ТОП 10:

Глава 450: Кровавые события и убийства



Он посмотрел на ошарашенную толпу после того, как закончил говорить. Эти люди до сих пор не могли отреагировать. Он усмехнулся и заговорил: "Вы, люди, всё ещё не ушли? Вы тоже хотите быть похожими на него? Вы предпочитаете, чтобы ваше тело было раздавлено, чтобы вы оставили этот мир чистым? В любом случае, меня очень интересует эта чистота. У кого и вас она есть? Хе-хе-хе... идите сюда... Дайте мне взглянуть!"

Все сделали шаг назад от страха. Те, кто сделал его позже или раньше, закричали от боли, потому что их едва не затоптала толпа.

"Я говорю это в первый и последний раз — я не позволю, чтобы об этом говорили в городе Тянсян после сегодняшнего дня!", – голос Цзюня Мосе холодно коснулся каждого. На самом деле, его голос, казалось, принёс холодный ветер. – "Ваш рот – часть вашего тела. Что бы вы ни обсуждали наедине – это ваше дело! Я не остановлю это... я буду искать вашу "чистоту", если я услышу об этом... на самом деле, я буду искать "чистоту" у всей вашей семьи... вплоть до девятого поколения!

А теперь – свалили нахер отсюда!", – неожиданно взревел третий молодой мастер.

Толпу мгновенно охватила паника. Они кричали без разбора и бежали, куда глаза глядят.

"Эти недоучёные были достаточно самонадеянны, чтобы думать, что они могут вызвать проблемы у меня!", – Цзюнь Мосе сначала от души рассмеялся. Затем он внезапно взлетел и встал на голове большого человека, который висел на флагштоке. Он вздохнул и повернулся к городским воротам. Оттуда он закричал в сторону города Тянсян: "Что, люди, жить устали?"

Его крик потряс город, когда он пронесся сквозь него, как грозовой удар.

Он освободил всю свою силу и непревзойденную убийственную ауру. Казалось, что сама молния опустилась перед городскими воротами.

Цзюнь Мосе стоял возле городских ворот. Солнце светило высоко и отбрасывало его тень через ворота. И вдруг показалось, что весь город окутан его тенью…

Тысячи волков разбегались в разные стороны, чтобы спастись. Импульс ауры Цзюня Мосе казался диким и дьявольским мечом, когда он бросился в город.

Кроме той толпы, в городе было много людей. Сначала они не поняли всего, что говорил Цзюнь Мосе. Однако даже они были поражены внушительной аурой молодого мастера. Поэтому они также начали в беспорядке бегать по улицам.

К счастью, это была широкая и хорошо построенная дорога!

Молодой мастер взмахнул кнутом и щелчок эхом отдался от ближайших стен. Затем он наклонил голову и фыркнул: "Я вернулся в город! Итак, сейчас я посмотрю, сколько сплетников в городе Тянсян! Давайте посмотрим, сколько людей готовы умереть смертью храброго воина! Я также посмотрю, сколько людей желают остаться со своей "чистотой", и сколько людей способны оставаться чистыми! Я проверю всех! Одного за другим!"

Затем все услышали цоканье копыт лошади, когда Цзюнь Мосе крикнул и заставил её пройти через ворота города.

Тысячи людей видели, как он вошёл на коне, но все молчали от страха.

Тяжелые колеса покатились, и карета с Гуан Куинхан и двумя другими женщинами медленно последовала за ним.

Слова Цзюня Мосе заставили вскипеть кровь каждого.

Но, были исключения. И Цзюнь Вуй был как раз одним из таких исключений.

Этот третий мастер Цзюнь наклонил голову и посмотрел на высокую и прямую спину Цзюня Мосе, ехавшего впереди. Он не мог не пробормотать: "Чёрт возьми! Он поступил так прямолинейно. Даже я не стал бы так действовать, даже в военное время! Это было слишком чрезмерно!", – он с сожалением фыркнул. На самом деле, он чувствовал себя несколько угрюмым, когда следовал за своим племянником.

Цзюнь Мосе излучал холодную и мощную ауру. Его лицо было мрачным, спина – прямой, губы поджатыми, а брови, похожие на мечи, едва заметно дрожали.

Затем он вдруг услышал, как кто-то говорил очень тихим голосом: "Я не знаю, почему он так выглядит! Он прелюбодействует со своей тётей. И всё же, он пришёл сюда с таким надменным выражением? Бесстыжий негодяй!"

Тело Цзюня Мосе оставалось неподвижным. Но из его рукава вырвалась полоса серебряного света. Раздался крик, и очень худой человек вылетел из толпы. На этот раз молодой мастер был ещё более прямолинейным; он даже не стал допрашивать его. Молодой мастер просто повесил этого человека на флагшток.

Тело этого человека вспыхнуло золотым светом, прежде чем он погиб. Таким образом, было очевидно, что он также был экспертом Суань, который скрывался в толпе, чтобы создать слухи. Тем не менее, ему повезло больше – его последнее дыхание покинуло его, ещё когда он летел к флагштоку.

Раздался крик тревоги, и вся толпа начала отступать, когда увидела это. Они смотрели на Цзюня Мосе с выражением ужаса на лицах. [Этот мальчик сумасшедший?! Он что, действительно будет делать то, что он сказал? Он будет убивать так нагло?]

Несколько мужчин внезапно стали, дрожа, как осиновые листья, пробиваться сквозь толпу, подальше от Цзюня Мосе. Они сделали все возможное, чтобы пробиться дальше и едва не сломали ноги в своих попытках убежать.

Но, как они могли убежать от огромной сети духовного чувства Цзюня Мосе? Взгляд Цзюня Мосе оставался холодным, но в его руках вспыхнул золотой свет. Восемь человек, которые пытались убежать, упали на землю. У каждого из них в спине зияла кровавая рана. Золотые метательные ножи, красиво блестя на солнце, торчали из этих ран.

Несколько членов команды Небесных Разрушителей быстро побежали вперёд, вырвали метательные ножи из ран и почтительно вернули их Цзюню Мосе…

Глаза третьего молодого мастера остались невыразительными, когда он взял восемь ножей. Затем они закружились в его руках, и внезапно исчезли во вспышке золотого света.

Он спокойно продолжал двигаться вперед. На его тёмном и красивом лице было написано только одно – [Я сказал это однажды, и я не буду повторять это. Я убью тебя, если ты посмеешь открыть рот! Итак, ты открываешь рот – я убиваю тебя!

Просто! Ясно! Ни одного исключения!]

Три учёных хрипло кричали впереди. Их крики звучали как предвыборные лозунги: "Третий молодой мастер Цзюнь велик! Третий молодой господин Цзюнь благороден! Он – лучший человек в мире! Он очень хороший человек! Он очень доброжелательный человек! Мы, трое жалких учёных, приветствуем его в Тянсяне!"

Они продолжали выкрикивать эти лозунги, как роботы. Казалось, что они даже не знали, о чём кричат. Однако их лица были переполнены слезами, и на них было написано бесконечное унижение. Но, они до сих пор не осмеливались сделать хоть что-то. И это было потому, что тень смерти всё ещё висела над ними. Их голоса стали хриплыми очень скоро, но они до сих пор не осмелились остановиться. И это потому, что их единственной целью было выжить. [Какое значение имеет небольшое страдание? Мне нужно выжить…]

Внезапно перед ними встало тридцать-сорок учёных из Института Вэньсин. Они пару секунд стояли в шоке, а потом один из них спросил: "Брат Хан? Брат Янь? Брат Цинь? Что вы делаете? Вы с ума сошли? Ты открываете путь для этого ничтожества?"

Какой ответ могли дать Цинь Цю Ши и другие? Они могли только намекать и бросать предупреждающие взгляды, прежде чем они быстро двинулись дальше. Но этот учёный не понимал предупреждений, и он, переполненный праведного возмущения, сердито крикнул: "Цзюнь Мосе! Разве у тебя совести нет? Ты совершил жуткий грех – прелюбодеяние со своей тётей! Это аморально! Но ты продолжаешь оскорбляешь ученых Тянсяна?! Ты зашёл слишком далеко!"

Многие люди, стоявшие позади него, уже видели кровавую расправу над другими. Они поняли, что случится через секунду. Поэтому многие из них бросились вперёд, чтобы закрыть ему рот и затащить обратно в толпу, подальше от глаз Мосе. Однако этот юноша упорно продолжал кричать: "Такой бесстыдный человек не должен существовать в том же мире, что и Ши Вэнь Чун!"

Цзюнь Мосе посмотрел на этого человека очень холодно. Его брови слегка шевельнулись, и он тихим голосом ответил: "Будь по-твоему!"

Свет меча вырвался вперед. Казалось, его не волновало, кто его жертва, поскольку он разрубил всех, кто блокировал его путь. Молодой учёный закричал от неверия, через секунду – от боли, а ещё через секунду мёртвым рухнул в лужу собственной крови.

Цзюнь Мосе вздохнул, когда его лошадь прошла мимо тела этого ученого. Он мягко сказал: "Возможно, у тебя действительно было мужество. Возможно, ты не хотел беспокоить меня. Но это не значит, что я не буду тебя убивать. В конце концов, как люди поверят мне, если я не буду следовать тому, что я сказал? Ты не поверил... и я сожалею об этом. На самом деле, я должен запомнить – нужно не выдвигать такие категоричные требования в следующий раз..."

Цзюнь Мосе выглядел спокойным, когда он снова пустил свою лошадь вперёд; он даже не оглядывался назад. Но его мягкий голос ещё можно было услышать: "Во-первых – вам нужно иметь силы, чтобы справиться со всем, что на вас рухнет. Во-вторых – вам нужно иметь сильную поддержку, чтобы другие не провоцировали вас. Вы также должны обладать непоколебимым мужеством и решимостью. Только тогда у вас будет достаточно сил, чтобы гавкать на других. Но, никогда не пытайтесь стать героем в ином случае…

У вас могут быть железные кости. Но я вижу в вас только несчастных существ, которых я теперь должен убить. Более того, ваша смерть не может стоить никакой справедливости..."

Этот ученый был разрублен пополам, но ещё не покинул этот мир. Слёзы текли из его глаз, когда он закрывал их. Он пробормотал, когда он приблизился к дверям смерти: "Учитель... вы... были неправы…"

Цзюнь Мосе слегка вздрогнул.

[Учитель? Мэй Гао Цзе? Кон Лин Ян?]

Он внезапно взмахнул кнутом и ударил троих учёных, которые шли впереди. Они закричали от боли и повернулись лицом к Цзюню Мосе. Он жестом заставил их приблизиться и тихо сказал: "Теперь вы будете кричать громче. Мы скоро пройдем через ворота. И вы будете кричать: "Мэй Гао Цзе – старый пидарас! Кон Лин Ян – мудак тряпочный! Семья Мэн – логово ублюдков!" когда мы войдём туда. Вы ведь не хотите умереть, правда? Сделайте это, и я оставлю вас в живых!"

Три человека чуть не рухнули, когда услышали это. Как они могли кричать что-то подобное? Ведь учитель занимал в обществе наивысший статус. "Учитель-ученик" не был частью пяти кардинальных отношений. Тем не менее, учителю оказывалось самое высокое уважение. Более того, Мэй Гао Цзе и Кон Лин Ян были их учителями.

[Нам не придётся заботиться о том, чтобы утопить семью Цзюнь, если мы скажем это. В конце концов, мы сами утонем раньше, чем гнев достигнет семьи Цзюнь. Более того, семья Мэн – чрезвычайно могущественна и влиятельна. Возможно, тебе не придётся беспокоиться об этом, Цзюнь Мосе. В конце концов, ты очень силён! А что насчёт нас?]

Цзюнь Вуй приблизился к своему племяннику. Затем он прошептал: "Это слишком, Мосе. Будь осторожен, это всё-таки суд!"

"Слишком?", – Цзюнь Мосе посмотрел на него озадаченно. – "Третий дядя, ты ведь не глупый, верно? Не говори мне, что нам так важен этот суд? Третий дядя никогда не должен забывать, кем мы являемся сейчас! Мы на одном уровне с Городом Серебряной Метели! Почему мы должны заботиться о незначительной Императорской семье?"

Глава 451: Вход в город!

"На одном уровне с Городом Серебряной Метели? Ха...", – Цзюнь Вуй замолчал. Но его точка зрения не изменилась. [Это... так мы станем супер-семьей? Но мы всё те же самые люди. Итак, как мы вдруг стали великими...?]

Цзюнь Мосе холодно улыбнулся и сказал: "Более того, Императорская семья... мне не хватает доказательств против них в данный момент. Сценарий, когда я превращаю Город Тянсян в кучу горящих руин, вполне возможен, как только у меня появятся доказательства против них! Третий дядя... ты веришь в то, что сказал Сяо Бу Ю из Города Серебряной Метели о Зале Кровавого Меча? Зал Кровавого Меча – это просто кучка убийц! Итак, как они смогли проникнуть в лагерь, состоящий из многих тысяч солдат, и принять "меры"? Третий дядя... не говори мне, что ты не думаешь об этом? Что это означает? Кто стоит за этим?

Все докатилось до такой степени... Но мы будем страдать, только если у нас будет слишком много опасений. В конце концов... мы всё ещё несколько слабы в сравнении... поэтому мы должны быть сильными в этот момент... очень сильными! У нас есть доказательства, что у нас есть реальные и мощные таланты! Это время будет нашим, если мы будем действовать с предубеждением и не будем спешить!

То, чего нам действительно не хватает сейчас... это время! Даже дня достаточно, чтобы всё изменить!", – Цзюнь Мосе думал о своем запасе лекарственных средств и ядре зверя Девятого уровня.

Все были готовы. Лекарства также были на месте. Одинокий Сокол также присутствовал. Кроме того, у него было Искусство разблокировки состояния Небес, чтобы защищать и помогать. Поэтому продвижение деда нельзя было останавливать! Тем не менее, он должен был подумать о способе продвижения культивации Цзюнь Вуя до уровня Духа Суань. Кроме того, ему нужно было продвинуть Небесных Разрушителей и Пожирателей Духа. И ему также придется сделать то же самое с силой Байли Лу Юна и Хай Чен Фэна…

[Нас едва ли можно назвать супер-семьей в это время. Но, мы сейчас просто пустая оболочка, даже если мы можем действовать так тиранически. Поэтому на этом важном этапе мы не можем позволить себе предпринимать неправильные шаги!]

Лицо Цзюнь Вуя дёрнулось. Он также подозревал о том, что только подумал Цзюнь Мосе. На самом деле, он подозревал это более десяти лет, втайне ото всех; это было то, что беспокоило его сердце всегда.

Как мог Цзюнь Вуй не заподозрить этого? Но он не хотел в это верить. Его семья так много отдала за Тянсян... но с ними так обращались...?

Это было трусливо... но, тем не менее, такова человеческая природа! Ведь семья Цзюнь проливала свою кровь за Тянсян. Их семья очень много работала. Так что верить в эту жестокую истину было бы равносильно уничтожению всего, что они построили сердцем и душой…

И это было серьезным бременем, которое никто не мог нести.

"Но ты не будешь действовать слепо, если у тебя не будет неопровержимых доказательств!", – Цзюнь Вуй сказал тихим голосом. – "Ты можешь поговорить со мной об этом. Но не говори об этом своему дедушке... если у тебя нет доказательств! Характер старика…"

"Это очевидно", – Цзюнь Мосе слегка улыбнулся, прежде чем он заговорил. – "Ты – не дурак, третий дядя. Как и я. Но и дед не дурак. Так что тебе не стоит беспокоиться об этом. Но Император ещё дальше от того, чтобы быть дураком…"

Цзюнь Вуй вздохнул. Потом ему стало грустно, и он замолчал.

Цзюнь Мосе снова замер в седле, лишь взмахнул своим хлыстом. Это заставило каждого из трёх ученых дёрнуться от страха. Но они не посмели даже пикнуть. Тон молодого мастера Цзюнь был мрачным и полным жажды крови, когда он проговорил тяжёлым голосом: "И что вы заткнулись?"

Трое мужчин принялись драть глотки изо всех сил, так как они были напуганы его жаждой крови: "Мы – ученики Мэй Гао Цзе, Кон Лин Яня и Хан Чжи Дона из Института небесной литературы Вэньсин! Янь Фэн... Цинь Цю Ши! Третий молодой господин Цзюнь великолепен! Третий молодой господин благороден! Он самый лучший человек! Мы приветствуем его в Тянсян! Мэй Гао Цзе – старый пидарас! Кон Лин Ян – мудак тряпочный! Семья Мэн – логово ублюдков!"

Было странно видеть, что оскорбления, которые были брошены тремя учеными, становились всё более спокойными после того, как они сказали это однажды. Они, кажется, больше не беспокоились о презрении или проклятиях. В конце концов, они потеряли чувство чести и стыда, когда впервые произнесли эти слова. Таким образом, они стали гораздо более свободны сейчас…

Цзюнь Мосе напоминал обезумевшего хранителя борделя. Он скрежетал зубами и от души смеялся, погоняя лошадь вперёд. Он был похож на адское создание для всех, кто видел его выражение лица...

Город Тянсян погрузился в полный хаос…

Мощный вход Цзюня Мосе напоминал беспрецедентную бурю. И она охватила весь город Тянсян в одно мгновение!

Несколько больших семей начали действовать в тот момент, когда Цзюнь Мосе ступил в город. Они собрали целые списки его ошибок и бросились в свои паланкины, чтобы отправиться в Императорский Дворец.

Однако семья Дугу наблюдала пассивно.

Также не было никаких признаков активности семьи Ли.

И семья Тан тоже сидела в тишине.

Семья Муронг прибыла, задала несколько вопросов о новостях и исчезла.

Старик Цзюнь спокойно сидел в напряжённой обстановке и велел кухонным рабочим готовить лучшие блюда и напитки. Приехали его сын и внук. Поэтому старик хотел хорошо выпить с ними. Ведь его сын и внук уже позаботились о "вещах" на улице. Итак, что нужно было старику, чтобы начать действовать?

[Надо сказать, что методы этого ублюдка Мосе чрезвычайно смелые! Но, они также – самые лучшие методы, которые мы можем использовать! В конце концов, мы уже против всех в обществе. Так что мы можем пойти и по сумасшедшему пути!

Это похоже на то, что старый предок Цзюнь однажды сказал "Настоящий мужчина – не тот, у кого яйца размером с кулак! Настоящий мужчина – это человек с неукротимым духом!" Сука, как он был прав!

Хорошо, хорошо! Это первый раз... Да, чёрт возьми! Ах, хороший человек! Хе-хе-хе...] – старик выпустил редкую улыбку, потягивая своё вино.

[Мосе, несомненно, создаёт сцену снаружи. Тем не менее, он также отмечает за формирование огромной силы. Сила этого старика огромна. Затем у нас также есть Восьмой Великий Мастер из прерий – Одинокий Сокол. Кроме того, Мосе может самостоятельно надавать под зад экспертам четвёртого уровня Духа Суань. И не нужно упоминать, что за нашей семьёй Цзюнь стоит этот таинственный и непревзойдённый мастер. Итак, моя семья Цзюнь теперь может считаться настоящей супер-семьей. Могут ли ещё быть сомнения?

Моя семья Цзюнь наконец-то может сделать передышку!

Также не нужно беспокоиться об этом гнилом деле в суде. В конце концов, Муронг и семья Дугу будут подавлять этих бедных ублюдков от бунта. На самом деле, мы можем даже игнорировать их. Я в очень хорошем настроении...]

Лицо старика было спокойным, как гора. На самом деле, он был полон гордости и счастья. Он даже забыл, как беспокоился несколько дней назад…

Он даже не заботился о чувствах Императора в данный момент.

В конце концов, даже Империя не могла иметь дело с семьей Цзюнь в это время... и все знали свои собственные места.

Например, семья Сун была так же взволнована, как кошка на горячей крыше. Семье Мэн было ещё труднее выносить это. На самом деле, они вели себя как плешивый пёс с отрубленным хвостом, когда отчаянно шли к Императорскому двору со своими записями. Они также пытались притянуть ещё и семью Ли. Но все видели, что там все сидят на жопе ровно. В конце концов, никто не был настолько глуп, чтобы желать быть похороненным рядом с ними…

Глава семьи Мэн – Мэн Ю Вэй услышал о трёх ученых, которые обрушивали проклятия на Мэй Гао Цзе, Кон Лин Яня и семью Мэн. Итак, он удручённо вернулся в семью Ли. Он неоднократно пытался привлечь к себе внимание. Но, он был оставлен в тупике в течение длительного времени, так как не было никакого результата. Затем он сел на лошадь и отправился к семье Муронг…

Мэй Гао Цзе был у него дома. Он весело ждал благой вести, когда услышал, что его ученики обрушивают на него проклятия. И эта новость оставила его в замешательстве и гневе.

Жирный Тан был в Аристократическом Зале, когда услышал, что молодой мастер вернулся. Он хлопнул в ладоши и подпрыгнул высоко, как резиновый мяч. Затем он бросился навстречу ему. Но, Хай Чен Фэн и Сонг Шан притащили его обратно. Причина была проста – Цзюнь Мосе дал им серьёзный приказ, чтобы Тан Юань не был вовлечён в беспорядки, которые он создаст по возвращении…

Возможно, другие не посмеют связываться с семьей Цзюнь. Но это не обязательно означало, что они будут принимать такие же меры предосторожности против семьи Тан. Надо было сказать, что семья Тан была последней в рейтинге влиятельных семей города Тянсян. Более того, крайняя близость молодых мастеров семьи Цзюнь и Тан была лишь одним аспектом вопроса. Однако глава семьи Тан была предана Императорской семье. Таким образом, она никогда не будет стоять за своего "младшего брата" если что-то случится.

Поэтому этот вопрос был тем, что Цзюнь Мосе хотел провернуть в одиночку.

Он должен был бы подстрекать Город Тянсян самостоятельно.

Цзюнь Мосе в конце концов добрался до особняка семьи Цзюнь. Затем он спешился и пошёл к нему. Но он повернулся в дверях, прежде чем войти в дом, и дал последнюю команду: "Идите! Конфискуйте все имущество и бизнес, которые контролирует семья Мэн в городе Тянсян. Они напали на меня открыто и скрытно! Это, разумеется, не очень хорошо! Хай Чен Фэн примет все дела в свои руки. Вы наблюдайте и проверьте, чтобы все вопросы с семьёй Мэн были решены должным образом. И скажите семье Мэн, что они могут прийти и поговорить со мной, если они останутся недовольны. Пока мы примем этот малый процент их долга. Всё нужно оценить и вычесть из счёта семьи Мэн в бухгалтерской книге!"

Пятьдесят шестьдесят членов команды Небесные Разрушители проревели в согласии в унисон!

[Захват собственности семьи Мэн? И это всего лишь небольшая выплата процентов? Есть ещё бухгалтерская книга...?]

Цзюнь Вуй закатил глаза. Он чувствовал, что ему всё труднее понять своего племянника.

Внутри Императорского Дворца…

Император хмуро глядел на сидящего напротив "господина Вэнь". В прошлом они говорили и играли в шахматы. Но Император, похоже, больше не имел возможности играть в шахматы... или обсуждать мир…

И это потому, что он был глубоко обеспокоен!

На его стороне скопилась гора досье. Лицо Императора было полно ярости и беспомощности.

Содержание этих файлов было прежним – просьбы наказать Цзюня Мосе!

"Просим привлечь Цзюня Мосе к ответственности!"

"Цзюнь Мосе вышел из-под контроля. Его не волнует власть. Он создаёт хаос в Столице, и он приносит позор на землю. Его преступления заслуживают наказания. Мы просим Императора принять меры!"

"Мы умоляем Императора начать действовать! Целостность нации будет в опасности, если так будет продолжаться!"

"Мы умоляем Императора действовать быстро!"

Император вздохнул. [Чёрт вас дери... я тоже хочу действовать! Разве я не хотел бы устранить Цзюня Мосе? На самом деле, нет никого, кто хотел бы сделать это больше, чем я! Но вы можете... хотя бы быть более внимательными ко мне?!

Человек должен знать свои пределы, верно? Сила Цзюнь Чжан Тиана была велика, но он всё ещё застрял на пике Суань Неба. В конце концов, Город Серебряной Бури не потерпел бы, если бы он двинулся дальше. Более того, у меня всегда были средства, чтобы принять решительные меры против военной силы Цзюнь Чжан Тиана. Фактически, отправка Цзюня Мосе и Цзюнь Вуя в Южный Небесный Город должна была стать первым шагом к уничтожению семьи Цзюнь…]

Но жизнь похожа на игру в шахматы. Не всегда всё соответствует ожиданиям людей. И трудно предсказать действия человека. В конце концов, посещение Тянь Фа не навредило дяде и племяннику. Вместо этого, ветер изменился, и они вернулись ещё более сильными! Цзюнь Мосе сражался с четырьмя экспертами Духа Сюань в одиночку и всё же сумел одержать победу. Какая сила нужна для чего-то подобного?

Это невообразимо!]

Глава 452: Отказаться?!

[И вы хотите, чтобы я действовал против него? Обстоятельства уже вышли из-под моего контроля! Итак, какие действия я могу предпринять? Я могу даже осмелиться действовать в этой ситуации?]

"Ваше Величество, что обременяет ваш разум?", – господин Вэнь едва вернулся после того, как стал свидетелем убийства, совершённого Цзюнем Мосе. Он спокойно поднял свой мудрый взгляд, чтобы посмотреть на Императора, и улыбнулся, спросив: "Это... это Цзюнь Мосе?"

"Да".

Император вздохнул и долго неподвижно смотрел на закат.

"Не думаю, что Императору стоит так волноваться. Я не думаю, что это обязательно плохо в долгосрочной перспективе", – некоторое время молчал господин Вэнь, прежде чем заговорил снова. – "Силы Цзюня Мосе велики. И сила семьи Цзюнь в целом также достигла больших высот. Фактически, они достигли своей собственной "лиги". Однако они не представляют угрозы для Императорской семьи…"

"Они достигли собственной "лиги", но не представляют угрозы?", – Император нахмурился. – "Что ты имеешь в виду?"

"Всё верно. Семья Цзюнь стала бы чем-то вроде семьи Муронг, если бы они хотели власти и двигались к ней. У них была бы сила вызвать хаос в обществе, и они могли бы перевернуть небеса. Но скорость, с которой увеличивается их сила, слишком велика. Они перешли от обычной влиятельной семьи к чрезвычайно мощной семье за короткий период от трёх до четырёх месяцев. Ваше Величество, вы знаете, где эти семьи были размещались с древности?", – господин Вэнь медленно улыбнулся. – "Такие семьи занимают очень особые области и не заинтересованы в титуле Императора. Поэтому я уверен, что семья Цзюнь постепенно исчезнет со всех уровней общества. Они будут бродить среди облаков и наблюдать за великими преобразованиями. Но, они будут равнодушны к изменениям. Это было нормой с древних времен. И ни одна супер-семья никогда не была исключением из этого.

И это потому, что эти "супер-семьи" не преследуют славу одного поколения. Вместо этого они ищут того, что проживёт долгие века! Они смеются над нестабильными ситуациями и остаются без изменений. Они в восторге, и обладают темнотой мира в ладонях своих рук!

А значит, Вашему Величеству нужно только набраться терпения. Эта выскочка-семья вызовет бурю с их внушающей благоговение силой. Но, в конце концов, они устанут от внимания. Затем они поселятся на своём месте. Более того, наличие такой супер-семьи в границах Тянсян будет большим сдерживающим фактором против соседних стран! Причина такой огромной реакции на этот вопрос между Цзюнем Мосе и его тётей заключается не только в старых врагах семьи Цзюнь – соседние страны, которые видят в нём угрозу, также воспользовались возможностью причинить ему неприятности. В конце концов, они хотели бы создать вражду между семьёй Цзюнь и Императорской семьей, даже если они не смогут этим устранить семью Цзюнь.

Это ведь незначительное дело, по сути. Да, это аморальный поступок, но раздувать такую истерику? Так почему это вызвало такую огромную реакцию? Репутация Цзюня Мосе когда-нибудь была хорошей? Ваше Величество всегда был дальновидным. Таким образом, ты должен рассмотреть эти проблемы должным образом. Этот высокомерный Цзюнь Мосе не будет лебезить перед тобой, даже если ты решишь эти вопросы в его пользу. Но, старик Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй, безусловно, будут считать это огромной услугой с твоей стороны..."

"Ты говоришь это... Естественно, я это знаю!", – Император встал и заложил руки за спину. Его выражение было пустым. – "Это не проблема... самая большая проблема... это Зал Кровавого Меча…"

"Зал Кровавого Меча...? Я помню, что Ваше Высочество сказал, что это была тайная сила в твоих руках. А-а-а, понятно! Я могу более или менее выяснить этот вопрос, если мы объединим это с признанием Сяо Бу Юя. Правда о смерти Цзюнь Ву Хи и Цзюнь Ву Мэна... однако, у семьи Цзюнь нет доказательств! Кроме того, Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй всё ещё имеют последнее слово в этой семье. И эти двое испытывают глубокие чувства к городу Тянсян. На самом деле, у них много власти...", – господин Вэнь снова улыбнулся. – "Ваше Величество... трудно повернуться против своей родины. Цзюнь Мосе может не волноваться. Но, Цзюнь Чжан Тиан будет. Итак, есть возможность для посредничества".

"Возможность... посредничества...", – глаза Императора загорелись.

"Да. Эти события произошли очень давно. Ваше Величество ничего не раскрыл, но Цзюнь Чжан Тиань и Цзюнь Вуй – проницательные люди. Так как же они могли не подозревать, что замешан ты? Здесь важно то, что Зал Кровавого Меча – это просто группа убийц, несмотря на их силу. Итак, как это могло повлиять на армию? Этот дуэт "отец и сын" подозревал в течение десяти лет, но они не сделали и шага. Они никогда не мстили... Ваше Величество знает, почему?", – господин Вэнь был спокоен. Очевидно, у него был туз в рукаве.

"Почему?"

"Я верю, что семья Цзюнь не сомневается, что это было сделано Вашим Величеством. Однако члены их семей – живые или мертвые – сделали слишком много для Тянсян! И, это "слишком много" является главной причиной здесь!"

Господин Вэнь продолжил в серьёзном тоне: "Члены семьи Цзюнь были оплотом Империи Тянсян в течение последних нескольких десятилетий. Они несколько раз спасали Тянсян и были его величайшими слугами! Тянсян имеет десятки тысяч квадратных миль своей территории, и имеет огромное население из-за их тяжелой работы. Массы живут в мире и спокойствии. И это результат крови и пота семьи Цзюнь. Это из-за вклада бесчисленных мужчин семьи Цзюнь. В конце концов, их народ приложил огромные усилия, чтобы сделать такую ситуацию возможной", – он продолжал улыбаться. – "Итак, поставь себя на их место, Ваше Величество. Ты когда-нибудь думал о том, чтобы уничтожить эту страну, если бы ты сделал так много для неё и заплатили за это двумя поколениями? Ты разрушишь свое величайшее достижение? Думаешь ли ты уничтожить безопасность и радость миллионов людей?"

"Ты прав! Семья Цзюнь слишком добрая. Они бы никогда этого не сделали!", – в глазах Императора вспыхнул свет, когда он быстро вскочил. Он взволнованно зашагал по комнате, и его лицо снова начало светиться.

"Однако, Ваше Величество, когда придёт время, придется дать им объяснения. Итак, я дам тебе один совет...", – загадочно улыбнулся господин Вэнь. Он опустил ладонь и сказал: "Оставь!"

"Оставить?", – Император задрожал. Его радостное выражение застыло, и ему оставалось только безучастно смотреть. – "Оставить...?", – его сердце было в агонии. – "Но это моя самая элитная сила. Они выиграли так много сражений за эти годы! Они отдали всё за столько лет, чтобы сделать меня Императором! Действительно ли мне нужно отказаться от них?"

"Да, оставь их! Сделай это, даже если ты не хочешь — у тебя нет выбора!", – господин Вэнь говорил без колебаний. – "Тебе придётся столкнуться с семьей Цзюнь, если ты не покинешь Зал Кровавого Меча! Но, семья Цзюнь может потрясти весь мир в противостоянии! Итак, ты осмелился бы противостоять им? И Император может быть следующим, если ситуация ухудшится. Твоя жизнь и жизнь всей Императорской семьи будет в опасности!"

Лицо Императора стало мрачным, и его тело начало раскачиваться.

"Покинь Зал Кровавого Меча! Не для Цзюнь Чжан Тиана! Ни для Цзюнь Вуя – но для Цзюня Мосе!", – господин Вэнь вздохнул и продолжил. – "Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй потратили много крови ради Тянсяна за свою жизнь! Таким образом, нет необходимости сомневаться в их привязанности к Тянсяну! Этих двух людей не слишком много, если ты посмотришь на это с гуманной точки зрения! Так что, я уверен, они не сделают ничего радикального, даже если они полностью осознают, что смерть Цзюнь Ву Хи была твоей виной. Это потому, что... кровь семьи Цзюнь, их усилия, вся жизнь Цзюнь Чжан Тиана и половина жизни Цзюнь Вуя – всё это было для Империи Тянсян! Даже жизни Цзюнь Ву Хи и Цзюнь Ву Мэна были принесены в жертву ради этой нации!

Тянь Сян является столпом для семьи Цзюнь! Это плод их трудов, и это также их самое большое утешение!

Я уверен, что Вашему Величеству нужно будет только безудержно вознаградить и извиниться перед Цзюнь Чжан Тианом, даже если он действительно получит убедительные доказательства твоей вины. И затем ты можете поклясться в верности и поддержать его. Они также будут гордиться и примут это. Они не будут делать это ради официальных должностей. Но они сделают это для жителей страны! Я не ошибаюсь, Ваше Величество. Цзюнь Чжан Тиан и Цзюнь Вуй – хорошие люди, которые работают на народ этой страны. Они настоящие, уважаемые и смелые люди! Таким образом, Вы можете игнорировать этих двоих!

Но Цзюнь Мосе отличается – он совершенно другой! Он имеет способности отца вести солдат. Он никогда не проявлял своих ключевых черт. Он всегда скрывал свои таланты! Но Цзюнь Мосе ведёт себя так сейчас! Он выделяется последние полгода! В прошлом он был лишь развратником и идиотом. Но теперь он как безудержный шторм! Его можно было остановить до того, как он покинул Тянсян. Но он – полноценный орёл, который расправил свои крылья теперь, когда он вернулся из Южного Небесного Города. Он молод, но его сила взлетела над девятью небесами. Он герой, который смотрит на мир свысока и может посметь сделать что угодно!

Более того, он был мстителен с тех пор, как появилась эта порочная личность! И его поведение ещё более беспощадно. Его средства ужасны, и он без колебаний принимает решение убивать. Ты действительно не можешь позволить себе быть виноватым перед ним! И у него также есть эта мощная поддержка. Поэтому у него не будет никаких опасений из-за этого. Он будет презрительно смотреть на мир, если так будет продолжаться. Я заметил кое-что по его возвращении сегодня – никто не имеет никакой ценности в его глазах! Неважно, кто он такой! Его не волнует пролитая кровь, и он равнодушен к любому преступлению! Такой человек самый ужасный! Вашему Величеству не нужно беспокоиться о том, что Цзюнь Чжан Тиан или Цзюнь Вуй получат убедительные доказательства того, что произошло в те дни. Но, все придёт к концу, если этот ребенок получит доказательства в свои руки!"

"Нет ли альтернативы отказу от них? Я очень...", – лицо Императора побледнело, он сжал кулаки. Казалось, что он принял решение.

"Это самый безопасный и надёжный метод. Мы должны иметь дело с кем-то вроде Цзюня Мосе... так что мы должны быть начеку, чтобы этот Цзюнь Мосе не нашёл ничего, за что можно держаться. Ваше Величество, ты должен знать, что основное различие между Цзюнем Мосе и Цзюнь Чжан Тианом заключается в том, что у первого нет никаких чувств к Тянсяну. И с того времени... Цзюнь Мосе... он...", – в глазах господина Вэня был странный свет.

"Он – что?"

"Он игнорирует людей... точнее, он может даже не рассматривать их как "людей"! Он чрезвычайно хладнокровен. И я видел, как он убивал людей. Его выражение лица было таким же спокойным в течение всего времени, когда он убивал их. Ты должен знать, что в твоих глазах будет видно некоторое колебание, даже если ты убьёшь курицу или собаку. Но Цзюнь Мосе не реагировал вообще никак при убийстве людей! Его выражение, возможно, показывало некоторые эмоции, но его глаза оставались спокойными. На самом деле, убийство человека для него – то же самое, что еда для голодного человека... это было похоже на естественный ход событий…"

Глава 453: Кот из мешка

Тон господина Вэня стал тяжелее, когда он говорил: "Известный хладнокровный Великий Мастер Ли Ву Бэй был известен своими убийствами. Но даже он не смог бы быть таким хладнокровным, как Цзюнь Мосе! Это кровожадный зверь, который не ценит человеческую жизнь! Ваше Величество, этот Цзюнь Мосе очень опасен. На самом деле, он превзошёл всех! Это в его врожденной природе – убивать! Даже Великий ассасин Чу Ци Хун не может быть так опасен!"

Господин Вэнь остановился на долгое время, так как он чувствовал что-то неописуемое. На самом деле, он даже не знал, почему он перестал говорить…

Император задрожал. Ему было холодно.

Ему не нужно было, чтобы мистер Вэнь говорил дальше, чтобы понять, в чём дело. Он уже очень чётко знал. Последствия того, что такой человек, как Цзюнь Мосе, получит в свои руки доказательства предательства его отца... Император мог представить их очень ясно…

[Цзюнь Мосе не заботится ни о чём!







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.187.81 (0.026 с.)