ТОП 10:

Краткая доколониальная история маори до начала 19 в. Традиционные: хозяйство, общинное землепользование и социально-экономические отношения маори



 

По мнению авторов этнографических очерков Новая Зеландия колонизирована полинезийцами с 10 в. н. э. Маори из-за распрей организованно переселились в Новую Зеландию в середине 14 в. из легендарной Гаваики (вероятно, Таити) Центральной Полинезии на лодках с семьями, на что указывают легенды островитян. И от членов команд этих лодок племена новозеландских маори ведут своё происхождение. Они привезли с собой технологии ручного земледелия и семена культурных растений, технологии обработки дерева, камня, кости, раковин. Позже маори усовершенствовали типичное полинезийское орудие обработки земли «ко», соорудив на него подножку для упора ноги.

Бутинов Н. А. считает, что маорийская община к появлению европейцев в конце 18 в. переживала разложение первобытно-общинных отношений, когда гавайцы, например, в это время уже фактически переступили порог классообразования, что с другими причинами облегчило процесс ассимиляции последних североамериканцами.

Семёнов Ю. И. указывает, что общее количество племён маори было 50. Группы племён маори назывались по названиям лодок «вака» их первых полинезийских переселенцев, от которых они ведут своё происхождение. На Рис. 1, взятом из страницы 13 «Океанийского этнографического сборника», изображена карта с указанием расселения маорийских племён в начале 19 в. Основное население было сосредоточено на Северном острове с наиболее плодородными землями.

Хотя Семёнов Ю. И. на основании довольно поздних данных Фёрса утверждает, что у маори значительно преобладает земледелие, Бутинов Н. А. находит у них большую важность присваивающего элемента и делит производяще-присваивающее традиционное хозяйство маори на 3 хозяйственно-культурных типа:

1) преимущественно земледельческое хозяйство, к которому относит племена Оклендского полуострова, Пленти-Бэй, районов Таранаки, Нельсон и частично Восточного берега.

Простой ручной земледельческой техникой с применением деревянных и каменных орудий они выращивали кумара, таро, ямс, тыкву, которые из-за более прохладного чем в Полинезии климата могли расти не во всех районах Новой Зеландии. Но всюду росло арухе - папоротник, корни которого служили важным источником пищи для маори.

2) преимущественно рыболовческие хозяйства, к которым относит прибрежные племена Восточного берега Северного острова, а так же долин рек Ваикато, Вангануи и озёр Роторуа, Таупо и др.

Рыбу ловили сетями, сачками, вершами, удочками очень искуссной техникой. Также объектом ловли были раки и моллюски. Собирали водоросли и морскую траву.

3) Охотничье-собирательские хозяйства племён внутренних лесных районов, таких как Уревера. Сюда относились маори районов западного побережья Северного острова и многих районов Южного острова.

Охота птиц и крыс в лесу производилась ловушками. Маори собирали корни папоротника арухе, плоды растений. Семёнов С. А. в «Происхождении земледелия», как мы отметили в параграфе 2.1, ещё указывает на добывании маори в пищу сердцевины древовидных папоротников.

Межплеменной традиционный обмен маори исходил из их территориально-хозяйственной прежде всего продовольственной специализации и представлял собой простой натуральный обмен. Из северной части Северного острова глубоко во внутренние районы поступали корзины с сушёной морской травой, а обратно от лесных племён шёл корень арухе. Прибрежные племена поставляли на обмен сушёную рыбу и членистоногих. Земледельческие районы - кумару и таро. Южный остров - сушёных птиц.

Помимо продуктов питания в сферу обмена из Южного острова на Северный поступал нефрит. Из Восточного берега Северного острова по всей Новой Зеландии распространялся обсидиан. В обмен шли из Таранаки красивые перья птицы «гуия» для украшения волос. Редкие раковины для украшений, камни для обработки инструмента и для варки пищи, а также изделия мастеров служили особым предметом торговли.

Общинное поселение представляло собой самую крупную самостоятельную хозяйственную структуру, а семья - её главная единица .

Семёнов Ю. И. также называет амбилатеральную родственную общину маори «хапу» с численностью 200-300 человек, входящую в племя. Хапу состояло из расширенных семей, владеющих такими крупными средствами труда как каноэ, сети. Предметы индивидуального пользования, куда входили орудия, утварь, оружие принадлежала отдельным людям.

Милитаризированность маори отложила отпечаток на поселения хапу, иногда похожие на крепости, но были и просто огороженные деревни. Бутинов сообщает, что в основном земледелие было коллективным переложным, т. е. расчистка участка выполнялась общиной. Таким же образом происходил лов рыбы огромными сетями. У больших семей «ванау» - права собственности на некоторые средства производства, в том числе землю после общинной расчистки.

Семёнов отмечает, что ванау являлось основной экономической группой, хотя известно об индивидуальном землепользовании члена расширенной семьи, которому она помогала.

И вообще не было такого, чтобы одна семья голодала, что указывает на наличие в хапу маори по классификации Семёнова помогодачи. Пища являлась в первобытном обществе, в т. ч. и у маори главной ценностью и благом, и добытая ими совместным трудом она распределялась согласно потребностям членов хозяйственной группы, но уже с учётом вклада в общее производство каждого.

Семёнов сообщает о трёх основных ранжированных социальных группах маори: наследственные вожди и аристократия, коммонеры и рабы. Вождь хапу назывался «рангатира», а вождь старшей хапу был одновременно и вождём племени - «арики», которые получали подарки от всех, ищущих его милость. Но в более глубокой древности арики сам приглашал разных членов разных хапу потрудиться в его лесах или поставить ему продовольствие, причём богатого рантагира высокого ранга это могло не касаться.

Редистрибуция между вождём и коммонерами, обусловленная их подарками вождю и обратного возвращения им отплаты. Но по мнению Семёнова обратный поток ценностей из центра на периферию уступал прямому потоку, в чём обнаруживается специфическая форма эксплуатации.

Общинный вождь часто сам был мастером изготовления оружия, украшений и произведений искусства, как, например, резьба по дереву. Основным источником его материального богатства - пищи, являлся труд его собственного домохозяйства. Труд у маори был почётным делом.

Землепользование хапу осуществлялось в рамках строго очерченной своей территории земли племени, должностным частным собственником земли общины был рангатира. Земля хапу была распределена между семьями и индивидами, пользовавшимися своим участком в одиночку, но иногда с помощью своих семей. Т. о. общинная собственность на землю уже была расщеплённой.

Помимо поло-возрастного разделение коллективного труда маори, функции которого Бутинов свёл в таблицу, существовали узкие специалисты своего дела - это резчики, строители домов, татуировщики и др. ремесленники, а также специалисты по определению гениалогии. Последние были необходимы, поскольку бщество хапу было строго ранжировано по старшинству предков и гениалогическому расстоянию до первопоселенцев маори. Жрецы входили в число тохунга и были освобождены от земледелия. Рабы принадлежали главным образом вождям. Они готовили и подавали пищу.

Племена маори были разобщены и независимы. У них было довольно сложное социальное предклассовое устройство. Богатая родовая знать - это вождь хапу со своими близкими родственниками, из которых была главная знатная жена и несколько жён для работы, средний слой и зависимые бедняки или «тутуа» - подчинённые. Домашние рабы были абсолютно зависимы от хозяев, составляли значительное подспорье в домашнем хозяйстве вождей и придавали им престиж, поэтому войны с целью завладения рабской рабочей силой между племенами были частым явлением .

Бутинов также утверждает, что землёй хапу распоряжался хозяин земли (семьи) и вождь хапу, но последний не мог сам продать общинную землю. Под влиянием колониализма некоторые редкие вожди делали этот последний шаг к отчуждению. Но в порядке взаимопомощи (помогодачи) общинники уже обрабатывали чересполосные и вкраплённые земельные участки вождей. Это были бескорыстные, неограниченные обязательства социальной взаимопомощи родственной общины между её членами, проявлявшиеся к 19-му веку чаще всего для знати, но ремесленникам за работу нужна была плата.

Наследственность социального положения, редистрибутивные отношения вождя и общинников маори ещё не привели к их предклассовое общество к образованию вождеств. Но Бутинов отмечает, что архаический обычай запретов «тапу» (табу), связанных с половозрастными запретами, перерос в отдельные табуации. Например, в защиту сложного имущества вождя или пищевую табуацию рядовых общинников. Наказание за нарушение обычая состояла в следующем обычае изъятия ценностей. Социальная дифференциация чётко давала о себе знать и таким обычаем как «муру» - расхищения имущества «провинившегося» богача в том числе своими же родственниками и соседями с целью возвращение его в нуждающееся и более зависимое от вождя состояние. При всём этом имелось ввиду, что наказывает не вождь со своей командой родственников и прочей прислуги, а - боги.

Семёнов подробно классифицирует первобытные экономические оношения маори. Помимо помогодачи, у тесно взаимодействующих маори существовал дачевозврат, заключающийся в возвращении взятой на время чужой свободной от применения вещи в использование даже без спросу.

Дачевозврат уже мог выражаться в возврате с приращением в форме дара. Возможно формулировка «дар» здесь может вызвать возражения, но в любом случае «дар» - это уже категория обменных отношений. Т. о. мы наблюдаем дачевозврат, перерастающий в услугоплатёжный способ эксплуатации. Но временное пользование чужой вещью, чаще всего ещё было безвозмездным. Вероятно само исполнение услугоплатёжа происходило по инициативе нуждающегося в чужой вещи, но возникало оно из-за уже появившейся частной собственности на отдельные предметы, а так же из-за того, что просящему вещь уже могло быть отказано. Но услугоплатежом маори широко пользовались при обращении к своим ремесленникам.

Если между общинниками хапу обменные отношения только зародились, а дарообмен между племенами, как мы уже знаем были уже довольно развиты и основаны на территориально-хозяйственной специализации, между хапу существовали тоже.

Два вида межплеменного обмена маори Семёнов различает, во-первых, как дарообмен с оболочкой товарообмена и стремлением сторон к точному эквиваленту равных по ценности продуктов - принципу «ути». По классификации Салинза - стремлением к сбалансированной реципрокации. Денег у маори нет. Во-вторых, как церемониальный дарообмен, который делился на дароплатёжи, связанные с брачными ритуалами, рождением и смертью, проходившие в форме дачи пиров.

Социальное возвышение лидеров маорийских общин, указанный традиционный институт наказания и другие обычаи разлагающегося предклассового общества консолидировали общины маори, но они же в известной степени помогли английским колонизаторам в редких случаях договариваться с вождями об приобретении общинных земель. Бутинов сравнивает землепользование маори и коренных жителей Таити, предполагаемой прародине маори, где в связи с дефицитом земли общинники уже арендовали землю у знати.

Ещё один отечественный исследователь классообразования в океанийских традиционных обществах В. Кабо указывает на то, что частная собственность в них появляется только с введением капиталистических отношений, а пример развитой формы вождеств видит на Тробрианских островах, где как праобраз феодальной структуры существовала сложная иерархия вождей: от лидеров деревенских общин до вождей целых островов.







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.62.41 (0.007 с.)