ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 348 - Слабость кролика



Всей душой ощущая несправедливость происходящего, Бай Сяочань использовал всю силу своего небесного ядра бессмертия, чтобы ещё больше ускориться, даже фигура Бессмертного Хранителя Ваджры возникла за его спиной, чтобы придать ещё больше скорости, однако со скоростью кролика всё это ни шло нив какое сравнение, тот продолжал наносить безжалостные удары лапками, целясь в самые уязвимые и болезненные места.

Бай Сяочань вскрикивал от боли снова и снова, ему хотелось плакать, но слёз не было, он даже попытался было воспользоваться своими тремя высшим сокровищами, но кролик, не дожидаясь, пока он их достанет, ещё больше ускорился, оставляя после себя лишь серию остаточных изображений, вопли Бай Сяочаня под этой непрерывной серией ударов и пинков, слились в один долгий крик.

Самым пугающим, было то, что завершающий удар серии кролик нанёс ему прямо в лицо…

Бай Сяочань чуть с ума не сходил, обнаружив, что этот кролик просто не даёт ему воспользоваться высшими сокровищами, он просто издевается над ним ради мести.

- Это я тут должен жаловаться, разве не ты разбалтывал всем мои слова?! Ты, ты… ты просто издеваешься надо мной! – Бай Сяочань уже готов был и вправду расплакаться, но кролик лишь сильнее взревел за его спиной.

- Думаешь, я сам хотел повторять за всеми? Проклятье! Кто просил тебя вспоминать об этом? Это всё… Это всё твоя вина! – кролик обрушил новый град пинков на Бай Сяочаня, - Это ты виноват! Особенно в последний раз! Поверить не могу, что ты оборвал себя на полуслове! Ты хоть понимаешь, как взбесил этим моё литературное самосознание?! Слушай ты, мелкий сопляк, если так случится, что позже я стану снова повторять чужие слова, то хоть потрудись договорить свою фразу!

Кролик распалялся всё больше и больше, и частота его пиктов тоже становилась всё выше.

У Бай Сяочаня уже всё тело болело, в итоге он окончательно потерял терпение, начав кричать во всё горло:

- Убивают, меня тут убить пытаются!

- Кто-нибудь, спасите меня, я младший патриарх, я кровь проливал за нашу секту!

- Патриархи, спасите меня!

Но как Бай Сяочань не надрывался, патриархи хранили молчание, и он продолжал страдать от несправедливости этого мира.

- Кролик, ты зашёл слишком далеко! И то с того, то я произнёс лишь половину фразы? Если бы я тогда произнёс вторую, а ты бы повторил мои слова, я бы точно расстался с жизнью! Говоришь, это тебя бесит? Так я могу повторить. Сказал половину фразы тогда, скажу и сейчас! Вот прямо сейчас и скажу! Ну, что там идёт за «Я, Бай Сяочань…»?! Скажи мне! Давай, говори! Что идёт после «Я, Бай Сяочань…»?!

Стоило раздаться этой отчаянной тираде, как по телу кролика вдруг прошла дрожь. Взгляд его опустел, и он вдруг начал падать, перестав парить в воздухе.

- Я, Бай Сяочань…

От этого крика кролика у Бай Сяочаня чуть челюсть не отпала, то же самое было и с остальными учениками, которые пришли посмотреть на этот спектакль. Все видели, что кролик полностью отличается от себя предыдущего.

Даже приземлился он уже не на задние лапки, а опустился на все четыре, выглядя как самый обычный кролик, дёргая ушками, он раз за разом громогласно повторял эти слова.

Дыхание Бай Сяочаня участилось, в душе всё вновь перевернулось, он уже не убегал, во всю глотку крича:

- Ну же, давай, говори, что там после «Я, Бай Сяочань…»!

- Я, Бай Сяочань… - орал ему в ответ кролик.

- Ну же, быстрее продолжай! – совсем разошёлся Бай Сяочань, подходя поближе, он понял, что нашёл слабое место кролика и все его тревоги сразу исчезли.

- Я, Бай Сяочань… - глаза кролика так налились кровью, что чуть не кровоточили, шерсть по всему его тельцу встала дыбом, под давлением издевательских вопросов Бай Сяочаня, рёв его уже был подобен грому небесному.

Развернувшись, колик понёсся прочь, словно спасая собственную жизнь, при этом из его рта полился поток самых разных подслушанных фраз, причём весьма заметное место там занимал патриарх Чи Хун, представая перед слушателями в совершенно новом свете, отчего у них буквально перехватывало дыхание. В итоге, не выдержав, в погоню за кроликом бросился сам патриарх, однако кролик был слишком быстр, вскоре бесследно исчезнув.

В этот момент Бай Сяочань понял, что сознание кролика явно нестабильно. Иногда он просто кролик, орущий что попало, иногда нет. Только возвращая ясность разума, он обретает личность этого старого хрыча. Очевидно, прошлое событие оказало на него слишком большое влияние, так что достаточно вспомнить ту оборванную фразу, чтобы ясность разума кролика вновь была разрушена…

- Ну как тебе?! Ха-ха-ха! Шутовской мелкий кролик. Как посмел ты бросить вызов Бай Сяочаню?! Теперь посмотрим, посмеешь ли ты провоцировать меня снова!

Чувствуя большое облегчение, юноша хотел было продолжать свои хвастливые речи, но тут заметил, что патриарх Чи Хун, потерпевший неудачу в своей погоне за кроликом, явно разозлившись, смотрит на него.

Юноша тут же живо вспомнил несколько особенно красочных сплетен о патриархе поведанных кроликом, и, вжав голову в плечи, поспешил вернуться в свою пещеру бессмертного.

- Нечего тут на меня жаловаться, ты даже и не подумал помочь, когда видел, как вашего младшего патриарха безжалостно избивает этот кролик! – Бай Сяочань недовольно потёр лицо, про себя решив, что в ближайшее время лучше лишний раз не высовываться, а то мало ли что там наболтает этот кролик в следующий раз.

«Кстати, а где Тие Дань, где он вообще ошивается? Я не видел его уже несколько дней, наверняка опять отыскал себе самку и забавляется с ней!» – благодаря их тесной связи юноша чувствовал, что с его питомцем всё в порядке, так что не стал зацикливаться на этой мысли.

«Ну да неважно. Я ещё не совсем освоился со своим ядром бессмертия, так что отгородиться от мира для тренировки было бы неплохо», - Поразмыслив, принял решение Бай Сяочань, так что закрылся в своей пещере бессмертного и занялся развитием и тренировками.

Время шло, где-то месяц спустя Бай Сяочань открыл глаза, за этот месяц он значительно стабилизировал и укрепил свои силы, кое-где добившись неплохого прогресса. Убедившись в этом, он хлопнул по своей сумке-хранилищу, доставая нефритовую табличку.

Табличка имела чёрный цвет и непримечательный внешний вид, однако стоило взять её в руки, как юноша ощутил исходящий от неё ледяной холод, это было то самое описание метода развитие, которое передал ему Хань Цзун.

Активируя свои духовные чувства, Бай Сяочань внимательно изучил табличку, и по мере изучения, взгляд его постепенно менялся.

«Секретная техника Секты Холода Развитие Воли!»

Эта техника развития также требовала вод Реки Ведущей в Небеса, однако требовалось не поглощать её, а изменять структуру, преобразуя в два типа: холод и волю…

«Используй эту технику, чтобы создать холод, используй холод, чтобы подчинить его своей воле…»

«Тот, кто освоит эту технику, сможет собственной волей замораживать всё вокруг, сковывая ледяным холодом. Хмм… И что именно тут понимается под волей?» - по мере изучения таблички, Бай Сяочань удивлялся всё сильнее, наконец он отложил нефритовую табличку.

«Так. Получается воля тут - это высший уровень управляющей силы, некая странная мощь. Тут сказано, что её рождает слияние управляющей силы и собственного сознания и мыслей!»

«Получается Техника Манипуляции Котлом Фиолетовой Ци обучает использованию контролирующей силы, техника Фиолетовой Ци Ведущей в Небеса пробуждает Всевидящее Око Ведущее в Небеса. Но это лишь первый шаг, чтобы научиться подчинять контролирующую силу собственным мыслям. А эта секретная техника Секты Холода Развития Воли как раз и позволяет окончательно объединить управляющую силу с собственными мыслями. И затем обретённую Волю также нужно будет растить и развивать…» - Бай Сяочань сделал глубокий вдох, впечатлённый.

Крепко сжимая нефритовую табличку, в этот момент он окончательно осознал, что все техники Секты Духовной Реки неразрывно связаны, шаг за шагом выстраивая лестницу к высшей цели… Воле!

«С Волей я, наконец, смогу завершить свою Технику Управления Человеком, и даже разберусь с силой притяжения-отталкивания!»

- Воля… - пробормотал Бай Сяочань, взгляд его упал на небольшой камень рядом, он решил для начала не использовать мощные божественные способности, а лишь представил, как взлетает этот камень.

И в этот миг, маленький камень, повинуясь мыслям юноши, вдруг яростно затрясся. Хоть он и не взлетел, но явно зашевелился, это уже сильно обрадовало Бай Сяочаня. Он заставил этот камень зашевелиться без использования всяких техник, не использовав и капли внутренней энергии, лишь силой собственной мысли.

Спустя некоторое время Бай Сяочань кое-как унял разбушевавшиеся чувства, решив набрать большой чан воды Реки Ведущей в Небеса и приступить к тренировкам. И тут он внезапно вспомнил о своей Технике Бессмертия. Закрыв глаза, он начал вспоминать детали наследия, полученного им от кровавого предка, третий том техники…

Бессмертные Мускулы!

Мускулы являются источником скорости, именно крепость мускулов дарит человеку силу и крепость тела. Если объединить скорость и силу в одном ударе результат будет просто ошеломляющим, превзойдя всё, что было у него ранее!

Более того, Бессмертные Мускулы не только даровали высочайшую скорость и увеличивали физическую мощь и силу ударов, в третьем томе содержались и уникальные божественные способности. Каждый удар руки или ноги мог отныне содержать в себе эту невероятную, таинственную силу.

Силу способную запечатать всё что угодно!

Каждый из двух первых томов даровал не только чистую физическую мощь, но и таинственные божественные способности, и третий тоже не был исключением.

«Бессмертная Печать!» - глаза Бай Сяочаня ярко сверкнули, этот третий том, также позволял освоить новую божественную способность наподобие Горло-Дробительной Хватки и Сокрушающему Горы Удару!

Однако третий том Бессмертных Мускулов отличался от двух первых, в нём не было разделения по уровням, вместо этого упор шёл на укрепление всего тела. И потому выделялись отдельно все четыре конечности, тело и голова. Только завершив укрепление каждой из частей тела, эту технику можно будет считать завершённой!

Перевёл: Андрей Метелицин(AndreyNord)

 

Глава 349 - Любовное письмо

Тщательно изучив секретную технику Секты Холода Развития Воли, а также Бессмертные Мускулы, Бай Сяочань преисполнился ожиданий, предвкушая великое будущее. Также он почувствовал, что тренировки дадут ему практически безграничную жизненную силу, он и сам толком не знал, насколько точно увеличится срок его жизни, но он точно достигнет как минимум тысячи лет, что ещё больше воодушевило юношу.

Многие считают культивацию и тренировки скучным и нудным занятием, но Бай Сяочань отдавался им всей душой, одновременно изучая технику Развития Воли и тренируя своё тело, практикуя Бессмертные Мускулы.

Тщательно всё обдумав, Бай Сяочань решил начать укрепление тела с большого пальца левой ноги.

«Начать укрепление с носка ноги будет лучше всего!» - Бай Сяочань был полностью уверен в своём решении, он уже представлял себе, как наносит удар пальцами ноги, и враг, не принявший эту угрозу всерьёз, тут же вопит от боли, получив серьёзное ранение.

«Глупец начал бы с пальцев рук. Но что хорошего в укреплении пальцев руки? Каждый будет опасаться их ударов, к тому же они не помогут тебе сбежать при опасности. С пальцами ноги всё иначе. Эта атака не только будет неожиданной, но эти пальцы обеспечивают опору и сцепление с землёй, позволяя бежать быстрее. В случае чего это вполне может спасти мне жизнь», - дойдя до этого момента в своих размышлениях, Бай Сяочань окончательно убедился, что придать пальцам ног невероятную силу и мощь действительно мудрый выбор, он даже вздохнул, умиляясь своей гениальности. Юноша огляделся, желая полюбоваться своим величием в зеркало, но обнаружил, что в его пещере бессмертного нет бронзового зеркала.

«Нехорошо, что тут нет зеркала!» - чувствуя разочарование, Бай Сяочань вдруг вспомнил о той женщине из Академии Небесной Реки, которую тогда убил и обобрал, кажется, в её вещах было зеркало.

Юноша поспешил открыть сумку-хранилище и быстро отыскал там круглое зеркало с ладонь размером. Бай Сяочань также потратил некоторое время, пытаясь найти маленькую черепаху, но в итоге бросил это занятие, он уже привык к этим таинственным исчезновениям и появлениям маленькой черепахи.

Вынув зеркало, Бай Сяочань изучил его и тут же обрадовался, зеркало явно было непростой вещью, это было хорошее магическое сокровище, которое может и не сравнится с тремя высшими сокровищами, но обладало весьма интересной способностью, позволяя создавать копии обладателя.

Впрочем, у этих копий не было боевых способностей, они могли служить лишь, чтобы отвлечь или запутать противника. Однако в том бою с женщиной в чёрном Бай Сяочань полностью доминировал, к тому же он обладал Всевидящим Оком Ведущим в Небеса, так что эти трюки на нём не работали, он всегда мог увидеть, где находится настоящее тело.

«Но в целом неплохо», - оценил Бай Сяочань возможности зеркала, и тут взгляд его вдруг вспыхнул, он ещё внимательней всмотрелся в зеркало, а во лбу его открылся третий глаз.

Фиолетовый свет ярко озарил пещеру бессмертного, Бай Сяочань некоторое время изучал артефакт, затем третий глаз вновь закрылся, взгляд юноши стал весьма задумчивым.

«Похоже даже эта женщина не знала, что главная сила этого зеркала вовсе не в создании магических копий, оно способно… Поддерживать и сохранять живой душу!» - Бай Сяочань был немало удивлён этим открытием, в этом зеркале он, благодаря своему Всевидящему Оку Ведущему в Небеса, ощутил колебания энергии схожими с воздействием таинственной маски, хотя качество материала было на совершенно ином уровне, по сути зеркало могло выполнять ту же задачу, разве что с некоторыми небольшими отличиями.

Довольный этими результатами, Бай Сяочань разместил зеркало рядом, после чего вернулся к тренировкам, так быстро пролетело пол месяца.

Одной из ночей, когда Бай Сяочань медитировал, тренируясь, все волосы на его еле вдруг встали дыбом и он резко распахнул глаза. Земля вокруг пульсировала, пронизанная странной энергией, на этот раз всё произошло стремительно, колебания разом охватили весь пол пещеры, снова пахнуло неестественным ледяным холодом, отгораживая пещеру от внешнего мира.

И вновь из сумки-хранилища хлынул красный свет, маска снова воспарила в воздух, и тут же торопливо раздался таинственный, явно встревоженный крик.

- Не…

Бай Сяочань чуть не задохнулся. Не успел голос произнести ещё хотя бы одно слово, юноша без колебаний вытащил ещё больше талисманов, чем в прошлый раз, наполнил их мощью небесного ядра бессмертия и метнул в маску.

Крик, исходящий от маски, тут же резко оборвался, маска упала на пол, и все колебания таинственной энергии разом исчезли.

Тут же из маски вылетела дрожащая душа фальшивого Е Цзана.

- Конец! - завопил он, - Нам конец! Они снова пришли! Что нам делать! Что же нам теперь делать?!

Бай Сяочань также был сильно напуган, он был уверен, что промедли он хоть немного, и это место, отрезанное от мира, стало бы для них опаснейшей ловушкой.

- Проклятье, они никак не успокоятся! – сжав зубы, Бай Сяочань посмотрел на душу фальшивого Е Цзана, после недолгих колебаний, он окончательно решился и произнёс, - Фальшивый Е Цзан, я предоставлю тебе новое убежище, ты должен помочь мне, иначе, клянусь, я брошу тебя вместе с этой маской в Реку Ведущую в Небеса на корм рыбам!

Фальшивый Е Цзан затрясся ещё сильнее, он хотел было что-то сказать, но увидев пылающий взгляд Бай Сяочаня, не посмел раскрыть рот, лишь панически кивнув.

- Не верю, что я, вытерев пол этим старым кроликом, не смогу справиться с какой-то ничтожной маской! – фыркнув, Бай Сяочань, тут же взял зеркало, и после тщательного изучения, сложил руками печать, указав на маску. Фальшивый Е Цзан тут же вскрикнул, чуть ли не разрыдавшись, однако, поймав взгляд Бай сяочаня, тут же зажал рот, не смея больше раздражать его.

Бай Сяочань сконцентрировался на процессе, обращаясь к сокрытой в его теле силе небесного дао, его ядро бессмертия начало стремительное вращение, внутренняя сила начала набирать обороты, заставив его правую руку озариться золотым светом, раскрылся даже третий глаз в его лбу, Всевидящее Око Ведущее в Небеса, озарив всё вокруг ещё более ярким фиолетовым светом, чем прежде.

Устрашающая своей мощью аура хлынула от Бай Сяочаня, под воздействием Всевидящего Ока Ведущего в Небеса, следы его фиолетового света появились даже в золотом сиянии. Аура небесного дао, подчиняясь силе ока, пала на маску. И в этот миг Бай Сяочань разглядел едва видимую призрачную нить, связывающую душу фальшивого Е Цзана с маской.

Едва увидев эту нить, Бай Сяочань без колебаний стремительно протянул правую руку, сияющую золотым светом, к нити между фальшивым Е Цзаном и маской и… Разорвал её!

- Разорвись! – с криком Бай Сяочань рванул призрачную нить, нить задрожала, она была невероятно прочной, разорвать её было непросто, но под воздействием небесного дао, долго сопротивляться не могла даже она, истончаясь… пока не оборвалась окончательно!

Стоило нити порваться, как фальшивый Е Цзан тут же издал отчаянный, жалобный крик, его душа потеряла связь с маской, и в тот же миг он ощутил, как его затягивает в небытие.

Фальшивый Е Цзан до смерти перепугался, его крики стали ещё более отчаянными, Бай Сяочань также сразу напрягся. Хорошо, что он заранее разместил зеркало рядом, юноша взмахнул рукавом и зеркало тут же взлетело, направляясь прямо к парящей душе фальшивого Е Цзана, и прежде, чем несчастного окончательно поглотила пустота, зеркало втянуло его в себя.

Закончив со всем этим, Бай Сяочань кое-как отдышался. Хотя всё выглядело довольно просто, на деле это потребовало огромных затрат энергии. Первым делом он сразу изучил состояние фальшивого Е Цзана в зеркале. Его душа заметно ослабела, однако всё же не была разрушена, лишь впала в ступор от пережитого.

После этого Бай Сяочань яростно посмотрел на маску. Фыркнув, он достал ещё кучу талисманов, и как можно тщательнее постарался запечатать её, только окружив маску многословной защитой, Бай Сяочань вздохнул с облегчением.

- Теперь посмотрим, сможете ли вы провернуть свои трюки ещё раз, прорвавшись через всю эту защиту! – довольный результатом, Бай Сяочань убрал маску, и вернулся к тренировкам.

Прошло ещё пол месяца. За это время маска больше ни разу не проявляла нежелательной активности, однако прогресс тренировок и культивации Бай Сяочаня начал понемногу замедляться, он даже начал отвлекаться, чтобы лучше изучить создание Пилюли Обращённой реки.

И вот, когда эти пол месяца подошли к концу, Бай Сяочань больше не смог усидеть на месте.

«В конце концов, я уже достиг уровня ядра бессмертия, всегда нужно уметь сочетать работу с отдыхом, не всё же время только тренироваться», - Бай Сяочань находил решение прервать пока свою закрытую тренировку всё более разумным, так что в итоге открыл свою пещеру бессмертного и вышел наружу.

Вдыхая свежий воздух, Бай Сяочань окинул взглядом Секту Обращённой Вспять Реки, и сердце его наполнилось гордостью. Сцепил руки за спиной, он с величественным видом начал спускаться с Горы Обращённой Вспять Реки, планируя совершить прогулку по секте.

«Если подумать, я давно уже не видел старшую сестру Сун…» - стоило Бай Сяочаню вспомнить горячую красоту Сун Цзюньван, у него сразу потеплело на сердце, моргнув, он решил отыскать её и обменяться парой ласковых слов.

Прогуливаясь, он слушал шелест листвы тенистых деревьев и слушал щебет порхающих в небе птиц. Куда ни кинь взгляд, вся Секта Обращённой Вспять Реки полнилась богатой духовной энергией, это место было похоже на настоящие райские кущи. Где бы он ни походил, повсюду он встречал учеников Секты Обращённой Вспять реки, мужчин женщин, и взгляд каждого такого ученика, обращённый на него, был полон уважения и благоговейного трепета. И неудивительно, благодаря своему статусу младшего патриарха, Бай Сяочань занимал одну из ключевых позиций в секте, являясь центром всеобщего внимания.

Особенно это касалось учеников ответвлений Мистической Реки и реки Пилюль, которые мало что знали о настоящем Бай Сяочане, потому их взгляды были наиболее фанатичными. В конце концов, юноша любил покрасоваться перед публикой, потому сохранял возвышенный и благородный вид, к тому же был довольно хорош собой. По правде говоря, имелось даже довольно много молодых учениц, искренне верящих, что они влюблены в него.

И вот, когда Бай Сяочань проходил по территории ответвления Мистической Реки, улыбаясь и приветствуя встречных учеников, к нему вдруг подбежала молодая девушка. Девушка выглядела весьма изящно и симпатично, вся залившись краской, она подскочила прямо к несколько удивлённому Бай Сяочаню. Кусая губки, и не смея взглянуть юноше прямо в глаза, девушка неуклюже сунула ему в руки письмо и так же поспешно убежала.

Культиваторы обычно использовали нефритовые таблички, так что такие письма, написанные от руки, встречались довольно редко. Бай Сяочань замер, оторопело глядя на письмо в своих руках. Там на конверте красноречиво красовалось сердечко…

- Это же… - Бай Сяочань распахнул глаза, у него перехватило дыхание, его буквально затрясло от волнения.

- Любовное письмо!

Перевёл: Андрей Метелицин(AndreyNord)

 

Глава 350 – Ты врёшь!

Проходившие мимо ученики невольно замедлили шаг, глядя на Бай Сяочаня.

Письмо, которое он держал, определённо было… любовным письмом!

Не каждый день случалось, чтобы Бай Сяочань получал любовное письмо, взглядами ученики благословляли его, хотя у некоторых парней к этим чувствам примешивалась лёгкая зависть.

У Бай Сяочаня даже руки дрожали, сжимая любовное письмо, сердце его отчаянно билось, дыхание участилось, глаза были распахнуты, волнение юноши было невероятным.

«Это первое… любовное письмо, которое я получил за всю свою жизнь! Прежде мне посылали лишь вызовы на дуэль!» - Бай Сяочань аж готов был прослезиться, он вздохнул, нежно посмотрев вслед вручившей это письмо ученице, которая стремительно убегала, словно перепуганный кролик, - «Хоть я и не знаю твоего имени, это… Это первое письмо в моей жизни, я буду бережно хранить его, чтобы показывать потом потомкам, и они могли оценить насколько популярен был их старик патриарх в молодости!»

Чувства Бай Сяочаня были просто безграничными, он вдруг подумал, что Секта Обращённой Вспять Реки наконец-то по-настоящему приняла его, и признательность её членов за его заслуги достигла своего пика.

«Я люблю секту и её члены любят меня…» - Бай Сяочань ещё больше укрепил уверенность в себе, отдышавшись, он с великим трудом успокоил бурю чувств в своём сердце, бережно взяв любовное письмо, он убрал его в свою сумку-хранилище, как величайшее сокровище, после чего приподнял подбородок и взмахнул рукавом, чтобы сказать что-нибудь этакое, как вдруг внезапно…

Со стороны быстро подошла девушка из Секты Мистической Реки, покусывая нижнюю губу, она явно старалась набраться решимости. Приблизившись к Бай Сяочаню она, вся покраснев, поклонилась, быстро достала письмо и вложила в руку Бай Сяочаня, после чего поспешно удалилась.

Бай Сяочань так и замер… Оторопело посмотрев на письмо в руках, он обнаружил, что на этот раз на нём не было сердечка, зато была картинка двух человечков, держащихся за руки.

Потрясён был не только Бай Сяочань, но и ученики, собравшиеся вокруг посмотреть, что происходит, послышались удивленные возгласы.

- Младший патриарх получил любовное письмо… И это явно не недоразумение, он получил их сразу два подряд

- Аххххх, я, Сюй Сяошань, молодой, прекрасный и выдающийся юноша (Прим. пер. В оригинале тут что-то про нефритовое дерево на ветру, но суть примерно такая.), почему мне никто никогда не отдавал любовных писем?

Пока окружающие продолжали оживлённо обсуждать случившееся, у Бай Сяочаня продолжали трястись руки, в итоге он и вовсе задрал голову к небу и издал полный радости крик. Его глаза блестели, он весь дрожал от возбуждения, сердце его переполняли чувства, он был тронут до самой глубины души.

«Это второе любовное письмо… которое я получил за всю свою жизнь! Я и подумать не мог, что сегодня… Получу целых два!» - Бай Сяочань был крайне взволнован, нежно дыша, он посмотрела на далёкую уже фигурку девушки, отдавшей ему любовное письмо, после чего во взгляде юноши появились непередаваемые твёрдость и решимость, - «Я не могу быть таким эгоистом, с тех пор, как я стал младшим патриархом, я больше не принадлежу себе, я принадлежу всей секте, всем её членов, в том числе и всем её молодым девушкам и женщинам!»

Излучая праведную, мужественную ауру и сверкая глазами, юноша решил, что визит к Сун Цзюньван может и подождать, а пока он лучше прогуляется по этим горам ответвления Мистической Реки.

Прогуливаясь, ему не пришлось слишком долго ждать появления третьей девушки, которая, подбежав, также застенчиво протянула Бай Сяочаню ещё одно письмо.

А потом и четвёртая, пятая, шестая…

За следующие два-три двойных часа, эмоции Бай Сяочаня становились всё сильнее, он получил целые десятки любовных писем, все были написаны от руки, и строки их были полны любви.

Это вызывало в небольшой толпе учеников, решивших из любопытства последовать следом, настоящий переполох.

- Небеса, ещё одно!

- Как так может быть, получить столько любовных писем, это же, это…

- Все эти девушки что - слепые? Может я и не младший патриарх, но тоже избранный небесами!

Бай Сяочань уже тоже был ошеломлён, первые несколько любовных писем он лишь сильнее радовался, но писем уже были целые десятки, так что он уже с трудом верил в происходящее. Под всё новыми влюблёнными взглядами, смущённых, раскрасневшихся девушек, у него в душе сталкивались, бушуя моря, и рушились горы.

«Я что… И правда настолько выдающийся?» - думал Бай Сяочань, у него голова шла кругом.

В итоге он наконец покинул горную цепь ответвления Мистической Реки, однако стоило ему оказаться на территории гор Реки Пилюль, как его тут же подбежало несколько девушек, которые также смущённо начали вручать ему свои любовные послания.

Нашлась даже особо креативная девушка, вручившая ему духовную пилюлю, вся поверхность которой была испещрена бесчисленными надписями.

Только в сумерках Бай Сяочань вернулся к себе на Гору Реки Обращённой Вспять, он чуть не падал в обморок, слишком уж большое счастье обрушилось на его голову, он совсем не был готов к такому.

«Всё-таки я слишком выдающийся человек. Ха-ха, полагаю это всё моё невероятное очарование. Только человек с моей безграничной харизмой сможет наслаждаться таким отношением» - глупо смеясь Бай Сяочань вернулся в свою пещеру бессмертного, где и уселся, скрестив ноги, однако не стал тренироваться, вместо этого он достал всю эту кучу полученных любовных писем, и начал открывать их одно за другим, внимательно читая каждое.

Перед ним представали образы всех этих молодых очаровательных учениц, что, стоя перед ним, застенчиво выражали свою любовь.

Бай Сяочаня пробирала дрожь, кровь кипела, он весь раскраснелся, всю ночь сердце его кипело эмоциями, к тому моменту, когда он закончил читать все эти любовные письма, уже почти рассвело.

На рассвете Бай Сяочань вскочил на ноги, лицо его сияло, приведя в порядок одежду, он поспешно вышел из пещеры бессмертного, однако тут же вернулся, после недолгих раздумий, одев свою мантию младшего патриарха.

Это было поистине роскошное одеяние, из синего, как вода, шёлка, переливающегося волнами, поверх было вышито пять золотых драконов, которые, словно живые, двигались вместе с движениями Бай Сяочаня, мантия сияла необычным светом, придавая Бай Сяочаню ауру таинственности и величия.

Эта мантия была специально подготовлена для недавней торжественной церемонии, и Бай Сяочань носил её только в те семь дней, решив, что она не слишком удобна для повседневной жизни. Однако сейчас он вновь достал её и, одев, внимательно оглядел себя в бронзовое зеркало. Решив, что такого красавца трудно отыскать, он гордо рассмеялся, и снова открыл двери, покидая свою пещеру бессмертного.

Весь день, он сохранял величественный вид, гордо приподняв подбородок, и обходил владения всех четырёх ответвлений секты. Его вид сразу привлёк внимание учеников Секты Обращённой Вспять Реки, вчерашние события с любовными письмами, перебродив за ночь в умах свидетелей, успели породить целую волну слухов, мало кто не слышал об этом, так что, увидев новый облик Бай Сяочаня, многие встретили его весьма странными взглядами.

Впрочем, эти странные взгляды в основном принадлежали только парням… Глаза же девушек, при виде блистательного вида Бай Сяочаня, начали сверкать лишь ещё ярче.

Потому… всего за час Бай Сяочань с возбуждением обнаружил, что ещё больше девушек готовы вручить ему свои любовные послания. На этот раз они были не только из Мистической Реки и Реки Пилюль, даже в ответвлении Кровавой Реки отыскались девушки, пожелавшие поделиться с ним своими чувствами, вручая любовные письма.

Это вновь потрясло наблюдателей, особенно парней, которым только и оставалось, что удручённо вздыхать.

- Это… Да как так?!

- Небеса, да младший патриарх за эти два дня получил уже больше сотни любовных писем!

- Это просто безумие, безумие…

Бай Сяочаня буквально распирало от эмоций, но он как мог сдерживался, стараясь придать выражению своего лица как можно более мягкий и тёплый вид, он улыбкой отвечал каждой новой девушке, вручавшей ему своё любовное письмо.

Особенно радовали его перешёптывания следующей по пятам толпы, иногда сменяющиеся эмоциональными вскриками потрясения и зависти. Сердце Бай Сяочаня буквально расцветало от радости. Так юноша провёл ещё несколько дней. Ночи же он тратил на чтение всех этих любовных писем. Происходящее быстро стало темой разговоров для всей секты.

Практически каждый культиватор слышал, что Бай Сяочань заслужил благосклонность чуть и не всех девушек секты.

Почти все ведущиеся разговоры, так или иначе, касались Бай Сяочаня; каждый только говорил о нм. Сюй Баоцай, Первый Толстяк Чжан и остальные сильно завидовали другу. Однако новости дошли и до Хоу Сяомэй и Сун Цзюньван, обе она сразу помрачнели, в глазах вспыхнул яростный гнев.

- 371 письмо! Ха-ха, всего за несколько дней я получил 371 любовное письмо! – вызвавший весь этот ажиотаж Бай Сяочань сидел в своей пещере бессмертного, возбуждённо глядя на целую гору писем перед собой.

- Я… Я действительно настолько выдающийся? – Бай Сяочань был в полном восторге, он был невероятно доволен собой, взяв бронзовое зеркало, он посмотрел в него, после чего вздохнул, ощутив внезапный порыв разделить с кем-нибудь свои эмоции.

- Свет, мой зеркальце, скажи, да всю правду доложи, я ли в секте всех милее, всех румяней и белее?! (Прим. пер. Шутка конечно, но примерно это он и спрашивает. :) Судя по всему автор тут развлекается, пародируя диснеевскую «Белоснежку». Так что присоединюсь, впихну пару строк из классики.)

Фальшивый Е Цзан в зеркале, услышав эти слова, поспешил притвориться, что всё ещё не пришёл в себя, за эти несколько дней, он не раз уже слышал, как Бай Сяочань повторяет похожие слова, однако не решался ответить. Он сильно боялся Бай Сяочаня и всерьёз опасался, что если его ответ не понравится, его сурово накажут.

- Не думай, что я не знаю, что ты очнулся, бронзовое зеркало, давай отвечай! – рявкнул Бай Сяочань, пристально глядя на зеркало.

Перепуганный фальшивый Е Цзан тут же подал признаки жизни, его лицо появилось на поверхности зеркала и он поспешно ответил:

- Вы, конечно, спору нет, в этой секте всех милее, всех румяней и белее.

- Ах ты мерзкое стекло! Это врёшь ты мне на зло, - притворившись разозленным, прикрикнул Бай Сяочань.

Фальшивый Е Цзан так перепугался, что чуть в обморок не рухнул. Особенно ужасал его горящий взгляд Бай Сяочаня, тот явно казался разъярённым, так что фальшивый Е Цзан разразился истошными, перепуганными криками:

- Я не вру! Я… Я клянусь, клянусь, что абсолютно точно не вру, не только во всей секте, но и во всём Мире Ведущем в Небеса, вы самый выдающийся человек, и никто не сравнится с вами!

Фальшивый Е Цзан почти готов был разрыдаться от страха, что слишком затянул с ответом.

- Правда? – с сомнением откликнулся Бай Сяочань.

- Абсолютная правда! – тут только фальшивый Е Цзан понял, чего на самом деле хочет Бай Сяочань, потому ответ его прозвучал быстро, был категоричен и полон абсолютной уверенности.

Бай Сяочань кашлянул, на лице его отразилось удовлетворение, отложив зеркало, он снова посмотрел на гору писем перед ним, невольно расплываясь в улыбке.

- Ну, раз уж ты так говоришь, думаю, я понял. Неудивительно, что столько младших сестёр так сильно любят меня. Вот оно как.

Перевёл: Андрей Метелицин(AndreyNord)

 

Глава 351 - Заходи в мою пещеру бессмертного, посидим...

Поняв, что Бай Сяочань доволен, фальшивый Е Цзан, вскрикнул в душе и крик этот был смешан с глубоким вздохом облегчения, вместе с этим страх его перед Бай Сяочанем достиг новых высот. Сердце его было полно тревоги, он просто не знал, чего ещё ожидать дальше…

Бай Сяочань, удовлетворённый, убрал бронзовое зеркало, снова углубляясь в чтение многочисленных полученных любовных писем, после чего убрал их в сумку-хранилище, решив, что все эти письма станут семейной реликвией, которую он впоследствии будет гордо показывать потомкам.

Закончив с этим, Бай Сяочань бодрый и радостный, он позанимался тайной техникой Секты Холода Развитие Воли, потом Бессмертными Мускулами укрепляя большой палец правой ноги, затем выглянул наружу, убедившись, что до рассвета ещё далеко, он почувствовал некоторое разочарование.

- Ну почему рассвет начинается так поздно, - несколько раз пробормотал Бай Сяочань, поскольку заняться было больше особо нечем, он начал изучать рецепт Пилюли Обращённой Реки.

Время шло, наступил срок четвёртой ночной стражи (Прим. пер. Как уже где-то упоминал, в древнем Китае сутки, согласно гороскопу, делились на 12 частей, или двойных часов, по современному. Пять из них, с 19 часов вечера до 5 часов утра, приходились на ночь и носили имя пяти ночных страж, конкретно четвёртая стража тянулась с 1 до 3 часов ночи), снаружи царила тишина, Бай Сяочань изучал Пилюлю Обращённой Реки, и тут он вдруг побледнел, тело его вздрогнуло от ощущения внезапного ледяного холода, колебания таинственной силы стали куда более интенсивными чем прежде, в этот раз они разом разошлись практически по всей пещере бессмертного.

Раздался жуткий грохот, который никто из посторонних не смог бы услышать, поскольку таинственная сила уже полностью отгородила пещеру от внешнего мира, одновременно с этим маска в сумке—хранилище вспыхнула куда более ярким красным светом, талисманы, запечатывающие её рвались один за другим, и процесс этот только набирал скорость.

Судя по всему, на этот раз представитель таинственной силы приложил куда больше усилий, чем когда-либо прежде, все печати были стремительно сорваны, изначальные владельцы маски явно очень хотели, во что бы то ни стало, пообщаться с Бай Сяочнем.

Маска сама собой вылетела из сумки-хранилища, тут же от неё поспешно раздался встревоженный голос, быстро обратившийся к юноше:

- Выслушай, что я …

На это раз голос успел произнести целых три слова, однако Бай Сяочань был так перепуган этим напором, что вскрикнув, не раздумывая, бросил в маску новую кипу запечатывающих талисманов, вкладывая в них всю мощь своего развития, всю силу небесного ядра бессмертия, вновь запечатав силу маски.

Но даже так маска продолжала сопротивляться, хотя голос, доносящийся от неё, и был приглушён, он всё ещё звучал, вот только уже нельзя было чётко различить, что именно он говорит. И всё же собеседник явно прилагал все усилия, чтобы любой ценой достучаться до Бай Сяочаня.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.113.182 (0.033 с.)