ТОП 10:

Глава 526: Неудержимый лесной пожар (часть 2)



Второй и третий тур торгов также не вызвал возражений со стороны обычных семей. Разумеется, ставки были забраны Неуловимым Миром Бессмертных и Иллюзорным Океаном Крови соответственно. Более того, обе стороны сделали ставку в триста тысяч золотом! Тем не менее, Нин Ву Цин не удержался и бросил взгляд на Ма Цзян Мина, когда он объявил эту высокую ставку.

Причина была очевидна. Намерение Ма Цзян Мина торговаться и дальше, после цены в триста тысяч золотых было приблизительно таким посылом: [Если ты попытаешься усложнить мне жизнь хоть словом, хоть делом, хоть даже мыслью – ты пожалеешь об этом!]

Тем не менее, Хуань Сяо всё так же сидел со спокойным и расслабленным выражением лица, когда делал ставку. На самом деле, казалось, что он выбросил просто тридцать сломанных и обгрызанных медных монет. Очевидно, для этого была причина... эти деньги шли за счёт семьи Хуан. Молодой Лорд Хуань Сяо фактически завладел поместьями и бизнесом семьи Хуан после того, как он тщательным образом убедился, что Хуан Тай Ян умер. Затем он продал все поместья и бизнес семьи Хуан, после чего со спокойной душой разграбил их семейную сокровищницу. Фактически, он даже заложил резиденцию этой семьи…

Тем не менее, обе стороны, участвующие в каждой сделке, были беспомощны хоть что-либо сделать, и это просто идеально было написано на их лицах. Продавец явно чувствовал себя вынужденным продать это, иначе ему пришёл бы немедленный, но очень болезненный редкий пушной зверёк. Да и покупатель не был рад соглашаться на эту сделку, но и ему светил такой же зверёк и такого же масштаба. Посредником выступал сам Хуань Сяо, и он, наверняка, единственный, кто почувствовал себя приятно после этой сделки, запихивая весь доход в свой кошелёк. Хуань Сяо был явно очень опытным в проведении такого рода сделок. Это было, в основном, потому, что покупателя не спрашивали, хочет ли он купить всё по предложенной цене... или продавца – хочет ли он вообще что-либо продавать…

Первый раунд аукциона подошёл к концу. Каждая из трёх священных земель уже передала золото, чтобы собрать свои таблетки. Однако уникальные требования аукциона обусловили необходимость создания весьма эффективной системы расчёта. Ведь во время этого аукциона огромное количество золотых и серебряных монет нужно было таскать из одной стороны в другую. Но, разумеется, молодой господин Цзюнь уже подумал и об этом…

Кто может быть лучше старой доброй Фрикадельки, когда дело доходит до выполнения этой задачи? Золотые монеты валились, как горы. Тем не менее, Цзюнь Мосе послал лишь восемь помощников вместе с Толстяком. Кроме того, он строго-настрого предупредил: «Всё золото должно быть пересчитано и аккуратно сложено. Ни одной чёртовой монетки не должно валяться на полу, в кучках, или остаться неучтённой. Тан Юань, я уменьшу твою долю на десять чертовых процентов, если не досчитаюсь даже одной сраной монеты. Все, ты понял? ВСЕ монеты должны быть посчитаны…»

Тан Юань организовал себе огромный горшок, больше похожий на промышленный контейнер, полный копчёных свиных туш, чтобы «заморить червячка», когда это будет необходимо. Цзюнь Мосе, помнится, удивился: [Такими запасами жратвы можно не червячка заморить, а стометровую анаконду закормить насмерть…]

Тан Юань не был слишком оптимистично настроен: он даже не мечтал, что этой еды будет достаточно в нынешней ситуации. В конце концов, до сих пор завершился только первый «раунд» аукционных торгов, а треть содержимого уже исчезла в его желудке... но, Толстяк всё равно чувствовал такой дикий голод, что начал раздумывать – не справятся ли они всемером, без одного такого жирненького грузчика? Оказалось, что вся эта оплата монетами вместо банкнот была странным трюком, который придумал Цзюнь Мосе, чтобы помочь Фрикадельке Тану уменьшить свой вес. Жаль, что понял он это слишком поздно…

Толстяк Тан, конечно, заплакал бы, если бы у него было время. Но он молча страдал и таскал тяжеленные монеты. Просто потому, что Цзюнь Мосе, конечно, освободил бы его от работы, как только услышал бы хоть слово. Но минус десять процентов от такой дикой суммы! Проще уже сразу себе на голову камень бросить… Килограмм в двести…

Тем не менее, можно было предположить, что обработка такого огромного количества золотых монет явно уменьшит вес Толстяка, и на довольно значительную величину…

Четвёртая партия таблеток была готова к торгам. Все зрители сидели ровно и так напряжённо, будто у всех резко обострился геморрой.

[Реальная конкуренция вот-вот начнётся!] – это понимали все представители всех семей. В конце концов, три священные земли вряд ли будут вмешиваться в последующие раунды. Они своё уже получили…

«В четвёртой партии также двадцать таблеток. Базовая цена по-прежнему составляет сто тысяч в золоте. Каждое последующее повышение ставки должно быть не менее десяти тысяч золотом!», – провозгласил Цзюнь Мосе скучающим голосом.

Едва он закончил говорить, когда кто-то крикнул: «Семья Вэй из Цзян Дуна предлагает триста пятьдесят тысяч золотом»

Произнёс это довольно внушительный мужчина средних лет.

Нин Ву Цин и Хуань Сяо повернули головы. Затем они нахмурились. Однако лицо Ма Цзян Мина оставалось невыразительным.

Первая ставка семьи Вэй, возможно, не была попыткой купить таблетки. Вместо этого, это, вероятно, было актом, чтобы польстить Ма Цзян Мину. Более того, он сделал это в присутствии двух других священных земель.

Наверху, Мэй Сюэ Янь проинструктировала мрачным голосом: «Семью Вэй из Цзян Дуна можно считать ярым сторонником Великого Золотого Города после сегодняшнего инцидента. После этого они не смогут изменить свою сторону, даже если захотят. Таким образом, вы можете записать это как подтверждённую информацию!»

Гуан Куинхан молча согласилась кивком головы и начала записывать слова «Семья Вэй из Цзян Дуна» на белой бумаге. Затем, она добавила ещё несколько слов в конце — «Сторонники Великого Золотого Города».

Внезапно раздался громкий и ясный голос: «Семья Сиконг предлагает пятьсот тысяч!»

Цзюнь Мосе порылся в памяти и нашёл этот голос знакомым. Оказалось, что претендентом на таблетки был его старый знакомый, Сикон Ан Е; он был главой семьи Сикон. Сикон Е блеснул слабой улыбкой, когда увидел, что Цзюнь Мосе посмотрел на него.

Этот человек был устроен Цзюнем Мосе перед началом мероприятия, чтобы действовать как «фальшивый клиент»... он должен был подстрекать реальных клиентов тратить больше денег. Было очевидно, что такие фальшивые клиенты были бы не очень полезны в нынешней ситуации. Однако, Сикон Е уже не сдерживался. Более того, он внезапно поднял цену до пятисот тысяч с трёхсот пятидесяти тысяч золотом.

Парень по имени Вэй раздражённо огляделся: «Эй, ты, маленький сопляк из Сиконов! У тебя хоть есть столько золота? Не повышай цену нарочно! Завтра тебе не на что будет риса купить!»

Сикон Е лишь фыркнул и пренебрежительно ответил: «Слушай, господин Вэй или как тебя там из своего Цзян Дуна… Короче закрой свой рот и вали обратно в свой Зажопинск, если у тебя нет денег!»

Цзюнь Мосе только сейчас понял, какую ненависть питают друг к другу эти семьи, услышав эти голоса…

Наверху, Мэй Сюэ Янь уже дала указания Гуан Куинхан записать и это; она также попросила, чтобы семья Сикон была отмечена отдельно. В конце концов, семья Сикон считалась верным союзником семьи Цзюнь. Как можно не уделять им больше внимания?

Внизу многие начали делать ставки. Таким образом, конкуренция, наконец, развернулась во всю мощь: «Семья Джиан из Города Орлов ставит пятьсот двадцать тысяч золотых!»

«Семья Лю Юго-Запада предлагает пятьсот тридцать тысяч золотых!»

«Северо-восточная семья Сянью – шестьсот тысяч золотых!»

...

Люди из семей Сикон и Вэй сели обратно, когда другие семьи начали перекрикивать друг друга в волнении, стараясь побыстрее и погромче сделать свои ставки. Однако, большинство влиятельных семей сидели довольными. Ведь это была только четвёртая из пятидесяти партий. Так что спешить не было особого смысла. Но, надо было сказать, что небольшое шило они всё-таки чувствовали: чем быстрее они достали бы эти таблетки, тем большее облегчение они бы испытали…

Цзюнь Мосе непрерывно прыгал по сцене, брызгая слюной во все стороны от возбуждения. Он хитро подливал масла в огонь со сцены; очевидно, он хотел превратить это зрелище в ужасный неудержимый лесной пожар.

«Будет ли дальнейшее повышение цены? Что, есть такие смельчаки? Цена – шестьсот тысяч золотом! Шестьсот тысяч золотом – раз… О! Есть друзья, которые держат табличку... Они выглядят финансово сильнее! Хорошо! Они предлагают шестьсот пятьдесят тысяч золотом! Как и ожидалось от таких богатых людей! Шестьсот пятьдесят тысяч раз... Вон там... эти люди предлагают шестьсот восемьдесят тысяч! Шестьсот восемьдесят тысяч золотых монет, друзья мои! За эти таблетки для закалки костей! Таблетки сделаны в изысканной форме... травы, которые использовались для создания этих таблеток, редко кто вообще видел в этом мире... вы никогда не сможете найти такие таблетки, если пропустите этот шанс прямо сейчас! Вон там... друг предлагает семьсот тысяч! Семьсот тысяч золотом! Каждый, конечно, должен понимать, что золото – вещь тривиальная... Легко нажил – легко прожил, и всё такое… Какое значение эта вещь имеет по сравнению с будущим наших семей? Сегодня может быть трудно заплатить такую огромную сумму денег, но эти трудности обеспечат падение ваших врагов и защиту ваших потомков в будущем! Это обеспечит успех вашей семьи... Стоп! Вон там... друг... Что? Сколько? Ух ты! Восемьсот тысяч! Восемьсот тысяч золотых монет – раз... восемьсот тысяч... эта сумма довольно удивительна... но, это стоит того, когда кто-то хочет, чтобы его семья процветала в течение тысяч лет, не так ли... что значат какие-то восемьсот тысяч ради такой великой цели?»

Глава 527: Споры!

Цзюнь Мосе выговорил всю эту тираду за один раз. Но, цена не выросла дальше, как только она поднялась до восьмисот тысяч. В конце концов, это было восемьсот тысяч золотых! Не каких-то восемьсот картофелин! Это была чрезвычайно ужасающая цифра!

Цзюнь Мосе назвал это число раз пять или шесть. В конце концов, он был вынужден ударить молотком с небольшим отчаянием в сердце: «Восемьсот тысяч – два... Восемьсот тысяч… ну же… Три! Продано!»

«Всего за восемьсот тысяч? Эти редкие, божественные пилюли могут полностью преобразить тело практикующего Суань! Но, эти таблетки продаются по такой маленькой цене? Ба! В этом мире нет справедливости! Такую сумму выдают старикам, чтобы они могли купить себе трость покрепче! Я бы поставил эти таблетки по гораздо более высокой цене, если бы знал об этом раньше…», – великий молодой господин Цзюнь чувствовал себя очень тревожно. Он продолжал бормотать эти слова бесконечно. Он продал партию уже минуту назад, но было видно, что он остался недовольным. Однако все остальные семьи потеряли дар речи.

Сделка была заключена за восемьсот тысяч!

Это была заоблачная цена! Она была заоблачной настолько, насколько это вообще возможно!

Восемьсот, сука, тысяч… нет, не медных монет… и даже не серебряных… цена была восемьсот тысяч золотых монет! Большинство из этих семей были давними и влиятельными семьями Суань. Таким образом, они могли бы собрать такого рода сумму, если это будет необходимо. Даже семье Хуан удалось бы это сделать. Но, потратить такую сумму за один раз – это всё равно нанесёт удар по их экономике. Тем не менее, следует сказать, что другие семьи просто пострадают от некоторых трудностей, в то время как семья Хуан точно будет уничтожена!

Кто бы согласился потратить восемьсот тысяч золотом всего за двадцать таблеток, если бы не будущее и безопасность их семей? В конце концов, каждая пилюля стоила аж сорок тысяч золотых... Да от таких расчётов у обычного человека голова бы взорвалась!

Победителем в этом раунде аукциона стал старик с, казалось бы, печальными чертами лица.

Волосы этого старика были белы, как серебро, но его пристальный взгляд был резким. А лицо всё равно выглядело мрачным и недовольным. Но в глубине глаз можно было увидеть счастье.

«Это ведь он! Глава семьи Гонсун! Это Гонсун Цзю Дао!», – кто-то тихо выкрикнул имя старика, который поставил восемьсот тысяч в обмен на двадцать таблеток.

Все задумались повторно... [Стойте, так это он?! Этот старик всегда славился своей прозорливостью. Хотя, похоже, что эти слухи неверны! Ведь он потратил такую огромную сумму денег только за двадцать таблеток! И он ещё думает, что это благословение! Что можно считать «глупым», если не этот поступок!]

[Люди часто не соответствуют своей репутации, когда встречаешься с ними лично!]

«Конечно, лучше встретиться с известным человеком лично, чем просто услышать его имя! Я когда-то давно слышала новости о нём. Люди говорили, что глава семьи Гонсун чрезвычайно дальновиден. Он известен своей смелостью и способностью думать о будущем. Он поднял фамилию своей семьи из грязи своими руками. Ему, кстати, потребовалось всего тридцать лет, чтобы возвести имя своей семьи на высший уровень... Он действительно достоин своего имени. И он был очень дальновидным! Обратите внимание, что Гонсун Цзю Дао из семьи Гонсун, естественно… дальновиден и отважен. Он обладал первоклассным стратегическим мышлением. С таким человеком лучше дружить, а не конфликтовать…», – Мэй Сюэ Янь прокомментировала вполголоса.

Дугу Сяо И записала всё это со скоростью полёта стрелы.

Цзюнь Мосе всё ещё не закончил обезьянничать. Он вышел вперёд с пятой партией таблеток и начал кричать во весь голос:

«Все! Все! Всё! Уже всё! Что было – то прошло! Забудем! Каждый приехал сюда, чтобы создать будущую славу для своей семьи... и, шанс – вот он, прямо перед вами! Чего же вы ждёте? Вы станете героем своей семьи, если вернётесь домой с этими двадцатью таблетками! Ваш вклад не останется незамеченным, когда ваша семья станет сильнее завтра! Ваши внуки будут восхищаться вами минимум тысячу лет, они будут лелеять воспоминания о вас! Давайте вернёмся к главной теме... эти таблетки для закалки костей очень редки... Это беспрецедентное лекарство с огромным потенциалом! Таким образом, существует огромная разница в его стоимости, это правда. Возможно, вам придётся потратить деньги, чтобы купить эту вещь сегодня... но в будущем прибыль вернётся вам десятикратно! Тем не менее, цена этой пятой партии таблеток нисколько не изменилась и всё ещё находится на том же уровне! Теперь я умоляю Восемь Бессмертных, Перешедших Океан показать свои таланты и кошельки! Давайте посмотрим, чья семья расцветёт, а чья – падёт!»

Цзюнь Мосе был слишком беспечен, чтобы вспомнить, что старая легенда о Восьми Бессмертных вообще не существовала в этом мире... но ему в этот момент было плевать, он полностью забыл обо всём, кроме аукциона... Да и никто в зале не заботился о том, что он говорил лишнего. В конце концов, все были обеспокоены только достоинствами таблеток. Могли ли они думать о легендах и потенциальной оценке ценности этих таблеток? В конце концов, эти таблетки смогут помочь их семьям воспитывать супер-специалистов в будущем! Потеря даже одной из них может считаться грехом. Так как они могли обращать внимание на такие вещи, как мифологические отсылки? Или даже стоимость перепродажи этих таблеток? Вместо этого они были заняты тем, чтобы держать свои таблички так высоко, как могли!

Атмосфера в зале мгновенно раскалилась до небывалого уровня.

Многие из этих людей никогда не могли себе представить, что цена этих таблеток была ужасно малой сейчас. Позже за эти таблетки можно будет просить цену в сотню раз больше, чем сейчас. В конце концов, лишь немногие из этих таблеток «проживут» много лет. И эти «выжившие» таблетки будут продаваться по чудовищно высокой цене в будущем. На самом деле, каждая из этих таблеток может стоить и три миллиона золотом! И им пришлось бы смириться, чтобы заплатить такую цену в будущем, если они пожадничают и не купят сегодня!

Молодой господин Цзюнь заверял всех, что эти таблетки будут иметь огромную, просто небывалую ценность. И он не шутил по этому поводу. В конце концов, это факт! Тем не менее, это было фактом, который поймут только в будущем…

Четвертая партия была продана за восемьсот тысяч. Однако никто не ожидал, что эта цена продажи окажется самой низкой. Фактически, после этого цены продолжали резко расти.

Атмосфера в зале становилась всё более горячей после продажи пятой партии таблеток. Наверху, Гуан Куинхан и Дугу Сяо И строчили комментарии, анализы и суждения, сделанные Мэй Сюэ Янь. Они уже исписали толстую кучу бумаги. Цель их исследования постепенно прояснялась. Все обиды и споры между всеми семьями медленно поднимались на поверхность...

Королева Змей тоже была похожа на секретаря, которая работала под руководством «босса» – Мэй Сюэ Янь. Она справлялась с задачами классификации, обобщения, различения и организации бумаг. Она даже сделала этикетки, чтобы идентифицировать и различать категории. Очевидно, она делала это для того, чтобы конкретную информацию можно было «выкопать» из этой кучи по мере необходимости.

Эти таблетки для закалки костей уже получили большое признание. Ведь каждая семья переживала за своё будущее. Таким образом, все они хотели достичь небывалой силы с помощью этих таблеток. На самом деле, семьи будут целенаправленно повышать цену на эти таблетки в случае, если их конкурирующая семья решила купить такую. Они хотели навредить своим врагам, повысив цены на случай, даже если сами не смогут их получить. Ведь они хотели победить врага любыми возможными способами…

Жаркая атмосфера аукционного зала медленно привела всех к ещё более яростной конкуренции; ни старых, ни молодых не щадили! Все с красными, налитыми кровью глазами, едва не бросались друг на друга. Оскорбления летели такие, что молодые девушки сидели не красными, а бордовыми. Да что девушки – Цзюнь Мосе и сам иногда слышал такие обороты, что немного краснел… Некоторые люди даже уже встали, чтобы набить оппоненту морду физически…

Аукционный зал быстро превратился бы в скотобойню… если бы люди из трёх священных земель не присутствовали здесь, чтобы следить за порядком.

Никто не хотел выходить из зала. Все хотели знать, какие семьи получат эти таблетки. Ведь в будущем эти семьи станут центром всеобщего внимания. Таким образом, зрители хотели записать имена этих семей, а также их самых талантливых юнцов. И это потому, что позже им придётся внимательно следить за этими людьми. А возможно, даже придётся им кланяться…

В конце концов, эти люди могут стать их союзниками в будущем... или, может быть, их смертельными врагами!

Кто мог осмелиться расслабиться и игнорировать меры предосторожности при таких обстоятельствах?

Следовательно, количество присутствующих в зале не уменьшилось. Но ни единого проблеска «понижения температуры» в зале не предвиделось….

Аукцион действовал в таком порядке, пока не пришло время обеда. Надо сказать, что правила этого аукциона были достаточно просты. Тем не менее, им удалось продать только двенадцать партий до обеда! Такую скорость можно сравнить с черепашьей! Тем не менее, люди наслаждались временем, наблюдая за оживлённой сценой... Все говорили резкие слова в адрес противников. Все угрожали, разоблачали, и просто клеветали друг на друга... Аукционный зал стал напоминать рынок, а каждая семья – озлобленную на весь мир торговку.

Тем не менее, две девушки — Дугу Сяо И и Гуан Куинхан — были полностью истощены...

Организовать эти ценные фрагменты информации было ужасной задачей! На самом деле, обе девушки даже несколько завидовали Тан Юаню в это время: [Этот парень должен только перетаскивать золото! Это такая лёгкая работа, в отличие от задачи записывать всё, что говорят эти пятьсот или шестьсот человек! Организация и обобщение всей этой информации – это работа, которая требует мозгов!]

Можно сказать, что эти две девушки рухнули бы, если бы Мэй Сюэ Янь не взяла на себя ответственность за обобщение информации... Кроме того, это задача была связана с массивным психическим давлением. В конце концов, эти данные определят направление, в котором семья Цзюнь будет двигаться в будущем. Таким образом, даже небольшая ошибка, допущенная в это время, может подтолкнуть семью к принятию врага в качестве друга в будущем. И кто мог позволить себе последствия, если хоть что-то перепутать?

Сейчас на улице была зима. Тем не менее, одежда этих двух девушек пропиталась потом до такой степени, что, казалось бы, стала прозрачной.

Тем не менее, беспрецедентно красивое лицо Мэй Сюэ Янь становилось всё более тревожным с течением времени…

Глава 528: Астрономические числа!

Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что эти люди в зале обладали огромной силой. На самом деле, эти люди могли даже превзойти три священные земли по своей силе, если бы все восстали против них.

Люди на уровнях Великого Мастера и выше были, безусловно, очень сильными и стойкими. Но они тоже были смертными, в конце концов. И силы их были явно не безграничны. Они тоже уставали. И это означало, что даже такие люди могут быть убиты, если они истратят большинство своих сил. Три священные земли, безусловно, обладали безумной силой. Тем не менее, все эти семьи могли бы справиться даже с самой сильной из них, если бы они собрались вместе и стали сотрудничать.

Однако, их отношения друг с другом были очень сложными. От этого у почтенной Мэй разболелась голова. Ведь мало кто способен отпустить старые обиды. Можно сказать, что большинство этих семей застряли глубоко в болоте обид. И было почти невозможно вытащить их из него.

[Некоторые из этих людей до сих пор помнят обиду за инциденты, которые произошли сто лет назад... разве кто-то не должен был уже подойти и сказать... «Подождите, это всего лишь аукцион... давайте не будем убивать друг друга из-за такого незначительного дела...»]

[Но нет. Они никогда не устанут... некоторые из них держатся за обиды, которым даже четыре или пять сотен лет. Чёрт возьми... люди, которые и совершили что-то плохое, уже давно превратились в пыль. Но эти люди всё ещё спорят из-за бессмысленных вещей!] Мэй Сюэ Янь просто не могла понять этого.

Однако эти словесные баталии были обильным источником ценной информации. И вот почему обеспокоенная Мэй Сюэ Янь призывала Гуан Куинхан и Дугу Сяо И ускорить работу.

Гуан Куинхан и Дугу Сяо И уже потеряли дар речи и были сбиты с толку... их запястья устали, а пальцы онемели давным-давно. Тем не менее, они могли вернуться к работе, пока Мэй Сюэ Янь обеспечивала их своей первичной Ци. Её изначальная Ци исцеляла их физическое истощение... но, Мэй Сюэ Янь ничего не могла поделать с умственным истощением…

Эти девушки, Дугу и Гуан были гордыми девушками, которые обладали чрезвычайно высоким социальным положением. Старшие члены их семей всегда любили и баловали их. Тем не менее, они столкнулись с некоторыми особенностями Мэй Сюэ Янь. Например — Мэй Сюэ Янь приказывала этим двум девушкам очень высокомерно и властно! Кроме того, все её тело излучало такую силу, что эти две девушки просто не могли отвергнуть её команды. Поэтому у них не было иного выбора, кроме как подчиниться ей.

Дугу Сяо И и Гуан Куинхан были поражены этим.

Следует отметить, что эти две девушки привыкли находиться рядом с мужчинами, обладающими характером и авторитетом. Они встречались даже с самим Императором империи Тянсян несколько раз. Они также видели и разговаривали с бесчисленным множеством министров империи. Даже такие смелые и могущественные люди, как Дугу Цзун Хэн и Дугу Вуди были для них не более, чем друзьями или родственниками. Они не были чужими для храбрых и измученных сражениями генералов, таких как Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй. Однако даже такие мужчины никогда не могли подвергнуть этих двух девушек такому давлению.

[Как эта слабая женщина, Мэй Сюэ Янь, может держать нас под своим контролем таким образом?]

Две девушки чувствовали, как будто даже полномочия Императора – ничто перед Мэй Сюэ Янь. [Каковы истоки этой старшей сестры Мэй? Откуда у нее такая сила и властность?]

Две девушки несли эти подозрения в своем сердце. Тем не менее, их руки продолжали непрерывно записывать! Фактически, они продолжали работать без остановки, несмотря на моральное истощение! Тем не менее, Мэй Сюэ Янь была не единственной причиной этому. Настоящая причина была связана с их возлюбленным — Цзюнем Мосе. Ведь эта работа была для него очень важна. Поэтому им приходилось подавлять усталость и снова и снова записывать сотни строчек…

Следует отметить, что Мэй Сюэ Янь была Владыкой миллионов и миллионов зверей Суань в лесу Тянь Фа. И, естественно, командный тон Мэй Сюэ Янь был результатом этого. Она могла бы нормально вести себя среди лидеров трёх священных земель, если бы столкнулась с ними лицом к лицу. На самом деле, она могла даже проклинать или просто послать их, если почувствовала в этом необходимость. Она не будет ни подчиняться унижению, ни преклоняться перед ними!

Она была многолетним лидером целой расы, которая смотрела на всё человечество сверху вниз. Так как же какой-то монарх мелкой страны мог сравниться с ней? На самом деле, разница была столь же велика, как между небом и землей!

Тем временем наступил обед.…

Цзюнь Мосе наконец-то заткнулся и расслабился. Его горло уже начало болеть. Он был истощен, но его уровень возбуждения всё ещё оставался на высоте! Хотя, это не удивительно – любой, кто сделает так много золота за одно утро, наверняка окажется в ещё более возбуждённом состоянии, чем Цзюнь Мосе!

На самом деле, большинство людей, вероятно, получили бы сердечный приступ или кровоизлияние в мозг от волнения!

До сих пор состоялось всего двенадцать раундов аукциона. Четвёртый раунд закончился на восьмистах тысячах. В пятом раунде цена достигла восьмисот пятидесяти тысяч. Однако шестой раунд превратился в ожесточённую бойню, если это можно так назвать. Цена продажи внезапно взлетела до отметки в миллион золотых монет! Но аукцион продолжился дальше таким же образом! Фактически, двенадцатый раунд достиг одного миллиона двухсот тысяч золотых монет!

Следовательно, Цзюнь Мосе сумел собрать огромную сумму в десять миллионов за эти двенадцать бутыльков таблеток для закалки костей!

Более того, это было более десяти миллионов золотом!

Семь братьев семьи Дугу однажды попались на уловку молодого господина. В результате, они задолжали его семье девяносто миллионов серебряных монет. Тем не менее, этот долг был настолько удивительным для семьи Дугу, что они чуть не умерли на месте, когда узнали. Но, следует отметить, что эта удивительная сумма золотом будет только девятьсот тысяч. Этих девятисот тысяч золотом было бы достаточно, чтобы финансировать военные расходы армии империи Тянсян в течение трёх лет, несмотря на то, что эта армия занимала первое место на континенте!

Если десять миллионов нужно было бы преобразовать в современные китайские юани – один таэль весил пятьдесят грамм. Один грамм золота равен трём сотням современных китайских юаней. Таким образом, один таэль составит пятнадцать тысяч юаней... а десять миллионов будут стоить... 150 миллиардов по этому счету. Это поистине астрономическое число!

[Я не могу быть уверен в расчетах... но я очень взволнован идеей этого!]

Гуан Куинхан и Дугу Сяо И сложили ручки. Затем они ахнули, когда поняли, что вся их сила уже давно покинула их тела. Обессиленные, они просто рухнули на столы, за которыми сидели. Они могли только моргать, и чувствовали, как будто их тела поднимаются всё выше в облака...

Цзюнь Мосе поднялся наверх, чтобы попить воды. Но он испугался, как только увидел их такими обессиленными. Он тут же забыл про свою жажду. Вместо этого он без промедления начал передавать в них свою духовную силу. Его аура сильно отличалась от изначальной энергии Мэй Сюэ Янь. Она была намного чище и острее. И его результаты были гораздо более замечательными по своей природе. Поэтому обе девушки быстро восстановили своё здоровье и жизненные силы.

Тем не менее, его добросердечные действия дали двум девушкам энергию, только чтобы они смогли обрушить на него свои обиды: «Это слишком быстро! У нас нет времени на отдых! Мы ужасно устали! А мозги так вообще кипят!»

Организаторы же использовали это время, чтобы организовать еду для людей внизу.

Каждый ресторан в городе Тянсян был объявлен «заполненным до отказа» этим утром. И это было потому, что семья Цзюнь уже забронировала все рестораны. Очевидно, это было сделано для того, чтобы их гости могли пообедать в этих заведениях. Но вместо этого все расходы были оплачены Аристократическим домом. Цзюня Мосе можно было считать чрезвычайно богатым человеком. Поэтому его заказы принимались.

Небесные Разрушители и Пожиратели душ Цзюня Мосе направляли гостей в рестораны. Уже там эти гости знакомились с многочисленными экзотическими деликатесами, которые были организованы специально для них. Надо сказать, что рестораны и винные магазины города Тянсян сегодня сделали большое состояние!

На самом деле, последующие поколения будут вспоминать этот день как самый великий и экстравагантный День города Тянсян!

Также Цзюнь Мосе устроил большой пир в Аристократическом доме для людей из трёх священных земель. В конце концов, никто не мог осмелиться быть небрежным в отношении людей настолько высокого статуса. И это потому, что эти люди, вероятно, действовали бы несколько… насильственно, если бы с ними обращались, как с какой-нибудь обычной семьей Суань…

Кроме того, можно было предположить, что эти люди, вероятно, хотели уничтожить его семью... Именно поэтому молодой господин приложил большие усилия, чтобы его блюда казались намного лучше и вкуснее, чем снаружи. Он позаботился о том, чтобы ничто не раздражало гостей...

Цзюнь Мосе приготовил всем змеиный суп. Однако это лишь заставило разъярённую Королеву Змей дать ему свирепый пинок под зад…

Молодой господин Цзюнь неоднократно пытался со смущением объяснить: «Эй! Эти змеи были выращены лично мной...! Они специально выращены…»

Молодой господин Цзюнь, Королева Змей, Мэй Сюэ Янь, Гуан Куинхак и Дугу Сяо И заняли свои места за одним столом. Тем не менее, Большой Медведь и Ломающий Землю явно не были столь хорошо воспитаны, чтобы сидеть за одним столом со всеми, так как их бесконечная болтовня просто убьёт всех остальных. Цзюнь Мосе пытался затащить их за столик неподалёку, но они упирались. Тем не менее, Мэй Сюэ Янь бросила на них лишь один суровый взгляд, и два Короля зверей молча заняли свои места с Хай Чен Феном и Сон Шаном.

Между тем, молодой господин Тан всё ещё обливался потом и задыхался, считая золото. Не секрет, что Тан Юань был самым скупым человеком на земле. Он так устал, считая деньги, что уже дважды упал в обморок от тяжёлой работы. Тем не менее, он всё равно продолжал, без всякого отдыха. Его пот струился, словно река. Тем не менее, огонь внутри него, казалось, не показывал никаких признаков угасания.

Любой обычный человек оцепенел бы при виде такой огромной суммы денег. Тем не менее, Тан Юань был занят, все эти деньги с маниакальностью психа. Он был чрезвычайно взволнован!

Сун Сяо Мэй была чрезвычайно огорчена этим. Она хотела, чтобы он хоть ненадолго остановился и отдохнул. Тем не менее, Цзюнь Мосе бросил на неё свирепый взгляд: «Ты хотела, чтобы он похудел? Верно? Я придумал этот метод с большим трудом. Только этот метод подходит ему на данный момент! Ему нужно начать снижать вес прямо сейчас. Другие методы можно будет применить только после того, как он начнёт худеть сейчас! В конце концов, он настолько толстый, что любая диета будет бесполезна для него. Но мы не должны потревожиться о том, что он не потеряет вес, если мы используем этот метод… Ему самому нравится, ты же видишь»

Поэтому она сопротивлялась своему желанию убедить его, несмотря на то, что очень любила его. Она хотела остановить Тан Юаня, но она знала, что он даже не услышит её слов. Поэтому она скрыла свои опасения всего под одним вопросом: «Ты не устал, Толстяк?»

У Тан Юаня уже кружилась голова от усталости. Но его глаза всё ещё горели алчным огнём при виде золота. Так что он вытер пот, но даже не повернул шею, чтобы посмотреть, кто задал вопрос. Он лишь ответил: «Устал? Я устал? Здесь так много денег! Как, ну как я могу устать? О! Эти деньги я могу использовать для многих дел… Да… Взять наложницу в будущем... или даже другую жену! Прикинь только... Вау!»

«Жена... наложница?», – Сун Сяо Мэй не могла поверить своим ушам: [Этот засранец уже планирует такие вещи?]

Сун Сяо Мэй сердито обернулась и пошла к выходу. У двери она задержалась и произнесла только одну вещь: «Иди ты к чёрту! Ты вечно живёшь только ради денег... Поверь, лучше будет, если ты так устанешь, что сдохнешь сегодня сам... Тогда ты хотя бы избежишь моего гнева и помрёшь гораздо быстрее!»

«Как здесь можно умереть от усталости? Это было бы такое счастье – умереть вот так!», – Тан Юань закатил глаза, и невольно произнёс в ответ. Затем он снова потерялся в подсчёте огромной суммы денег. Надо сказать, что этот человек был очень счастлив и взволнован! Бедный Толстячок с радостью погрузился в подсчёт денег. В это время в его мыслях доминировало лишь золото. Следовательно, он даже не понял, что уже навлек на себя катастрофу... Он даже не понял, с кем говорил…

В конце концов, этот Толстяк оскорбил собственную невесту. Однако Жиробас пока ещё не знал о своей глупости. И это было потому, что его сердце и ум были утоплены в блеске золота; больше ничего не было в его мозгу прямо сейчас... на самом деле, он буквально достиг нирваны в этот момент…







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.51.69 (0.027 с.)