ТОП 10:

Глава 206: Кто-то веселится, а кто-то грустит



- Да. -- ответил Ли Юран.

Осторожно положив Коралл Нефритового Моря перед Ли Шангом, он протянул руку и крепко прижал её к одной из сторон Коралла. Закрыв глаза, Юран глубоко вдохнул и выдохнул; он почувствовал, что золотая аура стала вырываться из его тела, показывая, что энергия Суань Ци используется на полную, без остатка!

Из Коралла Нефритового Моря раздался звон, и некогда игристый и прозрачный нефрит начал излучать слабый и тонкий свет. Слабое, едва заметное голубое Ци медленно поднималось с его поверхности, и сам Коралл окрасился в странный голубой цвет.

Время пришло.

Блеск желания вспыхнул в глазах Ли Шанга, но через мгновение он вернулся в спокойное состояние. Он медленно протянул свою сухую, тонкую правую руку и осторожно положил её на другую сторону Коралла Нефритового Моря.

В тот момент, когда его ладонь соприкоснулась с Кораллом, тонкие нити Ци, испускаемые Ли Юраном, жадно устремились к руке Ли Шанга, а затем полностью растеклись по всему его телу.

По мере вхождения голубой Ци в его тело, на некогда каменном лице Великого Наставника Ли начало проскальзывать искренне счастливое выражение.

Он отчетливо чувствовал успокаивающее ощущение в своих меридианах; пока все больше и больше голубой Ци входило в тело, Ли Шанг становился всё более и более расслабленным, словно сама его душа дрожала от радости...

Дантянь Ли Шанга был поврежден многие годы из-за одного из взрывных ударов Цзюнь Чжан Тиана, и с тех пор он потерял возможность чувствовать свой дантянь. Но сейчас у него появилось легкое чувство боли от слабой и нежной голубой Ци, проникающей в него. Его дантянь и меридианы, что были повреждены на протяжении многих лет, наконец-то восстанавливались...

У обоих мужчин были закрыты глаза, но можно было легко ощутить их подлинную радость из-за этих изменений. В момент волнения и счастья они не заметили, как Коралл Нефритового Моря резко окрасился в чисто-белый цвет.

Сначала Голубая Ци окутывала и удерживала обезумевшую белую духовную Ци так, что Белая энергия не могла пробиться наружу. Но на волне эйфории, высвобождаемая Ли Юраном и поглощаемая Ли Шангом Голубая энергия становилась всё более и более размытой, в то время как белая Ци становились все более и более густой.

В таких условиях, пришедшая Белая Ци постепенно подавляла и подавляла силу, владеющую Кораллом изначально...

Оставался всего лишь один последний шаг до полного восстановления дантяня Ли Шанга!

Этот старый недуг, мучивший Великого Наставника Ли на протяжении половины его жизни, очень скоро исчезнет. Как он мог оставаться спокойным? Как он мог не обрадоваться?

Даже если Великий Наставник Ли привык к сильным ветрам и большим волнам, он всё ещё чувствовал, как сильно колотится его сердце...

Ли Шанг, чувствуя ликование и радость, с дрожью в голосе произнёс:

- ..Юран, мой дантян может восстановиться в любой момент.

Ли Юран в ответ восторженно воскликнул:

- Дедушка, вскоре кандалы, оставленные Цзюнь Чжан Тианом на Вашем теле, исчезнут, и наша Семья Ли сможет делать свои шаги не только в тени! Хаха...

На лицах Деда и Внука одновременно вспыхнула искренняя улыбка, наполненная надеждой и мечтами о будущем...

Но внезапно!

Посреди их радости случилось нечто неожиданное —

В критический момент восстановления дантяня Великого Наставника Ли, совершенно чуждая и несовместимая духовная Ци - Ци Цзюнь Мосе, ранее заточенная в Коралл - внезапно вырвалась на свободу, словно разъяренный дракон сорвался с цепи, сдерживающей его.

Она молниеносно последовала за потоком Голубой Ци, вырываясь из Коралла Нефритового Моря с неудержимой силой!

Поток невероятно неистовой и жестокой Ци ворвался в тело Ли Шанга, и, расталкивая Голубую Ци в недавно восстановленных меридианах, как раскаленный нож в масло, проник в почти исцелённый дантянь!

Застигнутый врасплох, лицо Ли Шанга мгновенно стало мертвенно-бледным; он только и успел, что ощутить взрывной гул в своем дантяне. Почти исцеленный дантянь в миг "рухнул" и разбился на части, словно треснувший фарфор. Пересечённые трещины, как корни деревьев, распространились во всех направлениях вдоль меридианов...

Ли Шанг яростно открыл рот, полный крови, а через секунду он потерял сознание, и его обмякшее тело упало на спину.

- Дедушка!! -- вскрикнул Ли Юран; он был в замешательстве и смятении.

В тот же момент, как Ли Шанг рухнул, Коралл Нефритового Моря взорвался и, от интенсивной реакции между двумя видами духовной Ци, разлетелся на куски. Ли Юран в смятении тянулся к своему Деду, не обращая внимание на Коралл Нефритового Моря, фрагменты которого летели прямо ему в лицо...

Леденящие кровь крики, кровавая голова и окровавленное лицо...

- Что случилось?! Почему? Почему это произошло? Может кто-нибудь объяснить мне, как это произошло?! Ах...

Ли Юран потерял контроль над своими эмоциями и выл в небо. В этот момент обычно спокойное и мирное лицо Ли Юрана было искаженно страхом, беспомощностью, тревогой, гневом и кровью — в этот миг он был похож на обезумевшего дьявола!

- Коралл Нефритового Моря! Коралл Нефритового Моря…с ним ведь всё было хорошо, он прекрасно работал.. Так почему же он взорвался?! Мастер обещал!! Он обещал мне! -- Ли Юран рвал на себе волосы, полностью игнорируя повреждения на лице; он словно сошел сума!

Честно говоря, даже сам Цзюнь Мосе не знал, что такое может произойти.

Он не предполагал, что поток Ци, который он влил по наитию, даст такой прекрасный результат! Его первоначальное намерение было лишь привести Коралл Нефритового Моря в негодность, так как, стоя перед лицом Ли Жэна, он больше ничего не мог сделать.

Цзюнь Мосе, конечно же, не предполагал, что смесь его духовной энергии с энергией Коралла приведет к огромной взрывной реакции, не уступающей СВУ*!

Этот взрыв полностью уничтожил надежды Великого Наставника Ли на восстановление его Суань Ци. Даже если Божество спустится в этот мир, ему всё равно не удастся восстановить дантянь Ли Шанга! Более того, ущерб, нанесенный и без того немощному телу, привёл его на порог смерти!

Это как если бы Мосе посадил цветы, а вырастил иву!

Он действительно приложил минимум усилий и получил огромную прибыль!

Некогда красивое и уверенное лицо Ли Юрана теперь было покрыто шрамами; их лишь семь или восемь, но эти семь или восемь шрамов полностью обезобразили его лицо! Если бы Ли Юран мгновенно не среагировал и не закрыл глаза, то, возможно, он остался бы слепым!

Но даже так, Ли Юрану всё равно придется скрывать свое лицо всю оставшуюся жизнь...

Этот взрыв действительно был... необъяснимым несчастным случаем.

............

Кто-то веселиться, а кто-то грустит.

По сравнению с радостью и ликованием семьи Цзюнь, облака из тревог и несчастья висели над семьёй Ли, а семья Дугу в этот момент была готова взорваться, как вулкан!

С тех пор, как у них побывала Принцесса Линг Мэнг, вся семья Дугу была похожа на только что взорвавшуюся пороховую бочку.

Дугу Сяо И тихонько уехала прочь по наказу её Бабушки.

Дугу Цзёнхэн тыкал пальцем в лицо Дугу Вуди, при этом поливая его целой рекой из ненормативной лексики, почти два часа, время от времени отвешивая ему чрезвычайно гневные пинки и удары.

Великий Генерал Дугу Вуди кривился от боли, но не смел сопротивляться, молча проглатывая все это; гнева в его сердце было не меньше, чем у отца.

- Ты что, свинья?! Нет, ты бесполезный сукин сын!!! Посмотри на свою дочь!!! ТАК ты заботишься о своей дочери!? Да?! Ни на что не годное отродье!! Ты просто свинья!! -- старый Дугу был взбешен: - Ты, чертов идиот!!! Даже свинья была бы лучше, чем этот Цзюнь Мосе!!! Черт! Как такое могло случиться,!? Как твои глаза могли быть настолько слепы!?

Все Лицо Дугу Вуди было заплевано, но он не смел утираться. Он с трудом пролепетал:

- Я тоже не знал об этом. Если бы я знал раньше...

Этот комментарий лишь вызвал новый поток ветра и проливного дождя.

- Тьфу! Ты не знал!? И ты, не зная даже такой простой вещи, ещё смеешь называть себя отцом?! -- Дед Дугу почти сошел с ума от гнева: - Этот Цзюнь Мосе - самый известный распутник столицы; да все добропорядочные люди делают трехдневный крюк, лишь бы обойти его, и даже отъявленные разбойники держаться от него подальше! А теперь Дочь уважаемой Семьи захотела выйти за него замуж, и ей оказалась дочь нашей Семьи – наша Сяо И?! В твоей пустой башке что, соевый торт с грязной водой!?! Или ты просто хочешь получить по заднице?! Будь ты проклят за то, что ты такое глупое и невыносимое дерьмо! Идиот!! Как же у меня, твоего блестящего Отца, вырос такой избалованный и гнилой дегенерат?!

Дугу Вуди покорно терпел проливной дождь из слюней и даже не мог открыть глаза:

- Отец, пожалуйста, успокойся. Неблагоразумие Сяо И началось совсем недавно. Можно предположить, что отношения между этими двумя ещё не зашли слишком далеко. Ещё есть время...

Но его слова лишь разворошили осиное гнездо.

Дугу Цзёнхэн вскочил и, в порыве неистовой ярости, бросил мощный пинок, которым запустил высокое и крепкое тело Дугу Вуди в воздух. После он затопал ногами и испустил новый дождь из проклятий:

- Ты! Я не могу поверить, что ты осмелился произнести подобные слова своим ртом!!! Что ещё означает "можно предположить, что они еще не зашли слишком далеко"?! Ты что, хочешь, чтобы они и дальше развивались!? Еще есть время!? "Ваша Дочь должна забеременеть, чтобы стало слишком поздно"!?! Ты что, забыл репутацию этого сукина сына - Цзюнь Мосе?!

Чем больше он говорил, тем злее становился.

Дугу Цзёнхэн схватил сына и стал его бить!

Обычно, в подобных ситуациях его Мать давно бы вмешалась, но на этот раз она стояла в стороне и не вступалась за сына. Даже наоборот, она лишь раздувала огонь:

- Вы этого достойны! Как эта старая женщина родила такого глупого сына??! - говорила она о себе.

Гнев Дугу Цзёнхэна после тщательного избиения своего сына, наконец, стал меньше. Он вздохнул и, с мрачным выражением на лице, сказал:

- Мы должны положить этому конец. Используй то время, пока Сяо И сопровождает Принцессу во дворце и реши этот вопрос должным образом! Если что-то подобное повторится, я вышвырну тебя!.... Почему ты ещё не ушел? Или ты хочешь, чтобы этот старик занялся этим делом лично?!

С окровавленным носом и опухшим лицом, Великий Генерала Дугу Вуди поспешно поднялся с земли и сбежал, поджав хвост.

После того, как Дугу Вуди вернулся к себе во внутренний дворик, его сознание сразу же впало в хаос. Прежде чем отдать приказ, он сначала выпустил свое напряжение, накричав на свою жену и наложниц. Приказ звучал так:

- Дугу Йинг, Дугу Сионг, Дугу Хао, Дугу Цзие, Дугу Чонг, Дугу Шанг и Дугу Цян должны немедленно вернуться из армейских лагерей за пределами города! Не должно быть никаких задержек! Если они опоздают даже на полдня, то будут наказаны по законам военного времени, нет...по Семейным законам!

Великий генерал Дугу хотел обезглавить Цзюнь Мосе!

[Этот гнусный сопляк посмел соблазнить мою Дочь и заставил меня, черт возьми, терпеть оскорбления и избиения моего Отца! Он, похоже, устал от жизни?! Думаешь, что я, черт возьми, не посмею сделать с тобой что-нибудь из-за твоего Деда?! Я не буду удовлетворен, пока не сниму с тебя кожу за мои сегодняшние страдания, не говоря уже о том, что ты осмелился дразнить мою малышку Сяо И! Хм! Хм!]

Семь мужчин, вызванные Дугу Вуди, были молодым поколением Семьи Дугу. Дугу Цзёнхэн выбрал им имена таким образом, чтобы при их объединении получилось "герои и легенды храбро бегут вперёд"**! Очень внушительное семейное имя!

*

*

*

*

*

*

*

*

*

*

ПРИМЕЧАНИЯ:

* - Прим.англ.пер.: СВУ (самодельное взрывное устройство, I.E.D., Improvised Explosive Device) - самодельная бомба, более точное определение в википедии.

** - Прим.англ.пер.: Их имена являются пиньинь (pinyin) для “英雄豪杰冲上前”, что переводится как “герои и легенды храбро бегут вперёд”.

Глава 207: Каков план?

Те семеро, которых вызвал Дугу Вуди, были из младшего поколения семьи Дугу. Дугу Цзёнхэн выбрал их имена так, чтобы вместе они составляли фразу "герои и легенды храбро бегут вперёд"!

Воистину имена храбрецов.

Дугу Цзёнхэн хотел, чтобы эта фраза составляла первую часть куплета, где второй бы было "драконы, тигры, леопарды и волки взмывают в небеса!"*

Он долго ждал, пока три его сына закончат работать над первым куплетом**, но он никак не ожидал, что после рождения семи внуков подряд родится внучка.

Старикан решил продолжать надеяться, но, видимо не судьба.. Это повергло Цзёнхэна в пучину печали, и ему пришлось отложить вторую строчку далеко в память.

Мечта "Генерала, оседлавшего молнии" создать куплет стала недосягаемой; мир никогда не увидит эти красивые стихи.

Поэтому было естественно, что крайне разочарованный Дугу Цзёнхэн кидал злобные взгляды в сторону своих трёх сыновей. Их оправдания тонули в потоках брани.

Хоть старик и был груб и резок, но он ни разу не ругал свою названную дочь, а потому направлял весь гнев на сыновей.

Лишь Дугу Вуди, старший из трёх сыновей, находился в столице. Два других сына, Дугу Вушанг и Дугу Вутонг, защищали южные и восточные границы Королевства и даже не собирались возвращаться; прямой результат постоянных оскорблений старика за последние годы.

Даже генералу нужно самоуважение. Получив приказ о защите границ, они точно не собирались возвращаться назад по собственной воле!

Самый старший брат так же хотел уйти из дома, чтобы избегать вечно-орущий мешок с песком; но, неудачно для него, его младших не было в столице, а ему не позволяли выходить.

Эти двое каждый год приезжали лишь на дни рождения отца, но даже прикажи им отец возвратиться - притворялись глухими. Два раза они всё же возвращались домой, но при этом не предупреждали Вуди или отца, чтобы так же бесследно уйти.

Две другие границы Королевства защищались людьми под прямым командованием старого Цзюня, не имеющих отношения к семье Дугу.

Такая жизнь совсем добивала Дугу Вуди:

[Я ведь старший брат! Почему же я родился под настолько несчастливой звездой?.. Целые волны оскорблений каждые три дня, и даже посреди ночи! Сколько же мне ещё это терпеть? Я, в конце-концов, Великий Генерал, имеющий чин и власть, и 40-летний отец...]

В этот раз, когда облако несчастья нависло над семьёй Ли, а пожар бушевал в семье Дугу, первоисточник всей этой ярости и бед, Цзюнь Мосе, распивал со своим дедом спиртное.

Одетый в чёрное Цзюнь Вуй сидел в сторонке и лишь наблюдал; его кадык постоянно двигался вверх-вниз, пока он молча глотал слюнки.

В соответствии с указаниями его племянника - "рана только-только зажила, так что вино никак нельзя". Но к паре внук-дед это никак не относилось.

Они причмокивали, попивая вино, и крайне наслаждались происходящим; сладкий аромат выпивки постоянно щекотал ноздри Цзюнь Вуя, и он уже был на пределе...

- Мосе, твоему дедушке очень интересно узнать насчёт твоего странного метода культивации Суань.. -- сказал Цзюнь Чжан Тиан, наливая себе ещё стопку. Даже Цзюнь Вуй отвлёкся от мечтаний о вине, услышав заданный вопрос.

Это было потому, что искусство Суань, Цзюнь Мосе, было слишком..непостижимо.

Чжан Тиан и его сына можно было считать повидавшими много боевых техник, но они никогда не видели и не слышали о Суань Ци с подобными эффектами. Эта Суань могла не только лечить раны и яды, но и совсем не излучала света!

Подобная сила точно была ненормальной.

Настолько удивительная Суань Ци давно должна была быть известной на всём континенте Суань Суань, но даже слухов о такой силе нигде не было слышно, что так же пахло тайной.

Цзюнь Мосе недолго помолчал, прежде чем ответить:

- Дедушка. Третий Дядя. Вам действительно нужно об этом знать? Я не хотел бы Вам лгать.

- Аа, этот старик всё понимает --неожиданно сказал Цзюнь Чжан Тиан: - Значит, эксперт, научивший тебя этой технике, попросил скрывать это в секрете? Хаха, такие учителя очень эксцентричны. Если новость о такой технике разлетится, то тебе это причинит больше вреда, чем пользы. Чем меньше людей знают - тем лучше! Хаха, этот старик больше не спросит, да, больше не спросит..

- Да, нам не только не стоит больше расспрашивать Мосе о его удивительной Суань технике, но и надо бы хранить её существование в тайне. --кивнул Цзюнь Вуй: - Кто не захочет узнать о таком больше, чем просто слухи? Лишь маленький намёк может привести к невообразимым последствиям.

- Верно! Единственное, что важно, так это то, что Цзюнь Мосе - член семьи Цзюнь. Этого более чем достаточно!" -- рассмеялся Цзюнь Чжан Тиан от всего сердца.

Бросив на Мосе простой взгляд, он стал более привязан к внуку.

Цзюнь Мосе кинул, взглянув в ответ:

[Кто бы мог подумать, что, прежде чем я смогу придумать объяснение, эти двое сами придумают их за меня...]

- Мосе, твой Третий Дядя теперь здоров. Что же ты собираешься делать дальше? Расскажи своему дедушке!

Цзюнь Чжан Тиан был в определённо хорошем настроении. Он с удовлетворением взглянул на внука, поглаживая бороду.

- Планы? Что Вы имеете ввиду? Разве теперь, когда Дядя здоров, я не могу снова быть простым повесой?! Я так и собирался сделать.. -- сказал Мосе, отпив вина. Вгрызаясь в мясо двумя руками, он продолжил:

- До того, что же делать дальше, то я буду просто следовать наказам Дедушки. А пока о выздоровлении Третьего Дяди не должен никто знать. Тем более никто не должен знать о том, что у него уже уровень Небесного Суань; это нам нужно скрывать тщательнее всего, и-ик.. Поддержание этой тайны я оставлю на Вас , Дедушка. Ещё Вам придется и дальше притворяться "жалким".

Цзюнь Чжан Тиан лишь нахмурился на такое предложение. Отпив вина, он сказал:

- Чушь. Я и так из-за вас, засранцев, наволновался. Сейчас ты, Мосе, пытаешься стать лучше, а Вуй может ходить; так о чём мне волноваться? Как ты можешь просить меня забыть все мои прошлые волнения и переживания?!

Сказав это, Старый Цзюнь глубоко вздохнул: [Не то чтобы я не могу, но мне уже порядком надоели эти "жалкие" деньки. Раньше то и дело приходилось волноваться обо всяком разном, а сейчас мне неохота просто спокойно жить? Вот же ж!..]

- Что такое? -- сказал Мосе и облизал пальцы: -Так Вы говорите, что не хотите сидеть без дела? Да, это действительно не дело... Позвольте внуку позаботиться об этом. Хотите, я на пустом месте устрою ссору с Залом Великолепных Драгоценностей, или похищу трёх Принцесс и отшлёпаю их, или может приведу домой пару продажных женщин?..

- Ты нарываешься на порку! -- Старый Цзюнь знал, что его внук шутит, но всё равно злобно прокричал: - Я, кстати, до сих пор не наказал тебя за происшествие в Зале Великолепных Драгоценностей, так что не нарывайся! Может, ты ещё не понимаешь, но этот Зал по силе подобен некоторым государствам, и злить такую организацию точно не стоит, даже если у тебя есть сила Божественного Верховного Суань Ци! Я понятно выразился?

Говоря это, лицо старика стало серьёзным, а голос - жёстким.

- А откуда вообще этот великий Зал взялся? -- вместо страха у Цзюнь Мосе в сердце забрезжил интерес: - Ведь "по силе подобен некоторым государствам", "злить не стоит, даже если ты эксперт"...

- Я могу лишь сказать, что Зал Великолепных Драгоценностей - организация великая и могучая, словно айсберг. Даже его верхушки достаточно, чтобы многие люди пали на колени.. Среди работников Зала даже есть эксперты Божественного Верховного уровня Суань! Твой старый дедушка не смог глубоко изучить их шпионские сети, но точно скажу - провоцировать их не стоит.

Цзюнь Чжан Тиан вздохнул пару раз, взглянув на Цзюнь Вуя.

Лицо Цзюнь Вуя дёрнулось; по взгляду было видно, что он вспомнил что-то крайне болезненное... В момент успокоившись, он мирно и даже тише чем раньше сел.

- В таком случае, секретные силы нашей семьи останутся под контролем Цзюнь Вуя! Что же до тебя, Цзюнь Мосе...

Дедушка Цзюнь сел и недолго побормотал себе под нос, после чего выдал: - Ты просто в свободное время будешь помогать всем, чем сможешь, своему дяде.

Цзюнь Вуй и Цзюнь Мосе вместе кивнули, после чего Цзюнь Мосе сказал:

- Дедушка, Третий Дядя. Прежде чем Третий Дядя официально встанет во главе тайных сил нашей семьи, мы должны уничтожить всех врагов внутри семьи!

Сделав паузу, он продолжил: - Полное восстановление Третьего Дяди - главная новость для нашей семьи, но для других семей - это угроза.

Смысл его слов был понятен всем в комнате.

- Дедушка уже очистил нашу семью от шпионов других Главных семей, но, скорее всего, остались шпионы Императорской семьи! И, Дедушка, Вы скорее всего их уже вычислили, но просто решили закрыть на них глаза, я прав? -- улыбнулся Цзюнь Мосе -- Но сейчас - критический момент, поэтому они должны быть изгнаны!

Цзюнь Чжан Тиан посмотрел на своего внука в шоке:

[Каждая фраза - в цель! В его логике нет изъянов!]

Лицо Чжан Тиана сильно исказилось, и он, подумав, сказал:

- Верно. Среди членов нашей семьи есть шпионы Его Величества.. Они находятся среди нас уже более десяти лет, но никогда за это время не действовали против нашей семьи..

- Пока наша семья Цзюнь была и остаётся верна Императору и его семье, то конечно им не было смысла доносить на нас! Но теперь всё иначе.. Боюсь, что если наш секрет раскроют, то этого будет достаточно для истребления всей нашей семьи!

Глаза Цзюнь Мосе сверкнули, и он продолжил:

- На данный момент, даже если эти агенты и предали Императорскую семью и перешли к нам, мы не можем позволить себе такой риск. Не время быть мягкосердечными! Тот, кто медлит - умирает первым!

Цзюнь Чжан Тиан вздохнул, и глубокие морщины мелькнули на его старом лице. После долгого времени он сказал:

- Ты прав. Позже я передам Вам обоим список имён этих шпионов. Что с ними делать - решать Вам обоим. Можете не говорить мне!

Поднявшись, он тяжелыми шагами вышел из комнаты.

Цзюнь Вуй вздрогнул, и внутренняя борьба мелькнула на его лице:

- Мосе, разве делать так - не слишком жестоко? Твой Дедушка не выдержит такого решения! Можно ли...

Цзюнь Вуй никогда не сомневался при выборе действий против врагов, но тут.. Тут было другое - ведь это были не враги, а люди, примерно десять лет верой и правдой служившие семье Цзюнь. Пусть даже он и знал о некоторых внедрённых агентах Императорской семьи, но они проходили через огонь и трубы вместе со всеми много раз!

*

*

*

*

*

*

*

*

*

*

ПРИМЕЧАНИЯ:

* - Прим. англ.ред.: он надеялся назвать следующих семь внуков Лонг, Ху, Бао, Ланг, Фэй и Тиан, что вместе пишется "龙虎豹狼飞满天", а переводится как "драконы, тигры, леопарды и волки взмывают в небеса". Тем самым Цзёнхэн хотел показать, что его внуки по силе подобны дракону, тигру и т.д....то есть будут сильными лидерами среди сверстников. Этот - антитетический куплет из традиционной китайской поэзии.

Прим.ред.: но это неточно

** - Прим. ред.: "пока три его сына закончат работать над первым куплетом", если вы понимаете о чем я ;)

Глава 208: Столкновение Двух Дедов!

- Нет, я не хочу этого... Каждый их этих людей - ветеран, прошедший с Вами и Дедушкой через выбор между жизнью и смертью. Но ради них мы не можем рисковать жизнями всех членов семьи. Если мы не сможем быть беспощадными сейчас, то потом будут беспощадны к нам! Третий Дядя, сейчас мы говорим не о ком-то одном! Сможет ли каждый из этих шпионов предать Императорскую семью ради нашей семьи Цзюнь? Не надо быть глупцом, чтобы понять - если секреты нашей семьи раскроют, если мы потеряем доверие Императорской семьи, то сотни членов нашей семьи, тысячи живущих на наших территориях и все высокие чины в армии, служащие нам...все и каждый будут убиты! Это же десятки тысяч жизней!

А до того, что делать дальше - я верю, что Третий Дядя знает это лучше меня. Однажды Вы сказали мне, что значит быть частью "молодого поколения"; так почему Вы сейчас так сентиментальны? Дядя, Вы в ответе за всю нашу Семью, так почему же Вы медлите?!

Холодный анализ Цзюнь Мосе был беспощаден, выражения - жёсткими, а голос - яростным.

- Если в этом дело, то неужели выходит так, что нам придётся унести наши секреты в могилу? - вздрогнул Цзюнь Вуй.

- Третий Дядя, не смотрите так узко! Например - Зал Великолепных Драгоценностей... -- несколько раз усмехнулся Цзюнь Мосе, и продолжил: - ...смотрит на весь мир свысока.. Какой Император посмеет выступить против Зала?

Цзюнь Вуй вздрогнул от шока!

Неужели у его племянника настолько большие амбиции?

- Мосе, Зал достиг своей репутации, предлагая свои услуги многим поколениям, а наша семья.. -- нахмурился Цзюнь Вуй.

- У нашей семьи есть я! Есть Вы! Есть Дедушка! -- ухмыльнулся Цзюнь Мосе, отхлебнув вина: - Нас трёх более чем достаточно! Однажды наступит тот день, когда семья Цзюнь станет сильнее, чем Зал Великолепных Драгоценностей!

Выражение лица Мосе показывало лишь бесконечную уверенность в сказанном!

Цзюнь Вуй с удивлением взглянул на племянника и вдруг почувствовал в сердце бесконечный приток гордости! Слова Мосе почти убедили его в том, что сказанное - произойдёт.

Цзюнь Вуй хотел верить в будущее, которое описывал Мосе, ведь если так и будет, то у него появиться шанс на месть!

- С Вашим вновь обретённым здоровьем всё будет по-другому. В ближайшие дни Вы должны полностью восстановить своё тело и убедится в том, что случайно не активируете свою Суань Ци. И хотя Вы уже продвинулись до Небесного уровня Суань, Ваши силы всё ещё нестабильны, так как Вы полагаетесь на силу Меридиана Пылающего Сердца, а не на силу своей культивации. Я уже раздал инструкции, и скоро Вам приготовят специальное средство. Следующие десять дней Вам можно лишь пропускать свою Ци в даньтянь, чтобы постепенно обрести над ней полный контроль. Ни при каких обстоятельствах Вам нельзя перенапрягаться! Как только вернёте полный контроль над Ци, можете начинать медленно двигаться. И прошу, сдерживайтесь во время физических упражнений! Надеюсь, Третий Дядя, Вы всё понимаете? -- взглянул Мосе на Цзюнь Вуя: - Я верю, что через десять дней Вы приятно удивитесь результатам.

- Я ждал этого более десяти лет; эти десять дней для меня - ничто! -- кивнул Цзюнь Вуй.

- Кстати, три сотни стражей ещё не вернулись с тренировки? -- между прочим спросил Цзюнь Мосе.

Как только три сотни отобранных стражей достигли нужного уровня физической подготовки, Цзюнь Мосе дал им новую смертельную тренировку: все три сотни должны были пойти в Лес Небесной Скорби на охоту за низкоуровневыми Суань-Зверьми. Они должны были принести Суань-Ядра и шкуры этих Зверей; также они должны были поохотиться на десять Суань-Зверей уровня 5 или выше!

Им было приказано не возвращаться, пока не выполнят тренировку!

Цзюнь Мосе строго предупредил всех перед началом тренировки:

- Вся эта тренировка будет под вашим контролем, а цена провала - ваша жизнь! Я ожидаю, что меньше половины из вас вернётся живыми! Именно сейчас начнётся путь сильных! Провал - не вариант, провал - это путь в Жёлтый Источник*!

Цзюнь Мосе так же использовал эту тренировку для того, чтобы очистить ряды солдат от шпионов: после того, как три сотни вошли в Лес Небесной Скорби, все пути к их отступлению были перекрыты солдатами Дедушки Цзюнь. Каждый, кто поворачивал назад, был убит!

Каждая птица, вылетавшая из Леса, была сбита!

Солдаты Дедушки даже прошли вглубь Леса и уничтожили всех, кого подозревали в попытке отправить сообщение!

Вся операция была проведена секретными силами Дедушки Цзюнь, состоящими из экспертов Нефритового уровня Суань, так что не улизнул никто.

- Двадцать семь человек были раскрыты и затем казнены на месте. Судя по последним отчётам, ни капли информации не утекло. -- устало выдохнул Цзюнь Вуй: - Неужели только мне кажется странным, что так много шпионов было внедрено? Неужели нашу семью можно так просто задирать?!

Цзюнь Мосе улыбнулся и сказал:

- Судя по тому, что не передавалось никаких сообщений, мы можем предположить, что большинство шпионов уже убито. Я не волнуюсь насчёт оставшихся - любой, кто способен вернуться, заслуживает право на жизнь.

Цзюнь Вуй едва кивнул, прежде чем встать.

Он в последний раз взглянул на вино в руках Цзюнь Мосе и отправился в свои покои.

Цзюнь Мосе же тихо сидел некоторое время, прежде чем встать и пойти к себе:

[Вторая партия вина скоро уже будет готова; она будет по-настоящему крепкой...]

...................

Столица внезапно зашумела и так же внезапно стихла.

Посыльный, одетый в жёлтые одежды евнухов, на лошади галопом примчался к резиденции Цзюнь. Он был посыльным из Дворца.

Спустя минуты Дедушка Цзюнь, бросив все дела, покинул Резиденцию и помчался к Дворцу.

Примерно в тоже время из Дворца в сторону резиденции семьи Ли в спешке выдвинулись доктора.

Пара из отца и сына, принадлежащая семье Дугу, так же выдвинулась во Дворец, бросив все дела.

Члены каждой из Главных семей, министры... Все скакали во Дворец.

В глазах простых обывателей это выглядело так, словно произошло что-то серьёзное; инцидент, способный сотрясти Королевство Тянсян до самых основ.

На самом деле так и было.

Королевский Наставник и Главный Канцлер, Ли Шанг, внезапно заболел неизвестной болезнью и потерял сознание, оставаясь на границе жизни и смерти.

Ли Шанг был одним из самых высоких чинов в Королевстве, и его неожиданная болезнь повергла всех в ступор.

Его Величество Император был в ярости!

Сидя на троне, он стукнул по столу двумя руками:

- ...Идеально здоровый чиновник спокойно культивировал Суань Ци за закрытыми дверьми, но вместо культивирования он заболел и, возможно, закончит свою долгую жизнь... А заодно и все свои дела в политике! Целый Имперский Суд парализован из-за состояния этого старика! Как можем мы не опечалиться от таких событий? Вы, вы все...

Сказав это, Император взглянул на присутствующих, затих и, начав массировать виски, словно при головной боли, тяжело вздохнул.

Оглядев людей вокруг, Его Величество, понял, что сделал нечто очень глупое! Удивительно глупое!

Цзюнь Чжан Тиан сидел с пустым лицом и смотрел одну точку, словно не слышал ни слова.

Дугу Цзёнхэн пыхтел, пока ковырял пальцем размером с морковку у себя в носу, изредка отщелкивая козюльки.

Танг Ванли застыл, краем глаза смотря на Цзёнхэна.

Его губы дрожали, пока он взглядом пытался проклясть Цзёнхэна, уворачиваясь от летящих в него козюлек.

Небрежно посматривая на семью Мэнг и свысока поглядывая на семью Ли, Танг Ванли не смел выказать неуважения Императору.

Глава семьи Мэнг тихо сидел с серьёзным лицом и прямой спиной, словно на медитации.

Муронг Фэнгьюн сидел, оперевшись спиной на колонну. По его бороде медленно стекала слюна...

Старый глава семьи Сонг сидел с опущенной головой, словно до этого пытался проверить, сможет ли засунуть её внутрь своих брюк...

Его Величество потряс головой, словно только проснулся, и подумал, не дать ли себе пару пощечин.

[Разве выражение гнева поможет мне хоть чего-то добиться от этих старых мешков с песком? К чему метать бисер перед свиньями? Это хоть чего-то стоит?!]

Внезапно Император взмахнул руками:

- Уходите. Все живо уходите. Это наша ошибка! Неверно было вытаскивать Вас, стариков, из удобных постелей. Живо все возвращайтесь по домам и ложитесь спать там, пока не слишком здесь устали!

Словно очнувшись ото сна, старики начали браниться друг на друга, кланяясь Его Величеству, и продвигаться к выходу.

Дугу Цзёнхэн почти уже вышел, но развернулся и пнул Муронг Фэнгьюна со словами:

- Просыпайся. Иди спать домой.

Муронг Фэнгьюн что-то пробормотал и встал с полузакрытыми глазами:

- Ваше Величество, этот старый чиновник виновен... Этот старый чиновник уже слишком стар и уснул во Дворце Его Величества... Этот старый...

- ПРОЧЬ С ГЛАЗ МОИХ!! ИДИ ДОМОЙ И ПРОДАВАЙ РИСОВЫЕ ЛЕПЁШКИ**!

Крик Императора напугал многих чиновников, ждущих приёма в боковой комнате. Все старики выглядели выжатыми, испуганными и побитыми, пока выходили из главного зала.

Однако как только они вышли из Дворца, все как один старики взглянули друг на друга и улыбнулись, прежде чем разойтись.

Громовой рёв Его Величества, потрясший небо, эхом отозвался из дворца...

Цззюнь Чжан Тиан успел сделать лишь несколько шагов и уже собирался оседлать свою лошадь, как ему в спину раздалось:

- Цзюнь, старый ты дурак! Остановись сейчас же!

Оглянувшись, он увидел мрачное выражение лица Дугу Цзёнхэна.

- Ты что, хочешь порки? -- нахмурил брови Чжан Тиан: - У тебя всё ещё есть яйца, маленький говнюк, чтобы посметь гавкать мне, твоему отцу, в спину, словно пёс? Я тебя наизнанку выверну, старая мартышка!

- Пошёл ты! Кем ты себя возомнил? Когда это я гавкал, как пёс? -- крикнул Цзёнхэн: - Видимо, мне нужно учить тебя, как правильно воспитывать внуков! Я буду бить его до тех пор, пока кожа не слезет! Что ты скажешь на это?!

Цзюнь Чжан Тиан уже собрался уходить, но, услышав в спину такое, развернулся со сверкающими словно молния глазами:

- Что?! Что ты сейчас сказал?! Ты хочешь...помочь мне...УЧИТЬ...МОЕГО...ВНУКА?

С каждым словом его голос повышался, и из тела старика всё больше вырывалась синяя аура, невообразимо давящая на всех вокруг; даже его плащ цвета кровавой орхидеи сердито трепыхал на ветру.

Сейчас этот старик определённо был в гневе!

Лишь немногие в Столице имели храбрость стоять лицом к лицу с таким Цзюнь Чжан Тианом, и все они были из семьи Дугу: Дугу Вуди, Дугу Сяо И и стоящий перед ним прямо сейчас Дугу Цзёнхэн!

А Дугу Цзёнхэн определённо был человеком, всегда держащим своё слово!

*

*

*

*

*

*

*

*

*

*

ПРИМЕЧАНИЯ:

* - Ад в китайской мифологии называется «хуан цюань» что переводится как «жёлтые источники», или, реже, «обитель мрака».

** - Прим.англ.пер.: Это игра слов. "Рисовая лепешка" (年糕) произносится похоже с "большой возраст" (年高).

Глава 209: Прибытие проблем

Дугу Цзёнхэн внезапно почувствовал нехватку воздуха, словно тот вовсе перестал циркулировать.

Из-за Цзюнь Чжань Тиана, стоящего перед ним, появилось безумное напряжение!

Он и представить себе не мог, что утрата внука может произвести на Чжан Тиана такое впечатление.

Цзёнхэн широко открыл глаза, когда аура, исходящая от его тела, столкнулась с сильнейшим давлением от старого Цзюня, но сам он так и не сдвинулся ни на миллиметр.

[Ты будешь относиться к этому отбросу, как к сокровищу? Черт возьми! Если я, твой отец, захочу преподать ему хотя бы один урок, это будет для него огромной удачей! Тьфу!]

Цзюнь Чжан Тиан сурово смотрел на него:

- Дугу Цзёнхэн! Что такого сделал мой внук, что тебя задело? Был ли ты на самом деле вовлечен? Тебе придется объясниться!

Цзёнхэн в ответ хмыкнул:

- Да мне было бы все равно, если бы он меня задел! Я всегда крайне великодушен и воспринял бы это как детскую шалость.. Для меня это всего лишь детская нелепица. В худшем случае я бы наподдал ему и отпустил. Но вот одного твоему внуку не стоило бы делать - это дразнить мою малютку Сяо И! А этот несносный стервец посмел! Да это просто счастье, что с ним до сих пор ничего не случилось, скажу я тебе! А если бы и случилось, боюсь, после всего, что я бы с ним сделал, то ты даже и трупа бы его не нашел!

- Если с головы Мосе упадет хотя бы один волосок, Дугу Цзёнхэн, я голову на отсечение даю, что твоя семья будет раскаиваться вечность! -- сверлил его взглядом Цзюнь Чжаньтянь.

- Если что-то случится с моей внучкой, я клянусь, что твоей семье будет куда хуже, Цзюнь Чжан Тиан, - холодно сказал Дугу Чжунхенг, спокойно выдержав этот взгляд.

Он и не думал отступать.

Двое старых вояк стояли друг напротив друга, перед Императорским дворцом.

Две пары глаз неотрывно смотрели друг на друга. Схватка могла начаться в любой момент.

Их личная охрана топталась вокруг в отчаянии, абсолютно не зная, что делать.

Даже Император не остановил бы их, начни они драку!

И вдруг...







Последнее изменение этой страницы: 2019-08-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.121.230 (0.057 с.)