ТОП 10:

Глава 23 «Всё ближе к Небесам»



Я слышал мысли Ники… Слышал, как она умоляла меня остаться с ней, когда я скрывался за дверью палаты. Я чувствовал неистовую силу, которая заставляла меня вернуться к Веронике и забыть всю мою прошлую жизнь. Но удержался. Побоялся, что Анюта совершит какой-нибудь отчаянный поступок, и тогда я потеряю их обеих. Не знаю… изменил бы я своё решение, заранее зная, что может произойти с Никой? Я ведь знать не знал, что у Черновой слабое сердце… Нет уж! Ника сильная девочка и выкарабкается. И продолжит жить! Я верю в это…

А сейчас меня ждёт Анюта. Моя любимая, к которой я возвращаюсь, навсегда оставляя позади Веронику, минуя длинные, больничные коридоры и редкий персонал больницы. Но от боли, которая рвала моё сердце на куски, глаза невольно налились слезами. Как я решился оставить Нику? Ка-а-а-ак? Я же поклялся ей, что мы будем вместе, что не брошу её. Соврал… И Ника чуть не поплатилась жизнью за мое враньё!

С этой вязкой пучиной скверных мыслей я стоял напротив запасного выхода больницы, который, мне на огорчение, был заперт. Опять идти через всю больницу? Проходить мимо реанимации? Осознавать, что где-то там Ника нуждается во мне? Нет… Не-е-ет! Я бы не выдержал этого вновь. Поэтому я ударом ноги вышиб стальную дверь, которая от такого взаимодействия вылетела на десяток метров из проёма, с грохотом ударившись об асфальт. Включив двигатели, я плюнул даже на то, что меня могут увидеть люди, и просто взмыл в воздух, направившись с ближайший лес, где потом провёл несколько часов в полном одиночестве. Лишь бы меня никто не видел… и чтобы никого не видел я сам…

«Хабаровский край. Благодатное»

Я вернулся к своей Анюте, которая, судя по её встревоженному и заплаканному взгляду, вся извелась в ожидании. Наверно, боялась, что приступ Ники изменит моё решение. Стоило мне только приблизиться к дому, как девушка, что сидела на лавочке у дома, кинулась мне в объятия и разрыдалась, вжимаясь в меня так, будто хотела стать со мной единым целым.

— Ты вернулся! Вернулся ко мне, — всхлипывала Анюта, которую я поглаживал по спине в утешение, — Андрюш… что с Никой? Она жива?

— Она в реанимации, но непременно выкарабкается. Врачи говорят, что ее жизни больше ничего не угрожает. У неё был сердечный приступ, — с болью в голосе объяснил я, — за ней присмотрит отец…

— Если бы ты ушёл из моей жизни, то я бы тоже не выдержала… — Анюта обняла меня ещё крепче. 

— Давай не будем о плохом, Анют? Я с тобой и больше не покину тебя! Слышишь? Я не уйду, — стараясь успокоить Анюту, утвердил я и слегка отстранил от себя заплаканную девушку. Заключив её лицо в свои ладони, я осознанно прильнул к губам любимой, от чего моя девочка буквально растаяла, расслабившись всем телом, что мне пришлось даже удержать её за талию.

— Я люблю тебя! Люблю! Больше жизни люблю… — отстранившись от моих губ на считанные миллиметры, выпалила Анюта и, поцеловав меня ещё раз, уткнулась мне лбом в грудь.

— Пошли домой, малышка… отдохнуть нужно. Последние дни выдались очень тяжелыми… — на этих словах я обнял любимую за талию, и мы прошли в дом.

Анюта всеми силами поддерживала меня в трудное время, когда я был сам не свой. А время это тянулось очень долго, особенно в постоянных упрёках от совести, которая больно жалила мою душу. Как я не старался забыться, переключиться на новую жизнь и думать о хорошем, Ника не выходила у меня из головы. Я не мог простить себя. Бывало, что хотелось к ней наведаться и узнать, как она, но понимал, что так поступать нельзя. Она должна была забыть меня окончательно, а моё появление принесло бы в её жизнь очередную боль. И неизвестно, выдержала бы она нового удара?

Анюта все это видела, прекрасно понимала, что меня гложет, старалась разделить со мной всю боль, облегчить моё состояние и убедить, что моей вины в случившемся нет, что это лишь стечение обстоятельств. Но… всё, что случилось — только моя вина. Только моя…

День за днём, месяц за месяцем, моё состояние постепенно приходило в норму после возвращения памяти. Ну, к стабильности уж точно. Но меня беспокоило отсутствие Владыки всё это время. Он ни разу не наведался ко мне, как бы я его не звал. Я даже переживал за него… не случилось ли чего? Ни через полгода, ни через год он не объявился! Всё это время я жил размеренной жизнью, а желание обзавестись парочкой новых сил даже не проникало в мою дурную голову. Тот страшный урок я хорошо усвоил — погоня за всесилием ни к чему хорошему не приведёт. Из-за того, что я был слеп и порабощен жаждой новых сил, пострадала моя Анюта. А не влезай я в сделку с Сатаной, Ника про меня даже не узнала бы, от чего не пришлось бы ей проходить через столько боли и расставание со мной. Уже через полгода ситуация с Черновой на моей совести притихла и лишь изредка зудела, но я старался не расчёсывать больное место. Периодически я отвлекался полётами в город, где старался пресечь мелкие преступления в виде грабежей, нападений или обычных разбоев. Это было своего рода хобби. Мне даже казалось, что таким образом я могу хоть немного искупить вину за содеянное. Но на фоне этой размеренной жизни, почти каждую ночь ко мне приходили страшные воспоминания… Кошмары, в которых я видел Люцифера. Стоило мне только закрыть глаза, как я снова попадал в ту клетку с Дьяволом, где он меня пытал. Первые полгода после возвращения памяти, это ощущалось особо остро, но потом всё пошло на спад. Уже через год эти кошмары могли мучить меня раза два в неделю, чему я был безмерно рад.

Такая спокойная, почти человеческая жизнь без сверхъестественных вмешательств, продолжалась больше года, а мне уже перевалило за двадцать один год. Всё свободное время, которого у меня было просто завались, я проводил со своей единственной любимой Анютой, которая замечала положительную динамику в моём состоянии, от чего улыбок на её лице становилось заметно больше. Мы даже отметили её двадцатилетний юбилей.

В один из таких спокойных дней, когда мы с Анютой легли спать, то мне приснилось нечто необычное. В этом сне я увидел незнакомого человека под тридцать лет, что имел приятные черты лица, голубые глаза и светло-русые волосы, которые были коротко пострижены, а одет он был в строгий, тёмно-серый костюм.

— Помнишь меня? — поинтересовался этот мужчина, рассматривая меня.

— Вроде… нет, — всматриваясь в лицо человека и пытаясь его узнать, проговорил я. Но рядом с ним я чувствовал уже знакомое чувство спокойствия и защищённости. Только мне не удалось вспомнить, когда я что-то подобное испытывал.  

— А так? — после это вопроса, незнакомец расставил руки в стороны, и над его телом засиял силуэт, целиком состоящий из света, только был он раза в два больше, чем сам мужчина. Вот тут-то я его и вспомнил…

— Вы тот Ангел, которого я видел в небе? Я вспомнил Вас! Это Вы помогли мне? — в озарении спросил я.

— Верно, помог. Я протянул тебе руку, а ты её принял. С тех пор я нахожусь в твоём сознании, бок о бок с твоей душой, исцеляя тебя после пыток Люцифера, — уверенно ответил Ангел.

— Вот как… спасибо Вам! Но позвольте узнать, от чего такое внимание к моей персоне? — испытывая ужасный стыд, поинтересовался я. Ангелу! Ангелу пришлось вытаскивать меня из ямы, которую я сам себе и выкопал. Будто у них поважнее дел нет, чем решать проблемы жалкого человека… Но, тем не менее, я был ему искренне благодарен.

— Мне велел заняться тобой Верховный Архангел Михаил. Поэтому, твой вопрос уже риторический. Но я к тебе пришёл не интервью давать, а сообщить новость. Вчера я закончил последнюю процедуру твоего исцеления и сейчас покидаю твоё тело. Ты больше не делай таких глупостей, Андрей. С Люцифером связываться — это не в песочнице играть. Он пощады не знает. Не возьмись за тебя Михаил, те кошмары, которые ты видишь ночами, могли бы стать твоей вечной реальностью. Удачи тебе, — с лёгкой улыбкой сказал Ангел, а я мгновенно проснулся от вспышки Небесного света, которая была ослепительной, но присутствовала в ней успокаивающая лёгкость. Осветив комнату на десяток секунд, спальня снова погрузилась во мрак…

И снова к моему разуму подъехал километровый состав вопросов! Мне показалось, что он недоговорил причину отдачи такого приказа. Да и вообще, складывалось чувство, будто этот Ангел как-то связан со мной и видит точно не первый год. Чувство, которым меня окутало рядом с ним, тянулось, будто из глубин моего детства. Ладно… Допустим у Михаила с Сатаной вражда, что логично, ведь он изгнал Люцифера с Небес и Земли! Но неужели Михаил будет трястись за каждую душу, которую пытается прибрать себе Дьявол? Ангелов бы не хватило! Так что же Михаилу от меня действительно нужно, раз он лично распорядился вырвать меня из лап Люцифера? От этого становилось не по себе. От меня определенно утаили что-то важное, а я знать не знаю, что именно. Вдруг произойдёт что-то, чему я буду виной? К тому же, раз он меня исцелял, то почему не прошли кошмары? Тоже загадка! Будто Ангелу не по силам стереть душевную боль и переживания, связанные с Дьяволом… Наверное, бесполезно разбираться в этом, всё равно я ничего не добьюсь своими размышлениями. В Ад то я залез, и меня вытащили, а вот если с Небесами свяжусь, тут уже никто не поможет. Поэтому, если им так угодно от меня что-то скрывать… да будет так! Не моё это дело…

Стоило мне немного «разгрузить» вагоны с мыслями, как из приоткрытой двери в комнату показалась ещё одна вспышка света. Осторожно поднявшись с кровати, стараясь не разбудить Анюту, я спешно последовал в прихожую, надеясь, что это пришёл Владыка. Оказавшись за пределами спальни, моим глазам предстал знакомый инопланетный карлик. Надежда не рухнула! Владыка, наконец-то, навестил меня. Ну, теперь-то можно было поинтересоваться, где он всё время пропадал.

— Грашъ, оставь нас наедине. Нам нужно поговорить с сыном, — повелел Владыка, после чего Грашъ, склонив перед своим Повелителем голову, исчез, — приветствую тебя, сын мой.

— Здравствуйте, Владыка, я давно Вас не видел, у Вас всё в порядке? Почему не подавали никаких вестей? — с ходу засыпал я его вопросами. Хотя, в этот момент, я готов был провалиться под землю от стыда за свои проступки. Он сделал для меня то, чего я не смел и желать, пока был человеком, преподнёс мне высший дар, а я кинул им в лицо Владыке. Да и после всего, что я ему наговорил в последнюю встречу, он мог просто оставить мою душу на растерзание Дьяволу, однако он рисковал своими подчинёнными, чтобы дать мне время уйти от Люцифера. Какой же я был дурак…

— Я наблюдал за тобой, Андрей, но придти не мог. У нас возникли небольшие разногласия с Асмаэлем, но сейчас он ушёл, от чего я смог придти к тебе. Ты ведь знаешь этого Ангела, что исцелял тебя? — спокойно поинтересовался Владыка. Он вел себя со мной так сдержанно… Я бы так точно не смог, если бы мой сын наворотил столько всего! Надо было хоть что-то сказать ему на счёт минувших событий.

— Да, он перед уходом явился мне и всё рассказал. Владыка… я хотел попросить у Вас прощения за своё поведение. Я сам не ведал, что творю. Вы столько сделали для меня, — опустив голову и сгорая от стыда, раскаивался я.

— По-хорошему, тебя надо пустить на запчасти, а мозг скормить рыбам! Это непозволительное поведение. Больше я таких выходок терпеть не буду! Но пока ты мне нужен, а я хочу знать, что ты будешь делать дальше, — уже повысив голос, сказал Владыка.

— Спасибо за вашу милость, у Вас для меня есть какое-то поручение? — спросил я, но на меня накатывала волна непонятной слабости, причина которой мне была не ясна.

— Да, есть одно важное задание, — голос Владыки я слышал приглушённо, а в глазах вдруг стремительно помутнело, а ноги подкосились…

***

Не успел Владыка договорить своё задание, как Андрей неожиданно потерял сознание, но этот обморок продлился недолго, и парень уже через полминуты стоял напротив Владыки, пристально осматривая его своим безжизненным, холодным взглядом. Взглядом хладнокровной машины-убийцы, который иноземцу был хорошо знаком.

Быстро осмотревшись в помещении, взгляд Андрея резко упал на дверь, и он, под визуальное сопровождение Владыки, невозмутимо покинул дом и, включив двигатели, улетел в неизвестном направлении.

— Грашъ, быстро ко мне, — скомандовал инопланетянин в пустоту. Почти сразу, рядом с ним материализовался самый верный слуга Владыки.

— Слушаю вас, Повелитель, — Грашъ склонил голову.

— Я ожидал, что это случится, но не думал, что так быстро. Он не мог проявить себя из-за Ангела, но теперь Асмаэля больше нет! Его активность больше ничто не способно подавлять. Что делать дальше? Он может навредить людям, а я не могу применить к нему силу, — в голосе Владыки читалась нескрываемая тревога.

— У меня пока нет плана действий, — виновато произнёс прислужник.

— Плохо, что нет! Жду от тебя идей! И чем скорее, тем лучше. Его нужно усмирить, если Андрей с ним сам не справится. Иначе… если хоть один Ангел об этом узнает, это сделают за нас! Сразу же будет понятно, что это наших рук дело! Боюсь, это будет последним для нашей Империи, — с гневом выпалил Владыка и, стукнув тростью об пол, исчез в яркой вспышке света.

На самом деле, Владыка не потерпел бы такого проступка от любого своего подчинённого, который совершил Андрей. Уже через пару часов, без лишних разговоров, виновный понёс бы наказание в виде вечных мук. Или пошёл бы на корм существам, которые таятся в отдалённых уголках Галактики. Но только не Андрей… Этот мальчишка был явно не простой, а Владыке было страшно. По-настоящему страшно. Почти так же, как при первой встрече с Небесным Воинством, когда он на собственных глазах потерял своего отца. Слова Асмаэля о том, что Андрей был спасён по прямому приказу Михаила, явно не выходили у иноземца из головы. Значит, парень у Небес под наблюдением! Сомнений уже не оставалось. И если обычный Ангел мог уничтожить Владыку щелчком пальцев, то что же мог сделать самый грозный и могущественный Архангел во Вселенной после самого Создателя? Инопланетный экспериментатор боялся это представить, осознавая возможные риски. Возможно, что он уже начал жалеть о том, что взял Андрея для своих экспериментов. Но дороги назад не было. Чтобы от него избавиться и скинуть со своих плеч груз ответственности, Владыка может лишь даровать парню свободу. Если бы он его просто убил, то это непременно привлекло всё Небесное Воинство, и плакала его Империя. Но у Владыки было одно рискованное задание, за которое он может даровать свободу Андрею. И инопланетянин всё равно оказался бы в выигрыше. Либо парню будет дарована полная свобода, либо он умрёт при исполнении. И он бы уже отправлял Андрея к звёздной системе Сиестл, где на планете Гуэлий скрылся взбунтовавшийся солдат космической Империи, если бы не одно НО. С Андреем случилось то, чего Владыка опасался…  

***

«Что это за хрень? Где я? Почему не у себя дома?» — эти вопросы ураганом пронеслись в моей голове, когда я беглым взглядом изучал окружающую обстановку. Я лежал на кожаном диване в просторной и уютной гостиной. Судя по дорогим предметам интерьера, я находился в доме богатых людей. Но… какого чёрта я здесь забыл? Подскочив с дивана, мне уже хотелось свалить из этого места подальше, как меня окликнули из проёма…

— О-о-о… ты уже проснулся, красавец? Хочешь позавтракать? — в проёме стояла высокая, стройная девушка с каштановыми волосами, одетая в атласный халат бежевого цвета, через который просматривались очертания округлой груди. Брови были сильно контурированы татуажем. Да и в натуральности её пухлых губ я сомневался. Но отказать в завтраке не мог лишь от того, что мне хотелось хоть немного прояснить ситуацию. Да и… какого она так обходительна со мной? Ещё и пялится на меня! Пройдя с незнакомкой на кухню, я сел за стол и решил получше рассмотреть девушку.

«Может, я всё-таки её знаю? Мало ли, что могло произойти? Вдруг я снова потерял память, но на этот раз частично? А если я спал с ней? Очередная неконтролируемая измена Анюте? Нет, не хочу даже думать об этом!» — осматривая девушку, размышлял я. Нет, мы точно были с ней незнакомы! Но… всё же, следовало задать этот глупый вопрос.

— Мы что, знакомы? — подняв одну бровь, спросил я.

— Нет, но давай это исправим! Я Маша! А тебя как зовут? — задорно улыбалась девушка, рассматривая меня с огоньком в глазах. Всё было странно. Слишком странно! Но хорошо, что мы с ней незнакомы. Значит, точно не спали. Это уже хорошо!

— А чего такая любезность ко мне? Можешь рассказать, Маша? Я просто не помню вчерашний вечер, расскажи мне. Меня, Андрей зовут, если что, — я не поддавался на её инфантильные смешки.

— Ну-у-у как же! Ты же меня вчера спас! Раньше я должна была много денег, а сейчас… ни-че-го не должна! Как я тебе благодарна, Андрей, ты бы знал! Меня вчера хотели убить из-за того, что я кинула шайку наркоторговцев. Я скрывалась, но вот вчера они меня нашли… Думала, что всё! Не будет больше меня! А потом в этот подвал входишь ты! Как ты их там всех! — восхищаясь и активно жестикулируя, говорила эта девушка, — десять человек с пистолетами! Десять! Всех убил и глазом не моргнул! — у меня в горле уже стоял ком, который я пытался сглотнуть.

— Как это… десять? Ты ничего не перепутала? Ты уверена, что это был я? — полушёпотом и с ужасом в голосе, спрашивал я, всё еще надеясь, что она шутит.

— Как же! А до дома меня кто проводил? Шикарную ночь обещал? Правда ты потерял сознание, когда это не нужно было… Но ничего! Я тебя и сегодня отблагодарить смогу! — сказала эта девушка, после чего скинула с себя халат. Мои подозрения на счёт отсутствия остальной одежды подтвердились — халат был единственной вещью. Пусть тело было у неё и красивое, но смотреть всё равно было неприятно. У меня есть избранница, и пялиться на другую девушку я не намерен. Да и мне нужно было разобраться с тем, что я, возможно, натворил, если эта девица не врёт.

— Господи, тебя вчера могли жестоко убить, а ты вот так готова первому встречному отдаться? А как же шок? Стресс? Не завидую я твоему мужу! — яростно высказался я, указав на кольцо, которое было на её безымянном пальце правой руки.

— Живём один раз, так к чему растрачивать себя на слёзы, красавчик? — пожала плечами девушка и отправила в свой тараторящий ротик шоколадную конфету.

Не собираясь дальше находиться в одном помещении с этой куклой, я направился искать выход из этого дома, пребывая в шоке от произошедшего. Всего день, как миновала смерть, а уже в койку готова прыгнуть к совершенно чужому парню! На душе стало гадко… Покинув дом этой ш…блудницы, я обратил внимание на припаркованные у дома машины.

«Семьдесят восьмой регион? Чего-о-о? Питер? Вот это занесло, однако! И не помню ведь ничего! Надо быстрее возвращаться домой… опять заставил волноваться Анюту! Еще неизвестно, сколько меня не было…» — подумал я, взъерошив волосы, после чего включил двигатели и направился к себе домой…

Стоило мне только оказаться на пороге, как в прихожей я увидел встревоженную Анюту, которая с растерянностью переглядывалась между мной и… и каким-то незнакомцем, что стоял неподалёку от неё! Мужчина тридцати лет, под сто семьдесят пять сантиметров ростом, в бежевом костюме, с грубой щетиной на лице и короткой стрижкой тёмно-каштановых волос, почти чёрных. На карие, строгие глаза нависали аккуратные брови, между которыми была хмурая складка, говорящая о его постоянной серьёзности. Осмотрев Анюту, я видел то, что приход этого человека её сильно напугал, что в мою голову сразу закрались дурные мысли.

— Кто он такой? Что ему от тебя надо? — рассердившись, спрашивал я, переглядываясь между Аней и мужчиной. Но любимая никак не реагировала.

— Подойди, — ровным и абсолютно спокойным тоном произнёс этот мужчина.

Не потерпев такой наглости, я быстрым шагом направился в его сторону. Но стоило мне к нему приблизиться, как он сделал лёгкий мах рукой вниз, что я мгновенно приземлился на диван и не мог больше пошевелиться. Этот незнакомец подошёл ко мне и просто приложил руку к моей голове.

— Пока всё не выяснится, поживёшь без этого, — на этих словах у меня в груди открылась дверца, а прихожую озарил яркий голубой свет нанокатализатора, из которого мужчина вынул сияющий камень и… исчез! Он просто ушёл, забрав моё каменное сердце, а я сразу отключился, но быстро пришёл в себя — сработало резервное питание.

— Анюта! Кто это был, чёрт подери? Почему ты меня не предупредила о нём? Как я теперь жить буду? — в шоке накричал я на Аню, но она, не меняя испуганного выражения лица, дрожащим голосом выдала лишь одну фразу:

— Это был Михаил… Архангел Михаил…

Глава 24 «Чудовище в каждом из нас»

— Как это, Михаил? Тот самый Архангел? Ты шутишь, что ли? — пребывая в состоянии шока, прикрикнул я.

— А…Архангел, это б…был он, — заикаясь, повторила Анюта.

— А-а-а-а… чёрт! От этого мне не легче! Надо действовать по ситуации. Ты вообще видела, что он сделал? Он из меня сердце вытащил! Извлёк из меня то, что для меня крайне важно! У меня осталось пятнадцать минут, Анюта! И всё! Всё-ё-ё! — не имея возможности собраться с мыслями, паниковал я, хватаясь за голову.

— Михаил… он… — уже тихо прошептала Анюта, а я заметил, как девушка покачивается, её глаза закатываются, а ноги подкашиваются.

— Вот этого мне ещё не хватало! — вырвалось из меня, когда я подхватил падающую Анюту и уложил её на диван, а сам думал, как мне выйти из этого чертовски поганого положения, пока на меня не снизошло озарение, — Феникс, точно! Он поможет мне! Только… насытить бы его…

Не теряя ни минуты, я выбежал из дома и вспарил над землёй в поисках источников огня. К моему огромному счастью, я быстро нарвался на аварию у пригородной заправки. Языки пламени от горящего бензина достигали высотой метров пять точно.

«То, что нужно!» — подумал я и приземлился метрах в десяти от пожара, уверенным шагом продвигаясь в сторону огня.

— Ты что творишь? Жить надоело? — чуть ли не в один голос кричали очевидцы. Один из них даже попытался меня остановить, схватив за руку, но я резким рывком выдернул её из рук незнакомца, не слушая крики этих людей. У меня была одна цель — огонь. Я, конечно, боялся, что сила Феникса могла перейти Люциферу вместе с остальными, но, как сказал их Предводитель — это сущность, а не способность. К тому же, терять было нечего. Сомнения пропали, как только я подошёл очень близко к заправке — языки пламени начали тянуться ко мне, как к магниту, и полностью растворялись в моём теле. Стремительно впитывая всё пламя, я полностью ликвидировал пожар, ощущая приятный прилив сил внутри себя, что даже невольно выпустил огненные крылья. К сожалению, у этих действий было порядка шести очевидцев. Не знаю, успели они включить камеры или нет, но медлить я не стал и сразу запустил двигатели, стремительно покинув место происшествия. Но долететь до дома не успел — в полёте двигатели погасли, а я упал в лесной чаще. Осмотрев двигатели на ладонях, я увидел, что они открыты, но не работают — сияние очень слабое. Секунд через двадцать они и вовсе погасли, а часы верно сообщили мне печальную новость: «Резервное питание отключено. Нанокатализатор отключён, подача топлива остановлена».
По идее, после отключения резервного питания, я должен был замертво упасть и прийти в себя только тогда, когда Михаил соизволит вернуть мне сердце. Но этого не произошло — мои надежды на силы Феникса себя оправдали. За счёт этой сущности я был в сознании и полон энергии, от чего даже поднялось настроение, и я принялся осматривать пылающие крылья за спиной. Бесспорно, они были просто великолепны! Огромные, с прекрасными заострёнными очертаниями и маленькими язычками пламени, что были размером с пламя свечи и исходили от каждого «пера». Вдоволь налюбовавшись ими, я понял, что больше не хочу расставаться с ними. Да и управлять ими оказалось проще, чем я думал. Скорость от крыльев была, конечно, не такая быстрая, как от двигателей, но этого мне хватило, и я вскоре добрался до дома. Очутившись в прихожей, я увидел Анюту, которая до сих пор лежала без сознания. Ещё бы! Такое потрясение для обычной девушки. Она ведь только недавно начала отходить от пережитого ужаса с Дьяволом, а теперь всё может быть ещё серьезнее. Архангелы же просто так домой не заглядывают… Решив не приводить её в чувства, я спустился в подвал и там позвал Владыку, надеясь, что он мне объяснит хоть что-то из произошедшего. На удивление, он очень быстро откликнулся.  

— Здравствуй, сын мой! Где ты был? Я переживал, — взволнованно проговорил Владыка.

— Здравствуйте! Я… не знаю, где был! Я не помню прошлый день с того момента, как разговаривал с Вами про задание. Владыка, Вы знаете, что со мной происходит? Я никак не могу понять этого. После потери сознания я оказался не пойми где! За тысячи километров от дома! Вернувшись сюда, я застал здесь Архангела Михаила, который, по-видимому, уже ждал меня. Он унёс с собой самое важное — мой источник энергии. Теперь я боюсь, что он мне его никогда не вернет… Да и как я могу на это надеяться, если я убил десять человек!? Десять! Наверняка, эта информация дошла до него. Только за счёт силы Феникса я сейчас в сознании, но так я жить не хочу. Я хочу быть прежним! Что мне делать? — взмолился я Владыке, надеясь, что он сможет мне помочь.

— В основу твоей модернизации я заложил программу, которая в случае твоей преждевременной кончины, овладеет твоим телом. Назовём это бездушной сущностью. Такие же манипуляции я проводил со всеми своими экспериментами до тебя. Я так перестраховывался. Ты, конечно, умер, пусть и ненадолго, но пока Ангел находился в твоём теле, бездушная сущность подавлялась. Асмаэль, возможно, и сам не знал, что своим могуществом не дает этой программе проявить себя. А сейчас, когда Ангел покинул твое тело, бездушная сущность смогла взять над тобой контроль. Оно овладело тобой единожды и теперь не отступится. Я не знаю, как ты сможешь побороть его. Это первый случай в моей практике, когда в одном теле сразу две сущности. Я в безвыходном положении, да ещё и сам Михаил про это узнал, раз пришёл к тебе лично. Он забрал твой камень, чтобы было время разобраться с твоей проблемой, а ты не доставлял неудобств. Я никак не могу забрать у Михаила твой источник жизни, а ты тем более. Но я попробую разобраться в этом, пускай и ограничен в действиях. Позже тебя навещу, — высказался Владыка и спешно меня покинул.

Теперь меня беспокоил лишь один вопрос: что от меня нужно Михаилу? Пожалуй, это был самый главный вопрос. Проблема с бездушной сущностью меня волновала не так сильно. Я собирался остаться в подземном этаже и поразмышлять наедине с собой, как вдруг почувствовал себя хуже. Было ощущение, как будто что-то пытается овладеть мной, почти как Феникс, только в разы сильнее. В глазах поплыло, голова закружилась, а ноги невольно подкосились…

«Небесный зал»

— Рафаил, я же тебе сказал, что никаких действий предпринимать пока не нужно. Всё, что требуется, уже сделано. Теперь надо ждать, — не меняя сурового выражения лица и разглядывая в руке сияющий камень, проговорил Михаил, сидя на центральном стуле за зеркальным столом.

— А чья это вина? Кто виноват в том, что пострадали, пусть и плохие, но всё же люди!? Почему ты не разрешаешь мне поставить на место этого иноземца? Как он вообще сумел подобраться к мальчишке? — недоумевал Рафаил.

— Хассар не виноват в жертвах. Андрей не под дулом пистолета заключал ту сделку с Люцифером, из-за чего, собственно, и сработала программа, которую заложил в него Хассар, — не меняясь в лице, сказал Михаил брату.

— Так давай я тогда Андрея устраню, и жертв не будет! Ну, или хотя бы изолирую ото всех, — выпалил Рафаил с надеждой на одобрение старшего брата.

— Нет! Ни того, ни другого я не допущу. Всё должно идти своим чередом! Я и так на свой страх и риск лично вмешиваюсь в его жизнь! Поумерь свой пыл, Рафаил! Я знаю, как ты верен Отцу и не допускаешь вмешательств иных существ к людям, но поверь, это не тот случай! — повысил голос Михаил.

— Почему? Что нам мешает? Мы Архангелы, Высшие существа! Мы вершим правосудие, но нам нельзя убрать одного бестолкового мальчишку? — не унимался Рафаил.

— Нет нельзя! Этот мальчишка очень важен для Отца! Лишь от его меча может пасть Белиал. Так сказал Отец… Нам всем грозит опасность! Всем мирам, всем измерениям! Когда Белиал явится, он может уничтожить всё, а остановить его сможет лишь этот парень… — задумчиво произнёс Михаил.

— Знать бы ещё, кто такой этот Белиал, и где он сейчас. Почему Отец так переживает из-за него? Он тебе про это никаких подробностей не говорил? — поинтересовался Рафаил.

— Нет, не говорил. Я знаю только про то, что скоро в мир явится этот Белиал, который будет очень опасен. Поэтому, будем действовать так, как велит Отец. На этом разговор окончен, Рафаил. Ни Хассара, ни тем более Андрея, ты убивать не будешь! Ты меня понял? — рассердился Верховный Архангел. Выслушав старшего брата, Рафаил исчез, озарив Небесный Зал яркой вспышкой света. Но Михаил пробыл в одиночестве недолго — вскоре к старшему Архангелу наведался Асмаэль, который был чем-то встревожен, судя по его растерянному выражению лица.  

— Михаил, у нас проблемы… Мальчишка снова вышел из-под контроля! — с ходу выпалил Асмаэль.

— Видишь это? — Михаил указал на сияющий камень, который он держал в руке, — он без этого не может существовать. Без этого элемента он просто груда безжизненного металлолома, так в чём может быть проблема?

— В том-то и дело, что он как-то обходится без этого камня! По-видимому, его жизнь поддерживает Феникс. Когда я был в его теле, то не чувствовал ничего, что пыталось бы как-то проявить себя. Я не заметил чужеродную сущность. Простите меня, брат, — виновато сказал Асмаэль, опустив голову.

— Что тебе вообще можно доверить? Твоя задача была невероятно проста — из семи миллиардов людей ты должен был уберечь всего лишь одного, Асмаэль! Одного человека! Но ты и с этим не справился… Где он сейчас? — перешёл на повышенный тон Михаил. Асмаэль в это время был, словно напуганный ребёнок, которого очень скоро постигнет наказание. Он осознавал, что разгневал своего старшего брата, которого гневить никак нельзя. На Небесах все давно узнали то, как страшен и беспощаден Михаил в гневе.

— Он… он устроил резню в Африке. Пока жертв чуть больше тридцати человек — это местная террористическая группировка, но пострадали и мирные люди. Я не знаю, что он будет делать дальше. Прости меня, Михаил, я не мог знать о его скрытой силе Феникса. Я готов понести наказание, брат. Будет всё так, как ты прикажешь, — раскаивался Асмаэль, стараясь не смотреть в глаза Верховному Архангелу.

— Хорошо, что готов! Ты его понесёшь и очень скоро, Асмаэль. Раз уж ты не можешь нормально выполнять приказы, придётся действовать самому, — гневно высказался Михаил и, озарив Небеса своим световым ликом, исчез, оставив провинившегося и напуганного Асмаэля наедине с собой.

«Хабаровский край. Благодатное. Дом Андрея»

На душе неспокойно. В голове крутится ураган мыслей, заставляя моё сердце колотиться быстрее обычного, что дышать становится тяжелее. Что на этот раз случилось с моим любимым? Почему он снова не появляется дома? Почему к нему приходил лично Архангел Михаил? Зачем ему сердце Андрея? Что мне делать? Слишком… Слишком много вопросов! Были бы у меня ещё ответы... А что я могу делать? Я бессильна… Снова бессильна! Опять остаётся только ждать и надеяться, что он не попал в очередную передрягу. Уже второй день, как он пропал. Душу вновь сковало одиночеством и тоской, от чего казалось, будто стены дома то и дело сжимаются, будто стараясь в очередной раз мне напомнить, что я ничтожна в сравнении с тем, с чем приходится сталкиваться моему Андрею. Покидать дом не было желания, да и не хотелось пропустить возвращение любимого. Но и сидеть в комнате — не вариант. Стены давят. Поэтому, я спустилась в подвал, к сцене, где куда просторнее, да и мысли давят не так сильно. Но сидеть на краю сцены мне пришлось недолго — меня отвлекли звуки открывающейся двери. Подняв взгляд, полный надежды, я увидела в проходе своего Андрея, от чего невольно ему улыбнулась и уже хотела кинуться в объятия любимого. Но… сделав к нему пару шагов, я поняла, что что-то не так. На меня смотрели глаза, пропитанные злобой. Безжизненные! В них не было ничего, что хоть отдалённо напоминало бы моего Андрея. Душа в мгновение сжалась от осознания ужасной правды — это не мой парень. Это кто-то бесчеловечный, кто заставлял покрываться мою душу животным страхом. За его спиной были сложены огненные крылья, а руки стиснуты в кулаки, а я уже невольно пятилась назад. Заметив, что я начала отступать, создание в облике моего парня неспешно двинулось в мою сторону.

— А…Андрюш? У тебя всё хорошо? — с надеждой, что мой Андрей услышит меня и исправит происходящее, спросила я дрожащим голосом. Но, когда расстояние между нами сократилось до жалких метров, я потеряла последнюю надежду на спасение — это был не мой Андрей. Подойдя ко мне, парень схватил меня за горло и отбросил к стене, что была слева от сцены.

— Теперь у меня всё отлично! Всегда будет так! — со злобной, словно торжествуя, прошипел Андрей, продолжая двигаться в мою сторону, — какой же глупый эксперимент провёл Владыка… Оставить эту грязную душу! Она не нужна! В таких телах не должно быть души! Мы совершенные механизмы, созданные для безупречного выполнения заданий Повелителя. Мы — эталон идеальных убийц, а эта гадкая душа всё портит, зачерняя наше беспощадное лицо своим милосердием! Этим телом ей не править. И, прежде чем полностью завладеть этим славным сосудом, я избавлюсь от всего, что держит Андрея в нашем мире! И начну с тебя, Анна, — в злобной ухмылке прорычал Андрей и, схватив меня за волосы, принудительно поставил на ноги, за чем последовал удар раскалённым кулаком по моему лицу…

Это был мой конец, потому что надежды на спасение не было. Да и от кого было ждать этого спасения? Мне стоило сразу понять, что жизнь с таким, как Андрей, не может закончиться без боли. Но… я ведь осознавала эти риски? Осознавала, конечно! И сделка Андрея с Дьяволом ничего не изменила в моём восприятии этих отношений. Лишь сейчас, когда я рефлекторно цеплялась за надежду выжить, в моей голове проскакивали мысли, что, наверно, было опрометчиво связывать свою жизнь с таким созданием. Но… как я могла отвернуться от того, кого всем сердцем полюбила, за что, наверно, сейчас и получала удар за ударом по своему лицу… А он наслаждался процессом, судя по его ехидной ухмылке и торжествующему взгляду. Когда я уже достаточно ослабла, чудовище в лице моего Андрея вдруг прекратило свою экзекуцию, начав гладить меня поизбитому лицу.

— Бедная… бедная девочка! Как же так получилось, что ты осталась совсем одна? Такая беззащитная… — приговаривал Андрей, сочувственно поглаживая меня по щеке, после чего приблизился к моему уху и заговорил уже шёпотом, — а знаешь, малышка… Я сделал так, чтобы Андрей мог смотреть на это! Он всё это видит, только вот… сделать ничего не может! Он увидит твою смерть от собственных рук!

Он расплылся в довольной улыбке и приблизился к моим разбитым губам, в которые с жадностью впился, а моё тело пробрало дрожью из-за отвращения, что я в отчаянии зажмурилась, когда он насильно проталкивал язык мне в рот. Этот поцелуй для моей души был даже больнее всех ударов, которые я уже получила…

— Что такое, девочка моя? Тебе же всегда нравилось, — отпрянув от моих губ, с наигранной лаской спросил Андрей, поглаживая меня по щеке. Ничего не услышав на свой вопрос, он тут же ударил мне сильную пощёчину и продолжил кровавую экзекуцию.

Когда я уже могла только ждать своей смерти, периодически сглатывая кровь, мне хотелось сказать своему Андрею лишь о том, что не виню его… В глубине души я надеялась, что мой любимый услышит меня. Что он найдёт в себе силы остановить происходящее…  

— Андрюш… — я из последних сил обратила свой взгляд на Андрея, который держал меня за горло, — з…знай, что… — он сдавил мою шею сильнее, от чего слова смешались с горловым хрипом, — я л…лю…блю тебя! Т…ты не виноват...

Он сдавил мою шею ещё сильнее и резко приложил меня затылком к стене, приблизившись к моему лицу своим.







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.023 с.)