ТОП 10:

Глава 526: Неудержимый лесной пожар (часть 1)



Стоял ужасный шум от голосов, твердивших вразнобой. Губы старика Чжао Бан Фэна задрожали от гнева, и он посмотрел на всех с негодованием во взгляде. Он был поражён, обнаружив, что многие из тех, кто издевался над ним сейчас, в первую очередь подстрекали его сказать, едва ли не пихали его локтями!

[Разве вы, суки, не заставили меня встать и принять весь удар на себя? Мы же дружили столько лет… Ублюдки]

Разумеется, он рассердился от такого предательства, но виду не подал. Хоть его губы и дрожали, но говорил он твёрдо и уверенно, запнувшись лишь раз: «Вы... вы... Очень хорошо! Отлично! Семья Чжао, конечно, сейчас не может рассматриваться как очень влиятельная семья, но у нас есть деньги. У нас хватит денег, чтобы купить эти таблетки. Мы можем себе это позволить. Так что, давайте, ещё посмотрим, кто победит!»

Было очевидно, что люди, которые начали издеваться одними из первых, были настроены против семьи Чжао. Возможно, между их семьями была некоторая вражда, а может, давние обиды…

Но сейчас каждая семья использовала этот момент для хоть и небольшой, но мести. А другие люди, поумнее, запомнили эту информацию молча…

Мэй Сюэ Янь быстро обвела взглядом зал внизу. Затем она сказала: «Записывайте первый набор заметок – у семьи Чжао есть старые тёрки с семьёй Ма, семьёй Ву и семьёй Цзян. Кроме того, семья Сунь и семья Цянь их тоже… эмм… не очень любят. Зная это, будет легко спровоцировать их друг против друга. Мы разберём и отсортируем эти данные, как только вернёмся домой. Там уже мы составим разные списки для семей, которые нам помогут, и семей, которые могут быть спровоцированы для помощи в случае возникновения… вопросов»

Ручка Гуан Куинхан задвигалась с бешеной скоростью, пока она точно записывала заметки Мэй Сюэ Янь своим аккуратным, чётким почерком.

Цзюнь Мосе уже удобно обосновался на своём месте, на сцене. Он наблюдал за этими семьями и их реакциями с отрешённым взглядом наблюдателя. Он был убеждён, что его «выступление» придало этому аукциону должную страсть и энтузиазм. Ведь теперь он успешно создал живую атмосферу, идеальную для начала торгов. Также он словно сказал в открытую «Молчите нахрен, если у вас нет денег, чтобы сделать ставку». Молодому господину удалось спасти ситуацию. И он также создал отличные условия для получения большой прибыли…

Кроме того, важность этих таблеток внезапно возросла до такой степени, что они стали вопросом жизни и смерти для этих влиятельных семей. Всё это, разумеется, было запланировано ещё до начала аукциона Злым Монархом, Цзюнем Мосе!

Было очевидно, что не все поначалу отнесутся к этому делу очень серьезно. Они считали этот аукцион чем-то вроде развлечения, но теперь это не имело значения. В конце концов, для Цзюня Мосе было бы достаточно, если все начали скрывать следы страха и подозрений. На самом деле, молодой господин даже не ожидал, что он сумеет полностью убедить всех присутствующих.

Следует иметь в виду, что даже мужчины, которые не были намерены кому-то навредить, не лишены мысли о самосохранении! Поэтому, теперь для тех семей, которые и не думали о повышении силы, стало важно бороться за эти таблетки для закалки костей; даже если эти таблетки будут использоваться только для самозащиты. В конце концов, кто мог гарантировать, что последующие поколения их семей будут беспрепятственно ходить по землям и не будут иметь врагов? Это были бы совершенно бессмысленные мечты…

Цзюнь Мосе решил ковать железо, пока оно ещё горячо, и снова подбросил угля в топку волнующейся толпы:

«Сейчас начнется первый раунд торгов. Наш первый лот – двадцать таблеток для закалки костей. Начальная цена – сто тысяч золотом», – громко заговорил Цзюнь Мосе. – «Я приглашаю старших представителей каждой семьи начать торги. Цена, конечно, высокая, но сделка справедливая и равноправная. Наш Аукционный дом предлагает только открытые процедуры и честные сделки. А это – очень выгодная сделка. Тот, кто начнёт первым, не должен беспокоиться о том, что упустит этот лот. А если у него получится забрать первую ставку… Получение его так рано и просто можно рассматривать только как «Лёгкое плавание». Давайте же начнём аукцион как положено! Посмотрим, кто сумеет получить первую партию!»

Речь молодого господина Цзюнь звучала так же, как слова придорожного торговца товарами изз его родного мира. Настолько похоже, что он даже поморщился.

Но в зале внезапно воцарилась полная тишина.

Люди во все глаза смотрели на первый ряд. Они ожидали увидеть, какой подход примет народ из трёх священных земель. В основном все думали так: [Мы поспешим делать наши ставки, только если эти люди не начнут слишком агрессивно… Ну нафиг из провоцировать… Сдалось мне такое счастье… Даже с сотней таких таблеток моя семья не сумеет выдержать гнев даже одной священной земли… Так что рисковать жизнью за два десятка – нашли дурака!]

На лице Нин Ву Цина заиграла слабая улыбка. Тем не менее, именно в ту секунду когда он собрался раскрыть рот, он услышал печальный голос: «Великий Золотой Город предлагает сто тысяч золотых. Кто-нибудь хочет поставить больше за эти таблетки?»

Цзюнь Мосе мгновенно скривился ещё больше.

[Какого… ? Что за дерьмо?! Это, бляха муха, какое-то ограбление? Базовая цена – сто тысяч золотых! И ты, сволочь, делаешь первую ставку всего за базовую стоимость?! И ты ещё и бросаешься угрозами, козёл! «Кто-нибудь хочет поставить больше за эти таблетки?»! Урод ты тряпочный, а не глава семьи или кто ты там… Хорошо, что я поставил только одну партию таблеток…]

Лицо каждого показывало, что они не ожидали такого от него. Но никто не произнёс ни слова.

Цзюнь Мосе долгое время молчал, поигрывая молотком в руках и бешено борясь с желанием затолкать этот молоток «господину» так далеко, чтобы тот его без противогаза не нашёл. Тем не менее, у него не было выбора, кроме как сказать: «Великий Золотой Город предлагает сто тысяч золотых. Кто-нибудь хочет увеличить цену? Ну же? Никто не хочет поднять ставку? Сто тысяч – раз... сто тысяч – два... сто тысяч – три...»

«Повышаю!», – лицо Нин Ву Цина было мрачным. Он поднял взгляд на Цзюня Мосе и заговорил тихим голосом. – «Неуловимый Мир Бессмертных предлагает сто тысяч и один золотой…»

Он добавил к ставке только одну золотую монету!

Это была, несомненно, очень громкая, тщательно выверенная и чрезвычайно ощутимая пощёчина Великому Золотому Городу! И, особенно, в лицо Ма Цзян Мину. В конце концов, он презрительно спросил «Кто-нибудь хочет поставить больше за эти таблетки?» минуту назад. Было бы справедливо, если бы кто-то сделал ставку сразу после того, как он сделал это заявление. Тем не менее, Нин Ву Цин дождался последнего момента. Затем он вмешался в сделку Ма Цзян Мина, да ещё и «увеличил» цену, если можно так выразиться. Что это подразумевало?

Он увеличил ставку своего «приятеля» всего на одну золотую монету. Была бы разумная и законная ставка, если бы он увеличил цену хотя бы на тысячу. Однако то, что он добавил только одну золоту монету, ясно указывало на его намерение унизить своего соперника.

Из зала раздался дружный вздох.

Никто, разумеется, не ожидал, что в первом же туре аукциона возникнет такая… щекотливая ситуация.

Мэй Сюэ Янь тихо вздохнула и посмотрела сверху. На её лице отразилось беспокойство, и она быстро сказала: «Обратите внимание, что вражда между Неуловимым Миром Бессмертных и Великим Золотым Городом достигла точки несовместимости. Серьёзно, они почти как огонь и вода. Как кошка с собакой. Выбор между этими двумя фракциями будет очень важным, а, главное – безвозвратным решением. Нужно быть предельно осторожным и не решать вслепую, выбирая одно и отвергая другое…»

Дугу Сяо И повиновалась, и её перо забегало, чтобы записать этот инцидент со скоростью летящего дракона.

Цзюнь Мосе хотел, чтобы его самые доверенные лица были под рукой, когда дело доходило до записи и сортировки такой сверхсекретной информации. Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй, очевидно, были бы самым уместным и удобным выбором. Но при нынешних обстоятельствах им было неуместно показывать свои лица на публике.

Дугу Сяо И и остальные были скрыты от посторонних глаз, так как они сидели наверху. Тем не менее, люди, присутствующие в этом зале, были достаточно сильны, чтобы различить их присутствие. Возможно, Мэй Сюэ Янь была единственной, кто смог скрыть своё присутствие от этих гостей внизу. Но, на самом деле, способности Ма Цзян Мина и Нин Ву Цина были настолько сильны, что даже Королева Змей не смогла бы скрыть ни одного действия от них.

Цвет лица Ма Цзян Мина изменился. Он перевёл взгляд на соперника и фыркнул: «Нин Ву Цин, ты действительно хочешь играть так?»

Нин Ву Цин в ответ лишь громко рассмеялся. Просмеявшись, он ответил холодным, но торжественным голосом: «Я не нахожу эту «игру» хоть сколько-нибудь стоящей. Как по мне – это херня, а не игра. Базовая цена – сто тысяч золотом. И ты сделал свою ставку по такой низкой цене. Более того, ты даже угрожал другим... Ты так хочешь открыть аукцион, и ты так ведёшь дела? Как ты думаешь, хоть кто-то из остальных сейчас посмеет сказать хоть слово после твоей угрозы? Что бы ты сделал, если бы был на их месте? Ма Цзян Мин, это была твоя ошибка с самого начала. Как ты смеешь называть себя старшим экспертом одной из трёх священных земель с таким поведением? Да, ты сильный и можешь вести себя так, но я не могу позволить себе потерять лицо вот так, после угрозы от какого-то полоумного придурка!»

Ма Цзян Мин фыркнул и громко сказал: «Великий Золотой Город предлагает триста тысяч золотых, раз уж мы так играем. Нин Ву Цин, у тебя всё ещё есть что сказать по этому поводу?»

Выражение лица Нин Ву Цина изменилось. Он, сжав зубы, процедил: «Ма Цзян Мин… Ты пытаешься меня спровоцировать?»

Ма Цзян Мин ничего ему не ответил; вместо этого он лишь смотрел на Нин Ву Цина.

Тот за пару секунд успокоился и холодно улыбнулся, сказав: «Ты сознательно сделал дополнение к своему предложению. Раз уж ты поставил триста тысяч золотом – это показывает, что ты уважаешь соперников... Хоть как-то. Это можно считать достойной ценой. Так что я не буду усложнять тебе жизнь»

Так была успешно продана первая партия таблеток. Кроме того, её цена внезапно выросла до трёхсот тысяч в золоте из-за небольшого, но так к месту пришедшегося выступления Нин Ву Цина. И это уже можно считать хорошим началом, по мнению Цзюня Мосе. В конце концов, Великий Золотой Город был одной из трёх священных земель. И они поставили цену на таблетки в триста тысяч. Итак, разве другие семьи не будут смотреть на оценку Великого Золотого Города, если они подумают сделать ставку по более низкой цене?

Поэтому почти каждый после этого случая глубоко вздохнул, успокаивая нервы.







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.66.217 (0.005 с.)