ТОП 10:

Глава 529: Легенда о белой змее



Цзюнь Мосе выпил чашу вина с огромным удовольствием. Он был так доволен своим выступлением, что буквально нафаршировал себя огромным количеством еды. Так продолжалось до тех пор, пока он не почувствовал, что восстановил всю затраченную силу. Только после этого он продолжил есть мириады блюд, но уже в неторопливой манере. Тем не менее, он успевал предлагать блюда четырём прекрасным девушкам.

«Мисс Мэй, попробуй это. Это действительно хорошее блюдо. Твоя женственность улучшится ещё больше, а главное – это очень полезно для почек. Это блюдо даже может сделать тебя более привлекательной, улучшить и очистить кожу. Тебе, конечно, это не нужно, но как женщина может проигнорировать шанс стать ещё более привлекательной…»

«Куинхан, давай, попробуй вот это! Это улучшит твою кровь. Ты была немного бледной последние несколько дней. Мне от этого очень грустно…»

«Сяо И, съешь это. Это просто восхитительно. Попробуй совсем немного, чтобы проверить... Что... не очень съедобно? Ха-ха, это мой секретный рецепт. Зато аромат какой…»

«Зелёная Охотница, ты ешь только овощи. Попробуй это рагу из змей. Это очень вкусно... оно прямо тает во рту. Такое блюдо очень редкое и вкусное…»

«Цзюнь Мосе! Ты сдохнуть захотел, придурок? Только попроси – я тебя быстренько прикончу!», – Королева Змей загорелась гневом, а её глаза наполнились жаждой крови: [Этот парень хочет заставить Змеиную Королеву есть змеиное мясо? У него совсем мозгов нет?]

«Что? Не говори мне, что ты всё ещё несчастлива? Это моя ошибка... ха-ха, Мисс Зелёная Охотница, эти ничтожные змеи – ничто перед вами. Я обязательно поймаю Короля Змей, чтобы приготовить рагу для тебя в следующий раз...», – продолжал издеваться Цзюнь Мосе.

Мэй Сюэ Янь заметила, что Королева Змей вот-вот взорвётся. Поэтому она сердито фыркнула в сторону Цзюня Мосе, и вполголоса посоветовала: «Заткнись!»

Цзюнь Мосе перестал хихикать. Даже несмотря на желание ржать и дальше, он понимал, что не стоит и дальше провоцировать: [Я пока ещё не могу оскорбить такого, чрезвычайно жестокого человека!]

В конце концов, они закончили есть. Тем не менее, у них было ещё много свободного времени. Поэтому Цзюнь Мосе закатил глаза и сказал: «Ну что же, я пока ещё свободен. Ещё пара минут у меня есть. Пожалуй, я расскажу вам историю. Это очень замечательная история…»

После этого Цзюнь Мосе начал рассказывать историю, даже не поинтересовавшись, хотят ли того четыре девушки или нет. История, которую решил рассказать молодой господин Цзюнь, оказалась Легендой о белой змее... однако версия Цзюня Мосе явно отличалась от традиционной Легенды. Две змеи – белая и зелёная – были зверями Суань в его версии... кроме того, эти змеи были Королями зверей Суань, которые были на пике сил, возможных для зверя Суань…

Голос Цзюня Мосе звучал довольно завораживающе, а повествование было очень увлекательным. Изначально он решил рассказать эту историю, чтобы подразнить Королеву Змей. Тем не менее, он сам также был поглощён историей с течением времени. Щеки Королевы Змей покраснели, когда она услышала, что Белая Леди родила сына от Сюй Сяня. Сразу же она спросила, немного запинаясь от смущения: «Эта...Белая Леди… родила ребёнка? Или... яйцо?»

«Эмм... кажется, был младенец», – задумчиво потёр подбородок Цзюнь Мосе. – «Хотя, если быть честным, меня там не было, я не видел... Мы сможем это точно узнать, только если Королева зверей Суань, Королева Змей, способная трансформироваться в человеческую форму, женится на мужчине…»

Королева Змей схватила со стола чайник и плеснула слегка остывшим чаем ему в лицо. Все вокруг рассмеялись.

«Так, не перебивайте его! Продолжай рассказ. Что случилось потом?», – поспешно попросила Мэй Сюэ Янь. Владыка леса Тянь Фа была настолько очарована этой историей, что даже отбросила своё обычно нейтральное положение и вступила в конфликт.

«Эмм... так… А! Тот самый монах по имени Фахай стал великим учёным... и, в конце концов, он запер Белую Леди внутри башни Лэй Фэна!», – Цзюнь Мосе поспешно продолжил историю. – «На стенах башни были написаны слова… “Королева зверей не сможет выйти отсюда, пока вода Западного озера не высохнет, и башня Лэй Фэна не рухнет!”. Однако дно Западного озера было таким же глубоким, как море. Сколько же времени потребовалось бы, чтобы такое озеро высохло? Тем более, башня Лэй Фэна была отлита из твёрдой меди. Она была построена тысячи лет назад, и её фундамент был очень прочным. Башня была поистине нерушимой. Как же она могла разрушиться? Поэтому это так называемое “условие” было всего лишь обманом…»

На этом моменте все вздохнули в унисон. Королева Змей сочувствовала Белой Леди, и в её глазах стояли слёзы. Дугу Сяо И уже размазывала слёзы и сопли по лицу: «Что же было делать? Она не сможет выйти никогда-никогда... бедная Белая Леди... Вааааааааа!», – она не выдержала и разревелась в голос.

«Но ты ведь ещё не знаешь, что случилось потом. Хочешь услышать, что было дальше?», – озорно улыбнулся Цзюнь Мосе. В этот же момент девушки вцепились ему в уши и завопили на разный манер: «Так ты скажешь или нет?»

Даже молодой господин Цзюнь не мог сопротивляться перед лицом этой классической техники пыток. Так что он состроил горькое выражение лица и побыстрее продолжил: «Итак, сын Белой Леди преодолел много трудностей, чтобы спасти свою мать... Ну, он там… путешествовал много… и страдал… ну, и, в конце концов нашёл… и спас её. Затем семья воссоединилась!»

Цзюнь Мосе вытер холодный пот со лба: [Захотел, блин, подразнить Королеву Змей.., Чуть уши не оторвали, гарпии! Пришлось такую здоровую историю рассказывать… Хорошо, хоть концовку сократил]

«Так вс-таки у истории счастливый конец! Любовь всегда найдёт выход! План злого Фахая провалился! А что ему за это было? Ведь это он разлучил влюблённых на столько лет!», – Дугу Сяо и вытерла слёзы и сердито сказала. – «Надеюсь, его на кол посадили, козла!»

Было очевидно, что другие девушки тоже разделяли это чувство, так как они только покивали в знак согласия.

«Некоторые хорошие люди сочинили песню, чтобы рассказать о горьком опыте этой пары. И эта песня передается от человека к человеку во всём мире. Любовь Белой Леди и Сюй Сяня, в конце концов, стала бессмертной легендой...», – Цзюнь Мосе слабо улыбнулся и закончил историю.

«Какую песню? Ты можешь спеть?», – Гуан Куинхан и Дугу Сяо И аж подпрыгнули на месте. Даже у Мэй Сюэ Янь и Королевы Змей глаза заблестели.

«Кхм... моё горло не подходит для пения этой песни. Я вообще не люблю петь. Да и в любом случае, это всего лишь песня…», – Цзюнь Мосе не думал, что это произойдёт. На самом деле, он вдруг почувствовал себя немного неловко. В конце концов, он точно не мог спеть эту песню. Во-первых – нужен слух и голос. Во-вторых – нужен хороший слух и отличный голос! А в третьих – великий убийца почему-то не пел песен ни в одной из своих жизней. Как-то не принято было у них… Поэтому он сразу же решил отказаться.

«Нет-нет-нет, никакие отговорки не принимаются! Давай, пой быстрее!», – четыре девушки заговорили в унисон. Они даже подошли ближе и окружили его со всех сторон.

Цзюнь Мосе даже заскулил в глубине души. Затем он поднял руку, сдаваясь, и сказал: «Хорошо, я спою, но предупреждаю: певец из меня так себе. В лучшем случае я смогу немного напевать... более того, эта песня очень старая и длинная. На самом деле, я не помню её всю…»

«Ну нет! Ты вспомнишь всю, всю песню! Иначе мы тебе уши просто оторвём!», – четыре женщины продолжали говорить в унисон.

Цзюнь Мосе, под давлением такой угрозы был вынужден сдаться окончательно. Затем он закрыл глаза и настроился. После этого он прокашлялся несколько раз. Четыре женщины затаили дыхание, а Цзюнь Мосе вполголоса начал напевать:

«Тысячи лет в ожидании встречи,

И не увидеть, ни услышать, за руки не взять…

Десятки лет ходить по всей земле

И сотни лет мучений, чтоб встретиться опять…»

Наконец, Цзюнь Мосе закончил. Любому, кто слышал эту песню, было бы понятно, что он пропустил несколько куплетов и перепутал слова. Однако ему было наплевать на свои промахи, ведь в этом мире никто этой песни не слышал...

Пусть песня и была неполной, однако она всё равно оставалась настолько мелодичной, такой грустной и красивой одновременно... Глаза всех четырёх девушек заволокло слезами.

«Это была очень красивая песня!», – Мэй Сюэ Янь о чём-то задумалась. – «Она очень красива!»

Все одновременно кивнули. Они услышали эту песню сразу после рассказа. Конечно, они почувствовали связь с персонажами истории. На самом деле, они испытали сотни эмоций одновременно – счастье, гнев, печаль, радость... Казалось, что они рождались и умирали вместе с персонажами. Все потеряли дар речи на некоторое время…

Затем тихая мелодия флейты эхом отдалась в тишине. Оказалось, что Гуан Куинхан вынула свою нефритовую флейту из рукава, и начала играть, немного вольно импровизируя на тему мелодии Цзюня Мосе…

Флейта грустила о разлуке вместе с Белой Леди. Флейта страдала десятки лет прежде чем нашла свою возлюбленную вместе с Сяо Сянем. Флейта плакала от счастья вместе с влюблёнными, которые снова увидели друг друга…

Ноты флейты недолго звучали в стенах Аукционного Дома. Мелодия медленно затихла и, в конце концов, все пришли в себя…

«Это была очень красивая песня. Я никогда не слышал такой хорошей песни», – Дугу Сяо И выглядело опьяневшей. – «Старший брат Мосе, я никогда не слышала этой истории. И я никогда раньше не слышала этой песни. Откуда ты узнал её?»

Этот вопрос привлёк всеобщее внимание к Цзюню Мосе. Бедолага снова оказался в трудном положении. Он снова прокашлялся и сказал: «Эту историю... я случайно услышал её. Я даже забыл, кто рассказал мне её... это было очень давно. Я вспомнил о ней, потому что это очень хорошая история... Ладно, с обедом мы закончили. Уже скоро начнётся вторая часть аукциона… Торги там, ставки… Ну, сами знаете. Пора мне…»

«Стой! Ты ведь ещ что-то знаешь!», – Дугу Сяо И нахмурилась, и сказала. – «Я из тебя правду ногтями вырву!», – голос девочки звучал, как реальная угроза.

Цзюнь Мосе вспотел: [Мне что, придётся каждый день новые песни сочинять, если эта маленькая засранка меня пытать начнёт? Я же истощу всю «библиотеку» песен за два дня с такой скоростью…]

Спаситель прибыл в самый нужный момент…

Снаружи послышался стук в дверь. Сразу же послышался голос Хай Чен Фена: «Третий молодой господин, старшие из трёх священных земель сказали, что хотели бы кое-что обсудить с вами»

«Три священные земли?», – Цзюнь Мосе и Мэй Сюэ Янь посмотрели друг на друга. Затем он быстро ответил: «Я уже иду!». Мэй Сюэ Янь нахмурилась и встала.

«Ты составишь мне компанию?», – Цзюнь Мосе посмотрел на неё.

«Да, я буду сопровождать тебя. Ты не сможешь понять этих людей. Даже небольшой проступок с твоей стороны, которому ты не придашь значения, может случайно обидеть их. А их обида легко перерастает в кровавую баню. А твоя сила всё ещё слишком низка», – Мэй Сюэ Янь слегка улыбнулась: «В прошлом я пересекалась с ними. Но не думаю, что они меня узнают. Я смогу помочь тебе, если буду присутствовать там».

Цзюнь Мосе слабо улыбнулся: «Я думаю, всё дело только в таблетках. Возможно, они хотят знать о человеке, который создаёт эти таблетки. Иначе зачем таким великим людям из самой священной земли обращать внимание на такого светского бездельника, как я? Никакой пользы от меня они не добьются!»

«В каком-то смысле это хорошо. Однако даже этот вопрос в настоящее время приобрёл большое значение. И, я думаю, что, если что-то пойдёт не так, может случиться кровопролитие», – нахмурилась Мэй Сюэ Янь. Она казалась глубоко обеспокоенной: «Я не ожидала, что сегодняшнее событие обернётся такими большими проблемами. Поэтому я боюсь, что последствия тоже могут быть куда более серьёзными, чем я думала изначально. Я не ожидала такого…»







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.121.230 (0.01 с.)