ТОП 10:

Глава 514: Кто будет нести ответственность за все эти грехи? Чья это была ошибка?



«Частично погасили процент... не будь таким жестоким!», – Цзюнь Вуй подумал и, в конце концов, выдавил: – «Я не хочу, чтобы семья Цзюнь... пострадала из-за меня. Я бы предпочел ... не мстить за эту вражду, даже если ущерб будет очень незначительным!»

Цзюнь Вуй осмотрел на тускло освещённый двор семьи Цзюнь. На его лице были видны глубокие эмоции и привязанность к этому месту.

Человек начинает понимать ценность семьи, как только понесёт утрату!

А потеря близкого человека вызывает самое острое сожаление…

Никто не может быть по-настоящему счастлив, если не может перенести свои сожаления…

«Третий дядя...», – лицо Цзюня Мосе было честным. – «Ты веришь, что семья Сяо решила отомстить из-за тебя? Ты думаешь, что они захотели уничтожить нас из-за тебя? Тот же Адский Зал творил множество ужасных вещей. Но разве они стали бы разрушать столько семей только из-за тебя? Стали бы они так плохо обращаться с этими детьми... что остались ни живыми, ни мёртвыми? Ты думаешь, что тебя можно в этом винить? Ты чувствуешь, что этого бы не случилось, если бы тебя не было? Ты поэтому такой мрачный последнее время?»

Цзюнь Вуй внезапно обернулся; его высокая фигура казалась ещё более высокой и грозной, а в глазах плескалась бесконечная боль: «Заткнись! Не говори этого!»

«Почему я не должен этого говорить? Ты всё равно думаешь так! Ты держишься за все эти грехи, и ты винишь себя за них!», – Цзюнь Мосе крикнул в ответ. – «Третий дядя, это очень глупо! Есть много того, о чём ты не думал... вся наша семья Цзюнь причинила много грехов миллионам людей... на самом деле, даже то, что дела Адского Зала по сравнению с ним – детские игры. Даже дела семьи Сяо незначительны перед преступлениями нашей семьи Цзюнь. Не будет преувеличением сказать, что семья Цзюнь во много раз хуже! На самом деле, их даже сравнивать нельзя!»

«Как ты можешь такое говорить? Мосе, я знаю, что ты относишься к остальным очень высокомерно. Ты всегда косо смотрел даже на истинных героев этой земли. И ты всегда говорил о них грубо. Но, это из-за твоей глупости и ревности. Поэтому, я игнорировал это. Но, ты потомок семьи Цзюнь ... как ты можешь говорить такое о своей собственной семье?», – Цзюнь Вуй нахмурил брови. Он чувствовал какую-то фальшь в своих собственных словах.

«Я где-то преувеличил? Это правда. Тем не менее, ты и дедушка... на самом деле, вся семья Цзюнь никогда не принимала этого. Возможно, мы не осмеливались принять это! Но, это действительно правда. Дед привёл свою армию к победе с того дня, как он надел свой военный плащ и отважился окропить клинок чужой кровью. Ты думаешь, что он спокойно и мирно объезжал вражеских солдат? Ты согласен с тем, что сотни тысяч наших и чужих людей погибли в этих войнах?», – Цзюнь Мосе говорил спокойно. Но в его голосе звенел металл. – «Более того, отец, второй дядя, оба моих старших брата... И ты тоже сражался на поле боя, третий дядя! Можно сказать, что бесчисленное количество солдат погибло из-за семьи Цзюнь! Причём этот факт не зависит от того, были ли причины убивать противника или нет! Мы можем считать, что в общей сложности погибли миллионы солдат! Ты когда-нибудь думал об этом?»

Цзюнь Вуй посмотрел на него и сказал: «Твоя точка зрения однобокая! Семья Цзюнь омывала эти поля сражений кровью ради Империи Тянсян и её народа! Жертвы на поле боя неизбежны. Но, это идеальное место для солдата! Как ты можешь сравнивать эту жертву с эгоизмом семьи Сяо?»

«Действительно ли эти два аспекта несравнимы?! Солдаты надеются пожертвовать жизнью ради своей страны? На самом деле, они хотят отплатить своей стране смертью на поле боя? Хорошо, даже если так, как насчёт их семей? Насчёт их детей? Не говори мне, что дети тоже должны умирать со своими отцами, как герои на поле боя? Почему их дети должны нести ответственность за мученическую смерть их отца? Почему их следует принуждать продавать себя в рабство и заниматься проституцией?», – Цзюнь Мосе ухмыльнулся в ответ. – «Миллионы солдат погибли ради нашей семьи Цзюнь на протяжении последних десятилетий. Тем не менее, семьи этих солдат были бы разрушены финансовыми проблемами из-за семьи Цзюнь, не так ли? Итак, сколько грехов висит на нашей семье Цзюнь в таком свете? Сколько сирот и вдов подверглись издевательствам и унижениям из-за нашей семьи Цзюнь? Сколько дочерей из хороших семей были вынуждены пойти в бордели ради семьи Цзюнь и её войн? Третий дядя... ты прав, говоря, что наша семья Цзюнь и семья Сяо по существу очень разные. В конце концов, семья Сяо делала это ради своей ненависти, в то время как семья Цзюнь делала это ради своей праведности! Но, это единственная разница между нами! Впрочем, неважно, было это в корыстных целях или праведности... ведь последствия те же – жестокие и кровавые! И никто не может отрицать этого!» Одна успешная военная экспедиция построена из гор костей! Так что насчёт карьеры военного генерала...?», – Цзюнь Мосе продолжал всё более злым тоном. – «Этот так, независимо от того, принимаешь ты это или нет! Ненависть и страдания этих бесчисленных семей на руках семьи Цзюнь! И я верю, что казнить каждого члена семьи Цзюнь смертью от тысячи порезов будет недостаточно, чтобы дать выход их гневу! На самом деле, будет бесполезно, даже если нас заставят умереть тысячью смертей! Но какая разница, возьмёшь ли ты на себя ответственность за все эти грехи или нет? Что изменится, если ты будешь страдать всю свою жизнь... решишь не жениться всю свою жизнь... и начать бухать, чтобы забыть свои проблемы, пока не сойдёшь с ума? Что изменится? Разве вся наша семья Цзюнь не покончила бы уже с собой, если бы мы все делали как ты, виня во всём только себя, третий дядя? Эти грехи всё равно уже совершены. Ты взял на себя грехи, которые совершила семья Сяо. Но не говори мне, что ты можешь справиться со скорбящими призраками, которые погибли на поле боя? Особенно душами тех бесчисленных сирот и вдов, которые из-за этого пережили кровавые трагедии…»

«Не говори подобного! Прекрати говорить такие вещи!», – Цзюнь Вуй покрылся холодным потом с головы до ног. Он пошатнулся, но смог устоять.

«Я уже сказал то, что должен был сделать. Так что третий дядя должен сам рассмотреть это дело. Вот эта вина ляжет на твои плечи, если ты сумеешь её вынести. В конце концов, ты нынешний глава семьи Цзюнь. Итак, ты понимаешь, какую ответственность ты должен нести, лучше, чем любой другой человек. Ты должен нести эту вину? Но, я думаю, что ты подведёшь всю семью Цзюнь, если будешь нести это бремя в одиночку!», – Цзюнь Мосе улыбнулся, после чего развернулся и ушёл.

Сердце Цзюнь Вуя всегда болело. И Цзюнь Мосе всегда искал возможность излечить его страдания. Но, он чувствовал, что было бы лучше сказать всё это. Пусть это и оставит неприятный осадок, но эффект будет лучше.

Му Сюэ Тон постучал к ним в дверь. Это означало, что дело Серебряного Города скоро закончится так или иначе. Но что произойдёт после того, как семья Сяо будет уничтожена? Вполне возможно, что характер Цзюнь Вуя возьмёт и это бремя на себя. И это в конечном итоге приведет к катастрофическому результату для него…

В конце концов, эта серия трагедий была вызвана романом между Цзюнь Вуем и Хан Яо, если посмотреть на это с другой точки зрения. Цзюнь Ву Хи и Цзюнь Ву Мэн погибли в бою. Два сына Цзюнь Ву Хи – Цзюнь Му Ю и Цзюнь Му Чоу также погибли на поле боя. Мать Цзюня Мосе лежала в коме до этого дня. Честь и престиж семьи Цзюнь очень сильно пострадали... более того, нельзя было пренебрегать и ужасными действиями Адского Зала... и, можно сказать, что Цзюнь Вуй и Хан Янь Яо были ответственны за всё это!

Даже уничтожение всей семьи Сяо не позволит Цзюнь Вую быть счастливым с Хан Яо, если он не сможет отбросить эти мысли.

На самом деле, его вина будет терзать его сердце даже тогда, когда они будут вместе!

Однако, почему Хан Янь Яо исчезла в тех снежных горах десять лет назад? На самом деле, она даже не колебалась, когда услышала, что семья Сяо хочет убить всю семью Цзюнь. Но почему?

Кто был виноват в этом? Хан Янь Яо? Но, какая женщина на этой земле не хотела бы испытать настоящую и незабываемую любовь? Какая женщина не хотела бы иметь такую любовь? Он был талантливым молодым человеком, и она была красивой молодой девушкой. Они не были идеальной парой? Да это брак, заключённый на Небесах!

Это то, о чём мечтает каждая молодая девушка!

Должно быть, её настигла страсть при встрече с любовью всей её жизни. И как она могла противостоять этой страсти в свете той шутливой помолвки, которая была установлена в её детские годы? Кроме того, Хан Янь Яо было всего шестнадцать или семнадцать лет! Что может понять девушка в эти годы? Как она могла приказать себе забыть о своих личных интересах ради семейных обязанностей? Как она могла думать об этих вещах, когда её сердце было переполнено эмоциями и возможностью быть с любимым всю оставшуюся жизнь?

Кроме того, она была дочерью Владыки Серебряного Города. Разве было что-то, о чём её отец не мог позаботиться? Она, должно быть, поняла, что её отцу придётся выполнить своё обещание перед семьёй Сяо, если случится худшее. И семья Сяо вряд ли будет возражать.

А Цзюнь Вуй виноват? Это ещё более немыслимо! Цзюнь Вуй даже не знал о происхождении Хан Янь Яо в то время. Он знал только, что она была из знатной и богатой семьи. Поэтому у Цзюнь Вуя, очевидно, не было никаких сомнений по поводу их брака. В конце концов, семья Цзюнь была очень могущественной и влиятельной в те дни. И какая девушка из богатой семьи не хотела бы, чтобы кто-то вроде Цзюнь Вуя был её мужем?

Можно сказать, что в обычном обществе было не так много семей, которые были способны найти подходящую пару для Цзюнь Вуя в те дни! На самом деле, ни одна девушка из любой семьи не была способна стать достойной женой для Цзюнь Вуя!

Тем не менее, семья Сяо уже прибыла к дверям семьи Цзюнь к тому времени, когда Цзюнь Вуй узнал истинную личность Хан Яо!

И к тому времени всё уже стало необратимым!

Эти двое влюблённых вскоре оказались разделены тысячами миль. Один был в Тянсяне, а другая в заснеженных горах. И они ничего не могли сделать. Тем не менее, семья Сяо пришла в поисках мести. И они пришли очень быстро. Одна трагедия следовала за другой. В конце концов, легендарный Кровавый Генерал, Цзюнь Вуй, впал в трясину вины. И он так и не смог выбраться из неё…

Это была ошибка Сяо Хана? Казалось, что в его действиях было что-то не так! Он, конечно, немного перестарался... Но и у него не было особого выбора…

В конце концов, может ли мужчина в этом мире спокойно смотреть, как его невеста сбежала с другим мужчиной? Может ли такой человек прийти к ним и сказать: «Всё в порядке, херня какая. Я благословляю вас!»

Такого человека можно было бы считать святым!

Разумеется, Сяо Хан пришёл отомстить.

В конце концов, потомки семьи Сяо сидели на вершине этого мира в снежных горах Серебряного Города. И тут какой-то Цзюнь Вуй из обычного, «смертного» общества осмелился забрать его будущую жену…

Это было равносильно тому, что невестка главного министра сбежала бы с сыном деревенского уборщика в туалетах... как он мог не подумать о том, чтобы отомстить?

Поэтому всё покатилось, как колесо истории... это было неизбежно!

Так кого же винить в этом случае, если не этих людей? Особенности судьбы? Человеческую природу? Это ещё более нелепо!

В этом вопросе не было ничего плохого. Решающим моментом было то, какую сторону можно было бы принять. Любой, кто стоял на стороне семьи Сяо, хотел бы отомстить семье Цзюнь. На самом деле, любой, кто услышал бы эту историю, порекомендовал бы то же самое! Город Серебряной Бури обладал огромной мощью. Так что справиться с семьёй Цзюнь – разве не плёвое дело? И, почему кто-то должен терпеть унижение, если они обладали силой, чтобы отомстить?

В конце концов, человеку не свойственно терпеть свой гнев и улыбаться после этого!

Глава 515: Конец демонам, терзающим сердце! (часть 1)

Честно говоря, Цзюнь Мосе хорошо знал психологию. Он бы тоже решил уничтожить всю семью Цзюнь, если бы был на месте Сяо Хана! Почему ему нужно переживать о гневе Владыки в этих обстоятельствах? Почему ему нужно переживать о Хан Янь Яо? [Ты уже решила сбежать с другим мужчиной. Так почему меня должно волновать, что ты изуродовала себя? Поговорим после того, как я закончу с ними!]

[Во всяком случае, Владыка Города не заставит мою семью платить кровью за убийство семьи Цзюнь!]

Тем не менее, можно было бы понять, что Цзюнь Вуй был невиновен, и можно было встать и на его сторону! [Мы ничего не знали об этой женщине. Он встретил её случайно. Как он мог знать, что это принесёт такую катастрофу? Как он мог знать, что вся его семья будет расплачиваться за его роман?]

[Кроме того, как бы он узнал что-нибудь об этой женщине до того, как начал с ней встречаться? Он спросил, но она не говорила ему. Тем не менее, семья Сяо убила огромное количество людей из-за этого. На самом деле, в этом было замешано так много невинных. Однако сейчас у нас есть возможность отомстить. Так почему бы нам не отомстить?]

Следовательно, обе стороны по-своему правы, и это делает вещи ещё более запутанными…

Эта ситуация была крайне запутанной. Все считали, что их действия были честными и правильными. Тем не менее, это потому, что у каждого было другое восприятие в этом деле!

Однако любой человек заметил бы, что каждая из трёх сторон и виновата. Ошибкой Хан Янь Яо было её своеволие. В конце концов, она должна была рассказать Цзюнь Вую о себе, когда они начали свой роман. Затем она должна была вернуться в Город Серебряной Бури и попросить своего отца взять это дело под контроль. Следовательно, эти события могли и не произойти в таком случае. И это было бы верно независимо от его одобрения или неодобрения. Но Хан Янь Яо решила действовать самостоятельно. И эти бедствия в конце концов возникли, потому что она хотела развлечь себя романтикой, хотя бы ненадолго…

Ошибка Сяо Хана, очевидно, была самой большой из всех! Его первой ошибкой было то, что он убил бесчисленное количество невинных. Фактически, он устроил просто бесконечную бойню. Самой же серьёзной ошибкой было то, что он должен был убить всю семью Цзюнь в то время. Он не должен был оставлять никаких поводов для будущих неприятностей. В конце концов, даже одно семя может вызвать самую страшную месть, когда оно расцветёт!

Семья Цзюнь в общей сложности насчитывала восемь человек в то время! Он убил двух сыновей и двух внуков. Попутно искалечил ещё одного сына семьи. Кроме того, одна из женщин семьи осталась так опечалена этим инцидентом, что впала в кому. Вся семья развалилась. Только один старик и один идиот-развратник остались живыми... однако, такой крайний гнев и ненависть породили бы такую вражду, которая не позволила бы им жить под тем же небом, что и их соперник. На самом деле, легко можно было понять, что они будут пытаться взять реванш из поколения в поколение. И это бы только порождало новые океаны крови!

Для них было невозможно понять точку зрения друг друга. Но, можно было уничтожить другого!

Семьи Хан и Сяо смогли основать Город Серебряной Бури, так как фортуна повернулась к ним лицом. Так почему же семья Цзюнь не могла стать сверхсильной, если удача повернулась бы к ним? Следовательно, семья Сяо ела горькие плоды, которые они сами посеяли!

Фактически, все три вовлечённые стороны были вынуждены проглотить горький плод, который они посеяли!

Этому трёхстороннему горькому инциденту, очевидно, способствовало участие многих других элементов. Например, Император Тянсян также допустил ошибку... его ошибкой было планировать заручиться поддержкой Города Серебряной Бури, чтобы нанести ущерб военной силе семьи Цзюнь. В конце концов, план семьи Сяо по уничтожению семьи Цзюнь не прошёл бы так гладко, если бы Император не помог им! На самом деле, семья Сяо не сумела бы убрать четырёх генералов из двух поколений семьи Цзюнь…

Результат этого дела был именно таким, какого Император Тянсян очень желал. Но это также вызвало непримиримую ненависть в сердце членов семьи Цзюнь. Участие Императорской семьи не было видно на первый взгляд. Но старик Цзюнь всё равно догадывался. Он, конечно, не хотел смотреть правде в глаза, но Цзюнь Мосе принял эти события очень близко к сердцу. Однако конкретных доказательств причастности Императорской семьи в настоящее время не имелось. И молодой господин Цзюнь был предельно уверен в одном — он не сделает ни шагу, если не будет иметь конкретных доказательств. В конце концов, он боялся, что ему придётся иметь дело со своим дедом, если у него не будет конкретных доказательств.

Тем не менее, ещё один важный элемент пришёл из самого Города Серебряной Бури. И это было желание семьи Сяо захватить трон их города. Их план включал в себя две основные тактики – захватить контроль над военной мощью и предпринять стратегию мирного развития!

Эта так называемая «мирная революция» была заговором против семьи Хан. И, их намерением было ввести своих людей в линию семьи Хан. Семья Сяо могла достичь этого, только женив своих сыновей на дочерях семьи Хан. Поэтому Сяо Хан и его племянник — Сяо Фэн — были выбраны, чтобы жениться на Хан Янь Яо и её младшей сестре. И их план был бы успешным, если бы Цзюнь Вуй случайно не вмешался в это дело. Тем не менее, трудный и долгий план семьи Сяо потерпел крах, потому что Цзюнь Вуй появился. Так как семья Сяо могла не ненавидеть семью Цзюнь? Как они могли не хотеть истребить семью Цзюнь? Это было также главной причиной, почему глава семьи Сяо не скупился, используя всю свою силу, чтобы запугивать и подавлять слабых!

Тем не менее, семья Донфан также была вовлечена в этот беспорядок с течением времени. И в результате сила семьи Сяо значительно упала. Поэтому их план захвата военной мощи был вынужден на некоторое время остановиться. И это оставалось неизменным в течение почти десяти лет. Тем не менее, другая дочь семьи Хан — Хан Янь Мэн — также выросла и стала взрослой в течение этих десяти лет. Поэтому их план «мирной революции» получил новую возможность на воплощение. Но жаль, что Божий план вытесняет планы людей!

Их делегация в Южном Небесном Городе столкнулась со многими непредвиденными событиями. Третий и пятый старейшины происходили из семьи Хан. Тем не менее, события, случившиеся в этой поездке, заставили их понять, что их вековые братья из семьи Сяо сговорились за их спиной. Это, очевидно, означало, что тактика «мирной революции» была обречена на провал. На самом деле, даже их план захвата трона больше не был секретом. Поэтому у них осталась только одна альтернатива – от отчаяния залечь в засаду. И всё это произошло опять же из-за семьи Цзюнь!

План семьи Сяо был в конечном счёте успешным. И они смогли держать верхние эшелоны семьи Хан в неведении. Кроме того, только двум членам семьи Хан посчастливилось сбежать из осады –– Му Сюэ Тону и Хан Янь Мэн.

Цзюнь Вуй и Хан Янь Яо прошли бы в качестве жертв, если бы кто-то проанализировал всё, что было упомянуто выше! В конце концов, они стали жертвами силы и гнева семьи Сяо!

Цзюнь Мосе только слышал её имя и никогда не встречался с ней лично. Тем не менее, он уже имел приблизительное представление о том, каким будет характер его третьей тёти — Хан Янь Яо. Он был уверен, что она будет очень смелой и уникальной женщиной! Иначе она бы никогда не осмелилась на такое! Поэтому Цзюнь Мосе мог догадаться, что она, вероятно, свернёт себе шею, если узнает о страданиях Цзюнь Вуя по поводу его семьи…

[Я упорно ждала тебя столько лет. Я рисковала своей жизнью ради тебя. Я даже не колеблясь пошла против своей семьи ради тебя. Я думала только о тебе. Этот хаос наконец-то успокоился, и я наконец-то смогла встретиться с тобой снова. Я всегда мечтала, что всё будет замечательно, когда мы воссоединимся. Я надеялась на супружеское блаженство. Но ты говоришь «Мы не можем быть вместе, потому что я чувствую вину за то, что пришлось пережить моей семье?»]

[Что это за дерьмо? Все знают, что ты страдал, но разве я не страдала?]

Так что Цзюнь Мосе должен был решить этот вопрос для Цзюнь Вуя! Эта нежная пара, вероятно, была источником всех этих несчастий... Но вся эта вина не должна быть возложена на их души. В конце концов, это понятие вины – лишь Небесный способ играть с людьми. Небеса сознательно манипулируют ситуациями и возлагают вину на мужчин за своё личное развлечение. Даже несравненный человек может стать неразумным, если он начнёт питать чувство вины. Более того, такой человек часто начинает слишком много думать о вещах, в которых он даже не виноват. И это приводит к тому, что человек обвиняет себя в вещах, которые даже не имели к нему отношения!

Следовательно, Цзюнь Вуй навлёк бы на себя ещё одну трагедию, если бы Цзюнь Мосе не сказал всё это, прежде чем вопрос с Серебряным Городом был бы окончательно решён.

Сегодня было неподходящее время. Но у Цзюня Мосе уже не было другого выбора…

Глава 515: Конец демонам, терзающим сердце! (часть 2)

Не было никакой необходимости объяснять многое по этому вопросу. В конце концов, Цзюнь Вуй просто сошёл бы с ума после того, как Му Сюэ Тон и Хан Янь Яо пришли к нему за помощью. Многое стало ясно, и Цзюнь Вую стало чрезвычайно трудно успокоить свои мысли! На самом деле, он не мог помешать себе думать о смертельном ударе по семье Сяо, и спасении Хан Янь Яо после этого.

Тем не менее, для него было бы трудно жить дальше, если бы проблемы его сердца не были бы решены к тому времени! В конце концов, его сердце наполнилось бы чувством вины и раскаяния. Таким образом, он мог легко мог совершить ошибку ради искупления своей вины!

Поэтому Цзюнь Мосе должен был изгнать эти мысли из его разума, прежде чем они прерастут в нечто большее. В противном случае характер Цзюнь Вуя обрёк бы его на гибель.

Сегодня был, конечно, не самый подходящий момент, но это был последний шанс!

Вину сердца можно вылечить только более сильной виной. Таким образом, был только один способ вылечить эту боль – более сильная вина! Цзюнь Вуй почувствует вину за свои грехи в этом случае. Так, разве не имеет смысла заставить его чувствовать ещё большую вину за что-то иное? Поэтому необходимо было сказать ему, что славная репутация его прошлого также была построена на тяжких грехах. Следовательно, ему сообщили, что он всё время совершал бесконечные грехи. Фактически, вся его семья совершала бесчисленные грехи на протяжении поколений своей жизни!

Цзюнь Мосе просто не знал, что делать, если это не выведет Цзюнь Вуя из транса!

Поэтому Цзюнь Мосе ушёл, как только закончил говорить.

И это потому, что Цзюнь Вую нужно было время, чтобы успокоиться и хорошенько всё обдумать! Ему нужно было ясно мыслить!

На самом деле, все богатые люди в мире... все великие люди в истории... получили власть и репутацию на фундаменте, заложенном их грехами!

Это верно для каждого короля! И, тем более для монарха!

Мир и процветание одной страны непременно становятся на костях, вере и надеждах другой; она всегда строит свой фундамент на горе и страданиях многих!

Мир всегда приходит после войны!

Для примера: кто-то занимается бизнесом. Но, конкурирующие предприятия всегда будут пытаться обмануть своих соперников. Креветки будут есть маленькие водные растения. Рыбки едят креветок. Большие рыбы едят мелких рыб. А за большими рыбами иногда приплывает акула…

В мире бизнеса всегда много неудачников. Люди совершают самоубийства, банкротятся, теряют семейные ценности, разбазаривают свою собственность, сражаются и плетут интриги друг против друга. Они пытаются захватить бизнес друг друга. И это продолжается до тех пор, пока кто-то не станет победителем, с достаточным богатством, чтобы удовлетворить потребности целой нации. Это очень похоже на игру в монополию...

На самом деле, даже это было бы далеко от конца этой игры в бизнес. В конце концов, эта бизнес-битва, вероятно, просто проложит путь к следующей битве. И этот богатый победитель первой «игры», скорее всего, станет на следующую ступеньку в следующем раунде такой же битвы…

Именно поэтому никто не должен сидеть сложа руки. В конце концов, кто не будет охранять свои богатства, если вокруг не будет карманников? Как будут созданы полицейские силы, если в обществе не будет преступников? Как появятся честные люди, если не будет коррупционеров?

Сколько кроликов ест молодой тигр? А кролики виноваты в том, что тигр голоден?

Слабые всегда становятся добычей сильных. А сильных всегда почитают. Так устроен этот мир, и его не изменить!

Это факт! Любой поймёт это, если попытается смотреть на мир без розовых очков. Но никто не сможет понять это, если они не обладают ясностью зрения!

Всегда есть две стороны одной медали. Ведь у людей всегда есть свои точки зрения!

Возьмите любую книгу, например... главный герой всегда будет казаться правильным, когда человек видит вещи с точки зрения главного героя. На самом деле, главный герой всегда кажется очень ярким и откровенным! Но, можно будет почувствовать, что даже злодей прав, если они будут думать с точки зрения этого самого злодея! Так что не читай книги, чтобы обрести счастье. Вместо этого попробуй устроить тиранию! (Примечание автора: я пытаюсь польстить людям, которые рассматривали Сяо Хана как морального и честного человека. Настоящий мужчина!)

Молодой господин Цзюнь Мосе закончил со своими наставлениями. Поэтому он беззаботно отряхнулся и ушёл к себе в комнату, чтобы немного поспать. Тем не менее, третий гоподин Цзюнь Вуй так и остался стоять в холодной и ветреной ночи, как каменное изваяние, а ночная роса понемногу скапливалась на его одежде…

Небо начало светлеть. Всё тело Цзюнь Вуя уже промокло от росы насквозь. Его волосы и ресницы были покрыты инеем, но он этого не замечал. Он погрузился в горькие мысли, и его тело неподвижно стояло.

Луна опустилась, и небо постепенно начало светлеть. Поэтому люди внутри резиденции Цзюнь уже начали просыпаться один за другим. Затем они начали суетиться, совершая свои небольшие утренние ритуалы: кто-то умывался, кто-то застилал кровать, кто-то делал зарядку... Но, увидев третьего господина Цзюнь, неподвижно стоящего, мокрого от росы, они не посмели побеспокоить его, спросив, что с ним. Вместо этого они проносились мимо него на цыпочках и старались не шуметь…

Солнце постепенно поднималось. Золотые солнечные лучи в конце концов прорвались сквозь густой туман и осветили двор перед глазами Цзюнь Вуя.

Ещё секунду он стоял неподвижно. А потом он внезапно расхохотался. Он смеялся так безумно, что его глаза наполнились слезами. Без сил он опустился на землю и начал колотить по земле руками, продолжая дико смеяться…

Он смеялся безумно и даже жутковато. Его обычно бесчувственное лицо покраснело от смеха. Он весь дрожал, а слёзы текли ручьями. Тем не менее, казалось, что он не собирался останавливаться…

«Ха-ха-ха! Так вот, в чём дело! В этом мире нет ничего правильного или неправильного! Герой этой страны – не более чем страшный грешник в другой стране! Поэтому мне нужно только быть достойным членом своей семьи! Всё будет в порядке, если я смогу жить в согласии с самим собой. В конце концов, почему я должен так беспокоиться, если я ни разу не подвёл свою собственную совесть...?»

Он всё ещё смеялся как сумасшедший. Всё его лицо было измазано слезами. Затем он вдруг с грохотом упал на колени и посмотрел на восток: «Старший брат! Второй брат! И вы, мои братья по оружию... Мне удалось выжить! Вы радуетесь за своего брата? Ха-ха, не волнуйтесь! Я буду обращаться с твоими детьми, как со своими. Я буду стараться изо всех сил! Я буду стараться сделать что-то в их жизни! Но я не буду делать это ни для кого другого. Я сделаю это только ради собственной совести!»

Он тяжело опустил голову на землю. Затем он медленно встал, взглянул на утреннее солнце и закричал.

Этот крик ознаменовал конец десяти годам мрака и депрессии!

Старик Цзюнь смотрел на него издалека. Затем он погладил бороду, наклонился в сторону и сказал: «Он, наконец, понял это?»

Цзюнь Мосе стоял рядом с ним. Он озорно улыбнулся и сказал: «Похоже на то. Он, наконец, понял всё!»

«Хорошо, это хорошо», – дедушка Цзюнь кивал снова и снова. Он выглядел очень довольным.

Вина в сердце Цзюнь Вуя всегда была самым большим беспокойством старика Цзюнь. Но, у него не было идей, как решить эту проблему. Старик Цзюнь всегда оставался спокойным внешне, но всегда очень волновался в своём сердце. Так что он не мог не почувствовать себя счастливым, когда увидел, что его сын, наконец, принял вещи и двинулся дальше!

«Что ты сделал? Я неоднократно пытался раньше. Но я ничего не мог сделать!», – спросил старик Цзюнь из интереса.

«Я не использовал никаких трюков. Я только сказал ему правду», – Цзюнь Мосе был очень доволен собой. Поэтому он улыбнулся и продолжил. – «Я лишь сказал третьему дяде, что вы шестеро, генералы из нашей семьи, сражались во многих войнах. Поэтому, вы, очевидно, разрушили и уничтожили бесчисленное множество человеческих жизней – кого-то мечом, кого-то похоронкой. И кто из этих бесчисленных солдат не оставил после себя вдову или осиротевших детей? Тогда дядя понял всё... ха-ха»

«Это действительно так... Эх… Всё это грехи, но...», – дедушка Цзюнь задумчиво посмотрел на небо, сложив руки за спиной. Затем он вздохнул. – «Бесчисленное множество сирот и вдов…»

Дедушка Цзюнь даже не закончил своё предложение, но было видно, что он опечален.

Цзюнь Мосе остался стоять, как истукан: [Дерьмо! Нет, этого не может быть! Я только что сумел вернуть волю к жизни этому человеку. Только не говорите мне, что я должен теперь спасать ещё одного…]

Молодой господин последовал за дедом с глазами, полными беспокойства. Но старик развернулся и оттолкнул его: «Проваливай! Что ты за мной ходишь? Ты думаешь, что способен околдовать меня, как ты сделал это со своим третьим дядей?»

Цзюнь Мосе лукаво рассмеялся, а его сердце снова обрело покой. Он хитро прищурился и достал маленькую нефритовую бутылочку: «Дедушка, ты неправильно меня понял. Я следовал за тобой, чтобы сказать тебе, что тебе нужно принять эту таблетку…»







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.77.252 (0.02 с.)