре лучевой диагностики государственного бюджетного учреждения Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 3" Васильевой Г.Г. было проведено рентгеновское обследование, по результатам которого у Васильевой Г.Г. обнаружен застарелый, несросшийся надвертельный перелом правой бедренной кости.

3 сентября 2014 г. представитель Васильевой Г.Г. - Колодезников А.В. обратился в Министерство здравоохранения Республики Саха (Якутия) с заявлением о ненадлежащем исполнении медицинским персоналом Якутской городской больницы N 2 и бригадами скорой помощи, вызываемыми Васильевой Г.Г. на дом, своих обязанностей по предоставлению ей медицинской помощи.

По поводу оказания Якутской городской больницей N 2 Васильевой Г.Г. медицинской помощи ненадлежащего качества Колодезников А.В. также обращался в Территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия).

По данному обращению Территориальным органом Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия) были проведены внеплановые документарные проверки качества оказания медицинской помощи Васильевой Г.Г. в названном медицинском учреждении, и в действиях сотрудников больницы выявлены нарушения части 3 статьи 70, пункта 1 части 2 статьи 73, статьи 90 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", а именно при оказании медицинской помощи Васильевой Г.Г. в Якутской городской больнице N 2 не проведен полный объем диагностических мероприятий для уточнения диагноза: не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении в правой нижней конечности, не сделан снимок правого коленного сустава, заведующим отделением не проведен внутренний контроль за полнотой диагностических мероприятий. Согласно выводам Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия) при оказании медицинской помощи Васильевой Г.Г. в Якутской городской больнице N 2 было нарушено право пациентки на оказание доступной и качественной медицинской помощи.

По результатам проверки Территориальным органом Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия) 7 апреля 2015 г. составлен акт и Якутской городской больнице N 2 выдано предписание об устранении выявленных нарушений.

По фактам, указанным в актах внеплановых документарных проверок качества оказания медицинской помощи Васильевой Г.Г. в Якутской городской больнице N 2, в этом медицинском учреждении проведено служебное расследование, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации Васильевой Г.Г. в период получения стационарного лечения в больнице со стороны дежурных и лечащих врачей, в связи с чем приказом Якутской городской больницы N 2 от 21 апреля 2015 г. N 221/1-П определен комплекс мер, направленных на усиление контроля за качеством оказания медицинской помощи больным в стационарном отделении больницы.

Согласно справке служебного расследования комиссии по факту оказания медицинской помощи Васильевой Г.Г. в стационарном отделении Якутской городской больницы N 2 (дата в документе отсутствует) при поступлении в стационарное отделение больницы пациентка Васильева Г.Г. жаловалась на головные боли, общую слабость, боли по ходу правой ноги, слабость в правой конечности. Из анамнеза болезни выявлено, что Васильева Г.Г. считает себя больной с 30 апреля 2014 г., когда появилось онемение в правой ноге. Во время лечения Васильевой Г.Г. в стационарном отделении Якутской городской больницы N 2 рентгенография правого коленного сустава ей проведена не была ввиду отсутствия технической возможности уложить правую ногу для обследования из-за имеющейся у пациентки контрактуры правого коленного сустава. По мнению комиссии, отсутствие у Васильевой Г.Г. клинических признаков перелома шейки бедра, отсутствие критериев отбора для осмотра травматолога, утвержденного приказом Управления здравоохранения города Якутска от 25 июня 2014 г. N 04-05/61-194д "О порядке ведения пациентов с переломами проксимального отдела бедра", показаний для диагностирования у Васильевой Г.Г. перелома шейки бедра с последующим проведением диагностических исследований не было.

Судом также установлено, что по поводу некачественного оказания Васильевой Г.Г. медицинской помощи сотрудниками Якутской городской больницы N 2 Васильева Г.Г. и ее представитель Колодезников А.В. обращались в прокуратуру г. Якутска, в связи с чем прокурор г. Якутска направил в адрес акционерного общества "Государственная страховая медицинская компания "Сахамедстрах" требование о проведении экспертизы качества медицинской помощи в названной больнице.

Из акта экспертизы качества медицинской помощи (целевой) от 22 июня 2015 г. N 95, проведенной акционерным обществом "Государственная страховая медицинская компания "Сахамедстрах", следует, что невыполнение и ненадлежащее выполнение Якутской городской больницей N 2 необходимых пациенту Васильевой Г.Г. диагностических и лечебных мероприятий в соответствии с порядком оказания медицинской помощи и стандартами медицинской помощи, со сложившейся клинической практикой, а также нарушение преемственности в лечении привели к ухудшению состояния здоровья застрахованного лица и удлинению сроков лечения.

Решением Территориального фонда обязательного медицинского страхования Республики Саха (Якутия) от 17 августа 2015 г. результаты экспертизы качества медицинской помощи, проведенной акционерным обществом "Государственная страховая медицинская компания "Сахамедстрах", признаны обоснованными, претензия Якутской городской больницы N 2 о несогласии с результатами проведенной целевой экспертизы качества медицинской помощи не удовлетворена.

В материалах дела имеется письменная информация государственного бюджетного учреждения Республики Саха (Якутия) "Станция скорой медицинской помощи" о фактах оказания Васильевой Г.Г. скорой медицинской помощи в период с февраля по август 2014 г., а именно: 29 апреля 2014 г., 29 мая 2014 г., 8 июня 2014 г., 20 июня 2014 г., 12 июля 2014 г., 14 июля 2014 г. Васильева Г.Г. жаловалась на боли в ноге.

В ходе судебного разбирательства по ходатайству Якутской городской больницы N 2 определением Якутского городского суда Республики Саха (Якутия) от 20 сентября 2017 г. по делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам государственного бюджетного учреждения "Бюро судебно-медицинской экспертизы" Министерства здравоохранения Республики Саха (Якутия).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы от 27 марта 2018 г. обследование Васильевой Г.Г. на этапе терапевтического отделения Якутской городской больницы N 2 соответствовало выставленному Васильевой Г.Г. диагнозу; неустановление перелома шейки правого бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после ее выписки из стационара; при поступлении в терапевтическое отделение Якутской городской больницы N 2 8 мая 2014 г. и при осмотре врачом-неврологом 16 мая 2014 г. Васильевой Г.Г. запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены. Поскольку последствий допущенного недостатка оказания медицинской помощи Васильевой Г.Г. в терапевтическом отделении Якутской городской больницы N 2 в настоящее время не имеется, то нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В заключении судебно-медицинской экспертизы отмечен недостаток в оказании медицинской помощи Васильевой Г.Г.: отсутствие контроля за проведением консультации врача-хирурга.

Разрешая спор и отказывая Васильевой Г.Г. в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской помощи, суд первой инстанции сослался на положения статей 19, 98 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", статей 1064, 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из того, что для возложения на государственное бюджетное учреждение Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 2" обязанности компенсировать моральный вред, причиненный ненадлежащим оказанием медицинской помощи, Васильевой Г.Г. следовало представить доказательства возникновения осложнений после диагностирования ей перелома шейки бедра, влияющих на ухудшение состояния ее здоровья в результате действий ответчика, либо необоснованного изменения ответчиком объема оказываемой медицинской помощи исходя из состояния ее здоровья, повлекшего негативные последствия для ее здоровья, либо создающих угрозу ухудшения состояния здоровья или иные последствия, нарушающие личные неимущественные права истца.

Поскольку, по мнению суда первой инстанции, истцом не доказан факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлекшей за собой причинение вреда здоровью истца, вина ответчика в причинении вреда здоровью Васильевой Г.Г. не установлена, равно как и не установлено причинение физических или нравственных страданий Васильевой Г.Г. по вине ответчика, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для возложения на больницу обязанности по компенсации морального вреда Васильевой Г.Г.

При этом суд первой инстанции сослался на заключение проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы, указав на то, что этим заключением противоправность поведения ответчика, наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, виновность ответчика в причинении физических или нравственных страданий Васильевой Г.Г. не подтверждена.

Акт экспертизы качества медицинской помощи акционерного общества "Государственная страховая медицинская компания "Сахамедстрах" и акт внеплановой документарной проверки Территориального органа Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Республике Саха (Якутия), представленные истцом в подтверждение факта ненадлежащего оказания ей государственным бюджетным учреждением Республики Саха (Якутия) "Якутская городская больница N 2" медицинской помощи, суд первой инстанции не принял в качестве надлежащих доказательств, сославшись на то, что в этих документах отсутствуют сведения о составивших их лицах и о наличии у них специальной квалификации.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием, дополнительно отметив, что отсутствие вины медицинской организации в ненадлежащем оказании медицинской помощи подтверждается тем, что со стороны больной Васильевой Г.Г. жалоба о полученной травме бедренной кости либо о симптомах, характерных для такой травмы, не заявлялась, а потому диагноз "травма бедренной кости" врачами поставлен не был, лечение не назначалось и данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной. Помимо этого, судом апелляционной инстанции приведен довод о том, что травма была получена Васильевой Г.Г. не непосредственно перед поступлением в больницу на стационарное лечение, а задолго до этого, помещение Васильевой Г.Г. в больницу было связано с чрезвычайной ситуацией в регионе (паводком) с учетом ее состояния здоровья ввиду многочисленных хронических заболеваний.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы судов первой и апелляционной инстанций сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства.

В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации).

Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения (часть 2 статьи 17 Конституции Российской Федерации).

Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений (часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, здоровье как неотъемлемое и неотчуждаемое благо, принадлежащее человеку от рождения и охраняемое государством, Конституция Российской Федерации относит к числу конституционно значимых ценностей, гарантируя каждому право на охрану здоровья, медицинскую и социальную помощь.

Базовым нормативным правовым актом, регулирующим отношения в сфере охраны здоровья граждан в Российской Федерации, является Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (далее также - Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

Согласно пункту 1 статьи 2 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" здоровье - это состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма.

Охрана здоровья граждан - это система мер политического, экономического, правового, социального, научного, медицинского, в том числе санитарно-противоэпидемического (профилактического), характера, осуществляемых органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, организациями, их должностными лицами и иными лицами, гражданами в целях профилактики заболеваний, сохранения и укрепления физического и психического здоровья каждого человека, поддержания его долголетней активной жизни, предоставления ему медицинской помощи (пункт 2 статьи 2 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

В силу статьи 4 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" к основным принципам охраны здоровья относятся, в частности: соблюдение прав граждан в сфере охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий; приоритет интересов пациента при оказании медицинской помощи; ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, должностных лиц организаций за обеспечение прав граждан в сфере охраны здоровья; доступность и качество медицинской помощи; недопустимость отказа в оказании медицинской помощи.

Медицинская помощь - это комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг (пункт 3 статьи 2 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

Каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования (части 1, 2 статьи 19 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

В пункте 21 статьи 2 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" определено, что качество медицинской помощи - это совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата.

Медицинская помощь, за исключением медицинской помощи, оказываемой в рамках клинической апробации, организуется и оказывается: 1) в соответствии с положением об организации оказания медицинской помощи по видам медицинской помощи, которое утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти; 2) в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, утверждаемыми уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями; 3) на основе клинических рекомендаций; 4) с учетом стандартов медицинской помощи, утверждаемых уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 1 статьи 37 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

Критерии оценки качества медицинской помощи согласно части 2 статьи 64 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" формируются по группам заболеваний или состояний на основе соответствующих порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи и клинических рекомендаций (протоколов лечения) по вопросам оказания медицинской помощи, разрабатываемых и утверждаемых в соответствии с частью 2 статьи 76 этого федерального закона, и утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Пунктом 9 части 5 статьи 19 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" предусмотрено право пациента на и возмещение вреда, причиненного здоровью при оказании ему медицинской помощи.

Медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации (части 2 и 3 статьи 98 Федерального закона "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

Исходя из приведенных нормативных положений, регулирующих отношения в сфере охраны здоровья граждан, право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь гарантируется системой закрепляемых в законе мер, включающих в том числе как определение принципов охраны здоровья, качества медицинской помощи, порядков оказания медицинской помощи, стандартов медицинской помощи, так и установление ответственности медицинских организаций и медицинских работников за причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи.

Из содержания искового заявления Васильевой Г.Г. усматривается, что основанием ее обращения в суд с требованиями к Якутской городской больнице N 2 о компенсации морального вреда явилось некачественное оказание ей в этой больнице медицинской помощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания), тем самым нарушено ее право на здоровье как нематериальное благо.

Пунктом 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство, иные нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (статья 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъяснено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Из изложенного следует, что моральный вред - это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага, перечень которых законом не ограничен. К числу таких нематериальных благ относится жизнь и здоровье, охрана которых гарантируется государством в том числе путем оказания медицинской помощи. В случае нарушения прав гражданина в сфере охраны здоровья, причинения вреда жизни и здоровью гражданина при оказании ему медицинской помощи, при оказании ему ненадлежащей медицинской помощи он вправе заявить требования о взыскании с соответствующей медицинской организации компенсации морального вреда.

Пунктом 2 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения.

В силу пункта 1 статьи 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 "Обязательства вследствие причинения вреда" (статьи 1064 - 1101) и статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющей общие основания ответственности за причинение вреда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Как разъяснено в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина", по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Таким образом, по общему правилу необходимыми условиями для наступления гражданско-правовой ответственности за причиненный вред, в том числе моральный, являются: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда. При этом гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда: лицо, причинившее вред, освобождается от обязанности его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. Исключения из этого правила установлены законом, в частности статьей 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статья 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (пункт 1). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (пункт 2).

Согласно разъяснениям, изложенным в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда", суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (абзац второй пункта 1 названного постановления).

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и дел





Последнее изменение этой страницы: 2019-12-14; просмотров: 97; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.24.9 (0.011 с.)