ТОП 10:

Последнее служит важнейшим маркёром генезиса государственности и социальных классов, а у маори в доколониальную эпоху таких отношений между племенами не наблюдалось.



Проблематика изученности доколониальной традиционной культуры затрудняет подсчёт общей численности маорийских племён. Но отечественные исследователи определяют её очень приблизительно в 200-300 тыс. чел. в конце 18 в..

Таким образом присваивающий аспект маорийского хозяйства вообще был довольно значительным и зачастую даже преобладал, хотя у отдельных племён северной части Северного острова (Оклэнд), его Восточного побережья (Плентон-Бэй) и др. местах наблюдалась устойчивая земледельческая основа. В главе 3 значение хозяйств этих племён, как экономическое и политическое ядро становления маорийской народности, будут рассмотрены подробнее.

Существовавшие (помимо половозрастной и домашне-рабской форм эксплуатации у традиционных маори) редистрибутивная и услугоплатёжная форма эксплуатации указывает по мнению Семёнова на то, что это ещё не протополитарные, а преполитарные формы эксплуатации. Существовал также ещё и такой образ эксплуатации как военный грабёж при борьбе за рабов, и редко за территорию между хапу. Выжившая слабейшая сторона просила мир в обмен на территорию или, редко, на даннические обязательства. Последнее является ещё одним видом эксплуатации, хотя долго не продолжалось.

В преполитарном обществе маори с наследственно-иерархическими и редистрибутивными зачатками образования вождества был настолько хорошо развит межплеменной обмен продовольствием, что с установлением колониальной экономики вожди маори быстро активно включились в неё. Эта племенная знать снаряжала собственные морские каботажные торговые экспедиции. Традиционные хозяйства маорийских племён не терпели свойственный Полинезии дефицит жизненного пространства, но значительно отличались друг от друга по своему характеру, в зависимости от разных климатических зон крупных Северного и Южного островов Новой Зеландии.

 

§2.3 Краткая история колониальной экономики Новой Зеландии и Австралии с конца XVIII-XIX веков. Периодизация колониальной истории маори XIX века

 

Европейцами впервые Новая Зеландия была открыта в 1642 г. командой голландских мореплавателей под руководством Абеля Тасмана, в 1769 г. её посетил Джеймс Кук. Но регулярный контакт с этими островами завязали только в конце 18 века преимущественно китобои и охотники за тюленями, которые сначала только возобновляли запас воды и провианта, а в указанное время стали устраивать на побережье Новой Зеландии промысловые станции. Первоначально хорошие отношения европейцев и местным населением, племенами маори, стали ухудшаться по мере превращения последних в бесплатных подневольных работников, обмана их при торговли и похищения маорийских женщин.

Бутинов Н. А. сообщает, что сначала островитяне принимали европейские корабли за вместилище божеств с молниями в руках. По мере развития культурного контакта в начале 19 в. самым ценным что получали коренные новозеландцы в обмене с европейцами были металлические орудия труда, выгодно отличавшиеся от каменных орудий маори. За стальной топор, обладать которым было у них очень престижно, европейские торговцы брали столько рыбы, сколько хватало для питания на день 100 человекам.

Появились пакеха-маори - европейцы, женившиеся на маорийках и ставшие членами племени и маори, побывавшие и обученные ремёслам в в Порте Джексоне (Сиднее) и Лондоне, такие как Те Пахи из Те Хаупо, а также Моеханга в 1805-1806 гг. Племянник Те Пахи Руатара, совершив трудное и длительное путешествие в качестве бесплатного китобоя и матроса, в 1809 г. побывал в Лондоне и в 1812 г. кое как добрался до родины. Он привёз с собой зёрна пшеницы, стал вождём и научил маори возделывать этот злак, получая от европейцев и применяя новые сельскохозяйственные орудия.

По мере развития английских колоний в Австралии, в 1814г. появились и в 20-х гг. стали обосновываться европейские поселения из Нового Южного Уэльса в Окленде, Веллингтоне, Таранаки Новой Зеландии. Маори теперь сами могли напрямую контактировать с европейцами и к 50-м гг. 19 столетия количество пакеха-маори резко пошло на убыль. В 1833г. было уже 1200 европейских колонистов, каждый из которых «покупал» за железные топоры и шерстяные одеяла землю у маори, общий размер которой был ещё невелик.

Для проведения колонизации Новой Зеландии в интересах английского капитала в 1837 г. в Англии Эдуардом Уэкфилдом была организована Новозеландская ассоциация, реорганизованная в 1839 г. в Новозеландскую компанию, приобретшая тем же способом у вождей окрестных маори в районе Порта Николсона (Веллингтон) крупный земельный участок величиной с Ирландию. Ещё не приобрёв эту землю компания в Англии уже её продала по цене 1 фн. ст. за 101 акр, набрав т. о. 216 будущих землевладельцев и 909 их будущих батраков.

В начале 1840 г. эту землю уже стали заселять и тогда же после трудных переговоров и подкупа было начато подписание договора с половиной вождей маорийских племён Северного острова о признании коренными новозеланцами суверенитета английской короны и её абсолютного права скупать маорийскую землю. Последнее до 1853 г. было целиком возложено на Новозеландскую компанию, но спекуляцией с новозеландской землёй занимались и другие компании. Для облегчения присвоения лучших племенных земель англичане в договоре указали, что собственниками маорийских земель являются независимые вожди и подписали соглашение только с ними, что вместе с плохим представлением маори о частной земельной собственности в дальнейшем вызвало большое недоразумение как племенной знати, так и рядовых членов племён. Маорийские военные действия с колониальными войсками в 1842-70-е гг. 19 в. за свою землю и независимость в целом не достигли своих целей, но сплотили народность маори и позволили ей сохраниться.

Новая Зеландия 3 мая 1841 г. провозглашена самостоятельной колонией с губернатором, колониальным секретарём, генеральным прокурором и казначеем, а также законодательным советом в составе этого губернатора и шести назнаемых министерством колоний членов. Этот орган управления работал в интересах крупных землевладельцев и земельных спекулянтов, наживающихся за счёт рядовых белых поселенцев и маорийцев.

Маори, особенно прибрежные, уже преобразовали своё сельское хозяйство в товарное и поставляли продукты питания на колониальный рынок, о чём будет сказано в главе 3. Простые пакеха были заняты в овцеводческих хозяйствах, продукция которых отравлялась в индустриальную Англию, преодолевшей в середине 19 в. промышленный переход к машинному труду.

Английский колониализм породил новую политико-экономическую историю Новой Зеландии, объединив её экономически с метрополией и австралийскими колониями. По мнению Ф. Энгельса в Австралии и Новой Зеландии все попытки английского колониализма искусственно создать земельную аристократию из местных жителей потерпели неудачу. Теперь нам следует рассмотреть английское овцеводческое хозяйство в Австралии.

После поражения в войне с США, добившихся независимости в 1783г., Англия с 1788 г. стала отвозить английских каторжников на южное побережье Австралии. Добровольная же имиграция европейцев туда тогда была ещё ничтожной, но успешный опыт разведения овец быстро подняло свободное европейское население до 36 тыс. человек в 1826 г.

Только богатые люди могли оплатить дорогостоящий путь в Австралию. Английское правительство для развития новых колоний предоставляло свободным поселенцам землю, семена, скот, припасы и даровой труд ссыльных. Поселенцы самовольно захватывающие и «скупающие» у аборигенов за ножи и зеркала большие площади земли назывались скваттерами. Потребности метрополии в Австралии прежде всего заключались в источнике овечьей шерсти и привели туда интересы крупного капитала. Богатые овцеводческие компании скупили почти бесплатно миллионы гектаров земли. «Скваттерские» фамилии фактически удерживали всю власть в колонии, на которые работали бесправные катожники пастухами и стригачами. Стремительное промышленное развитие Англии требовало быстрого увеличения площадей пастбищного скотоводства и к 1830-м годам юго-восточная часть материка уже была почти полностью освоена, каторжной рабочей силы уже было не достаточно и против ссылки стали выступать австралийские фермеры и рабочие.

План «систематической колонизации» буржуазного экономиста и политика Э. Уэкфильда, появившийся в 1829 г. и принятый колониальными властями, заключался в искусственном создании в колониях рынков земли и труда. Для этого вся ещё не отнятая скваттерами у аборигенов земля объявлялась собственностью английского правительства и на неё устанавливалась высокая цена в размере 2,5 фн. ст. за гектар, исходящая из 100 фн. ст. стоимости провоза трёх «свободных» переселенцев с семьями из Англии в Австралию, необходимых скваттеру для обслуживания 40 га пастбищ. За проданную по такой цене землю правительство завозило следующих рабочих, вынужденных годами работать для приобретения своей земли, а крупные скотоводческие хозяйства скваттеров были обеспечены рынком труда. В результате действия этой программы в 30-40-х гг. цена на землю в Австралии была вздута, а в городах скапливался избыток рабочей силы, а крупные землевладельцы, расширяя пастбища, на зерновое хозяйство не переходили. Следом за Австралией, в 1853 г. программа колонизации Уикфилда заработала и в Новой Зеландии.

Ради защиты скота и пастбищ скваттеры-скотоводы могли даже массово уничтожать кочующее коренное население - собирателей-охотников Австралии.

Ситуация стала меняться, после того как в 1848 г. в Калифорнии открыли золото и рабочая сила стала уходить из Австралии в «очаги золотой лихорадки», в 1851 г. колониальные власти объявили об открытии золота в австралийской Виктории. Численность европейского населения стала стремительно расти главным образом за счёт неимущего люда и за 1851-1861 гг. выросла почти втрое, превысив 1 млн. человек. Тем же способом привлекали дешёвую рабочую силу переселенцев в Новой Зеландии, где в 1861 г. объявили о нахождении золота. В результате развитие золотых приисков привело к росту спроса на хлеб скваттеры стали из-за выгодности производить его, сокращая свои крупные пастбища. Земельный голод, высокие цены и низкое социальное положение толкало фермеров и наёмных работников на выступления против земельной знати, чьё социальное положение с введением в 1856 г. своих колониальных ответственных правительств в Виктории и Южном Уэльсе и формальным ограничением роста землевладения в 1862 и 1865 гг. фактически не изменилось.

В Новой Зеландии такое движение проходило значительно позже- в кризисные 80-е гг. и привело в 1892 г. к программе правительства «заселения пустующих земель» с материальной помощью фермерам-пакеха . На почве того, что этот закон маори не касался, возникло младомаорийское движение с центром у маори Восточного берега Северного острова. Молодая маорийская интиллегенция ставила просветительские, здравоохранительные, экономические и политические задачи развития маори.

Схожая с австралийской колониальная экономика Новой Зеландии с конца 70-х до середины 90-х гг. оказалась в кризисе из-за падения цен на шерсть на мировом рынке, земельных спекуляций новозеландских скваттеров-овцеводов. Но благодаря изобретению и применению на морских судах холодильных установок появилась возможность далеко транспортировать мясо и молочные продукты. Колониальная экономика стала переходить к мясному и молочному скотоводству.

Периодизация колониальной истории маори предложена Бутиновым. Первый период колониальной истории маори - это переход к товарному хозяйству в Ѕ 19 в. Прежде всего перешли к нему прибрежные земледельческие племена северной части Северного острова.

Второй период - эторезкое обезземеливание маорийских племён в 40-гг. и продолжающее падение их земельного фонда во 2/2 19 в. На рис. 2, скопированном со страницы 97 «Океанийского этнографического сборника», изображена карта Новой Зеландии середины 19 в. с указанием городов и основных провинций. 1852 г. В Н. Зеландии было уже более 27,5 тыс. пакеха, в 1856 г. - 45 тыс., в 1860 г. - 80 т. ч. После того как в провинции Отаго в 1861 г. открыли золото численность европейцев начала резко расти и в 1880 г. достигла максимума в 19 в. - 485 тыс. чел. В то время как численность маори стала катастрофически падать и составляла в это время около 40 тыс. человек.

Третий период колониальной истории маори - это младомаорийское движение 90-х гг. 19 в. - период спасительного национального подъёма маори, продолжавшееся ещё всю первую 1/3 20 в. по выполнению своих буржуазно-демократических задач. В следующих параграфах мы подробнее рассмотрим социально-экономические процессы этих периодов и их итоги.







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.125.162 (0.005 с.)