ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 229 - Имя Демона Чумы становится широко известным



Сюй Сяошань внезапно высоко подпрыгнул, схватив дитя крови Пика Трупов Фенъя. Бай Сяочань же, воспользовавшись моментом, поспешил отлететь подальше, даже рассердившись.

- Фенъя, прежде чем начать очищение лекарств, разве я не предупредил, что это может вызвать проблемы? И ты лично заверил, что я могу быть спокоен, так почему ты так поступаешь? Пусть ты и дитя крови, но неужели ты думаешь, что я, Е Цзан, боюсь тебя?! – отлетев, угрожающе прокричал Бай Сяочань обращаясь к дитя крови Пика Трупов.

В глубине души он был сильно встревожен, однако заставил свой взгляд наполниться яростью, от него начала расходиться зловещая аура, подняв правую руку, он продемонстрировал бутылочку с пилюлей.

- Это Пилюля Возрождения Трупа Обращённой Крови четвёртого уровня, которая была вам нужна!

Услышав слова Бай Сяочаня, дитя крови поспешил выпутаться из цепких объятий Сюй Сяошаня, глядя на бутылочку в его руках, с трудом подавив рвущийся изнутри гнев.

Он действительно говорил такое, и пусть даже он не ожидал, что ситуация выйдет из-под контроля, приведя к подобным последствиям, он всё же был дитя крови и должен был         соответствовать этому статусу, он на секунду прикрыл глаза, рвущаяся изнутри ярость рассеялась, на лице появилась улыбка.

- Просто мимолётный порыв, младший брат Е Цзан, всё это ни как не скажется на тебе, до тех пор, пока с духовной медициной не будет проблем, все данные обещания не будут брошены на ветер и непременно выполнены.

Бай Сяочань, больше не опасаясь, что собеседник отречётся от своих слов, взмахнул рукой, бросив бутылочку дитя крови Пика Трупов. Тот тут же открыл её, изучая содержимое, затем лицо Фенъя озарилось радостью, он был донельзя доволен результатом, и пусть весь Пик Трупов погрузился в хаос, хоть это и добавит головной боли, но желанная пилюля готова, и по сравнению с этим, всё остальное лишь мелкие неприятности.

- Премного благодарен! – с широкой улыбкой произнёс дитя крови Пика Трупов, даже вечный ледяной холод во взгляде ненадолго исчез, он тут же взмыл в небо, направившись в сторону Пика Предка, желая, чтобы великие старейшины оттуда разобрались с хаосом воцарившемся на Пике Трупов.

Бай Сяочань проводил его взглядом, насмешливо подумав про себя, что этому дитя крови явно не хватает сосредоточенности и ясного рассудка, чтобы по-настоящему постичь дао медицины, холодный блеск в этот момент был ясно виден во взгляде Бай Сяочаня.

«Хмпф, хорошо, что я, Бай Сяочань не только обладаю талантом, но ещё и умён. Эта Пилюля Возрождения Трупа Обращённой Крови тебе не поможет, стоит использовать её, и принявший её очищенный труп в итоге будет подчиняться моим командам!» - Бай Сяочань гордился собой, когда придёт время, он сможет сделать так, чтобы этот дитя крови развеялся в дым по щелчку его пальцев.

Гордо задрав подбородок, он обвёл взглядом собравшуюся вокруг толпу наблюдателей. Культиваторы всех трёх пиков, ощутив на себе взгляд Бай Сяочаня вздрогнули, они поспешили поклониться, накрыв кулак ладонью, демонстрируя своё уважение.

Они испытывали уже настоящий ужас и страх перед Е Цзаном, его чудовищное очищение лекарств могло превзойти любую из их способностей, действуя, скрытно и незаметно, уничтожить их тело и разум…

«Ах, как же тяжело быть выдающимся человеком, везде тебя встречают сотни взглядом, это такая головная боль».

Пока Бай Сяочань самодовольно жаловался, на глаза ему внезапно попалась Сун Цзюньван. Ощутив его взгляд, та улыбнулась уголком рта, заставив Бай Сяочаня очутить ледяной холод.

- Это… Старшая сестра Сун…

- Ты до сих пор зовёшь меня старшей сестрой? – Сун Цзюньван холодно усмехнулась, пристально глядя на Бай Сяочаня, после чего, фыркнув, удалилась в сторону Среднего Пика.

Остальные, переглянувшись, поспешили также разойтись.

Вскоре в воздухе остался один Бай Сяочань.

Бай Сяочань встревожился, взгляд Сун Цзюньван ясно дал ему понять, что его ждёт немало проблем в будущем, так что он невольно вздохнул.

Однако у него не было другого выбора, кроме как вернуться, тайком прокравшись в свою пещеру бессмертного на Среднем Пике, он сел там, охваченный тревогой.

- Что же делать… Сун Цзюньван явно затаила на меня обиду. Мне теперь что, правда нельзя возвращаться? – Бай Сяочань нахмурился, стараясь отыскать какой-нибудь способ, чтобы наладить с Сун Цзюньван отношения.

И пока Бай Сяочань пытался найти выход, прошло уже несколько дней. Галлюцинации, охватившие Пик Трупов отступили так же быстро и внезапно, как и начались, культиваторы начали один за другим приходить в себя, растерянно оглядываясь вокруг, постепенно вспоминая, что они недавно творили. И каждый из них в итоге издавал один и тот же яростный крик.

- Е Цзан, отныне мы заклятые враги!

- Е Цзан, я убью тебя!

Особенно те несколько пострадавших кроваво-красных старейшин, их скорбь и негодование сложно было описать словами, все они тут же отгородились от мира под видом тренировки. Казалось бы, статус великого старейшины не давал ему вот так просто отойти от дел и отгородиться от мира, но он уже не мог этого выносить, он готов был выть в небеса от одного упоминания орлов в его присутствии… И закрылся ото всех.

И это ещё цветочки, был ещё ученик, что под воздействием галлюцинаций домогался своего очищенного трупа и почти довёл дело до конца, когда он пришёл в себя, отчаянный крик был слышен по всему пику.(Прим. пер. Небольшое художественное допущение.)

Многие мечтали убить Е Цзана, чтобы хоть так смыть свой позор, вот только у них не было возможности попасть на Средний Пик, потому они могли лишь вариться в собственном отчаянии и безумии, сжать зубы и терпеть, а имя Е Цзана, особенно его прозвище, Демон Чумы, вновь прогремело на всю секту и за её пределами.

Имя Демона чумы стало широко известным…

Бай Сяочань узнав обо всех этих подробностях, с одной стороны думал, что ученики секты слишком жестоки и им явно не хватает терпения, с другой Секта Кровавой Реки оказалась прекрасным местом, даже когда он вызвал столь большие проблемы, для него всё закончилось хорошо.

Теперь Бай Сяочаню любыми путями необходимо было решить проблему с Сун Цзюньван.

- Остаётся только сделать подарок… - Бай Сяочань, вздыхая, долго обдумывал эту идею, затем решительно взялся за очищение лекарств.

Прошло несколько дней, и он успешно очистил зелёную духовную пилюлю. Положив её в розовую бутылочку, он с некоторыми колебаниями покинул свою пещеру бессмертного и отправился в верхние области пика.

Культиваторы, которых он встречал по пути, сразу менялись в лице и почтительно кланялись, однако Бай Сяочань сейчас был не в том настроении, чтобы тешить своё самолюбие, так что просто проходил м имо с холодным видом.

Впрочем, для людей это была вполне ожидаемая реакция. Если бы Бай Сяочань им вдруг приветливо улыбнулся, у них бы душа ушла в пятки, они бы не знали, кланяться ли им ниже, или сразу бросаться на колени, моля о пощаде.

Вскоре Бай Сяочань прибыл к кровавому озеру, за которым находилось жилище Сун Цзюньван. Пройдя по алле между кровавыми водопадами, он подошёл ко входу и почтительно поклонился, накрыв кулак ладонью.

- Е Цзан просит встречи со старшей сестрой Сун.

За водопадами двери в пещеру бессмертного охраняло двое юношей, глаза их тут же вспыхнули, они быстро переглянулись. Один тут же отправился с докладом внутрь, другой поспешил навстречу Бай Сяочаню. В Секте Кровавой Реки давно уже ходили разные слухи об отношениях между Бай Сяочанем и Сун Цзюньван, делались самые разные предположения, однако никто не смел открыто сплетничать о Бай Сяочане, боясь, что тот затаит обиду.

Ему пришлось ждать целых два часа, сердце Бай Сяочаня начало переполняться обидой, когда он увидел, что уже смеркается. И лишь тогда он получил приглашение от Сун Цзюньван и двери её пещеры бессмертного распахнулись перед ним. Бай Сяочань, стараясь поддерживать холодный и равнодушный вид, вошёл внутрь.

Войдя, он снова увидел этот огромный бассейн, к сожалению в этот раз сунн Цзюньван не нежилась в его кровавых водах. Она встретила Бай Сяочаня восседая в кресле главного зала, равнодушно и холодно смотря на него, не проявляя никаких эмоций.

- Разве ты не говорил, что не вернёшься? Но ты не только вернулся, но и пришёл сюда, ко мне? – негромко произнесла сунн Цзюньван, она была одета в длинное фиолетовое платье, волосы были скреплены изящной заколкой с изображением феникса, наряд её был украшен вышивкой с тёмными узорами, на её белоснежной шее сверкали капли воды, явно оставшиеся после недавнего купания, она выглядела столь величественно и прекрасно, что любой мужчина не смог бы подавить желание завоевать её.

Бай Сяочань моргнул, затем расправил плечи, и резко протестующе взмахнул рукой, в глазах его вспыхнул холод и он сурово нахмурился.

- Хватит!

Сун Цзюньван распахнула глаза, она явно не ожидала, что он посмеет так с ней говорить, она даже вжалась в кресло, невольно вздрогнув, излучая в этот момент бесконечное очарование…

Однако она тут же вернула себе величественный вид, в глазах её вспыхнул ледяной холод, она уже собралась отругать Бай Сяочаня, как тот вдруг, холодно фыркнув, бросил Сун Цзюньван бутылочку с пилюлей.

Однако гнев Сун Цзюньван никуда не исчез, фыркнув, она подхватила бутылочку правой рукой, и тут же раздавила её, заставив пилюлю внутри выпасть и упасть на пол.

Бай Сяочань спокойно наблюдал за действиями Сун Цзюньван, однако при виде того, как она раздавила бутылочку, заставив пилюлю упасть, взгляд его помрачнел, на лице появилась кривая улыбка, он словно смеялся сам над собой.

- Я, Е Цзан, вернулся лишь затем, чтобы отдать вам эту пилюлю. Поскольку у меня не достаточно средств для покупки трав, а все ресурсы подаренные мне патриархом были уже израсходованы, мне оставалось лишь отправиться на Пик Трупов, очищать лекарства для этого Фенъя, только так я мог получить травы, нужные для этой пилюли, именно это средство духовной медицины я так жаждал очистить, чтобы подарить его… Той, кому я хотел отдать это больше всего! – голос Бай Сяочаня звучал искренне и проникновенно, эхом отдаваясь от стен пещеры.

- Пилюля доставлена, теперь я уйду, отныне обещаю, для меня, Е Цзана, вы будете только великой старейшиной, - голос Бай Сяочаня был полон искренней горечи и отчаяния, словно вместе с этой бутылочкой было разбито и его сердце.

Почтительно поклонившись, накрыв ладонью кулак, Бай Сяочань, развернулся, выглядя со спины потерянным и невероятно одиноким, и шагнул к выходу.

Сун Цзюньван растерянно замерла. Когда она услышала о приходе Бай Сяочаня, то не смогла удержаться от ехидной улыбки. И заставила она так долго ждать не только потому, что подбирала наряд, но и чтобы сломить его упрямый нрав, дать ему понять, что хоть он и удостоился внимания самого патриарха, она всё-таки великая старейшина этого пика и потому недопустимо так откровенно заигрывать с ней.

Она и подумать не могла, что Бай Сяочань, придя к ней сам осудит её, она была гордой женщиной, занимала высокое положение, и потому не смогла сдержать чувств, стоило бутылочке оказаться в её руке, и та разбилась сама собой, только тогда она увидела ещё и пилюлю. И она уж точно не ожидала от него тех слов, что последовали затем.

Сун Цзюньван бросила взгляд на пилюлю упавшую на пол, затем на одинокую спину Бай Сяочаня, она сама не знала почему, но сердце её в этот момент болезненно и отчаянно сжалось, такого она не испытывала за всю свою жизнь, слава сами сорвались с её губ:

- Постой!

Бай Сяочань тут же обернулся назад к Сун Цзюньван и вновь почтительно поклонился.

- Я внимательно слушаю, великая старейшина хочет отдать мне какой-то приказ? – голос Бай Сяочаня был холоден и лишён эмоций, словно он действительно спрятал все свои чувства в саой глубине сердца и теперь старшая сестра Сун отныне действительно будет для него лишь великой старейшиной.

- Ты… - Сун Цзюньван слегка побледнела, но так и не нашлась что сказать, в душе её творился настоящий хаос.

- Если ничего, то Е Цзан вынужден вас покинуть, - холодно ответил Бай Сяочань, затем развернулся и вышел из пещеры бессмертного.

Только отлетев подальше, он смог наконец судорожно выдохнуть, сердце билось как сумасшедшее.

«Это должно сработать… Если и это не поможет, то я даже не знаю», - Бай Сяочань, полный тревоги, поспешил вернуться к себе, вздыхая в глубине души, он чувствовал, что от женщин действительно слишком много проблем, и чем более высокое положение они занимают, тем более властными становятся.

 

Глава 230 - Если она применит силу... что тогда?

Когда Бай Сяочань покинул пещеру бессмертного, Сун Цзюньван почувствовала некоторое раздражение, в груди её что-то сжалось, но эти чувства ей самой было очень трудно выразить, потому она просто смотрела как он холодно посмотрел на неё и ушёл.

- Е Цзан, этот тупица! – Сун Цзюньван закусила губу, взгляд её упал на пилюлю, по знаку её правой руки пространство исказилось, и пилюля взлетела, приземлившись ей прямо на ладонь.

Внимательно осмотрев её, Сун Цзюньван изменилась в лице, это определённо была пилюля четвёртого уровня, она не предназначалась ни для повышения мощи культиватора, ни для лечения или восстановления сил, однако у неё был невероятно приятный аромат.

- Пилюля Духовного Аромата четвёртого уровня… - с изумлением прошептала Сун Цзюньван, хоть она и не занималась очищением лекарств, однако обладала богатым опытом и потому сразу узнала эту пилюлю, что создана специально для женщин.

Если проглотить её, тело начнёт издавать столь же приятный аромат, пилюля позволяет сделать кожу более мягкой и белоснежной, даже позволяет убрать некоторые застарелые шрамы. А уж если речь идёт о четвёртом уровне, то он и вовсе позволяет очистить весь организм до самых костей. Хотя эффект скорее общий, после него женщина может и не рождается заново, но он позволяет обычной женщине стать более красивой.

Для мужчин как правило подобный эффект не стоит пилюли четвёртого уровня, однако всё равно на аукционах эти пилюли обычно выставляют по ошеломляющим ценам, даже если бы Сун Цзюньван использовала все свои семейные связи, для неё достать даже одну такую было совсем непросто.

Когда она взяла пилюлю, взгляд Сун Цзюньван наполнился нежностью, она снова вспомнила произнесённые только что Бай Сяочанем слова, невольно погрузившись в молчание. И в этой тишине, она почувствовала, что по поверхности озера её сердца прошла странная рябь, словно там в глубине шевельнулось что-то большее, однако рябь вскоре стихла, оставив лишь слабую улыбку у неё а губах.

- Маленький паршивец, ты решил использовать другой путь, чтобы соблазнить меня? Ах, никогда ещё старшая сестра не сталкивалась с таким, кто знает, дьяволёнок, может у тебя и получится, - вздохнув, Сун Цзюньван ещё раз внимательно осмотрела пилюлю и, убедившись, что в ней нет никаких посторонних веществ и она безопасна, проглотила её.

Прошло несколько дней, всё это время Бай Сяочань в тревоге провёл в своей пещере бессмертного, конечно он не был тем крутым неустрашимым парнем, которого изображал, но когда к нему пришла Сун Цзюньван, он тут же вышел ей навстречу, снова приняв этот образ. Впрочем та, сказав всего несколько слов, тут же развернулась и ушла.

- Твоя пилюля была слишком грязной, меня бы вырвало от неё, потому ты обязан создать для меня ещё одну, с поистине чарующим ароматом.

Бай Сяочань был несколько растерян, увидев, что Сун Цзюньван уже уходит. Весь процесс занял время, которого едва хватило бы, чтобы сгорела половина палочки благовоний, словно она пришла специально, чтобы сказать эти слова.

- Эта роковая красавица, что она хотела сказать таким поведением? – Бай Сяочань был немало удивлён, долго раздумывая над причиной, как вдруг принюхался и тут же ухмыльнулся.(Прим. пер. Герой использует для описания Сун Цзюньван иероглифы, которые могут означать как дьяволицу, злодейку, несчастье, так и красавицу. Пусть будет роковой красавицей.)

- Это определённо запах моей Пилюли Духовного Аромата, когда я занимался очищением, то добавил жасмин в качестве основы, так что, проглотив её, естественно обретёшь этот аромат, - Бай Сяочань тут же почувствовал облегчение, она определённо съела его пилюлю и теперь пришла ещё за одной, это вполне объясняет случившееся только что.

- Но эта роковая красотка действительно требует слишком многого, ей понадобился более чарующий аромат, она и так уже невероятно чарующа и ей этого всё ещё недостаточно? – Бай Сяочань покачал головой, но вдруг сердце его учащённо забилось, глаза широко распахнулись, во взгляде отразилась настоящая паника, - Что-то тут не так, зачем ей вообще нужна эта пилюля с более чарующим ароматом, что она собирается делать? Возможно, она хочет использовать её, чтобы соблазнить меня и использовать это как предлог, чтобы всё-таки кинуть меня в темницу? Небеса… эта роковая красотка слишком пугает…

Бай Сяочань сразу напрягся, однако поразмыслив, подумал, что может это и к лучшему, возможно, ему даже не придётся проходить весь путь до положения великого старейшины, чтобы заполучить эту вещь дарующую вечную жизнь и молодость. До тех пор, пока у него будет доступ в пещеру бессмертного Сун Цзюньван, он может попытаться найти возможность сделать всё тайно и без шума.

Придя к такому выводу Бай Сяоячань сразу же воодушевился, однако вскоре его пробрала внутренняя дрожь…

- Однако, если всё пойдёт не так, мне придётся пожертвовать слишком многим. Я действительно сильно волнуюсь, даже если я не попадусь на удочку этой роковой красавицы, она может просто потерять терпение и применить силу, и тогда для меня ничем хорошим это не кончится. Что тогда мне делать? Я же не могу просто ударить её, если она использует всю свою силу и привлекательность… Это слишком пугающе, - у Бай Сяочаня перехватило дыхание, он моргнул, долгое время сомневаясь как же поступить, однако вскоре выпятил подбородок и с решительным видом взмахнул рукавом.

- Всё это ради бессмертия, я выдержу, даже если эта Сун Цзюньван накинется на меня как дикое животное, я… я вытерплю! – ради бессмертия Бай Сяочань был готов заплатить любую цену.

Сокровенные чувства юноши были в полном беспорядке, однако он не забыл об очищении новой пилюли для Сун Цзюньван.

На этот раз в это очищение он действительно вложил все с вои силы, и вот, спустя несколько дней, он открыл алхимическую печь, новая Пилюля Духовного Аромата была очищена им, и теперь её качество было уже среднего уровня.

Теперь эта пилюля, проглоченная женщиной, не просто придавала белизну и нежность коже, раскрывая природную красоту, но изменяла всё тело, вплоть до костей, увеличивая женский шарм ещё сильнее, а аромат способен был свести с ума любого мужчину.

Взяв пилюлю, Бай Сяочань вдохнул её изысканный аромат, что буквально ласкал ноздри, он мог любого заставить забыть обо всём и подавить желание возвращаться к реальности.

- Готово! – Бай Сяочань был крайне взволнован, на этот раз очищение заняло куда больше времени, принюхавшись ещё раз, он окончательно убедился, что его организм устойчив к этому аромату, поскольку помимо собственно пилюли он очистил и принял средство, что должно было помочь защититься от его влияния. В очередной раз удостоверившись, что аромат обладает невероятно богатым букетом и непередаваемой изысканной утончённостью, он посмотрел в далёкие небеса, суровым и торжественным взглядом воина, что знает – пути назад уже нет.

- Всё ради бессмертия! – Бай Сяочань, сделав глубокий вдох, покинул пещеру бессмертного, посмотрев в серое небо, голова его была полна мрачных мыслей о том, что если роковая красавица сама набросится на него, сможет ли он в итоге выпутаться из всего этого.

Бай Сяочань уже отправился в верхнюю область горы, крепко стиснув зубы и укрепив свою решимость, как вдруг вдали, на горной дороге, увидел чью-то блестящую лысину, что спускалась вниз.

У этого человека не было не только волос, но и бровей с ресницами… Кроме того он был худым и крайне истощённым. Это был Сун Цюэ, что возвращался после визита к своей сестре, задав ряд вопрос насчёт своей дальнейшей тренировки. Примерно в тоже время, что Сай Сяочань заметил его, он также увидел Бай Сяочаня.

Взгляды их встретились, Бай Сяочань, который давно уже не видел Сун Цюэ, был сильно удивлён его видом.

- Эй, почему ты так изменился, так сильно отощал и где все твои волосы? – Бай Сяочань не стал скрывать удивления, сразу задав этот откровенный вопрос, а потом вдруг вспомнил, что, или вернее кто, мог стать причиной, увидев жажду убийства мгновенно вспыхнувшую во взгляде собеседника, он попытался неуклюже сменить тему.

- Нет, в смысле тебе так даже больше идёт, правда…

Глаза Сун Цюэ уже пылали от ярости, он неосознанно коснулся своей лысины, долго копившаяся ненависть мгновенно разрослась до невероятных масштабов. То пламя, в эпицентре которого он оказался несколько месяцев назад после взрыва алхимической печи, выжгло каждый волосок на его теле. Однако у него ещё и оказался побочный эффект, как ни странно, хотя пошло уже столько времени, новые волосы так и не проклюнулись.

Всё это время, каждый раз, как он смотрелся в бронзовое зеркало и видел свою новую внешность, его сразу охватывали депрессия и безумная ненависть. Одного этого уже было более чем достаточно. Однако потом пришла ещё и эпидемия диареи, он до сих пор помнил как ужасно мучился, бегая в туалет по сотне раз в день. На его взгляд, сказанное только что Бай Сяочанем было откровенным издевательством и провокацией!

Сун Цюэ всегда был в Секте Кровавой Реки на особом счету, мало кто осмеливался провоцировать его, а теперь он вынужден постоянно страдать и терпеть издевательства из-за этого Е Цзана, это оскорбление стало последней каплей, он уже не мог просто терпеть всё это, гнев его внезапно вышел из-под контроля.

- Е Цзан, ты зашёл слишком далеко! – взревел Сун Цюэ, шагнув вперё1д и преграждая Бай Сяочаню путь, - С тех пор как ты попал на Средний Пик, ты приносишь одни неприятности. Е Цзан, на этот раз я…

- Малыш, хватит шуметь, иди поиграй где-нибудь ещё, у меня тут серьёзные дела, не стой у меня на пути, - когда Сун Цюэ заорал на него, Бай Сяочань также разозлился, подумав, что уже сотню раз объяснял, что сделал всё это не специально, более того у него и так сейчас проблем хватало, так что он резко прервал речь Сун Цюэ.

После таких слов Сун Цюэ буквально взорвался, то как Е Цзан осадил его, выглядело так, словно взрослый делает замечание расшалившемуся ребёнку. Сун Цюэ, подняв лицо к небу, оскорблёно взвыл, его сила разом пришла в движение, глаза вспыхнули красным, правая рука метнулась вперёд, чтобы схватить Бай Сяочаня.

Глаза Бай Сяочаня также вспыхнули, будь это другой человек, он был бы встревожен, однако Бай Сяочань уже сражался с этим Сун Цюэ в Бездне Метеоритного Меча и победил, к тому же они уже сталкивались и в самой Секте Кровавой Реки, так что, как только Сун Цюэ бросился в атаку, Бай Сяочань шагнул ему навстречу, стремительно схватил за руку и яростно швырнул вниз с горы.

Мощь техники Бессмертной Ваджры пришла в движение, с грохотом расходясь по телу, Сун Цюэ почувствовал, что больше не контролирует правую руку, она была поймана в стальной захват, всё тело последовало за ней, голова закружилась от шока, и он полетел вниз с горы.

- Е Цзан! – издал пронзительный крик Сун Цюэ, пытаясь остановиться, но сила броска была слишком велика, он никак не мог справиться с ней, отправившись в долгий полёт к подножию, то и дело врезаясь в землю.

Бай Сяочань поправил одежду, не обращая больше внимания на кувырком катящегося с горы Сун Цюэ, его сознание вновь наполнилось куда более важными размышлениями, что же ему желать, если Сун Цзюньван применит силу, и он продолжил свой путь вверх к пещере бессмертного Сун Цзюньван.

Вскоре, Сун Цюэ, уже с ума сходящий от этого бесконечного падения с горы, всё-таки сумел остановиться и тут же снова бросился вверх, он был смертельно бледен, в сердце бушевало безграничное желание убить своего врага, однако, в очередной раз столкнувшись с силой Бай Сяочаня, он ощутил огромную угрозу для себя, секта не допустит этого, никто из сверстников ему не поможет, а в одиночку ему не справиться с этой задачей!

- Этот Е Цзан очень коварен, он запугал всю секту. Хотя многие ученики Среднего Пика пострадали от его рук, никто не осмелится открыто бросить ему вызов. Впрочем, хоть он заслужил признание патриарха и старшей сестры, но он всего лишь чужак, у него нет с ними настолько тесных связей. Я же, Сун Цюэ, являюсь наследником этого поколения. Мне достаточно будет обратиться к старшей сестре и попросить её вступиться за правое дело. Пусть она лично избавится от этого человека, даже если убийство невозможно, я хочу чтобы этот Е Цзан встал передо мной на колени, покаялся во всех своих грехах и признал меня главным! – пылая взглядом и решительно стиснув зубы, Сун Цюэ направился прямиком к верхней области пика.

 

Глава 231 – Я, как старший, допустил тут ошибку...

Сун Цюэ действовал быстро, в нём пылала жажда убийства, он был полностью уверен, что сестра будет на его стороне и восстановит справедливость, даже если Е Цзан и не умрёт, он точно будет серьёзно наказан.

- Я прямой наследник этого поколения семьи Сун, если бы не этот Бай Сяочань из Секты Духовной Реки, у меня было бы небесное заложение основ, и мне не потребовалось бы поддерживать сестру в соперничестве за статус дитя крови, я бы сам им стал! – Сун Цюэ глубоко вздохнул и ещё больше ускорился, направляясь к верхнему району горы, - Впрочем, это не проблема, сестра хочет получить статус дитя крови только из соображений целесообразности, она лишь временно займёт это положение, чтобы не дать Сюэмэй отобрать его у семьи, как только я достигну позднего заложения основ, я ещё смогу побороться за статус дитя крови, и тогда я сохраню Е Цзану жизнь только если он окажется мне полезен, если откажется, даже места для погребения не найдётся! (Прим. пер. В данном случае используется образное китайское проклятие, смысл которого примерно сводится к тому, что «чтоб тебя даже хоронить не стали» или более развёрнуто «сдохнуть как бродяга без похорон и места на кладбище». Возможно Сун Цюэ тут ещё и каламбурит, поскольку в выражении используется иероглиф Цзан «хоронить\погребать» являющийся также и именем героя. Так что можно воспроизвести это и как «места для Цзана не найдётся».)

Уверенность Сун Цюэ, он вернул себе свой привычный внушительный вид уже достигнув верхнего регион пика и территории пещеры бессмертного великой старейшины Сун Цзюньван.

На этом кроваво-красном озере под водопадами крови сидели четверо юношей и медитировали с закрытыми глазами, стоило Сун Цюэ приблизиться и их глаза распахнулись, испуская сияние, наблюдая за приближением Сун Цюэ.

Сун Цюэ и не думал останавливаться, уверенно двигаясь вперёд по дороге через озеро. Пройдя водопады, он подошёл ко входу в пещеру, и тут четверо юношей, изменившись в лице, внезапно преградили ему путь.

- Старейшина Сун, пожалуйста, можете подождать немного… - один из юношей, прекрасно зная о выдающемся статусе Сун Цюэ, не смел на самом деле помещать ему, однако всё же заставил себя заговорить.

- С дороги, я хочу встретиться с великой старейшиной по важному делу! – Сун Цюэ и так уже кипел от ярости и жажды убийства, так что когда какой-то мальчишка посмел преградить ему путь, он чуть ли не зарычал, нахмурившись.

Обычно, приходя сюда, он не встречал никаких преград, даже с его статусом не сказать, чтобы он мог свободно приходить и уходить по собственному желанию, однако на деле разница была не так велика, Сун Цзюньван сильно любила своего племянника.(Прим. пер. То есть она его тётя?)

Однако сейчас этот юноша неожиданно посмел остановить его. Холодно фыркнув, сунн Цюэ просто отпихнул стоявшего перед ним юношу, шагнув к пещере бессмертного.

Четверо юношей сразу изменились в лице, они даже подумали о том, чтобы действительно помешать ему, всё-таки то, что сейчас внутри вместе с великой старейшиной находится тот человек было, по их мнению, большим секретом, однако они не могли остановить Сун Цюэ.

Не дожидаясь их реакции, Сун Цюэ распахнул двери пещеры бессмертного и вошёл внутрь.

В обычное время даже Сун Цюэ не был бы столь безрассуден, вот так врываясь к своей сестре, однако Сун Цюэ уже не мог больше сдерживать свой гнев, он совсем потерял голову и своё обычное спокойствие, всё остальное уже было для него неважно.

Войдя в пещеру бессмертного он не стал ждать, сразу пройдя в холл, оттуда он услышал смех сестры Сун Цзюньван, звучавший так радостно, что это лишь сильнее подстегнуло его гнев.

Всё же несколько обеспокоенный, Сун Цюэ быстро прошёл несколько шагов. Обогнув ширму, он ступил в холл, где перед ним предстало зрелище, от которого он замер, словно громом поражённый, разум его был потрясён и ошарашен, это было немыслимо, он не мог поверить, в ужасе смотря на эту картину.

Его Сестра сунн Цзюньван сидела в кресле, прикрывая рот левой рукой, смех её был подобен звону серебряных колокольчиков, щёки были залиты румянцем, нежным, словно цветы персика, а правую руку, протянутую в сторону… Нежно держал Е Цзан, внимательно осматривая и даже вдыхая её аромат.

Эта сцена потрясла Сун Цюэ, чувства его невозможно было описать словами, он даже подумал, что это всё лишь иллюзия, это было совершенно немыслимо…

Это выглядело как интимная сцена между любовниками, Сун Цюэ был в полном ступоре.

Заметив появление Сун Цюэ, Сун Цзюньван поспешно выдернула руку из объятий Бай Сяочаня, и, спрятав улыбку, сухо кашлянула, вернув себе благородный и внушительный вид великой старейшины, обративись к Сун Цюэ.

- Почему ты так резко ворвался сюда, что случилось? – хоть Сун Цзюньван и способна была в считанные мгновения принять величественный вид великой старейшины, нежный румянец на её щеках не мог исчезнуть столь же быстро, придавая её серьёзному взгляду просто невероятное очарование.

В глубине души она была сильно раздосадована, если бы кто-то другой посмел вот так ворваться к ней без предупреждения, она бы сурово наказала его, однако Сун Цюэ был её племянником, она не стала срываться на нём.

Бай Сяочань также поспешил сесть с достойным и уважительным видом, внезапное вмешательство Сун Цюэ заставило его чуть ли не подпрыгнуть от неожиданности, чувствуя себя словно пойманный с поличным любовник… Опасаясь последствий, вскоре после прихода сюда, вручив свою пилюлю, он подумал, не лучше ли будет отвлечь внимание и самому сделать первый ход, потому предложил Сун Цзюньван погадать по руке.

Сун Цзюньван до сих пор была под впечатлением от того, что Бай Сяочань продемонстрировал тогда в Секте духовной реки, потому с готовностью протянула ему руку. Слушая его комплименты, Сун Цзюньван не могла удержаться от смеха, от души наслаждаясь.

И вот теперь Бай Сяочань, набрав воздуха в грудь, с крайне почтительным видом сидел рядом с Суен Цзюньван, внимательно наблюдая за её реакцией и реакцией Сун Цюэ.

У Сун Цюэ между тем от шока перехватило дыхание, он долго не мог прийти в себя, но даже придя, никак не мог поверить в увиденное, его сердце и его взгляд опустели, сестра в его представлении всегда была гордой, элегантной и недостижимой, и тут она вдруг предстала простой девушкой, что может вот так искренне и радостно смеяться.

Это было за гранью представлений Сун Цюэ, более того, тем, кто так нежно держал его сестру за руку… неожиданно оказался этот ненавистный Е Цзан.

От всего этого, гнев Сун Цюэ в считанные мгновение вспыхнул ещё сильнее, он учащённо дышал, глаза налились кровью, он с вызовом смотрел на Е Цзана, почти сходя с ума.

- Е Цзан! – Сун Цюэ вскричал, глядя прямо на свою сестру, великую старейшину Сун Цзюньван, - Сестра, с тех пор как этот Е Цзан появился на Среднем Пике, он приносит секте одни неприятности, все ученики Среднего Пика ненавидят его до мозга костей, жизнь стала сплошной чередой страданий, я подозреваю что он шпион из другой секты, который намеревается под корень извести всю нашу Секту Кровавой Реки, я прошу у сестры избавиться от этого человека, что это послужило наглядным примером для остальных!

Сун Цюэ совсем потерял разум, яростный рёв его эхом отдавался от стен пещеры бессмертного.

Бай Сяочань слегка изменился в лице, он также пришёл в ярость, он прекрасно понимал, что Сун Цюэ пришёл сюда, чтобы жаловаться на свои обиды, однако слова Сун Цюэ оказались слишком уж близки к правде, сердце Бай Сяочаня невольно сжалось. Он уже собирался яростно всё отрицать, как Сун Цзюньван рядом с ним внезапно побледнела и вдруг резко ударила по столу.

Мощный грохот этого удара по каменному столу заглушил даже обиженный рёв Сун Цюэ.

- Молчать! – Сун Цзюньван изменилась в лице, глаза её были подобны демону, вместе с её криком, всю пещеру бессмертного словно накрыла ледяная, пробирающая до костей буря.

Сун Цюэ бросило в дрожь, с самого детства он боялся сестры, увидев её ярость, Сун Цюэ подсознательно поклонился, опуская голову.

Видя реакцию Сун Цюэ, сунн Цзюньван, хоть и с рудом, смогла вщять под контроль свой гнев, всё-таки это был её племянник, она всегда любила его, так что она заговорила серьёзно, ожидая что он поймёт.

- Малыш Цюэ, ты наследник нашей семьи Сун, твоё будущее безгранично, как можешь ты быть так глуп и недальновиден? Происхождение Е Цзана известно всем и не вызывает сомнений, и он сделал большой вклад в будущее секты. Да, действительно, в процессе пострадало несколько второстепенных культиваторов, однако он сделал это не нарочно, а ради развития дао медицины, ты же знаешь, как печально обстоят с этим дела в секте! – выражая большие сожаления, произнесла Сун Цзюньван, насчёт поведения Сун Цюэ, она искренне считала, что её племянник просто вышел из себя, потеряв контроль.

Юай Сяочань, сидевший рядом с Сун Цзюньван внимательно наблюдавший за всем, был очень тронут, он с благодарностью взглянул на неё, всё-таки Сун Цзюньван высказала всё то, что сейчас было у него на сердце, всё так и есть, он действительно не нарочно.

В этот миг, чувствуя поддержку Сун Цзюньван, он в очередной раз подумал, что всё-таки Секта Кровавой Реки очень хорошая секта.

И пока сердце Бай Сяочаня было исполнено благодарности, Сун Цюэ задрожал всем телом, с самого раннего детства до зрелости сестра часто отчитывала его, он редко находил в себе смелость возражать, однако в данный момент он уже не мог сдерживаться, особенно видя этот довольный блеск в глазах Бай Сяочаня, которого он практически только что поймал на заигрывании с сестрой, Сун Цюэ запыхтел, готовый вот-вот сорваться.

- Е Цзан, ты…

Сун Цзюньван, видя, что сунн Цюэ явно не собирается извиняться, помрачнела, сердито прокричав:

- Малыш Цюэ, хватит!

Затем Сун Цзюньван, бросив быстрый взгляд на Бай Сяочаня мягко продолжила:

- Младший брат Е, не принимай близко к сердцу, малыш Цюэ ещё слишком молод и неразумен.

Бай Сяочань вздохнул, принимая вид понимающего взрослого, затем слегка поклонился с улыбкой:

- Так и есть, малыш Цюэ молод и порывист, ему стоит ещё многому научится у старших.

Услышав, как Бай Сяочань называет его малышом Цюэ, Сун Цюэ окончательно сошёл с ума, сила в его теле пробудилась подобно взрыву, хлынувшая во все стороны злобная аура могла потрясти сами небеса.

- Е Цзан, я убью тебя! – взревев, Сун Цюэ бросился прямо на Бай Сяочаня, желая внезапной атакой разом покончить с врагом, он был слишком близко, даже у Сун Цзюньван не хватит времени, чтобы помешать.

Сун Цюэ тут же сложил печать, появилось большое кроваво-красное магическое построение, что обрушилось прямиком на Бай Сяочаня, послав мощную ударную волну, что в щепки разнесла всю мебель вокруг. Глаза Бай Сяочаня вспыхнули, он не стал уклоняться, принимая удар всем телом, он побледнел, выплюнув кровь и пошатнувшись.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.029 с.)