ТОП 10:

Глава 14 «Расплата за ошибки»



— Как ты себя чувствуешь, Андрюш? Всё в порядке? Тебе что-то нужно? — затараторила Анюта, отпрянув от меня и поглаживая меня по щеке, а я всё ещё не мог понять, что происходит.

— Подожди немного… Ты лучше скажи мне, сколько я был без сознания? И почему за пятнадцать лет ты ничуть не повзрослела? — с явным удивлением поинтересовался я, осматривая Анюту, которая от моих вопросов явно удивилась. Н-да, здесь определённо был подвох… Я даже уже начинал думать, что это какой-то жестокий трюк Люцифера.

— Какие пятнадцать лет? Ты как себя чувствуешь, милый? Ты был без сознания три недели, не больше. Я так переживала за тебя... Сейчас как твоё самочувствие? Что там произошло? — говорила Анюта одно за другим с абсолютно серьезным видом, но по её щекам текли слёзы. Похоже, она явно не шутила. Но как же? Я ведь был уверен, что провёл в этой клетке как минимум лет пятнадцать!

— Как… как три недели? Этого не может быть! Я? Хорошо себя чувствую! Просто прекрасно! Кого ты там звала, кстати, когда я очнулся? — спрашивал я, чтобы увести разговор в другое русло, ибо я всё ещё не верил её словам, пусть положение вещей и доказывало обратное. Дом ведь не изменился, Анюта тоже. Всё на своих местах…

— Ты что-то помнишь с того дня, как потерял сознание? Есть какие-то воспоминания? — дрожащим голосом спросила Аня, от чего я сильно задумался. После всего, что произошло в клетке, мне было сложно вспомнить то, что было сразу после сделки.

— Практически ничего. Только смутно помню какого-то парня, который явился из ниоткуда. Я не разглядел его… Может, это была галлюцинация? Не знаю, в общем! А-а-а... да я ничего не понимаю! В голове всё вперемешку, дай немного отдохнуть, — с надеждой на грядущий отдых, серьезно заявил я, на что Анюта понимающе мне кивнула.

— Нет, это была не галлюцинация, — раздался голос со стороны кухни, что я обернулся на него и… опешил. Оттуда вышел парень, чья внешность была ну очень похожа на мою, — я твой спутник жизни. Твой внутренний голос, помогающий в трудную минуту. Твой призрак очевидного. И я им был ровно до тех пор, пока не заключил эту чёртову сделку с Дьяволом! Ну, давай… Рассказывай! Что там произошло? Ты прогнал Люцифера? — поинтересовался этот парень внимательно меня осматривая.

— Ну и ну… внутренний голос? Хотя… чему я удивляюсь? — отрицательно покачав головой, протянул я, осознавая, что на такие вещи я реагирую уже максимально спокойно, — нет… Я его не прогнал. Дьявол ушёл сам.

— То есть, ты хочешь сказать, что сам Дьявол просто взял и ушёл? Забыл про тебя? Отпустил по доброте душевной? Что-то мне слабо в это верится. Выкладывай, что там случилось! Ведь если верить приданиям, то наличие и тебя, и меня, означает лишь то, что ты до сих пор мёртв. Если бы ты был живой, я вновь обернулся бы призраком, сопровождающим тебя по жизни. Давай уже…рассказывай! Здесь все свои. Что там произошло? Опять ты накосячил? — настоятельно потребовал этот молодой человек, смотря на меня исподлобья. Мда, хорош внутренний голос! Умеет поддерживать....

— Я заключил с ним сделку, — не успел дальше ничего сказать, как Аня вновь заплакала, приложив ладонь к дрожащим губам, а лицо моего спутника исказила гримаса гнева, что он подорвался на ноги и начал кричать.

— Что!? Какая ещё сделка? Ты вообще в своём уме? Тебе первой было мало, из которой ты еле-еле выкарабкался? Господи… Ты просто редкостный безумец! Идиотов как ты, ещё поискать надо! Ты понимаешь, что это тебе не с подружкой начать встречаться, с которой по тупости сошлись после расставания! Эти грабли куда острее будут! Ты, зная о возможных последствиях, снова заключил сделку!? И снова с Дьяволом? Дебил… Поздравляю, мы покойники! И ты, и я! Понимаешь, что ты наделал? НАМ ОБОИМ КОНЕЦ! Он, может быть, даже Анну не пощадит! Ты просто сейчас взял и всех подставил! Это тебе не какая-то преступная группировка, которую можно подкупить или уничтожить. Это, черт его дери, сам Сатана! Он бессмертен! Он, в отличие от нас, никогда не умрёт! И никогда от нас уже не отстанет! Я, СТОЯЩИЙ ПЕРЕД ТОБОЙ, ЖИВОЕ ТОМУ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО! — гневно выпалил спутник и со всей силы ударил кулаком в дверь, а затем сполз по стене и уселся на корточки, закрыв голову руками.

— У меня не было другого выбора! — сквозь отчаянные всхлипы и слёзы, что катились из моих глаз, проговорил я, — ты даже представить не можешь, что мне пришлось пережить! Как ты можешь осуждать меня!? Разве я знал? Мог знать!? Знаешь, сколько времени я там провёл? Конечно, ты не знаешь! Мы провели вдвоём в клетке пятнадцать лет! Пят-над-цать! Каждый день он рвал меня на куски, но сначала заставлял меня с ним драться. На следующий день я вновь становился целым, а он повторял всё сначала. Сначала… Сначала… Мне просто хотелось умереть, понимаешь? А он не давал мне! У меня не осталось сил бороться с ним! А он не собирался уходить. Но когда он предложил мне свободу в обмен на все мои силы, что я собрал, то просто мог отказаться! Понимаешь!? Не мог! Мне их не жалко! Я просто хотел, наконец, увидеть реальный мир... Я сдался…

— Ты поверил королю лжи и обмана! Ты заключил с ним вторую сделку... Ну что, Андрюшка? Теперь остаётся лишь ждать последствий… Тебе, кстати, стоило бы попросить прощения у Владыки за свои слова, которыми ты его обидел. Теперь лишь он твоя надежда на дальнейшую жизнь, — сдержано проговорил мой спутник и, хлопнув дверью, вышел из дома.

— Что же нам теперь делать? Он может ошибаться? Может… Дьявол оставил тебя? — слёзно спрашивала Анюта, смотря в мои глаза, после чего разрыдалась сильнее и уткнулась мне в грудь, — не покидай меня больше! Я не вынесу этого ещё раз…

— Не знаю, любимая моя... Сначала, мне действительно следует поговорить с Владыкой… — в утешение поглаживая по голове Анюту, что прижималась к моей груди, говорил я…

***

После моего пробуждения, время тянулось мучительно долго. Часы казались днями, а дни — годами. Наверно, это было своего рода побочным эффектом пребывания в клетке с Дьяволом. Я привык, что время тянется мучительно долго. Иного варианта для меня уже не существовало. Я чувствовал, будто застрял в пространстве, на какой-то определённой величине времени, которая никак не хотела продвигаться дальше, словно то безногая черепаха, которая с ногами-то чуть ползла, а здесь вообще застряла на месте. Я не знал, как мне жить дальше. Но пытался… Даже пытался последовать совету своего спутника и попросить прощения у Владыки за свои проступки, но он на мой зов не откликался. Я никак не мог вступить с ним в контакт, что меня очень сильно беспокоило. Я не знал, и представить не мог, насколько сильно его разозлил, раз он даже видеть меня не желает! Без сил, поддержки создателя, внутреннего голоса, я чувствовал себя просто бесполезным куском железа с парой органических завитков в голове.

Отныне, все дни я проводил дома и почти ничего не делал. Даже на улицу выходить стал по минимуму, как разговаривать с Анютой, которая уже не знала, как облегчить моё плачевное состояние. Да, я все больше замыкался в себе. С одной стороны, любимая понимала, что после такой встряски человек в принципе не сможет больше быть нормальным. А с другой — моя замкнутость её очень сильно пугала и расстраивала одновременно. После того, как я заключил вторую сделку с Дьяволом, дом сильно опустел. От моей магической жизни ничего не осталось. При спуске в мастерскую, больше не было слышно весёлых бесед моих когда-то «мёртвых» помощников; железные статуи теперь стали самыми настоящими статуями, безжизненными и бесполезными. Было очень обидно за своих подданных. Они ведь даже не узнали, что случилось… Возможно, что почувствовали себя брошенными и ненужными. Очень хотелось попросить у них прощения и объяснить им всё. Ведь я никогда не относился к ним по скотски. Всегда старался быть с ними человечнее, ведь они этого заслуживали. Но теперь, только одному Богу известно, где их можно найти. Да и живы ли они вообще?

Очередной, новый день не выдался ничем примечательным за последние полтора с лишним года. Мне было уже почти двадцать. Однако, никакие события не могли принести ни капли радости. Добавить ярких красок в мою душу, похоже, было невозможно, ибо тьма, что обволокла её, словно металлическая стружка магнит, всё поглощала собой. Моя душа стала бездонным болотом, которое бесследно затягивала в себя счастье, радость, элементарные улыбки. Анюта, отметив своё совершеннолетие и сдав экзамены, отказалась от поступления в ВУЗ, объяснив это тем, что не может меня оставить одного в таком состоянии. Да, с моей стороны было эгоистично потакать такому заявлению. Но с ней я хоть на малейшую долю чувствовал себя живым.

В ту ночь мы, как и обычно, легли спать. Анюта прижималась ко мне своим горячим телом и мирно сопела, что я прижимал её в ответ, лишь бы не чувствовать себя одиноко. Особенно ночью, когда тьма обволакивает помещение. Мне невольно становилось не по себе, что я вспоминал клетку с Люцифером, что была в непроглядной тьме. А здесь, с любимой, чувствуя её дыхание на своей коже, я мог хоть как-то понять, что нахожусь в реальном мире и выбрался. И с Анютой я мог засыпать. Так было и в ту ночь, когда меня из сна выбил… шёпот. Я старался понять, откуда он доносится, панически оглядывался по сторонам, но источника никак не мог найти. Складывалось такое чувство, что шёпот доносился ото всех сторон и разными голосами, либо вовсе был у меня в голове, от чего меня невольно пробило на дрожь. Владыка сильно постарался с имитацией человеческого тела, от чего я порой не понимал, что киборг. Слёзы, жар, холод, мурашки, ледяной пот и прочее… всё это сохранялось, но активизировалось эмоциями. Моим мозгом. Моей… чёртовой особенностью.

Пока я прислушивался к шёпоту и прижимал к себе от страха Анюту, произошло нечто, что заставило меня подорваться с кровати, ибо она ЗАГОРЕЛАСЬ. Кровать, на которой мы с Аней спали, воспламенилась ярким пламенем, от чего у меня встал ком в горле. Без промедлений, я резко схватил любимую и стащил с кровати, оттащив в середину комнаты. Заспанная и частично перепуганная Аня не сразу поняла, что произошло. Хотя, мне показалось, что её вообще огонь не волновал, ибо смотрела она на меня удивлёнными глазами…

— Андрюш, милый, ты что? Что случилось? Ты почему не спишь? Ты… ледяной весь. Приснилось что-то? — утерев ладонью с моего лба холодный пот, в непонимании спрашивала Анюта, с тревогой смотря на меня.

— Ты что, не видишь что ли? Почему наша постель загорелась? Ты что-то из розетки не выключила что ль? — прокричал я, смотря на кровать, окутанную огнем, на которую бросила свой взгляд и Анюта.

— Ты чего? Точно всё в порядке? Милый, тебе это приснилось, наверно… Давай спать, утром поговорим об этом, — произнесла Анюта и двинулась в сторону всё ещё полыхающей кровати. Однако я не дал ей этого сделать и мгновенно схватил её за запястье, остановив.

— Ты с ума сошла? Тебе жить, что ли надоело? Заживо сгореть хочешь, или что? — гневно прокричал я.

— Да это ты уже, похоже, с ума сходишь! Какой пожар? Всё нормально, очнись! — уже не выдержав, тревожно закричала она на меня, потряхивая меня за плечи. В её глазах просматривалось откровенное беспокойство. Она уже понимала, что со мной что-то не так. Проморгавшись, я увидел, что всё встало снова на свои места... Кровать была абсолютно целая, шёпот пропал. Всё было как обычно. Кроме меня…

— Да… приснилось похоже. Прости меня, любимая! Ложись спать, а я скоро приду, — сказал я Ане, стараясь её успокоить, после чего направился в прихожую.

Включив свет в прихожей, я сел на диван и начал размышлять над её словами. Анютино «да это ты уже, похоже, с ума сходишь!» — не выходило у меня из головы.

«Неужели после того, что случилось, у меня и в правду крыша едет? Если это так, то, что меня ждёт? Я уверен, что если это правда, то Владыка очень скоро от меня избавится. Кому нужен спятивший робот? Верно, никому! Вот он и захочет избавиться от этого позора... Значит главное — это, если что, не подавать виду. Точно! Нужно просто пытаться побороть это, чтобы никто не догадался. Но как же галлюцинация, что была в спальне? Это было слишком реалистично… Я не мог не среагировать. И этот шёпот? Откуда он? В голове опять всё вперемешку…» — рассуждал я до тех пор, пока меня не испугал звук дверцы от кухонного ящика, что со скрипом открылась. Я решил, что мой спутник не спит, и решил его проведать, а заодно и обсудить с ним то, что крутится в моей голове… Но какого было моё удивление, когда я зашёл на кухню и никого там не застал. Даже свет, и тот был выключен, от чего кухня частично освещалась тусклым светом луны. Включив свет, я прошелся по помещению и не обнаружил ни одного ящика, который мог бы быть открыт. Да и не скрипят они… Ни один! От этого осознания мои руки невольно задрожали, пальцы заходили ходуном, по затылку прошёл неприятный мороз от паники. Это был мой самый огромный страх, который сопровождал меня по жизни — галлюцинации. Одна только мысль о них всегда бросала меня в дрожь. Стоя спиной к окну, я вдруг увидел движение тени от занавески, которая развивалась, словно от сквозняка. Резко обернувшись за спину, я увидел занавеску, которая висела абсолютно неподвижно. Будто и не колыхалась пару секунд назад! Да и окно было закрыто… Теперь я уже полностью убедился, что меня накрыло глюками, от чего попятился назад от окна и врезался в стол, что оказался у меня на пути. Противный, скрипящий звук ножек стола по полу, я вновь вздрагиваю и хватаюсь за голову. Меня обдавало уже откровенным ужасом. Но, на этом мой кошмар не кончился, и я услышал ужасный грохот от того, что дверь на кухню захлопнулась. Сквозняка не было точно, что, конечно, не мешало мне покрываться ледяной коркой страха, да и не было там никого… Если бы у меня было человеческое сердце, то оно, непременно, уже выскочило бы из груди. Хотя, мне показалось, что это хочет сделать даже мой нанокатализатор. Подойдя к проёму кухонной двери я ещё раз выглянул в коридор, но опять убедился, что там никого нет. Внезапный звон чайной ложки… за моей спиной. Словно кто-то очень старательный старается размешать сахар у себя в кружке. Снова обернувшись на шум, я увидел человека, что стоял ко мне спиной. Судя по всему, именно он и орудовал чайной ложной в стакане, превращая хаотичные стуки в мелодичное звучание. В такие моменты обычно встаёт ком в горле и хочет бежать, сломя голову, но я переборол себя. Сглотнув, словно булыжник, я чувствовал, как моё тело парализовал страх. Я мог лишь в ужасе смотреть на фигуру незнакомого человека…

— Ты кто? — мой голос звоном пронесся через стеклянную кухонную утварь, которая затряслась, словно при землетрясении. Медленно, словно наслаждаясь поглощением страха, который он вытягивал из меня по мере поворота головы, незнакомец предстал предо мной. И когда его глаза отдались кроваво-красным оттенком, я сразу узнал незнакомца...

— Ну, привет, Андрейка! Поболтаем? — с улыбкой на лице, произнёс Люцифер…

— Т-ты? Откуда ты взялся? Мы же договорились! Сил при мне больше нет, тогда почему ты явился? — с дрожью в голосе спросил я, пускай и пытался изо всех сил скрыть её.

— Ты чего сразу так расстроился? Не рад мне? А я вот тебе очень рад! Видишь ли, я никогда просто так не ухожу… Я всегда беру себе сувенир. На память так сказать, — на радостной ноте проговорил Дьявол.

— Какой ещё к черту сувенир? У нас был договор, ты должен забыть обо мне! Убирайся! — уже прокричал я.

Внезапно, дверь на кухню открылась, а на пороге оказался мой спутник, а позади него стояла Анна. Зайдя на кухню и осмотревшись, он уставился на меня и в недоумении осмотрел.

— Ты чего тут разорался? Что случилось? — с тревогой спрашивал спутник.

— А вы сами не видите что ли? — спросил я, указывая дрожащим пальцем на Люцифера, который всё так же стоял недалеко от меня и улыбался.

— Кого мы тут должны увидеть? У тебя точно всё нормально? — снова переспросил спутник.

Тут, как гром среди ясного неба, на меня снизошло озарение… Я всё осознал! Осознал, что на самом деле Дьявола нет… Он не в реальном мире! Он у меня в голове. Люцифер — плод моего воображения… Наверное, этот огромный рубец, который остался после пятнадцати лет заточения в собственном разуме с этим чудовищем, начал кровоточить. А теперь я вынужден был пожинать плоды этого проклятия, которое сам на себя навлёк. Мне хотелось просто взяться за голову и кричать от беспомощности. Или умереть! Да, умереть было бы для меня идеальным вариантом! Мой взгляд нервно бегал по кухне, стараясь сфокусироваться хоть на чем-то, ровно, как и мои мысли, что будто стая муравьёв, если разорить их муравейник. Так же нервно, дергаясь и хаотично, в моей голове бегали мои мысли. Периодически, громким эхом по моей голове разносился один вопрос: «Что делать? Что делать? Что делать?»

ЧТО ДЕЛАТЬ!?

Как не сойти с ума и не показать, что у меня всё плохо? Нет, у меня всё дерьмово! Ладно… Я постарался собраться с мыслями. Залил ядом максимального равнодушия свой разоренный муравейник мыслей, чтобы сдохли все чертям собачим и, выдохнув, постарался успокоить спутника и любимую.

— Да, всё в порядке! Мне это… наверное, приснилось. Я часто вижу сны наяву, луначу. Простите, что напугал вас. Идите спать, а я тут ещё кофе попью, — максимально сдержанно проговорил я.

Ещё раз, поинтересовавшись моим самочувствием, они всё же удалились по своим комнатам, а я остался один на один с Дьяволом, который после их ухода, начал заливаться хохотом.

— Я уйду, не переживай, Андрейка! Обязательно уйду, можешь не беспокоиться... Но только тогда, когда ты начнёшь пускать слюни! Когда твой мозг превратиться в одну сплошную, вязкую кашу! — на этих словах он расплылся в коварной улыбке, обнажив свои зубы, а его глаза вновь сверкнули кроваво-красным. Не сбрасывая с лица ехидной ухмылки, он достал из-за спины кинжал, что был явно не земного происхождения, ибо светился кровавым дымом, и, прокрутив его в своей руке с невозмутимым видом, проследовал ко мне.

— Кинжал? Ты серьёзно собираешься этим причинить мне вред? — не думая выдал я, нервно усмехнувшись, ибо был уверен в своей неуязвимости к оружию. Стоило мне только усмехнуться, впервые за долгое время, Люцифер сделал один взмах клинком и рассёк мне… предплечье. Рассёк. Мне. ПРЕДПЛЕЧЬЕ! Оружием! Сразу же, из меня шустрой струйкой хлынула кровь, а в зияющей ране я увидел сухожилия и кость, до которой он сделал этот разрез. Это было невыносимо больно, но я, сцепив зубы, принялся бежать и, на ходу выбив входную дверь, не переставая держаться за рану, без оглядки бросился бежать прочь…

Добежав до ближайшего озера, где и остановился, чтобы немного отдохнуть, я уже серьезно начал осознавать то, насколько страшно я был напуган и… расстроен. Меня даже не так уже пёк Люцифер, сколько моя человечность. «Неужели я даже не заметил, как Владыка вновь похитил меня и вернул все человеческие составляющие? Если это так, то жить больше не хочу... Отвратительно представлять, что я буду жить как человек. Потребность в еде, сне... О-о-о-о нет! Не-е-е-т… Не хочу этого!» — на этих отчаянных мыслях я прислонился спиной о дерево и сполз по нему на землю. От этих мыслей мне стало плохо и я, оперевшись спиной о дерево, сполз на землю.

Этими устрашающими мыслями я немного отвлёк себя от всего, что произошло, и решил осмотреть свою рану. Каково же было моё удивление, когда я посмотрел на предплечье, но не обнаружил там даже царапины. Там, где был разрез длиною сантиметров в пять точно, так ещё и вглубь до самой кости! Тут я уже решил проверить работоспособность своего тела — всё было на месте. Я был всё тем же модернизированным прислужником Владыки... И тут меня снова накрыло озарение. Это снова была игра воображения!

«А я-то, идиот, десятки минут бежал сквозь ночь, как ошпаренный, чёрт знает куда! Перепугал, скорее всего, Анютку… Да и спутника тоже. У меня ведь был просто сумасшедший взгляд, наверно! Они же меня, наверно, обыскались. Надо скорее возвращаться…» — вновь подумал я и направился с этими мыслями домой. Зайдя в прихожую через выбитую мною дверь, я даже не успел ничего сделать, как позади меня раздался знакомый до ужаса голос.

— О, набегался? А я тебя совсем заждался… — ехидно проговорил Люцифер. Он меня уже не на шутку разозлил, что я психанул и включил накопитель, сделав один мощный выстрел. Но в него я не попал, а лишь сделал ещё одну дыру в стене дома. Вновь услышав его голос, я решил уже не медлить, а выстрелить мгновенно, что и сделал. Но опять промахнулся… Когда я в очередной раз обернулся на его голос, то не стал уже стрелять, ибо заметил движение за его спиной. Там стояла перепуганная Анюта, что в страхе стояла, прижавшись к стене, и дрожала, а недалеко от её плеча, в стене, виднелась дыра от залпа накопителя...

Я тут же убрал накопитель и хотел подойти к Анюте, успокоить её и извиниться, но она со слезами на глазах убежала в нашу комнату и заперлась там. А я вновь остался один на один со своим кошмаром. Анин страх можно понять, ведь я её чуть не убил. И если бы я сделал это, то убил бы тем самым свой смысл жизни. Дикое желание пойти к ней и попросить прощения одолевало меня, но резкий удар в спину свалил меня с ног — Люцифер пронзил меня своим кинжалом, что отдалось чудовищной болью по всему моему существу.

— Не так быстро, приятель! Мы ещё не закончили, — безжалостно, наслаждаясь моей болью, выпалил Дьявол, расплывшись в привычной, ехидной ухмылке. Когда я перевернулся на спину и захотел встать, Люцифер нанёс размашистый удар мне по лицу, что от такой невыносимой боли я невольно закричал и схватился за раненую, рассечённую щёку, из которой хлестала моя кровь, заливая мне руки, небрежно капая на пол. И даже здесь я не отпускал попыток убежать, пятясь раком по полу, оставляя за собой небрежные разводы крови на полу. Когда я, наконец, встал и добежал до двери, то Дьявол вмиг появился передо мной и с огромной силой ударил, что я даже отлетел на несколько метров назад. Теперь я ясно видел, что Люцифер наслаждается моим избиением, нанося удар за ударом по моему телу. Удар за ударом. Не унимаясь. Я чувствовал, как в глазах темнеет, в голове стоит гул, всё плывёт. Кричать я уже не мог, от чего мог издавать лишь отчаянные стоны и мычания. Видимо не выдержав, на звуки моих страданий всё же прибежала Анюта, а с улицы подоспел спутник. В шоке смотря на меня, они явно не понимали, что со мной происходит, от чего могли лишь переглядываться между собой.

— Что? Что случилось? Что тебя мучает? Скажи мне, иначе я не смогу тебе помочь! — схватив меня за плечи и смотря в мои глаза, полные слёз и отчаяния, спрашивал мой спутник.

— Я… не знаю… Это всё не реально! Я понимаю это! Понимаю! Но это очень больно… он снова рвёт меня на куски… Я не знаю, что мне делать, — ответил я сквозь слабость, закрывая лицо руками.

— Кто это делает? Люцифер, да? Люцифер? — не переставая трясти меня за плечи, пытаясь добиться вразумительно ответа, спрашивал он, но я мог лишь еле заметно кивнуть, — я так и думал, что просто так он тебя не оставит! Не знаю… Пробуй бороться с ним! Обхитри его, как сделал это в первый раз. Это же твой разум, твоё сознание! Прогони его! — пытаясь вразумить меня, говорил спутник, но я не мог ничего сделать. Морально и физически я уже сдался...

— Я знаю, что он не реален! Но боль, которую он мне доставляет, очень даже реальна… Я не знаю куда от неё деться! Не знаю! Я не смогу убежать потому, что он там же, где и я. Он у меня в голове! И это мой смертный приговор… Я сам выкопал себе эту яму. Уйдите отсюда! Оставьте меня… Я не хочу, чтобы Анюта видела мою смерть. Уводи её! Уведи её! — с полным отчаянием в голосе молил я.

— Ты понимаешь, что не умрёшь? Ещё немного и ты просто свихнёшься! Тебе хочется всю жизнь пускать слюни? Всю ту жизнь, которая никогда не кончится? Это же куда хуже смерти! Ты пробовал связаться с Владыкой, чтобы попросить у него прощения и помощи? — не отступался мой спутник. Анюта стояла неподалёку и с отчаянием в глазах смотрела на меня, сцепив руки в замок, словно молясь за меня.

— Я его расстроил… он даже видеть меня не хочет! Я звал его сотни, тысячи раз, но никакого ответа так и не получил…
Люцифер всё это время, пока я пытался объяснить своё положение, продолжал истязать меня своим кинжалом и руками, а я ничего не мог сделать. Лишь чувствовал, как ослабеваю всё больше. Я сидел, прижавшись к стене, и уже смутно видел происходящее. Я, как никогда, чувствовал запах смерти. Было очень страшно, ибо я не знал, что ждёт меня дальше, по ту сторону... Внезапно, случилось то, чего я никак не мог ожидать — прихожую озарила ослепительно яркая вспышка, и посреди прихожей появился Владыка.

Слева и справа от него стояли помощники раза в два выше него самого, лица которых закрывали черные, массивные, железные маски. Одеты они были в черные одеяния, напоминающие длинное пальто. По-боевому, так сказать. Своим грозным и внушающим страх металлическим басом, Владыка дал указ своим подчинённым…

— Действуйте! — выпалил Владыка, и эти два громилы двинулись в мою сторону.

«Всё… Они пришли забрать меня, потому что это ни в какие ворота уже не лезет…» — с тоской пронеслось у меня в голове, но я уже ничего не мог сделать. Да и сказать ничего не мог, от чего просто стал ждать уготовленной мне участи. Когда они подошли ко мне, то приложили руки к моей голове, а я в страхе невольно зажмурился. Однако, уже через несколько мгновений они обернулись на Люцифера, который стоял с окровавленным кинжалом и обратился уже к ним.

— Привет, парни, поиграем?

«Стоп. Они его видят? Да, похоже, видят…» — вновь размышлял я, наблюдая за тем, как подчинённые Владыки развязали ожесточённую схватку с Дьяволом. Люцифер полностью овладел моим сознанием и был для них слишком силён, но так как их было двое, то они его прилично задержали, дав мне шанс.

— Уходи отсюда! Они его надолго не задержат… Ты либо освободишься, либо умрёшь. Третьего варианта нет, — отрезал Владыка и указал жестом руки на дверь.
Собравшись с последними силами, я встал и покинул дом. В глаза уже ударили первые лучи утреннего солнца, от чего мне даже полегчало. Я почувствовал, словно снова живу, когда перестал чувствовать эту раздирающую боль по всему телу. Вскоре, за мной выскочили из дома спутник с Анютой.

— Удачи тебе! У тебя всё получится, я верю в тебя! Только не медли, прошу! — положив руку на плечо, говорил мне спутник, пытаясь воодушевить меня, после чего отстранился от меня и отошел в сторону, с надеждой смотря на меня. После него, ко мне сразу подошла Анюта и крепко вцепилась в меня, уткнувшись в моё плечо.

— Ты только вернись, — слёзно взмолилась девушка в моих объятиях, после чего отстранилась, что мы столкнулись с ней взглядами. Я смотрел в эти полные слёз, надежды и отчаяния глаза и проклинал себя. Я видел даже сейчас, что она любит меня, не смотря на то, что это всё моя вина. Но от этого было не легче. Ведь это я и только я довёл её до такого состояния… Это все из-за меня. Какой же я мужчина, если с любимой девушкой такое сотворил? Сколько она из-за меня слёз уже пролила… Просто не счесть, уже, наверно. Эти мысли меня очень сильно терзали. Хотелось нормально проститься с Анютой, но времени оставалось критически мало, от чего я быстро прильнул к губам любимой, задержавшись на них своими на считанные секунды, после чего отпрянул от девушки окончательно…

Запустив двигатели, я вспарил вверх. Я чувствовал, что моё спасение там — выше. Уже будучи на уровне облаков, я завис в воздухе и просто смотрел на Солнце, словно чувствуя, что меня здесь ждали. Вскоре, я увидел два расступившихся облака, а за ними силуэт, состоящий из чистого света. Он был огромный. Раза в три больше меня. Когда я увидел руку, что он мне протягивал, я без раздумий схватился за неё, после чего в глазах всё поплыло. Я смутно успел запомнить, как из меня выходит кроваво-красный дым. Теряя сознание, я начал падать…

***
Очнувшись на какой-то просёлочной дороге, меня окутало странное чувство опустошения. В голове, словно не было ничего, кроме пустоты. Белый свет, падение, тоска, обречённость... И чувство, что меня кто-то трясёт за плечи и переворачивает на спину, что мой взор невольно устремляется в голубое небо, усыпанное лёгкими, перьевыми облаками. Картинка действительности всё ещё была мутная. Я с трудом приподнял голову и увидел того, кто пытался привести меня в чувства — то была девушка, лет двадцати, не больше.

— Парень? Ты как? Ты откуда тут? Встать можешь? — не переставая тормошить меня, спрашивала меня. А я наконец смог сфокусировать свой взгляд на ней.

— Что? Я… я не знаю. Не знаю. Хватит меня трясти уже! — невольно возмутился я, ибо и так картинка плавала, а тут ещё трясут постоянно.

«Стоп… я. Я не знаю откуда здесь взялся! Я… вообще ничего не знаю…» — с этими страшными мыслями я уставился на незнакомку, которая уже перестала меня трясти. Наконец-то…

— Пьяным вроде не выглядишь? Чё с тобой? Как хоть звать-то тебя? — настойчиво спросила она, а я окончательно убедился в своих опасениях…

— Я не… не помню… Я ничего не помню… — с отчаянием посмотрев на девушку, проговорил я, действительно не осознавая… КТО Я!?

Глава 15 «Новая жизнь»

Мыслей не было. Был лишь страх, окутывающий меня. Пронзающий всё моё существо, будто то ледяной ветер дул на меня со всех сторон, и как бы я не отворачивался, спасения от холода не было. Но тут я не мог осознать элементарного — себя. Когда в глазах уже не плыло, я сумел подняться на ноги. Тёмно-синие джинсы, лёгкая чёрная ветровка, кроссовки. И всё в пыли, грязное, неопрятное. Я провёл рукой по волосам, вздёрнув свою короткую чёлку вверх, и встряхнул головой. Девушка стояла в паре метров от меня и с тревогой рассматривала. Ещё раз сосредоточился… Никаких воспоминаний. Ничего…

— Как ты себя чувствуешь, парень? Помощь нужна? — спросила незнакомка, от чего я кинул на неё свой непонимающий взгляд. Наверно, помимо непонимания, в нём можно было рассмотреть ещё и надежду…

— Я не помню ничего… Я не знаю, где живу! Прошу тебя, помоги мне! Хоть первое время… пожалуйста! — подойдя к девушке и схватив её за плечи, выпалил я, чем, похоже, напугал незнакомку. Осознав свою оплошность, я сразу же отстранился от неё.

— Ладно, ладно! Пойдём со мной, до дома недалеко. Можешь пожить у нас первое время, но будет пара условий, о которых тебе расскажет мой отец. Пойдёшь? — спросила девушка, что у меня даже камень с души свалился. Я не останусь один, не пойми где, не пойми с кем! Это не могло не радовать…

— Да, конечно! — уверенно выпалил я, — я на всё готов! — с этими словами мы с этой девушкой двинулись вдоль просёлочной дороги.

В голове был абсолютный штиль, что меня сильно напрягало, и я пытался занять свой разум хоть чем-то. Ну, и не придумал ничего лучше, чем рассматривать эту незнакомку, что оказалась так добра ко мне и не бросила на произвол судьбы. На вид ей было лет двадцать, не больше. Миниатюрная, стройная девушка с округлыми бёдрами, которыми она покачивала при ходьбе. Ростом была всего 160 сантиметров с небольшим. Между нами было не менее трёх десятков сантиметров, от чего она создавала впечатление ну совсем уж хрупкой девчонки. Длинные, доходящие до поясницы тёмно-каштановые волосы, что казалось, будто незнакомка была брюнеткой. Лишь яркое, летнее солнце, отливающее янтарём на её локонах, опровергало предположение о чёрных волосах. Округлое лицо с аккуратным, остреньким подбородком и курносая, с лёгкой хитрецой в карих глазах, которые она щурила из-за яркого светила. Ну, мне она сразу понравилась. Особенно то, что одета она была в легкое, летнее платье из белой хлопковой ткани с незамысловатым рисунком в виде редких, голубых цветочков по типу васильков. Но фишкой было то, что я с лёгкость смог просмотреть то, что скрывалось под ним — светлое, кружевное бельё, облегающее её тело. Нагло смотря на эту картину, я невольно улыбнулся, но позже встряхнул головой, стараясь привести себя в норму. Ибо, что это за хрень то?

«Я чё, девок в своей жизни мало видал, что так на неё запал? Или просто привык вести себя с противоположным полом беспринципно и нагло? Ну, сейчас был явно не тот случай, когда своей наглостью следовало бы отпугивать потенциальную спасительницу. А то ещё сочтёт за извращенца и вышвырнет…» — задумался я, когда мы уже подходили к деревне, что в паре километров от нас виднелись первые дома.

— Слушай, а сколько мне лет… ну, на вид? — неожиданно спросил я девушку, — и как тебя звать то? А то мы даже не познакомились…

— Вероника. Чернова Вероника Игоревна, но я больше люблю, когда меня зовут просто Ника, — назвалась девушка. Как официально, однако… — а тебя как? Ах… прости, ты не помнишь, да? — сразу осеклась Ника с грустью в голосе, но я лишь усмехнулся на эту лёгкую оплошность. Ну да, не каждый день знакомишься с тем, кто потерял память… — ну, мне кажется, ты примерно мой ровесник. Мне девятнадцать лет, тебе, мне кажется, тоже где-то так…

— А на лицо как? Ну, не страшный хоть? Шрамов там во весь лоб нет? — пощупав своё лицо, спросил я, на что Ника лишь посмеялась, смотря на меня.

— Всё в порядке с твоим лицом! Посмотришь в зеркало, сам в себя втрескаешься, — на радостной ноте выдала девушка, на что я невольно скривил губы.

«Даже не помню, как выгляжу… Что же должно было произойти, чтобы у меня не оказалось воспоминаний двух десятков лет?» — снова углубился я в свои мысли, всеми силами стараясь вспомнить хотя бы своё имя! Но всё было тщетно… На одно я надеялся — что те, с кем я был знаком, меня уже ищут. Ведь должны же быть те, кто старался бы меня найти, нет? Конечно, должны!

Приближаясь к деревне, я, не смотря на свою беспамятность, понял для себя ещё одну вещь — у меня было хорошее настроение! Погода была отличная, солнечная, что, похоже, было для меня лучшим антидепрессантом. Я смотрел на округу, яркую зелень, поля со стогами сена в дали… широкие поля! И мне это нравилось! Как и отдалённые крики петухов со стрекотанием кузнечиков в траве. Будто, это было что-то родное для меня… Вот было бы ещё озеро здесь, и вообще красота! А красавица, идущая рядом, лишь дополняла шарма в эту гармонию деревенской природы. Отдавшись самопознанию, я понимал, что чувствую лёгкость на душе. Но эта лёгкость казалась для меня чем-то недоступным ранее, от чего я просто наслаждался возникшим чувством.

— А ты тут живёшь, или так… на лето приехала? — неожиданно спросил я у Ники, ибо не хотел уже идти молча.

— Я тут живу всю жизнь. А по этой дороге хожу к родственникам, в соседнюю деревню. Навещаю, в общем. А так, у нас своё хозяйство. Папа держит много скота, на том и живём. Скромно, конечно, но что Бог дал, за то и благодарим, — пожав плечами, рассказала мне Ника.

— Ты только с папой живёшь? А где мама твоя? А парень у тебя есть? — задал я ряд нескромных вопросов, как сразу же понял, что с девушками общаюсь достаточно беспринципно. Ну… неловко получилось.

— Да, только с папой и держим хозяйство. Мама тяжело заболела и покинула нас вот уже как десять лет назад… не хочу говорить об этом, — на грустной ноте сказала девушка и явно поникла, — кроме отца никого у меня нет. Да где мне тут парнем то обзавестись? Это же деревня! Не знаю, конечно, как в других сёлах, но здесь живут одни бездельники и наглецы. Они, естественно, все бегают за мной, но в тайне от своего главаря. У них тут своеобразная шайка. Они его все боятся, ибо он самый сильный… Конечно, он и сам не прекращает попытки завладеть мной, но я-то понимаю, что ни с ним, ни с кем другим отсюда у меня нет будущего! — с этими громкими словами, в которых читалось отчаяние, Ника закончила своё повествование. М-да, видимо, ей там не сладко живётся... Мать умерла, да ещё и от этих ребят покоя нет. Вся эта её история невольно вызвала во мне сочувствие, что я успел даже пожалеть о том, что начал этот разговор. Ну, я не знал, что говорить об этом ей будет больно…







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.120.174 (0.022 с.)