ТОП 10:

Глава 19 «В погоне за прошлым»



«Новосибирская область. Посёлок Новоозёрный»

Пытаюсь осознать, реально ли я жив. Прощупал руки — вроде материален, не призрак. Встряхиваю головой. Ника стоит в оцепенении, в шоке вытаращив на меня глаза. Над нами уже навис грозовой фронт, разразившись лёгким дождём. Осознавая, что подобная участь с молнией может настигнуть и Чернову, я буквально силой начинаю оттаскивать её в сторону амбара, что в паре сотен метров от нас.

— Здесь опасно оставаться, гроза слишком сильная! Уходим отсюда, Ника! Не стой ты, как вкопанная! — кричал я, утаскивая за собой Нику, а нас уже начало обдавать дождём, который только усиливался.

Добежав до амбара, где мы и укрылись от дождя, я бросил взгляд на девушку — Ника продрогла под дождём, и её слегка потрясывало. Хотя, не известно, от чего больше. От холода, или от того, что её парень пропустил сквозь себя прямой удар молнии и остался жив. Сняв с себя ветровку, я накинул её на плечи девушки, чтобы ей было теплее. Почувствовав моё прикосновение к себе, Чернова вздрогнула и посмотрела мне в глаза. В её взгляде читался испуг, страх, непонимание произошедшего. Я готов был поклясться, что она смотрела на меня с лёгким сумасшествием, будто увидела призрака, в которых до этого не верила. После долгой и молчаливой паузы, Вероника отпрянула от меня, как от огня.

— Как это возможно, Андрей!? Я своими глазами видела, как в тебя попала молния! А на тебе и следа нет! Как ты мне это объяснишь? Кто… ты… такой!? — крайнее ошеломление Ники прорвалось наружу в виде множества вопросов, на которые я и сам не знал ответов.

— Ника! Да я сам хотел бы знать, но понятия не имею, что со мной происходит! Это как-то связано с моей прошлой жизнью, но её я не помню! Не могу вспомнить… Я не врал тебе про амнезию, милая! — стараясь успокоить её хоть как-то, выпалил я, после чего решил пойти на крайние меры, — сейчас я тебе кое-что покажу, погоди…

Я прошёл к ящику с инструментом и взял оттуда старый нож. Увидев оружие в моих руках, девушка вжалась в стену амбара, а в её глазах читался животный страх, будто её собираются убить. Так себе получилось, конечно…

— Я не собираюсь тебе делать больно! Просто смотри, — я со всей силы надавил лезвием на своё запястье под выпученные глаза Ники, после чего положил ладонь на ящик и пару раз попытался вонзить нож себе в руку. Ни крови, ни ссадин, ни порезов… Черновой можно было уже сейчас вызывать дурку, судя по её взгляду.

— Да кто ты… такой? — Ника готова была сровняться со стеной, настолько она в неё вжалась.

— Ника, я сам хочу в этом разобраться как можно скорее и надеюсь на твою помощь! Не надо меня бояться, пожалуйста. Я люблю тебя и уже не смогу без тебя! Кем бы я ни был, мне нужно это узнать! И меня ничто не остановит. Но… я не хочу терять тебя, милая! Ты… поможешь мне? — осторожно подходя к Нике, говорил я, рассчитывая на её понимание. Не ответив ничего, девушка просто скатилась по стене и скрыла лицо в ладонях. Следующие полчаса мы просидели, ни проронив и слова. Лишь барабанящий дождь по крыше амбара, и оглушительные раскаты грома разрезали собой эту немую атмосферу, которой было пропитано помещение.

Когда гроза стихла, мы, всё так же молча, прошли домой, где я вернулся в свою комнату от греха подальше. Было сложно осознавать то, что Ника не готова принимать меня тем, кто я есть. Хотя… да кто с такой чертовщиной вообще может смириться? Её можно понять…

На этой печальной ноте я спешно разделся и рухнул на кровать, устремив свой взгляд в потолок. Неровные швы от плит ДСП опять бесили моего внутреннего перфекциониста, что я решил просто закрыть глаза. Когда я уже чувствовал цепкие лапы страны снов, которая затаскивала меня на свои территории, меня привлекли шаги. Резко открыл глаза — в комнату с лёгкой опаской вошла Вероника и осторожно, будто я дикий зверь, который может легко наброситься на неё, прилегла рядом со мной. Я даже не слышал её дыхания, настолько девочка была потрясена… 

— Ты не человек, да? Поэтому, ты никогда не устаёшь? Я давно заметила это… У людей ведь так не бывает. Это не реально, всегда быть полным сил… — прильнув головой к моему плечу, спрашивала Ника, а её взгляд был направлен… да никуда не направлен! Она в пустоту смотрела…

— Я не знаю, правда, но скоро в этом разберусь, обещаю! Единственное, чего я хочу, так это чтобы ты помогла мне… поможешь? — поглаживая девушку по волосам, я едва не взмолился.  

— Всё, что захочешь, любимый, — сухо поцеловав меня в щёку, сказала Ника, после чего прижалась ко мне всем телом. Я видел её ошеломление, но всё же чувствовал любовь девушки к себе, а это не могло меня не радовать.

Следующие три дня в деревне проходили без приключений, а Чернова лишь доказывала то, что её от меня уже ничто не отпугнёт. На четвёртую ночь после роковой грозы, мне снова приснился сон. Опять тот большой дом у озера, та таинственная девушка, карлик в маске.

— Я должна тебе кое-что показать, Андрюш… Идём, — без лишних промедлений девушка взяла меня за руку и потянула в сторону, где обстановка оказалась совершенно другой. Обернувшись, я больше не увидел дома у озера. Только дорога, которая будто вела в населённый пункт. Повернувшись обратно к девушке, я уже не увидел её. Но передо мной было то, чего я раньше в своих снах не замечал. Табличка с номером посёлка или чего-то в этом роде. Благодатное… Только я успел прочитать это название, как сразу же проснулся…

Подскочив с кровати, я заметался по комнате, разбудил Нику, начал судорожно искать ручку.

— Благодатное. Благодатное… Благодатное! Бла-го-дат-но-е…. — бесконечно повторял я одно и то же слово.

— А…Андрюш? Что… что такое? Что ты говоришь? — спрашивала сонная Ника.

— Благодатное! — выкрикнул я, как ошалелый, от чего Чернова даже вздрогнула, — запомни это слово! Благодатное! Нам… нам надо понять, что это! Что это, Ника? — переворачивая ящик с барахлом в поиске пишущей ручки, возмущался я. Уж слишком я боялся забыть это слово. Найдя жалкий карандаш, я написал это прямо на шкафчике, после чего облегчённо выдохнул и плюхнулся на табурет.

— Что всё это значит? — спросила девушка, встав с кровати, и направилась ко мне. Подскочив с табуретки, я схватил Чернову за плечи и слегка потряс.

— Сон! Мне приснилась табличка! Там было это слово, — не переставая потряхивать Нику, кричал я, чем явно её пугал, — нам надо… надо узнать, где это! Нужен Интернет… Нам нужно в город, Ника! Это зацепка, я чувствую это!

— Ты только успокойся, Андрюш… Можно в Новосибирск съездить, сегодня в одиннадцать автобус. Но… ты точно уверен, что это касается твоей прошлой жизни? — насторожено спросила Ника.

— Да! Да, Ник! Я уверен просто. Собираемся! — прикрикнул я и начал в спешке собираться на автобус, пусть до него и было ещё два часа…

***

Пара часов тряски в автобусе. Меня разрывало от нетерпения, я боялся, что мой сон окажется лишь… сном! Что это никак не связано с моей прошлой жизнью. По приезду в Новосибирск мы сразу отыскали ближайший компьютерный клуб, где я и начал шерстить Интернет.

— И как ты узнаешь, какое Благодатное именно твоё? — под судорожное кликанье мышки, спросила Ника, насторожившись.

— Озеро! Там должно быть озеро рядом… — введя запрос в поисковик, выпалил я и сосредоточился на результатах поиска.

Благодатное Ставропольского края… не то. Новосибирская область? Нет, слишком огромное озеро. Украина, Донецкая область… там озёр нет вообще! Харьковская область опять без озера. Мне уже начало казаться, что всё это лишь пустая трата времени… Черкасская область. Опять мимо… В Орловской области у озера не было никакого намёка на дом. Хабаровский край. Я тут же увеличиваю карту со спутника у озера. Недалеко от берега находится огромный коттедж, но я не мог его даже рассмотреть. Никаких фотографий. Но он на отшибе стоял, один такой! Вспоминая сны и сравнивая их с местностью по карте, сходилось большинство деталей, пускай они и были размытые. Сомнений больше не было… Всё, что я видел во снах — это отголоски моей прошлой жизни.

— Думаешь, это оно? — спросила Ника, наблюдая за тем, как я тщательно рассматриваю карту.

— Уверен… Мне нужно поехать туда, Ник. Не знаю, сколько там пробуду, но мне нужно разобраться в том, кто я такой, — отрезал я, посмотрев на девушку. Почти моментально её глаза налились слезами, а сама она встала и быстро вышла на улицу. Тяжело вздохнув, я пошёл за ней следом и тут же обнял, — Ник? Почему ты плачешь? Что не так я сказал?

— Я боюсь, я очень боюсь… — всхлипывала Чернова в моих объятьях.

— Что тебя пугает-то? Тебе разве самой не интересно узнать, кто я?

— Я боюсь, что ты всё вспомнишь! Эта девушка, наверно, была твоей любимой… Ты её вспомнишь, и я стану тебе не нужна! Не нужна! — Ника никак не успокаивалась и уже рыдала, — и я тебя больше никогда не увижу, ты не вернёшься…

— Ник, я вернусь, обязательно вернусь! Ты меня очень скоро увидишь. Как я могу предать тебя после всего? Я просто не могу так поступить со своей девочкой, — я утирал ей слёзы под глазами, стараясь успокоить, что мне, похоже, удалось.

— Нет уж! Я с тобой поеду, хочешь ты того или нет! — рассвирепела Чернова, с укором посмотрев на меня. М-да, рано радовался! Перечить я ей не смог, да и не хотелось больше видеть её слёз…

***

По возвращению в деревню, нам предстоял серьёзный разговор с отцом Ники, чтобы тот отпустил её со мной. Надолго. И в другой город. Его опасения можно было понять, я и сам не хотел, чтобы Вероника ехала со мной, но она просто упёртый баран, и спорить с ней невозможно. В итоге, эта девчонка уговорила Игоря Николаевича на поездку со мной на Дальний Восток, от чего уже на следующий день мы брали билеты в Хабаровск. Ближайший поезд по приемлемой цене был лишь через пять дней.

Пять дней я изводился в нетерпении того, что будет ждать меня там. Кто меня встретит? Кем я был в забытой жизни? Будет ли там эта девушка… И что делать, если она всё это время ждала меня? Что делать, когда я, наконец, узнаю о том, кем являюсь?

***

Нам предстояло четыре дня тряски в поезде. Ещё четыре дня ожиданий, которые отвратительно растягивались во времени. Ника утомилась уже на третий день поездки, но старалась не показывать вида. А я постоянно смотрел в окно на пролетающие пейзажи. Постоянно… Было такое чувство, будто я всё это уже когда-то видел. Или видел? Но окончательно меня добил момент, когда уставшая Ника легла мне на колени и задремала. А у меня в голове невольно проскочила абсолютно другая картинка. Тоже поезд, вот только на коленях у меня лежала та сама девушка из снов, но куда моложе, чем я видел её во снах. Ко мне стремительно приходило осознание, что она существует, а я с ней знаком. Но как так могло получиться, что я оказался за тысячи километров от туда, где меня знают? Ка-а-а-ак?

***

После высадки в Хабаровске нам предстояло ещё несколько часов езды в автобусе. И чем ближе я был к посёлку, тем больше всё сжималось внутри. Меня буквально трясло от того, что я просто не знал, с чем мне предстоит столкнуться. Пробегали даже мысли бросить всё и не копаться больше в прошлом, остаться с Никой и жить дальше. Но столько пути уже пройдено… нельзя было отступать. Уже на въезде в посёлок я увидел ту самую табличку из сна с надписью «Благодатное». Нутро сжималось всё больше.

Когда мы уже были в посёлке и шли в сторону озера, местные жители косились на меня, а некоторые пожилые женщины даже крестились. Так себе, конечно, встреча…

— Почему они так на тебя смотрят, — идя рядом со мной, шикнула Ника, осматривая пару местных жительниц, — может, у них спросить, кто ты? Они, кажется, тебя знают…

— Нет, Ника. Мы идём к дому у озера! — уверенно выпалил я и прибавил шагу, чтобы поскорее покинуть основную территорию посёлка.

Пройдя пустырь со старыми сараями, я уже видел вдалеке большой, двух этажный коттедж. Тот самый. Из снов! Начал крепче сжимать руку Ники, ощущая то, как вспотела её ладонь от волнения, которое она старалась скрывать всеми силами. И вот, уже через пару минут мы стояли напротив железной двери дома у озера. А я не знал, что делать. Не решался постучаться. Мялся с ноги на ноги.

— Может, мне постучать? — видя мою неуверенность, спросила Ника, от чего я нервно вздрогнул всем телом.

— Нет! Нет! Нет… это должен сделать я, — отрезал я, после чего тяжело выдохнул и, сжав руки в кулаки, отошёл от Черновой, приблизившись к двери.

Ещё пара секунд колебаний, а затем три уверенных стука. Пара десятков тишины, стучу ещё, уже более настойчиво. За дверью послышались шаги, а моё сердце готовилось провалиться в пятки и пробить Землю насквозь, чтобы вылететь где-то в Южной Америке. Кто-то посмотрел в глазок… и сразу послышались звуки спешного открытия замков, а дверь вскоре распахнулась. Передо мной стояла девушка… та самая девушка из снов! Русоволосая, с большими и выразительными глазами зелёного цвета, но… тусклыми и заплаканными. На нижней губе приличная припухлость и рассечение с уже спёкшейся кровью. Я смотрел ей в глаза и даже не знал, как начать разговор, потому что понимал, что она узнала меня.

— А…Андрей? — всматриваясь в мои глаза, спросила эта девушка, а я заметил, как её лицо начало стремительно бледнеть, от чего ранка на губе стала заметно выделяться. Сделав неуверенный шаг в мою сторону, знакомая-незнакомка сильно пошатнулась, после чего начала стремительно падать. Не растерявшись, я быстро подхватил её, не дав упасть. Уже будучи у меня на руках, тело девушки обмякло, а голова запрокинулась назад, говоря о том, что она потеряла сознание…

Глава 20 «Карты на стол»

— Черт возьми, Ника! Пошли в дом, уложим её! Вон, как раз посреди прихожей диван стоит, — прикрикнул я, проходя в дом с бессознательной девушкой на руках.

— Она знает тебя… — Ника скривила губы, наблюдая за тем, как я аккуратно укладываю девушку на диван. Я мог поклясться, что Чернова готова была разорвать меня на куски, замечая то, как заботливо я обхожусь с этой незнакомкой.

— Закрой ты уже дверь, Ник! Не оставляй нараспашку! — скомандовал я Нике. Отведя свой злобный взгляд от меня, она послушно захлопнула входную дверь. А я мог спокойно рассмотреть эту девушку. Она была такой… красивой! Не такой, как в моих снах… В жизни она была куда прекраснее. Я всматривался в аккуратные черты её лица и просто не мог отвести своего взгляда. Эта девчонка с первых секунд запала мне в душу! Чувствовалось в ней что-то близкое, но одновременно далёкое… Я не знал её. Или просто забыл? Но как? Что должно произойти, чтобы я забыл такую красавицу? Русые волосы были небрежно разбросаны по её лицу после падения в обморок, от чего я убрал их в сторону, невзначай погладив по голове. Это была она… та нимфа из снов, в которую я влюбился. Только теперь я окончательно убедился в её существовании! 

— Может, хватит на неё пялиться? — услышал я гневный голос Ники, которая подошла к дивану.

Я осёкся, осознав, что действительно слишком засмотрелся на эту девушку, после чего встал и крепко прижал к себе Нику, стараясь загладить вину. Чернова тут же облегчённо вздохнула и нежно поцеловала меня в шею. Но нужно было разбираться в ситуации дальше. Кем я прихожусь этой девушке?  

— Андрей… — раздался голос незнакомки, которая говорила сквозь слабость.

Отпрянув от Ники, я обернулся и увидел, как девушка неуверенно встаёт с дивана, от чего поспешил к ней подойти подстраховать, чтобы та не упала снова, но она лишь бросилась ко мне в объятия…

— Андрюшка… ты вернулся, — вжимаясь в меня так, словно я самое дорого, что у неё есть, протянула девушка дрожащим голосом, после чего положила свои ладони мне на щёки и хотела уже поцеловать, как я отстранился, осознавая, что Ника меня точно пришьёт за это. Увидев то, что я отстраняюсь, глаза незнакомки быстро забегали по моему лицу и налились слезами. Абзац… похоже, это реально моя любимая из прошлой жизни. Иначе как объяснить её взгляды и мою тягу к ней? Страхи Ники перед нашим отъездом стали и моими страхами. Я безумно полюбил Нику, но… что будет, если я вспомню эту девушку? Как быть? Слёзы «близкой» незнакомки стремительно катились по её щекам, а губы дрожали. На мгновение я даже пожалел, что захотел во всём разобраться. Еще и страх за эту девушку не давал покоя. Она смотрела на меня так, что душа рвалась на части. Как бы Ника, что не натворила… Она еще та штучка! Как ловко ей удалось уломать меня, чтоб я взял ее с собой!? Я прижал голову незнакомки к своей груди и склонился у неё над ухом.

— Я… не помню ничего, прости, — с трудом выдавил я из себя эти слова.  

— Но… но как же так? Что же случилось, родной? — не выдержав, зарыдала девушка и сильнее прижалась ко мне, стараясь обнять еще крепче, а я мог лишь в утешение погладить её по спине.

— Анна, отойди, — раздался металлический, басовый голос, а я начал осматриваться по сторонам, пока мой взгляд не упал на маленькое существо, что вошло в прихожую, — мне нужно его осмотреть.

Я откровенно ахренел. Это же явно неземное существо было! Около метра ростом, в балахоне и с жуткой, железной маской на лице, а в левой руке небольшая трость.  

— Он правда ничего не помнит, — пристально посмотрев на меня, отрезал этот карлик своим жутким голосом, от которого мне стало не по себе. Услышав это, Аня рухнула на диван и, скрыв лицо в ладонях, разрыдалась.

— К…кто я такой? Объяснит мне хоть кто-нибудь? — пересматриваясь между карликом и Аней, вспылил я.

— Не бойся. Пошли со мной, это не займёт много времени, — направившись в подвал, отрезало странное существо. Что же… выбора у меня не было, от чего я и пошёл за карликом вслед, а за мной и Ника с девушкой по имени Аня. Нужно же было докопаться до истины! Оказавшись в просторном помещении, существо повелело мне сесть на стул, после чего начал присоединять к моей голове присоски, похожие на те, что используют на ЭКГ или энцефалографии. Введя на своих часах определённую команду, из них выплыло небольшое голографическое окно, в котором он выбрал очередную команду, а я тут же потерял сознание… 

***

Владыка пристально наблюдал за показаниями активности мозга Андрея вместе со своим верным слугой Грашем.

— Я не могу понять, как такое возможно? Его мозг… он полностью разрушен! Уничтожен! — в недоумении выпалил Владыка, отпрянув от парня.

— Но как он тогда разговаривает, думает? Ходит, в конце-то концов! У него есть определённые воспоминания… Что-то ведь его привело сюда?— не понимая, спрашивала Анна.

— Да, привело… Сны привели его сюда! — ответила Вероника.

— Да уж… Люцифер настолько хорошо постарался, что после его визита, у Андрея в голове вместо мозга какая-то непонятная каша, а он ещё как-то соображает, разговаривает. Но это невозможно! Он, по сути, должен быть безжизненным сосудом, — в полном шоке говорил инопланетный карлик, — мне нужно всё обдумать. Я сейчас уйду и загляну к вам позже. А вы аккуратнее с ним. И да, девушки, не ссорьтесь, хотя бы при нём. Я чувствую гневную ауру вокруг каждой из вас! Поумерьте свой пыл, если не хотите сделать ему хуже, — предупредил Владыка и уже хотел исчезнуть, пока его не прервала Ника.

— Подождите! Я сама тут ничего не понимаю! Может, вы сможете мне рассказать, что с ним? Кто он вообще такой?

— Зачем мне тебе рассказывать? Я лучше тебе всё покажу, — Владыка положил руку на лоб Ники, передав ей все знания о жизни Андрея с момента его модернизации, после чего посмотрел в сторону своего верного слуги, — это мой заместитель, Грашъ. Он будет с вами следить за ситуацией и охранять дом в моё отсутствие. Ты ведь не подведёшь меня, Грашъ?

— Вы можете на меня рассчитывать, повелитель, — ответил прислужник, склонив голову перед Владыкой, который сразу исчез в яркой вспышке света, ударив тростью об пол. Убедившись, что они одни, Анна пристально осмотрела Чернову.

— Пошли, выйдем, Ник. Разговор есть, — обратилась Анюта к Нике, которая до сих пор не могла переварить ту информацию, которую поместил в её сознание Владыка. Но теперь она хотя бы всё знала, о том, какой у неё, оказывается, необычный парень. Услышав обращение к себе, Чернова переглянулась между бессознательным Андреем и Грашем, который невозмутимо стоял рядом с парнем. По-видимому, от одного вида этого прислужника ей было не по себе. Высокий, более двух метров амбал в кожаном, боевом костюме и с жуткой железной маской на лице, а на поясе у него было оружие, напоминающее пистолет, только дуло у него было очень узкое.

— Когда мы выйдем, эта штакетина останется с ним наедине? — встревожено спросила Ника. Услышав обращение к себе, Грашъ посмотрел на Чернову, склонив голову набок, после чего отвернулся, сложив руки на груди.

— Не бойся, он сделает ему ничего плохого. Наоборот, защищать будет, — успокоила Анна гостью, — ну вот… походу ты его обидела, — тяжело вздохнув, сказала русоволосая девушка и, отрицательно помотав головой, вышла из помещения, а следом за ней пошла и Ника.

— О чём ты хотела поговорить со мной? — с тревогой в голове спросила Ника у Анюты.

— Я хотела поблагодарить тебя за то, что помогла Андрею вернуться домой и ко мне. Спасибо, что не оставила его в трудную минуту, — искренне улыбнувшись, сказала Аня.

— Во-первых, я не нуждаюсь в твоей благодарности! А во-вторых, с чего ты решила, что он до сих пор твой? — с ходу съязвила Ника.

— Я, вообще-то, с тобой по-хорошему начала, Ник. Просто, когда он всё вспомнит, тебе нужно быть готовой уйти. Я не хотела тебя изначально огорчать просто, но раз уж на то пошло, то тебе не стоит теплить надежд на дальнейшие отношения с ним. Он меня любит, и я его тоже люблю! — максимально тактично пытаясь объяснить ситуацию, сказала Анюта, стараясь скрыть искреннее удивление от наглости Черновой.

— Ты глубоко ошибаешься… он мой! И будет моим. Поэтому, на твоём месте, это я бы уже начала готовиться к скорому переезду отсюда, — ухмыльнулась Ника, осмотревшись по сторонам, от чего Анюта невольно округлила глаза, — а что ты думаешь, милая? Пока я была с ним рядом, в трудную для него минуту, он на меня не посмотрел, как на девушку? Ошибаешься. Смотрел, и не только!

— Даже не думай, что это сыграет тебе на руку, — отрезала Анюта, хотя по её взгляду было видно, что она готова вот-вот разрыдаться. Она и в мыслей старалась не допускать о том, что её единственный любимый может смотреть на другу. А тут, эта другая, лично заявила о том, что у неё с Андреем была связь. Но Анне нужно было держаться и не показывать вида.

«Ты выше этого. Эта дерзкая нахалка с дрянным характером тебе не конкурент! Когда Андрюша всё вспомнит, то выберет тебя… Тебя! Тебе просто нужно держаться» — про себя думала Анна, стараясь не падать духом. Не выдержав компании Черновой, Аня спешно покинула подвал, небрежно толкнув Нику плечом, которая прошла в помещение к Андрею, который уже очнулся.

***

— Ника, а где все? Куда пропало это существо? А где… Аня? — засыпал я Нику вопросами, как только пришёл в себя и осмотрелся. Чернова сразу села ко мне на колени и обвила руками мою шею.

— Тише, любимый, — Ника ласково поцеловала меня в щеку, — всё нормально! Это существо сказало, что скоро придёт, как только во всём разберётся. Он оставил своего подопечного для твоей защиты. А мы будем в этом доме! Кстати, этот дом весь твой! — радостно сказала девушка, а я прекрасно заметил, что она уже положила глаз на этот дом.

— Как мой? Подожди немного, дай переварить всё! В чем оно разберётся то? И да… где Анна? Отвечай! — рассердился я на Нику, за то, что она уклонилась от вопроса.

— Она вышла… я не знаю где она! А это существо само тебе всё расскажет потом. Он нам сказал молчать. Дом точно твой, этот Владыка как-то телепатически мне передал все воспоминания, которые были связаны с тобой и этим домом., — пояснила Ника, после чего уткнулась мне в шею и начала ласково её целовать, — Андрю-ю-юш… давай, поедим? Я просто проголодалась… — жалобно протянула девушка, стараясь исхитриться так, чтоб я забыл про Анну. Что же, не мог же я ей отказать… Пусть и сомневался в том, что она вообще хочет есть. Ну, ничего, всё скоро разузнается.

После того, как мы перекусили бутербродами, которые «голодная» Ника с трудом в себя впихнула, я не отступался от идеи побыть с Анной. Возможно, это помогло бы мне быстрее вернуть память, от чего решил больше не попадаться на уловки Черновой, а заявить Ане напрямую о своём желании.

— Анют, пошли, погуляем по деревне? Я хочу подробно рассмотреть здешние места, может побыстрее всё вспомню… — обратился я Ане. Кажется, гневный взгляд Ники уже изрешетил мою спину. Да уж, если сравнивать этих дамочек, то Анюта будет поинтеллигентнее, да и держится молодцом, стараясь не показывать своего настроения.

— Конечно, пошли! — зелёные глаза красавицы заискрились неподдельной радостью от моего предложения.

— Ник, останешься дома, пожалуйста? Мы недолго погуляем. Просто осмотримся, и вернёмся, — я надеялся на благоразумие Ники.

— Да… хорошо, я буду ждать, — нахмурившись, показательно буркнула Чернова.

Мы гуляли с Анютой около озера, а у меня складывалось ощущение, будто я сплю. Только всё было крайне реалистично. Проходя вдоль водоёма, нам повстречалась одна женщина, что посла коз и тщательно осмотрела нас.

— О, Анька! Неужели твой вернулся наконец-то? Ну, как командировка? — осмотрев меня, улыбнулась женщина, от чего я скривил губы от неловкости ситуации.

— Нормально всё, тёть Зой! — нахмурившись, отрезала Анюта, чем выручила ситуацию.

— Слуша-а-ай, а ты слыхала, что с Павлом-то случилось? Мать его места себе не находит! — восклицала женщина, после чего обратила внимание на разбитую губу Ани, — а губу-то где разбить умудрилась? Вот нельзя её, Андрюх, одну оставлять! Сразу калечится без тебя!

— Ну всё, хватит, тёть Зой! Я просто маме в погребе помогла неудачно. Вон и руку поранила! — показав перевязанную ладонь, замялась Анюта, а мне ненадолго показалась, что её раненая губа и этот Павел как-то связаны, — а что с Павлом? Я… не слышала…

— Да вот, вчера утром нашли его в сарае — взгляд пустой, безжизненный! Двух слов связать внятно не может, только речи какие-то непонятные говорит. С ума сошёл он, проще говоря! Из психиатрической лечебницы приезжали, забрали его сразу. Сам он бестолочь, конечно, только вот мать его жалко, хорошая женщина, — с огорчением вздохнув, закончила соседка.  

— Жаль парня, — сухо отрезала Анюта, — ладно, нам идти пора, до свидания!

Анюта поспешила вперёд явно не в настроении. Разговор про Павла в конец выбил её из колеи, от чего я всё больше подозревал его причастность к ранам Ани.

— Ань, губа… это его рук дело? — спросил я, на что девушка отвела взгляд в сторону.

— Н…нет. Рехнулся, и чёрт с ним, — пожала плечами Анюта, стараясь держать себя в руках, после чего посмотрела на меня, — как ты себя чувствуешь?

— Я? Ну… да не знаю, как. Дежавю постоянное, которое уже бесит. Но никаких воспоминаний… — пожал я плечами, неспешно прогуливаясь с девушкой по деревне, — сколько мы вместе были?

— Может, подождать, пока ты сам всё вспомнишь? Просто не хочу, чтобы мои слова как-то повлияли на твой выбор, — с осторожностью поинтересовалась Аня.

— Я хочу хоть что-нибудь узнать про себя. Пожалуйста, Ань, — наблюдая за колебаниями девушки, сказал я, — расскажи, что знаешь обо мне!

— Пошли, присядем. Разрешишь? — потянув свою руку к моей, с опаской спросила Анюта, которую молча взял за руку. Девушка провела меня к небольшому холму у озера, на траве которого мы и уселись. Аня недолгое время сидела, опустив голову, словно собиралась с мыслями, после чего отвела свой взгляд далеко за пределы озера.

— Четыре года… три из них вместе прожили в этом доме. Ты любил тщательно прожаренную яичницу на завтрак и фукал, когда я готовила для себя глазунью. И обожаешь кофе. Порой литрами готов в себя вливать то, что содержит кофеин, — на этих словах она скупо усмехнулась, повернувшись ко мне. В её глазах прекрасно читалось то, как сильно она меня любит, судя по её нежному взгляду, с которым она меня осматривала. Да она была буквально пропитана этим чувством, в отличие от меня. Я питал к ней, конечно, что-то тёплое, но это все было не то, от чего на душе было крайне гадко. Но хуже всего было то, что помимо любви к себе, в глазах Ани я замечал боль. Невыносимую, от которой рвалась её душа. Я был готов поклясться, что она могла разрыдаться с минуты на минуту и начать умолять меня всё вспомнить. Но держалась. Видимо, ради меня…  

— А я у Ники чаи гонял, да цикорий пробовал. Та ещё гадость, однако! А кофе там стрёмный какой-то завозили, порошковый. Фе-е-е, — стараясь отвести грустные мысли, скупо усмехнулся я, на что посмеялась даже Анюта, — это как пыль, — только я начал говорить, как девушка договорила за меня.

— Арабских дорог, ага, — закончила она мою мысль.

— А сколько мне полных лет? — поинтересовался я, — ты ведь знаешь, кто я, да?

— Девятнадцать в конце мая исполнилось. Да, знаю… Но давай, ты всё же узнаешь всё это сам? Просто понимаешь, волна воспоминаний, если нахлынет на тебя, может как-нибудь не так сказаться. Поэтому… пусть всё идёт своим чередом? То, что я рассказала — лишь базовые мелочи. Ты не против? — спросила Аня, а я с ней был полностью согласен. Наверно, не стоит взваливать на себя этот, пока что, неподъёмный груз воспоминаний.

— Да, ты права, думаю, — с этими словами я откинулся на траву, устремив свой взгляд в голубое, безоблачное небо. Следом за мной на траву плюхнулась и Анюта, — втроём все поживём, пока всё не образумится. Думаю, никто против не будет?

— Не-а, — протянула Анюта, после чего аккуратно положила ладонь на мою руку, — я рада, что ты жив, Андрей.

— Скажи мне одно. Я много плохих вещей делал за свою жизнь? — спросил я, повернувшись в сторону Ани.

— Ты никогда не руководствовался дурными намерениями. И всегда был для меня героем, — повернувшись ко мне, выпалила Анюта. Говорила она с такой уверенностью, от чего моей душе стало чуть легче.

— Ника тебе говорила, что в твоих глазах целый мир? — всматриваясь в мои глаза, с нежностью спросила Аня, пусть и пыталась говорить ровным тоном. А я будто не слышал её вопроса, а лишь в ответ смотрел в зелёные глаза девушки, которые со мной искрились радостью. Не выдержав этого молчания, я просто прильнул к губам Анюты, нежно её поцеловав. После десятка секунд этого поцелуя, меня вдруг будто полили ледяной водой, от чего я резко отстранился от девушки и подскочил на ноги. Анюта была явно в растерянности, наверно думая, что сделала что-то не так. А это я делаю что-то не так, разрываясь между ней и Никой! Нервно взъерошивая себе волосы на голове, я заходил кругами.

— Не стоило… рано! Прости. Это всё… как-то случайно. Это неправильно сейчас, — затараторил я.

— В такие моменты ты привык курить, обычно, — с опаской осматривая меня, сказала Анюта, сидя на траве.

— Да уж! Вот от сигареты я бы точно не отказался! — выпалил я, после чего Анюта протянула мне пачку сигарет, вынув их из кармана, а я посмотрел на неё с укором, — ты что… куришь!?

— Нет, это твои сигареты… просто, когда мне было не очень, я их прикуривала, держала дым во рту, и после этого оставался лёгкий привкус. Ну… как после тебя! Я… я знаю, что это выглядит странно, прости, — опустив голову, виновато сказала Анюта. Да ахренеть! Вот тут реально уже закурить захотелось, что я и сделал.

— Пошли домой, Ань, — докурив, отрезал я, после чего направился домой, а за мной и Анюта, которая шла всё время молча. Как только мы оказались дома, нас встретила насупившаяся Ника, которая с укором смотрела на меня, но уже хотела подойти, но я резко выставил перед ней ладонь, — не сейчас, Ник! — отрезал я, после чего решил побыть наедине, поднявшись на второй этаж…

***

Оказавшись вдвоём в холле дома, разъярённая Ника вплотную подошла к Ане и пристально её осмотрела, после чего схватила девушку за плечи и толкнула к стене.

— Я не поняла… ты совсем обалдела? До чего ты его довела, что он мне грубит? — прошипела Вероника, — какого чёрта ты с ним целовалась!? Ты ему закурить дала, хотя со мной он ни разу не курил!

— Насильно я к нему не лезла. Ты серьёзно думаешь, что три с лишним года отношений не оставили отпечаток даже на полностью разрушенном разуме? И да, от сигарет ему ничего не будет, он железный. А вот расслабиться помогает. Это, своего рода, психологический трюк. Мозг то у него человеческий, ало! А настроение у него такое бывает, потому что это — Андрей! Вспыльчивость — это его часть, — в ответ вскипятилась Анна, после чего уже хотела отойти от Ники, как та схватила её за перевязанную руку и сдавила её, что первая зажмурилась от боли.

— Понятно, почему он полез в сделку с Дьяволом, потому что ты носилась перед ним на задних лапках, полностью соглашаясь с каждым его решением! — рыкнула Чернова, всё ещё держа руку Ани.

— Посмотрела бы я на тебя, как ТЫ попыталась его отговорить от неё! Этот Андрей, которого ты знаешь, совершенно не тот, что раньше. Ты его слепила под себя покладистым мальчиком. Да он держался за тебя лишь от того, что ты была у него под боком. Это не осознанный выбор, Ник, опомнись. Я не дам тебе ломать его истинную, сильную личность, — выдернув перевязанную руку, отрезала Анюта, после чего невозмутимо прошла на кухню.

— Ладно, Ань… время рассудит, чей он будет, — тихо сказала Ника, когда Аня её уже не слышала…

Глава 21 «Ангел-Хранитель»

Чёрт знает, что сейчас произошло. Я просто взял и поцеловался с Аней… Сам! Она ко мне даже не лезла. Но одно я понял точно — она прекрасно меня знает и безумно любит. Точно не меньше, чем Ника. А вот у меня голова шла кругом от того, что происходило в моей жизни. Будто меня приставили к мясорубке и попросили сделать выбор, какую из конечностей я хочу себе отрезать. Только вот я хотел пихнуть туда голову, лишь бы не разбираться в этом любовном треугольнике и просто сделать из своего мозга фарш. Но пока я мог лишь расселить девушек по разным комнатам, дабы бы не провоцировать лишнего конфликта. Сказав про это Нике, мне пришлось выслушать ряд манипуляций, под натиском которых она хотела спать со мной.

— Значит, ты наврал мне… скоро я тебе стану не нужна, — слёзно возмущалась Вероника, смотря на меня с надеждой.

— Хватит! Я буду спать один, — отрезал я, после чего прошёл в одну из комнат на втором этаже, захлопнув за собой дверь. Рухнув на кровать, я ещё недолгое время просто провалялся в раздумьях, что даже не заметил, как уснул…

Проснулся от ощущения, будто на меня кто-то смотрит. Была уже глубокая ночь, от чего комната освещалась лишь светом почти полной Луны. Осмотревшись в комнате, я увидел… Анюту? Да… Она стояла у моей кровати и с опаской или даже тревогой наблюдала за мной. 

— Т-ты… ты, что здесь делаешь!? — максимально тихо спросил я, округлив глаза.

— Я переволновалась, мне страшный сон приснился…вот проверить решила, как ты, — замялась Анюта, опустив голову, а я сразу заметил её откровенный наряд. Одета она была в лёгкий, атласный халат нежно-фиолетового цвета, что едва прикрывал её бёдра.

— Со мной всё в порядке, можешь идти отдыхать, — не отрывая взгляда от фигуры девушки, проговорил я.

— А можно недолго с тобой побыть? — взглянув на меня, с наивностью спросила Аня, — одной в большом доме… не по себе немного.

Девушка присела на край кровати и, будто нервничая, потирала свои предплечья. Не знаю, что она задумала на самом деле, но прогнать её я не смог. Ну, потому что… а вдруг ей реально было сейчас страшно? Сколько времени она провела одна в этом доме? Почему-то мне дико захотелось её утешить, от чего я подсел к ней поближе и приобнял за плечо.

— Ну, сейчас-то ты не одна в доме? — спросил я, поглаживая Аню по плечу, на что она молча кивнула мне и осторожно положила ладонь мне на колено.







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.034 с.)