ТОП 10:

Мария была дочерью-наследницей от Иуды



 

То, что Мария происходила из дома Давидова и отсюда как и царь Давид относилась к колену Иудину, только что было доказано. И то, что Иосиф не был телесным отцом Иисуса, но согласно Лук.3,23 был им только „как думали", уже говорилось. И что Иосиф не может иметь две родословных линии, при которых одна ведет через Нафана, а другая через Соломона к Давиду, также ясно. Для факта, что Мария вообще не упоминается в родословном перечне у Луки, можно взять во внимание всего одно-единственное объяснение: Мария должна быть дочерью-наследницей из дома Давидова, даже если Библия эту деталь конкретно не называет. На основании чего это все же можно определить?

Кто знает Библию, тот знает, что если она говорит о „народе", то под этим собственно всегда подразумеваются только мужчины. Они на Востоке обычно выступали в общественности, зарабатывали на пропитание и решали различные деловые вопросы. Женщины, напротив, оставались больше в тени; они были сердцем в доме и заботились о семье (сравн. Пр.31,1-31).

Когда же во время царя Августа с целью повышения налога в Израиле проводилась перепись населения, то и это событие коснулось в первую очередь мужчин. Жены как правило ничего общего с такими делами не имели. Когда мы внимательно читаем Библию, то правда убеждаемся, что у Марии это происходило совсем иначе. Она значит, напротив обычая и общепринятого, должна была отправиться вместе со своим мужем в Вифлеем, чтобы там равным образом быть „сосчитанной":

 

„Пошел также и Иосиф из Галилеи, из города Назарета, в Иудею, в город Давидов,

называемый Вифлеем, потому что он был из дома и рода Давидова, записаться

с Мариею, обрученною ему женою, которая была беременна" (Лук.2,4-5).

 

Если бы не налоговая перепись, то о такой дороге для Марии не могло бы быть и речи. Из Назарета до Вифлеема все же 170 километров, которые нужно было пройти пешком, а Мария была на последнем месяце беременности. В её состоянии это не только было затруднительно, но безответственно. Не только с ней, но прежде всего с ребенком могло на этом отчасти опасном пути случиться всякое. По своему желанию она бы в это время никогда не отважилась на эту дорогу. Почему всё же Мария, несмотря на это, тоже должна была пойти в Вифлеем для налоговой переписи?

На это есть только один ответ: у Марии было наследство в Вифлееме, которое имело значение для налоговой переписи. Она должна была решиться на поездку, потому что была дочерью-наследницей и её имущество при предписанном повышении налогов также должно было быть обложено налогом.

Закон о наследстве дочерей уходит назад к закону Божьему в книге Чисел. Там сообщается, как пять дочерей Салпаада однажды предстали пред Моисеем и просили наследственный удел в Израиле, потому что их отец умер в пустыне и у него не было сыновей (сравн. Числ.27,1,-11: 36,1-13). Моисей принес эту нужду к Господу, и Бог дал ему закон об уделе для дочерей:

 

„Дай им наследственный удел среди братьев отца их, и передай им удел отца их.

И сынам Израилевым объяви, и скажи: если кто умрет, не имея у себя сына,

то передавайте удел его дочери его " (Числ.27,7-8).

 

Следовательно, согласно этому закону дочери сейчас могли получить полное наследство отца, правда с одним ограничением: дочь-наследница могла со своим наследием выйти замуж только за человека из её собственного колена:

 

„Вот что заповедует Господь о дочерях Салпаадовых: они могут быть женами тех, кто понравится глазам их, только должны быть женами в племени колена отца своего,чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к уделу колена отцов своих. И всякая дочь, наследующая уделв коленах сынов Израилевых, должна быть женою кого-нибудь из племени колена отца своего,чтобы сыны Израилевы наследовали каждый удел отцов своих, и чтобы не переходил удел из колена в другое колено; ибо каждое из колен сынов Израилевых должно быть привязано к своему уделу" (Числ.36,6-9).

 

Итак, было невозможным, чтобы дочь из колена Иудина стала женою человека из колена Асирова, потому что тогда удел, который приносила с собой дочь-наследница через свое замужество в колено Асирова, автоматически переходил в колено Асирова, и это не должно было происходить. Но в любом случае дочери наследовали лишь тогда, когда в семье не было телесных сыновей.

У Марии это однозначно совпадало. Она была дочерью из дома Давидова и принадлежала таким образом к колену Иудину. Свой удел она получила от своего отца, потому что не было мужских наследников.

Но как дочь-наследница она могла выйти замуж только за человека из колена Иудина. И это совпадало, потому что Иосиф был — как и Мария — „из дома и рода Давидова" (Лук.2,4) и происходил, следовательно, также от Иуды. С юридической точки зрения этот случай был ясен как перед Божественным, так и перед мирским судом в Вифлееме: Иосиф мог жениться на Марии; в её липе он получил дочь-наследницу в жены.

В Библии особо указывается на факт, что Иосиф был женат на Марии. Она подчеркнуто говорит о Марии, „обрученною ему женою" (Лук.2,5).

Это подчеркивание имеет более глубокое основание, а именно по отношению к Иосифу. То есть, кто в Израиле брал в жены дочь-наследницу, получал через это двух отцов! Через телесное рождение — телесного отца и через дочь-наследницу — юридического отца. Это по старому обычаю открыто документировали, а именно через то, что имя мужа просто тоже вносилось в родословное дерево жены. Итак. Иосиф появился теперь в двух родословных списках: в родословном дереве от Матфея как сын Иакова, который был его настоящим, телесным отцом (Мат. 1,16), и в родословном дереве от Луки как сын Илия (Лук.3,23), причем Илий был не телесным его отцом, а лить юридическим. Этот обычай был тогда в Израиле таким само собой разумеющимся, что это не нуждалось в дальнейшем объяснении, если мужчина, который взял в жены дочь-наследницу, отныне был занесен в два родословных списка.

То, что традиция занесения мужа в родословный список своей жены, которая была дочерью-наследницей, во времена Библии в народе была привычным делом, подтверждается в книге Неемии:

 

„И из священников: сыновья Ховаии. сыновья Гаккоца, сыновья Верзеллия, который взял из дочерей Верзеллия Галаадитянина и стал называться их именем"(Неем. 7,63).

 

Выражение „и стал называться их именем" показывает здесь, что имя мужа, который женился на дочери -наследнице, заносилось в родословный список жены (вернее, в список своего тестя).

То, что закон об уделе для дочерей согласно Числ.27,1-11 и 36,1-13 в то время получил точное применение, узнается из факта, что удел, который приобрели Мария и Иосиф, оставался в Вифлееме(!) и тем самым в колене Иудином. Его нельзя было оттуда перенести, хотя они сами — как потомки Давида и принадлежащие к колену Иудину — жили в области колена Завулонова, на 170 километров севернее, в Назарете. Когда же пришло повеление от кесаря Августа „сделать перепись по всей земле" (Лук.2,1), они таким образом были вынуждены приступить к долгой и утомительной дороге в Вифлеем, потому что как раз там находился их удел. И так как Мария здесь как дочь-наследница также владела личным наследием, то и она должна была отправиться в путь со своим мужем, чтобы к налоговой переписи населения римского кесаря находиться в своем уделе, в Вифлееме.

Этих ссылок должно быть достаточно, чтобы привести доказательство, что Мария на самом деле была дочерью-наследницей от Иуды.

Если мы теперь обобщим все до сих пор обсужденные точки зрения, то вытекает ясное подтверждение тому, что переданное в Евангелии от Лук.3,23-38 родословное дерево Иисуса Христа является родословным списком Марии.

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.30.155 (0.007 с.)