ТОП 10:

Глава 245: Мне просто нравится запугивать тебя



“Кто? Этот дебошир? Ему интересно? Да этот человек отвратительный, мерзкий и высокомерный. Просто глядя на этого человека, я болею!", – Принцесса Линг Мэн покраснела от гнева, когда она увидела Цзюня Мосе. В ее сердце были и другие вещи, о которых она не смела говорить, [Я не знаю, каким образом Сяо И ухитряется видеть в этом жулике человека...]

“Каждый человек имеет свой собственный способ смотреть на вещи” – сказал одетый в чёрное человек. Однако это, казалось, не было ответом на слова Принцессы. Он продолжал наблюдать за тем, что Цзюнь Мосе делал дальше.

[Внук Цзюнь Чжан Тиана на самом деле не так прост. Мой младший сын без надобности выбрал драку. Однако, этот мальчик разобрался со всем инцидентом за короткое время и всего несколькими словами. Он заставил проблему исчезнуть лёгким ударом тупой стороной копья. Его метод действительно был непорядочным, но он был также самым быстрым и самым эффективным...

Более того, независимо от того, какой метод использовать – это будет хороший метод, если он будет решать проблему быстро. Было бы невозможно решить ситуацию, если бы он слепо спорил, как мой сын. Как его отец, как я могу не знать о характере моего собственного сына? Неправильно, что он родился в Императорской семье. Неправильно, что он получил статус Принца. На самом деле, он является своего рода человеком, который будет полагаться на достижения своих родителей. Он бесполезный человек, у которого нет талантов.

Неважно какой метод был. Пока это было быстро и эффективно, это был хороший способ. Цзюнь Мосе чётко применил наилучший из имеющихся методов.

Слухи о том, что развратник не дожил до своего совершеннолетия – шумиха. Он, кажется, знает, какие слухи о нём ходят и намеренно так себя ведёт…]

Человек в чёрных одеждах задумчиво хмурился, так как не зная, во что верить.

Цзюнь Мосе начал вежливо встречать гостей из Императорской семьи одного за другим, а затем сопровождал их в Аристократический Зал. Однако каждый приглашенный мог взять с собой ещё только двух человек, в то время как остальная часть их окружения должна была остаться снаружи.

Тем не менее, Второй Принц пытался взять с собой трёх людей, когда пришла его очередь. Цзюнь Мосе увидел трёх людей, которые сопровождали принца, и заметил, что первый человек был на самом деле хранилищем мудрости для Второго Принца. Поэтому он, очевидно, должен был позволить человеку следовать за принцем внутрь. Вторым человеком была милая и хрупкая леди, которая выглядела так, будто хотела убить молодого мастера Цзюня на месте. Она была вторым провожатым принца, леди Ю Эр из павильона Ни Чанг в Озере Туманного Духа. Она часто заявляла, что её покупают за её мастерство в музыке, а не потому что она проститутка. Так что вовсе не удивительно, что она была, второй сопровождающей Второго Принца.

Потом был Чен Де Цао… (прошу прощения, в прошлой главе неправильно написал его имя. Сверился с Палладием – ошибочка вышла... - п.п.)

Молодой мастер Цзюнь поднял руку, без следа вежливости, и закрыл вход Чен Де Цао, сказав: “Извините, каждый пригласительный позволяет войти только трём людям. В том числе и сам уважаемый гость. Боюсь, я не могу позволить Вам войти, так как Второго Принца уже сопровождают двое. Тем не менее, мы предлагаем напитки для тех, кто ждет снаружи”

“Почему я не могу войти?" – Чен Де Цао бросил взгляд, как будто он был почти готов пожрать Цзюня Мосе. [Этот парень не остановил никого больше. Он действует предвзято против меня? Что он имеет против меня?]

Второй Принц уже ушёл дальше с двумя другими. Однако он развернулся в этот момент и поглядел на место происшествия. Второй Принц не мог отказаться от Чена Де Цао, потому что он нуждался в людях такого влияния, чтобы добиться успеха. Поэтому, не имея лучшего варианта, он пошёл к Цзюню Мосе, потому что считал, что его должность Принца придёт ему на помощь. Многие люди закрывают глаза на подобные вещи из-за его статуса. Однако он не смог предвидеть такой степени бесстыдства, как у Цзюня Мосе. Наглость молодого мастера Цзюнь была способна навредить репутации принца.

Если бы это был кто-то другой, Цзюнь Мосе, возможно, на самом деле и закрыл бы глаза и позволил указанному человеку проскользнуть мимо. Тем не менее, это был Чен Де Цао... человек, которому никто сейчас просто не мог помочь.

[Не говоря уже о том, чтобы позволить тебе нарушить уже существующие правила... я бы специально создавал новые правила, чтобы вызвать проблемы для тебя

Ты – двукратное предзнаменование неприятностей. Во-первых – твоё имя звучит по дебильному, и ты дико надоедливый]

"Вы смущаете своих товарищей, – протянул Цзюнь Мосе. Казалось, что он смотрит на обезьянку в зоопарке. – Вы собираетесь кричать? Вы нарушили правила этого зала. Таким образом, в соответствии с законом этого места, я никак не могу впустить вас внутрь. Это разрушит престиж Зала, если все начнут нарушать правила в соответствии с их прихотями”

“Почему?” – Чен Де Цао с тревогой спросил.

[Все было бы хорошо, если бы я не попытался войти. Но теперь я уже здесь, и всего одного шага не хватает, чтобы попасть внутрь] – "Я пришёл сюда со вторым принцем. Так почему я не могу войти?”

Цзюнь Мосе усмехнулся над ним и кивнул: “Ваш аргумент действительно имеет смысл. Сучки обычно вместе бегают по кобелям. Тем не менее, есть вероятность, что их не всюду пустят, не так ли? Так зачем вы меня пытаете, если вы так ясно об этом сказали сами? Может быть, вы – особенный? Если это так, то вы очень талантливый человек. Определённо было бы полезно впустить вас!”

Чен Де Цао был крайне возмущён словами молодого мастера Цзюнь.

Два человека за принцессой Линг Мэн не могли не рассмеяться, услышав, что было сказано. Конечно, они прикрыли рты, так как считали неправильным смеяться над этим. Однако их тела продолжали дико трястись от смеха.

Все, кто слышал эти слова, покраснели, потому что они были едва в состоянии сдержать себя от взрыва смеха. Первый и Третий Принц были среди этих людей, но они не предприняли какого-либо правонарушения. Член свиты их второго брата был унижен, но им было весело.

Несмотря на то, что аналогия Цзюня Мосе была слишком смешной, Второй Принц и его товарищи были единственными, кто не улыбался. На самом деле, Второй Принц был очень зол и зловещее выражение было ясно видно на его лице.

"Цзюнь Мосе, прекрати издеваться надо мной!”, – Чен Де Цао задыхался от возмущения. Его глаза налились кровью, когда он оглянулся на своего "агрессора". На самом деле, казалось, что он на грани взрыва.

"Я издеваюсь над вами? Вы шутите? – Цзюнь Мосе нагло посмотрел на него, а затем покачал нижней частью тела вперёд-назад. – Пахнет преступлением! Я запугиваю вас, идиот! Я хочу запугать вас!”

Чен Де Цао посмотрел на Цзюня Мосе глазами, полными безграничной ненависти.

“Цх ты, какие большие глаза! Этот осёл пытается напугать меня? Ты угрожаешь мне? Офигеть! Горилла заговорила!" – Цзюнь Мосе сплюнул на землю. Затем он повернулся лицом ко Второму Принцу, который убийственно смотрел на него с другой стороны. Юный мастер Цзюнь смеялся, объясняя: "Вы ни в коем случае не должны... вы не должны неправильно понимать мои слова... эти слова действительно были направлены на вас…”

Его объяснения только добавили больше топлива в огонь.

На лбу Второго Принца забилась жилка, он резко вдохнул воздух, развернулся и пошёл внутрь. Все последовали его примеру. Однако, время от времени, кто-то случайно хихикал. Правда, быстро они хлопали рукой по рту и кашляли, чтобы заглушить смех.

Особенно в случае с двумя людьми, которые сопровождали принцессу Линг Мэн. Эти двое не смеялись, что заставило Цзюня Мосе обратить на них особое внимание.

Цзюнь Мосе был весьма удивлён, заметив, что у Принцессы Линг Мэн в компании было двое мужчин, одетых в чёрный цвет, которые не выглядели молодыми. [Принцесса пришла без каких-либо служанок? Что происходит?]

Юный Мастер Цзюнь был очень подозрителен в таких вещах и уделял этому пристальное внимание. Хотя он не показывал каких-либо признаков его подозрений и смеялся и шутил вместе со всеми, он всегда ненароком посматривал на них.

[Эти два человека вполне любезны и легко ладят с принцессой.

Более того, у них есть бороды. Значит, они не придворные евнухи.

Принцесса Линг Мэн не выглядит так, как будто ее принуждают. Значит, она хорошо их знает...

Кроме того, кажется, что принцесса уважает обоих этих людей безоговорочно. Эти двое определенно не обычные люди...

Вдобавок к этому, Е Гухана, что неожиданно, нигде нет. Его ауры нет нигде даже в тридцати метрах от неё! По каким причинам ему, возможно, пришлось оставить Принцессу Линг Мен в покое?

Судя по темпераменту Е Гухана, кому бы он настолько доверял во всём городе Тянсян?

Это довольно запутанно...

А может быть... ответ на эту загадку заключается в личности двух сопровождающих её людей? Если да, то понимание того, кто эти два человека, все прояснит...]

Именно тогда, Чжун Мо Се вдруг вспомнил слух, что Е Гухан и Императрица были близкими друзьями с детства. [Может быть, я закончу думать о таком маленьком инциденте? Но почему эти двое здесь? Я мог бы понять ситуацию, если бы это действительно был он... но кто другой, второй человек с ним? Кажется, я не знаю этого человека]

Цзюнь Мосе постоянно думал об этом.

У входа в Аукционный зал Аристократического Зала стояли два больших экзотических цветка. Их стеблт и листья были зелеными, а лепестки – золотые. На самом деле цветущий цветок не показывал никаких признаков увядания, а его богатый и сильный аромат наполнял всю территорию.

Все были очень удивлены, когда двери открылись и они увидели большой зал внутри. Можно было даже назвать его общественной площадью из-за объема.

Молодой мастер Джун очень много работал над созданием этого эффекта. Почти все прилегающие комнаты вокруг этого зала присоединены к нему. По колоннам, используемым для поддержки потолка, были вырезаны изображения драконов и фениксов.

Сто столов были аккуратно расставлены внутри. Не больше и не меньше – всего сто.

За каждым столом было только одно кресло. Два дополнительных кресла были размещены на некотором расстоянии от каждого стола. У этих стульев был небольшой журнальный столик, чтобы сели их сопровождающие.

Пара бонсаев стояли на каждой стороне стола. У этих бонсаев были сочные зелёные листья и нежные и красивые цветы. Между столами расстояние было не менее 3 метров. Более того, расстояние между любыми двумя столами было одинаковым. Этим занимался Жирный Танг, поэтому даже человек огромных размеров здесь сможет перемещаться с легкостью. Тем не менее, Жирный был в своём роде один. Почти невозможно было найти другого человека с его строением.

Более трёхсот человек вошли в зал, но зал не казался переполненным. На самом деле, все чувствовали себя довольно просторно. Воздух был свежим и чистым, а высокие окна над головами были открыты. Поэтому никто не мог бы сказать, что ему душно. Ходить в этот зале было как ходить в саду весной, это успокаивало кого угодно.

Глава 246: Мнение Танг Юаня

Слабая музыка плыла сверху, с лестницы и эхом отзывалась в зале. Музыка не была редким шедевром, но никто не мог видеть людей, которые играли её. Так или иначе, это добавляло элегантности в эту посредственную музыкальную композицию.

На полу лежал уникальный зелёно-синий ковер; он был ненормально толстым. Люди, идущие по нему, чувствовали тепло и роскошь, хотя его цвет был не особенно модным!

На каждом столе стояла открытка с именем. Первый ряд, естественно, был зарезервирован для Императорской семьи; они были журавлями в этой стае цыплят. Четыре стола были предназначены для них.

Все подумали: [Этот Аристократический Зал действительно велик; даже Императорской семье не была предоставлена отдельная комната...]

Более того, люди в этом зале чувствовали, что они сами действительно стали выше остального общества. Они начали верить, что они были в рядах настоящих аристократов, поскольку они были не слишком далеки от Императорской Семьи. [Разве это не означает «аристократия»?]

Из-за этого все, кроме членов Императорской семьи, чувствовали себя очень веселыми.

Второй ряд был для основных семей. Третий ряд был для потомков чиновников, а также для богатых дворян. И четвертый был зарезервирован для других богатых и могущественных людей города Тянсян.

Ряды между собой разделялись занавеской из жемчуга, висящего сверху. Этот «экран» закрывал часть головы человека, сидящего впереди, из-за чего людям было трудно понять, кто сидит в ряду перед ними...

Некоторые люди прибыли рано и ждали полдня. Тем не менее, они не казались разочарованными; они, казалось, были наполнены энергией и волнением.

Десятки молодых женщин в светло-желтой одежде подавали чай в маленьких чашках. Их одежда и изящное расположение делали их похожими на бабочек. Они выглядели довольно красиво, когда двигались вокруг легкомысленно, но с чувством приличия.

Перед первым рядом был молочно-белый гобелен. Он полностью закрывал то, что было за ним; это выглядело как необычно толстая стена.

Звук музыки прекратился.

Дух каждого поднялся: [Наконец, начнётся это шоу!]

Гобелен перед первым рядом был бесшумно поднят, обнажая чистую белую платформу. Затем появился внезапный свет ярких сверкающих огней. Эти огни преломлялись от драгоценных камней, установленных в разных положениях, охватывающих небольшой периметр платформы.

В середине был стол.

На столе лежал молоток; молоток, который будет отмечать окончательное решение.

Это было просто фантастично. Фактически, это был такой резкий контраст с обстановкой Великолепного Зала Драгоценностей, который был широко известен как лучший аукционный дом во всем городе, – что казалось, что фазан столкнулся с золотым фениксом...

Внезапное эхо шагов привлекло всеобщее внимание. Звук этих шагов пробуждал любопытство: [Какой колоссальный человек мог бы стоять за такими шагами?]

Свет погас.

Огромная куча мяса вошла, с гордостью оглядываясь; каждый его шаг выглядел достойным. Лоснёная кожа под чёрной мантией делала его похожим на варёную свинину, зажатую между двумя кусками хлеба.

«Поскольку все здесь получили приглашение из нашего зала – вы все являетесь настоящими Аристократами города Тянсян, и, таким образом, нашими почётными гостями! Я, Танг Юань, являюсь главным аукционером Аристократического зала. От его имени я представляю три семьи, состоящие из Эквивалента-Принца, семьи Цзюнь и семьи Танг. Я здесь, чтобы приветствовать Аристократов от имени этих семей и очень сердечно приветствовать всех!» – Танг Юань громко орал то, что запомнил наизусть. Затем, неожиданно, он поклонился после того, как закончил говорить.

Жирный Танг на самом деле повторял то, чему его учили раньше. Он говорил речь, написанную на листе бумаги Молодым Мастером Цзюнь. Эта объёмная речь была написана для создания цивилизованной, но материалистической среды.

Тёплые и восторженные аплодисменты аудитории – ничего иного, просто признак воспитанности «Аристократов». Не имело значения, была ли эта похвала подлинной или нет, потому что отныне эти семьи могли использовать этот титул.

«Аристократический зал, как и название, –куда могут прийти только настоящие аристократы. Хотя, что такое аристократ?» – Жирный приложил большие усилия, чтобы выпрямить спину. Это была очень напряженная задача. Что касается того, что Жирный избавился от своего веса, нельзя сказать много. У него был не совсем короткий рост, а его конечности были пропорциональны его росту. Хотя он был не совсем высоким и мощным, но жира было ещё слишком много. Однако он не мог сразу избавиться от ожирения.Он попытался, как мог, сцепитьруки за спиной. Тем не менее, Жирдяй сделал все возможное, чтобы сделать это в соответствии с инструкциями Цзюня Мосе, чтобы казаться «изящным, спокойным и прячущим несколько козырей в рукавах».

Эго Танг Юаня получило импульс, так как он знал, что он находился в центре внимания. Хотя, для всех остальных, он был похож на чёрного медведя, который пытался сцепить руки за спиной, ходя по сцене напряжённо, будто обделался. Однако каждый, кто видел это, делал все возможное, чтобы заглушить их смех.

«Жирный Танг» с достоинством оглядел всех: «Так называемый Аристократ – это человек наверху, у которого есть лучшие качества! Например, это... – Танг Юань повернул руку; в его ладони был круглый предмет. – Я считаю, что все здесь вкусили этот плод и знают, что это картофель (Вот же Жиробас, даже на сцену жратву принёс… - п.п.). Всем известно, что это можно купить на местном рынке за три монеты. Это можно считать обычным овощем. Однако!...»

Танг Юань остановился и сделал паузу, так как картофель явно взывал к его аппетиту.

Все были смущены, потому что этот человек говорил о благородстве... так почему он просто вытащил картошку? Эта вещь никогда не служила пищей богатым и могущественным!

«Эта полукилограммовая штука, стоящая три монеты – не только дешёвая, но и удобная еда. Всё, что вам нужно сделать после возвращения домой – это бросить её в кипящую воду, а затем вы можете съесть её.Вы можете разрезать её на тонкие ломтики. На самом деле вы можете нарезать её так, как хотите».

Танг Юань считал себя культурным, как великий ученый, когда он произносил эти слова. Он не мог не гордиться собой. И, следовательно, усердно улыбнулся. Однако в глазах «Аристократок», сидящих в зале, им казалось, что на сцене полукилограммовую картошку на руке взвешивает пожилая свинья.Но им оставалось лишь мило улыбаться инезаметно содрогаться, потому что это было невыносимое зрелище!

«Тем не менее, в небольшой таверне не имеет значения, как резать овощи, пока можно закончить приготовление блюда из него. Тогда даже дешёвый картофель можно использовать, чтобы заработать в сто раз больше! – Танг Юань говорил непрестанным потоком. – Человек, который ел эту картошку в небольшой таверне, очевидно, Аристократ, по сравнению с тем, кто потребляет то же самое у себя дома. Аристократы потребляют цену! Однако даже это – низкий уровень.

Если в ресторане более высокого класса есть тот же вид подготовки, но ценой от двух до трех серебряных монет, то это, естественно, будет считаться более высоким качеством. И снова всё равно будет оправданно, особенно, если вы принимаете эскорт в Озере Духовного Тумана, который очень искусен в своём деле… Так вот, если она вдруг предложит вамэту же картошку за двадцать серебряных монет? Да вам будет плевать! Даже пятидесяти серебряных монет не будет слишком много. В любом случае аристократам, посещающим Озеро Духовного Тумана, не пристало беспокоиться о нескольких серебряных монетах...»

Тан Юань говорил взволнованно, и казалось, что он уже был в борделе и читал лекцию группе «папочек». Он постоянно подмигивал и улыбался.

Зал посмеялся с молчаливым пониманием. Как и ожидалось, это заставило несколько леди в зале нахмуриться. Но не больше, чем ту, которая сопровождала Второго Принца... её прекрасное лицо стало зелёным от гнева...

Принцесса Линг Мэн внезапно услышала смех с её стороны; повернув голову, она увидела, что её отец, Император, сузив глаза, поглаживает бороду. Его глаза сверкнули, словно он встретил старого и близкого друга. Казалось, он чувствовал в себе ту же неизмеримую жизнерадостность. Он прочистил горло; и затем сделал это снова более энергично. Потом сказал низким и сердитым голосом: «Ах, люди – не хорошие существа!»

Его Величество Императораобуревали старые воспоминания. Он сел прямо на своём месте, почти невозмутимый. Затем он подумал: [Чёрт! Этот жирный едва не вывел меня из себя! Однако, такого не случалось со мной очень давно...]

«...Естественно, если вы отправитесь в самый роскошный ресторан Тянсянза картошкой... вы даже будете за то, чтобы заплатить сто серебряных монет, даже если их картофель не такой уж и особенный!» – продолжал надрываться Танг Юань. В порыве вдохновения он даже покачал пальцем из стороны в сторону.

Это движение он спёр у Цзюня Мосе. Вот только он не учёл, что молодой мастер Цзюнь был высоким, а его пальцы были стройными. Поэтому он выглядел изящно, когда делал такой жест. Более того, в дополнение к изяществу, когда Цзюнь Мосе делал это, можно было почувствовать атмосферу высокомерия. Танг Юань очень долго восхищался этим тайно. Его лицо озарилось, когда он так кокетливо сделал это перед множеством людей.

Следует упомянуть, что мечты Сардельки сильно расходятся с реальностью...

Если бы он мог посмотреть на себя с точки зрения аудитории... Танг Юань выглядел как неподвижная, заболевшая диабетом толстая свинья с морковкой, выступающей из копыта, которым она с энтузиазмом махала. Многие из зрителей содрогнулись из-за такого зрелища. Кроме того, это неоправданное выражение гордости на его лице заставило волосы каждого «Аристократа» встать от отвращения. Даже те, кто обладал исключительной силой, не были исключением из этого. [Этот парень очень противен!]

«Ста серебряных монет будет достаточно, чтобы купить картофеля столько, чтобы прокормить семью из четырёх человек в течение пяти лет! Однако человек может съесть только однупорцию нарезанного картофеля в ресторане высокого уровня по этой цене. Кроме того, эта основная еда является самым дешёвым блюдом независимо от того, где вы едите его!»

Танг Юань громко рассмеялся и продолжил: «Может быть, такие благородные люди просто едят картошку? Нет, то, что вы едите... это элегантность, это изящество, это статус! Что вы едите – ваш вкус! А ваш вкус стоит определённую цену! Только истинные аристократы могут наслаждаться этим чувством!

И в этот момент мы можем сказать, дамы и господа, что сидеть здесь, в нашем Аристократическом зале, то же самое, что сидеть в лучшем ресторане в городе Тянсян!»

Танг Юань крикнул хрипло. Каждый мускул в его теле дрожал, когда он эмоционально взвизгнул с яростным взглядом на лице: «Это настоящий аристократический рай! Даже вода, которую вы пьёте здесь, будет считаться подлинным аристократическим товаром! Как уже упоминалось ранее, мы пьём не просто воду, а воду со вкусом одиночества на вершине мира! Побыть одному, чтобы испытать одиночество – это истинный признак истинного аристократа!»

Громовые аплодисменты разразились, так как эти слова были живо восприняты зрителями. Фактически, аплодисменты продолжали резонировать некоторое время.

В другой комнате наверху, Цзюнь Мосе рассмеялся: «Жирный сказал, что настоящие аристократы должны жрать резаную картошку и чистую воду в одиночестве! Умора, блин!»

Глава 247: Первое "вложение" Цзюнь Мосе

Цзюнь Вуй покачал головой и рассмеялся. Рядом с ним смеялся даже маленький Янг Мо. Хотя он не понимал истинного смысла этих слов, маленький негодяй знал, что сочетание нарезанного картофеля и тёплой воды было не слишком вкусным.

Танг Юань был не просто очень толстым, его память тоже была не очень хорошей. Он давно забыл инструкции. В результате, ему осталось не так много, чтобы продолжать. Этот раздел речи был чистой импровизацией. Удивительно, но он всё-таки сумел презентабельно выступить. Он, конечно, был очень талантливым человеком.

Жирный Танг по-прежнему выталкивал из себя слова бесконечным потоком. Юный мастер Цзюнь не был в настроении снова слушать речь. Он повернулся и с улыбкой посмотрел на Янга Мо: «Как ваше настроение, Мисс Янг?»

Маленькое лицо Янг Мо мгновенно сникло. Обычно он воздерживался от мести, когда Цзюнь Мосе называл его "маленькой мисс Янг". Однако на этот раз, он фыркнул и повернул голову, чтобы уйти. Сын принца был умным и озорным маленьким дьяволом для своего возраста. Однако он был всего лишь десятилетним мальчиком. Он уже был смущён произошедшим ранее инцидентом. Поэтому вполне естественно, что ему было трудно сохранять спокойствие. Кроме того, никто не утешал его после этого. На самом деле, даже взрослый не реагировал бы спокойно, и ему было бы трудно терпеть.

«Не стоит злиться, – усмехнулся Цзюнь, не прикладывая усилий, чтобы уговорить мальчика. Вместо этого, он скрестил ноги. – Ты знаешь, что всё, что ты можешь сделать - это сердиться, когда ты встретишь хулигана, и ничего больше. Ты мог бы также воздержаться от потери вашего темперамента, так как нет никакой выгоды в этом».

«Какая польза контролировать мой гнев, если нет никакой выгоды?» – Янг Мо терпел эту боль какое-то время, но слезы, наконец, начали падать.

«Называть тебя "маленькой девочкой" не было ошибкой, так как ты плачешь из-за такого маленького вопроса. Чего ты плачешь? Если настоящий мужчина часто плачет – он теряет уважение. Над таким человеком явно будут издеваться – Цзюнь Мосе говорил с презрением, взяв большое яблоко со стола. Он вырезал кусочек и положил в рот. – Разве плач полезен? Плач поможет тебе решить проблему? Тебе придётся свалить с глаз долой, если будешь и дальше реветь. Потеряйся и плачь где-нибудь в другом месте! Я не собираюсь тебя утешать. Более того – я не буду пытаться помочь тебе избавиться от твоего гнева».

«Я не буду плакать, – быстро вытер слезу Янг Мо, но продолжал плакать. Он был очень привязан к молодому Мастеру семьи Цзюнь. – Папа говорит мне, что старший брат Цзюнь очень умный. Скажи, пожалуйста, что мне делать? Эти трое были со мной с детства. Я... я так боюсь, что даже не могу ничего придумать. И я просто хочу убежать... старший брат, не мог бы ты мне сказать... как я могу заставить их остановиться? Или как я могу отомстить и выместить свой гнев?!»

«Отомстить, чтобы выместить свой гнев? Это не лучший способ – веки Цзюня Мосе оставались неподвижными, а он спокойно сказал. – Это сыновья Императора. Кто самый большой в этом мире? Император! Если сын Императора хочет запугать тебя, ты можешь что-нибудь сделать? Все, что вы можешь сделать, это терпеть, так как твоя семья не такая сильная, как их»

«Я не хочу больше! Старший брат Мосе, папа сказал, что ты самый умный, и что тебя ничто не может сбить с толку... – Янг Мо поймал правую руку Цзюня Мосе и начал трясти её.– Я прошу тебя, старший брат Мосе... пожалуйста, дай мне идею…»

«Остановись. Стой. Прекрати,блин! – Цзюнь Мосе поспешно отдёрнул руку. Затем он с нетерпением продолжал. – Их отец - император, а твой - нет. Этот вопрос нельзя решить с помощью интеллекта. Ты хочешь, чтобы я помог тебе? Нет никаких шансов. У нас нет средств»

Янг Мо молча смотрел. Затем его глаза снова стали наполняться слезами, и вскоре слезы выплеснулись. Его крошечный рот только испустил пару рыданий, когда вдруг в его глазах мелькнула вспышка. Его настроение сразу же вернулось к тому, какимоно было до того, как он начал плакать. Его глаза открылись, круглые, как полная луна: – «Старший брат Мосе, ты сказал, что их отец император, а мой нет…

Почему мой отец не Император? Они оба - сыновья моего деда, предыдущего Императора ... почему мой отец просто Принц, а его старший брат - Император? Я тоже кровь старого Императора. Так почему же они могут меня запугать, а я не могу бунтовать? – Янг Мо открыл свои большие круглые глаза, посмотрев на Цзюня Мосе вопросительно.

«Ты только что сказал, что у тебя есть кровь предыдущего Императора, так что всё это - вопрос твоей семьи. Откуда мне знать, почему? – Цзюнь Мосе казался несколько нетерпеливым, когда он говорил. – У твоего отца не было перспектив, как и у тебя. Над ним также издевались с детства. Он не осмелился бунтовать или говоритьо глупости, которая была совершена. Поэтому его привычка стала его характером. На самом деле, он может быть готов нести издевательства даже сейчас, когда он вырос. Очевидно, что он не стал Императором. А теперь даже сыну приходится иметь дело с издевательствами»

«Я не хочу,чтобы меня опять обижали! – Янг Мо вдруг сжал крошечные кулачки. – Надо мной не будут издеваться после того, как я вырасту! И над моими потомками тоже!»

«В этом нет ничего хорошего... такие проблемы сложно решить», – Цзюнь Мосе вздохнул.

«Император - единственный, кто не должен терпеть издевательств? Будут ли мои потомки также избавлены от них, если бы я был Императором?», – маленький Янг Мо спросил.

Цзюнь Мосе вздохнул: «Я не знаю, я действительно не знаю»

«Я стану Императором, как ты мне сказал, хорошо?» – Янг Мо широко открыл глаза. В них был искренний взгляд.

«Ты? Ты - внук предыдущего Императора. Значит, ты, естественно, имеешь право» – Цзюнь Мосе наклонил голову и сосредоточил глаза на мальчике.– Да, у тебя есть базовые знания, но слишком мало других необходимых черт. Следовательно, ты недостаточно квалифицирован»

«Тогда, пожалуйста, скажи мне, старший брат Mосе, как я могу изменить это? Надо мной не будут больше издеваться!»

Цзюнь Мосе как раз собирался ответить, когда Цзюнь Вуй, сидящий за ним, громко закашлял; его громкий кашель звучал очень похоже на кашель человека, страдающего туберкулезом. Было очевидно, что Цзюнь Вуй беспокоился, что другие люди могут услышать этот разговор. Поэтому он попытался заглушить. Этот оглушительный кашель действительно был достоин небесного имени эксперта Суань Неба, хотя он был ограничен только этой комнатой.

Цзюнь Вуй слушал этот разговор и чувствовал, что он начал звучать немного неправильно. Хотя разговор начался как попытка утешить ребёнка, он вскоре принял совершенно другое направление. Более того, он встална запрещённую дорогу и, возможно, мог принести очень хреновый результат. Вполне возможно, что метод Цзюня Мосе сумеет уговорить этого мальчика, и, в конечном итоге, будет вытравлен в его молодом уме. Поэтому дядя молодого мастера Цзюнь попытался указать, что им нужно идти в ногу со временем, пока они не соберут необходимые им финансовые ресурсы. Этот процесс займёт месяц или два. Тем не менее, в случае, если они начнут подстрекать равного сына Принца против текущего престола, то они могут в конечном итоге пожалеть об этом позже…

[О чём думает этот ребенок?]

«Я не могу ответить на твой вопрос. Спроси отца, когда вернёшься домой. Я уверен в том, что он скажет: Ну что поделать - они хулиганы! Хорошо, что кто-то другой тоже берёт на себя мою роль. Люди всегда издеваются над верными и честными» – Цзюнь Мосе подражал манере речи Принца-эквивалента.

«Откуда ты знаешь? Мой отец говорит точно так, каждый раз, когда кто-нибудь меня обижает. Он говорит мне, что надо мной должны издеваться, и он даже говорит, что надо мной должны издеваться ещё больше!» – Янг Мо моргнул и посмотрел на Цзюня Mосе с выражением почтения. [Старший брат действительно очень умный! На самом деле, даже мой дед говорил так… ]

Цзюнь Мосе вздохнул и произнёс: «Я знаю. Я также знаю, что ты маленький предатель. Ты вернёшься и расскажешь отцу о том, что посоветуют тебе умные люди. Не так ли?»

«Я не предам друга! Мой отец сказал мне, что люди, которые предают своих друзей, плохие. Но я хороший человек, я не предам друга!» – нежное лицо Янга Мо стало очень красным.

«Почему ты волнуешься? – Цзюнь Мосе посмотрел на него ясно и сказал.– Ты не должен. Может, сначала я расскажу историю?»

Янг Мо повесил голову и уныло согласился: «Хорошо»

Цзюнь Вуй едва сидел на самом краю кресла. Наконец он расслабился и незаметно вытер холодный пот,выступивший на лбу. [Эти сумасшедшие наконец-то прекратили обсуждение этой деликатной темы. Хорошо, что они перешлина историю... я очень переживал за результат, что… ]

«Эта история называется "Переворот Врат Суань Ву ", – Цзюнь Mосе улыбнулся. – Ли Ши Мин был сыном Принца империи Танг. У него было два старших двоюродных брата — Ли Цзянь Чен, первый наследник, и Ли Юань Цзи. Они часто издевались над младшим братом. Поначалу Ли Ши Мин терпел их издевательства. Однако, когда их стало слишком много, он убил их у ворот Суань Ву. Затем он сел на престол и стал императором. Больше над ним никто не издевался…»

Цзюнь Вуй тоже слушал рассказ Цзюня Мосе. Он не только регулярно слушал рассказы Цзюня Мосе, он также очень любил их. Особенно историю Троецарствия, содержание которой оставило Цзюнь Вуя ошеломлённым. С тех пор, когда Цзюнь Мосе рассказывал историю, которую он не слышал раньше, он, естественно, слушал с довольно большим вниманием.

Однако, когда Цзюнь Мосе спокойно продолжил рассказывать свою историю, Цзюнь Вуй, чьи нервы только начали расслабляться, вдруг снова напрягся. На самом деле, холодный пот залил его одежду до нижнего белья.

Тот факт, что простой рассказ молодого мастера младшей семьи на самом деле напугал эксперта Суань Неба до такой степени, безусловно, беспрецедентный подвиг — если не достижение.

[Боже мой... я опытный генерал] – Цзюнь Вуй был крайне возмущен действиями Цзюня Мосе. –[Ты пытаешься напугать меня до смерти? Что за чушь ты рассказываешь, парень?!]

[Чёрт тебя дери с богом пополам! Ты же начинаешь восстание! Янг Мо слушает и запомнит твои слова. Даже если он ребенок, он будет помнить... разве твоя история не подливает нефти в огонь?!]

«Точно, убить их! Убить их сразу! Никакой пощады!» – маленький Янг Мо воскликнул в волнении. В его глазах была странная вспышка. Возможно желание... может, это была жажда... или какая-то другая фанатичная идея…

Глаза Цзюня Мосе были почти непроницаемы. [Я сказал слишком много. Сколько слов сможет вспомнить маленький ребенок? Это семя, и его нужно оросить водой, чтобы сделать его деревом. Однако оно утонет, если я брошу семя прямо в океан…]

Внезапный всплеск экзотического запаха потёк снизу. На самом деле, запах был настолько мощным, что все воскликнули в удивлении; даже люди, которые подавляли свои эмоции. Даже люди, сидящие наверху, сосредоточили свое внимание на нём.

После большойзадержки, аукцион "Небесное вино", наконец-то, начался. На сцене стоял старик. Его осанка была прямой, и он был одет полностью в чёрное. Он казался полным волнения и энергии, а его брови были похожи на два холодных меча.

Даже Цзюнь Мосе был удивлён, увидев этого человека. [Разве это не неловкий и небрежный старый Сонг?] Он украсил свой наряд так же, как и солдат. Он больше не спотыкался и стоял прямо. В общем, он выглядел как военный генерал прямо сейчас.

Некоторые люди в зале сразу узнали старика Сонга, когда он появился на сцене. [Ходят слухи, что Сонг Шан – эксперт Суань Неба. И теперь он – аукционист в Аристократическом Зале!

Действительно... это очень аристократично!]

Прекрасный запах вина плавал в воздухе, и все яростно вдыхали этот запах. [Это вино достойно звания «Вино Небесного Уровня», и это исходя только из его чудесного запаха!] Вдруг все стали несколько нетерпеливы.

Глаза этого одетого в чёрное человека, сидящего рядом с принцессой Линг Менг, мелькнули странным светом после того, как он вдохнул этот аромат. Он был Императором страны. Но он никогда не сталкивался с таким высоким качеством вина. Это стало очевидным свидетельством редкости такого напитка.

Глава 248: Гонг, начинающий шоу!

Неудивительно, что Аристократический зал продавал такую качественную продукцию. Ведь это вино Бога виноделия!

Несмотря на то, что сам Шан ничего не сказал и не признался в создании вина сам, каждый присутствующий не мог не подумать, что это его вино. Сонг Шан считался грозным воином Суань Неба, и славился своей доблестью воина. Однако, личность Сонг Шан как "Бога вина" намного лучше укрепилось в сердцах людей.

Несколько служительниц вывезли огромную тележку. И на каждой из этих тележек было двенадцать маленьких... бокалов вина.

Эти бокалы... были самыми маленькими из имеющихся бокалов. Тем не менее, они были чрезвычайно изысканным, так как они были сделаны из серебра. Более того, они выглядели чрезвычайно деликатно — словно крылья цикады.

Помимо приятного вида, эти чаши из чистого серебра также заверяли людей, что вино не будет ядовитым, так как яд изменит цвет при соприкосновении с серебром. Люди могли пить хорошее вино, не беспокоясь, так как это было бы абсолютно безопасно.







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.027 с.)