ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 127 – Душа, плавающая в пустоте



Просветление – это тип области. Если быть точным, это состояние, в котором человек сливается с небом и землёй, где он становится единым со всем миром и может ощутить законы небес и земли, а также понять законы всех живых существ.

Даже простые смертные могут случайно получить просветление. Просто их шансы слишком малы. Нельзя сказать, что это невозможно, но этого практически не случалось. Даже если культиваторы стадии Конденсации Ци хотели получить просветление, это тоже было несравненно трудно. Время от времени, когда появлялся кто-то, кто сумел достичь просветления, это шокировало бесчисленное количество людей.

Только всемогущие старцы, обладающие глубокой культивацией, могли иногда погружаться в Область Просветления, чтобы постичь изменения небес и земли, и ощутить Великое Дао Небес.

За тысячи лет, среди учеников Секты Духовной Реки, было лишь два человека, которые смогли войти в Область Просветления. Одним из них был Гуй Я, чей врождённый талант был поистине ужасающим, даже Шангуаню Тянь Ю недоставало по сравнению с ним.

Другим был человек, сидящий перед скульптурой, на которого все смотрели. Человек, который усердно трудился на протяжении семидесяти дней, Бай Сяочань!

На данный момент, все окружающие ученики северного берега сделали глубокий вдох, по округе эхом прокатился шум, вызванный их недоверчивыми криками.

«Бай Сяочань… он… достиг просветления?! После Старшего Брата Гуй Я, он – второй человек, которому удалось достичь просветления!»

«Хм! Как его просветление можно сравнивать с просветлением Старшего Брата Гуй Я? Старший Брат Гуй Я использовал лишь пятнадцать дней, а Бай Сяочань – целых семьдесят!»

«Не говори так. Даже если бы ты сказал нам, что мы сможем достичь просветления, если продержимся семьдесят дней, мы всё равно не смогли бы этого сделать! Это – результат собственной тяжёлой работы Бай Сяочаня!»

В толпе раздавались крики удивления, в некоторых голосах чувствовались сложные эмоции, а некоторые даже были возмущёнными, в них явно читались зависть и презрение. Несмотря на это, большинство учеников понимало, что это просветление – результат тяжёлой работы и упорства Бай Сяочаня, так что их восхищение стало ещё сильнее.

В то же время, в небе появилось шесть радуг, со свистом прорезавших воздух. Быстрее всех неожиданно оказались не Предки четырёх гор… но Ли Куинг Хао, прибывший с южного берега!

Было очевидно, что он уже обратил внимание на происходящие здесь события, и в тот же самый момент, когда Бай Сяочань достиг просветления, он сразу же появился, пальцем правой руки указывая на Испытательную Сцену. Мгновением спустя, на неё опустился экран света, окутавший Бай Сяочаня, в результате чего, те, кто были снаружи, не могли и шагу ступить на Испытательную Сцену.

В этот же самый момент, также прибыли Предки четырёх гор и Глава Секты Чжэн Юань Дон.

Старая женщина с Ирисовой Горы посмотрела в глаза Ли Куинг Хао, а затем пробежала взглядом по окрестностям. Она подавила в своём сердце изумление, вызванное тем, что Бай Сяочань всё-таки сумел достичь просветления, и торжественным голосом сказала: «Запечатайте всю Испытательную Сцену и не открывайте её до тех пор, пока не очнётся Бай Сяочань!»

«Любой, кто нарушит просветление Бай Сяочаня, будет рассматриваться как предатель! Отдел Охраны Правопорядка скоро прибудет, строго охраняйте это место!» Внезапно вмешался Чжэн Юань Дон, его голос раздался во всех направлениях. После того, как ученики внешней секты услышали его инструкции, все они склонили головы, выказывая своё уважение шести старшим прибывшим с неба.

Вскоре после этого, прибыли и расположились вокруг скульптуры ученики Отдела Охраны Правопорядка, в общей сложности десять человек. Они, скрестив ноги, сидели вокруг Бай Сяочаня, прикрывая его и защищая от любых отвлекающих факторов.

На данный момент, тот факт, что Бай Сяочань, наконец, достиг просветления, уже распространился учениками внешней секты. Постепенно, об этом узнал весь северный берег, Бэй Хан Ли, наряду со многими другими учениками, стал ещё более потрясённым, они покинули свои пещеры и бросились к Испытательной Сцене.

Вдалеке они увидели Бай Сяочаня, который находился под защитой Отдела Охраны Правопорядка. Их мысли нельзя было выразить.

«Он… на самом деле достиг просветления…»

«Семьдесят дней! Он продержался целых семьдесят дней!»

«Не говорите мне, что разрыв между нами действительно столь велик? Я этого не приму!» Бэй Хан Ли, Гун Сунь Юн, Гун Сунь Вань-эр, Сю Сонг и многие другие Избранные Небесами внутренней секты в настоящее время испытывали сложные чувства.

Зависнув в воздухе, четыре Предка северного берега также наблюдали за Бай Сяочанем, который сидел перед скульптурой, медитируя с закрытыми глазами. Когда он вошёл в Область Просветления, вся окружавшая его аура исчезла.

«Я не думал, что у него действительно получится!»

«Его идеи слишком глубоки. Его успех - не случайность».

«Кто знает, сколько дней он сможет оставаться просветлённым? Когда в Область Просветления вошёл Гуй Я, он находился в этом состоянии двадцать семь дней». В то время как четыре Предка были глубоко тронуты, в глазах Чжэн Юань Дона появился намёк на предвкушение. Он громко рассмеялся, полагая, что его мастер будет доволен тем, что он, от его имени, принял Бай Сяочаня в качестве своего младшего брата.

На лице Ли Куинг Хао тоже была улыбка. Похвала читалась в его глазах… и даже удовлетворение.

В конце концов, это - Секта Духовной Реки. Здесь был Отдел Охраны Правопорядка, а также массив формаций, установленный лично Ли Куинг Хао. Помимо культиватора стадии Золотого Ядра, ни у кого другого не было способа за короткое время разрушить защиту и нарушить тем самым просветление Бай Сяочаня.

Даже если бы практикующий стадии Золотого Ядра действительно посмел бы явиться, то он, несомненно, умер бы в Секте Духовной Реки.

Эти шесть человек, естественно, чувствовали себя непринуждённо, они ещё раз взглянули на сцену, а затем ушли.

Окружающие сцену ученики северного берега были глубоко шокированы. Их взгляды сфокусировались на Бай Сяочане, который находился под защитой Отдела Охраны Правопорядка. Всем им было интересно… как долго продлиться просветление Бай Сяочаня?

«Для того, чтобы достичь просветления, он использовал почти в пять раз больше времени, чем Старший Брат Гуй Я. Я считаю, что время, на протяжении которого он останется просветлённым, составит около двух десятых от времени Старшего Брата Гуй Я, всего пять или шесть дней».

«Оно не превысит семи дней!»

Из толпы послышалось холодное фырканье. На северном берегу было слишком много людей, а Бай Сяочань был их главным врагом. Несмотря на то, что они уважали его как сильного человека, многие ученики всё ещё испытывали к нему враждебность. Были даже такие, в чьих сердцах появилась зависть.

Быстро прошло три дня. В течение этих трёх дней, Бай Сяочань совсем не двигался, так что Юань Ци в его теле перестала истощаться. И даже начала медленно восстанавливаться!

Однако, с того момента, как он достиг просветления, вся его аура исчезла. Как будто его души больше не было в теле, словно вместо этого она слилась с небесами и землёй, и вернулась к пустоте.

Три дня назад, в тот момент, когда он закрыл глаза, его отсутствующий взгляд был проявлением состояния его разума. Он был действительно пуст, без понятия времени. Так что он не знал, сколько времени прошло. Он помнил лишь то, что в тот момент, когда ему, наконец, удалось запечатлеть в своём сознании образ чешуйчатой брони, стоящая перед ним скульптура, казалось, ожила, от неё исходила свирепая аура, а её правая лапа собиралась разорвать на части весь мир.

Казалось, что эта скульптура действительно разорвала пустоту, в результате чего, та поглотила его сознание, заставив появиться в иллюзорном мире. Его взгляд был безучастным, а разум стал белым пятном. Он забыл о том, кто он, и причину, по которой он сюда прибыл, и просто дрейфовал в этом иллюзорном мире.

Это продолжалось до тех пор, пока он не заметил в иллюзорном мире громадную фигуру. У этой фигуры было огромное тело, которое трудно было описать. Сравнив себя с ней, Бай Сяочань почувствовал, что он меньше, чем малейшая из её чешуек.

Эта удивительная фигура была шокирующе громадным зверем, таким же большим, как скульптура крокодила.

Пребывая в этом иллюзорном мире, он поднял свою голову к небу, лицом к небесам и невидимой фигуре, которой, казалось, не существует. Он поднял свою правую лапу и схватил пространство перед собой.

Словно разделив небеса и землю, внезапно эхом раздался гул, переполнивший небеса. Бай Сяочань безучастно посмотрел на огромного зверя, а затем изумлённо уставился на его огромную лапу, разорвавшую небеса. В его сознании вдруг возник шум, эта лапа была единственной вещью, о которой он мог думать.

Если бы в этот момент Бай Сяочань помнил, кем он был, то сразу бы понял, что эта лапа… напоминает Технику Ночного Странника, которую использует Гуй Я.

Пока Бай Сяочань находился в этом иллюзорном мире, время быстро проходило во внешнем. Он продержался уже дольше шести или семи дней, в которые его оценили ученики северного берега. С тех пор, как он вошёл в Область Просветления, прошло уже десять дней.

В течение этих десяти дней, ученики северного берега, особенно ученики внутренней секты, ежедневно приходили к Испытательной Сцене, чтобы посмотреть на Бай Сяочаня. Многие из них имели отношение “я мог бы также” и решили здесь помедитировать.

Бэй Хан Ли и другие Избранные Небесами были частью тех, кто пришёл.

Весь десятый день просветления, они беспомощно смотрели на Бай Сяочаня, храня молчание, их сердца были полны сложных эмоций. В отличие от тихих учеников внутренней секты, ученики внешней подняли шум.

«Он действительно продержался десять дней!»

«Однако, если он хочет превзойти двадцать семь дней Старшего Брата Гуй Я, то это невозможно!»

Пока ученики внешней секты обсуждали Бай Сяочаня, время быстро шло. Одиннадцатый, двенадцатый, тринадцатый… медленно наступил двадцатый день!

Северный берег был уже полностью потрясён. На этот раз, все ученики внешней секты были глубоко шокированы Бай Сяочанем и непрерывно за ним наблюдали.

Все они хотели узнать, сможет ли Бай Сяочань… достичь двадцати семи дней Гуй Я.

«Абсолютно невозможно!»

«Для того, чтобы достичь просветления, он использовал в пять раз больше времени, чем Старший Брат Гуй Я, из этого ясно видно, что их способности нельзя сравнивать. Поэтому, он совершенно точно не сможет превзойти Старшего Брата Гуй Я!»

Множество таких разговоров велось по всему северному берегу. Даже некоторые внутренние ученики думали также. Но постепенно, когда прошёл двадцать второй, а затем и двадцать пятый день, все эти разговоры исчезли, превратившись в тишину, вызванную шоком.

Вечером двадцать шестого дня, на глазах у бесчисленного количества удивлённых людей, по небу пролетела черная радуга, которая, зависнув в воздухе над Испытательной Сценой, превратилась в юношу, одетого в чёрную мантию.

Это был Гуй Я!

Первоначально он находился в уединении, чтобы провести последние приготовления к прорыву на стадию Заложения Основы. Тем не менее, когда он получил передачу звука от своих товарищей учеников и узнал о Бай Сяочане, то сразу вышел, чтобы посмотреть, что случилось.

Среди всех учеников Секты Духовной Реки, лишь Бай Сяочань вызывал у него интерес. В тот момент, когда он появился, его сразу узнали окружающие ученики. Вне зависимости от того, были это ученики внутренней или внешней секты, на их лицах возникло почтение. Выражения лиц некоторых даже стали испуганными, они быстро обхватили свои кулаки, чтобы выказать своё уважение.

«Приветствую Старшего Брата Гуй Я».

Даже Бэй Хан Ли и другие Избранные Небесами быстро выказали своё уважение. Эти голоса слились в один и эхом раздались во всех направлениях. Тем не менее, Гуй Я действовал так, как будто ничего не услышал, глядя на одного лишь человека… Бай Сяочаня.

Пока Гуй Я смотрел на Бай Сяочаня, в его глазах постепенно возникло удивление.

«Я наблюдал за лапой этого зверя и достиг просветления после того, как сделал её набросок в своём сознании. В конце концов, я оказался и потерял ориентиры в иллюзорном мире, который встряхнула лапа этого древнего зверя. От неё трудно было уклониться, на этом моё просветление и закончилось, я не смог увидеть были ли у того древнего зверя какие-либо другие изменения».

«Бай Сяочань, раз уж ты достиг просветления, то кто знает, может быть тебе удастся уклониться от этой лапы…»

Глава 128 – Дух Жизни, пробудись!

В иллюзорном мире Бай Сяочань увидел, как небеса и земля были разбиты, и полностью разорваны на части лапой этого древнего зверя. Казалось, будто его сознание тоже было затронуто, он чувствовал, как по всему его сознанию всплесками распространятся разломы.

Вслед за этими разломами, начали медленно проявляться признаки того, что его разум рассеивается. Бай Сяочань казался потерянным. Эта лапа, которая разорвала небеса, полностью его ошеломила.

Бай Сяочань не мог себе представить, что это была за сила, но подсознательно её жаждал. Такого рода высшая сила, способная разделить небеса и землю, заставила его разум полностью сосредоточиться на попытках её впитать и понять. Он хотел обладать этой силой, даже несмотря на то, что после возникновения этих разломов, его сознание стало постепенно рассеиваться.

Чем больше он об этом думал, тем быстрее рассеивалось его сознание. Но в тот момент, когда рассеялось почти двадцать процентов его сознания, Бай Сяочань вдруг задрожал. Он слабо ощутил, что что-то упускает. Пока он был поглощён этой лапой, он смутно чувствовал, что у него была другая цель для прихода сюда.

Эта мысль постепенно становилась всё сильнее. И, наконец, когда она заменила собой жажду силы, сокрытой в этой лапе, исчезновение его треснувшего сознания медленно остановилось. Как будто время повернулось вспять, он вновь собрал себя по кусочкам.

В иллюзорном мире снова появился громадный зверь. Но на этот раз, это была не лапа, а похожий на кнут хост. Он пронёсся через небеса и землю, тем самым разорвав землю и заставив рухнуть небеса, раздавшийся в результате грохот был похож на Большой Взрыв.

Во время разрушения земли и падения небес, сознание Бай Сяочаня вновь потеряло свои ориентиры.

Во внешнем мире наступила ночь, внезапно закончился двадцать шестой день просветления Бай Сяочаня. Наступил двадцать седьмой день, его утро превратилось в день, который превратился вечер, превратившийся затем в ночь.

Выражения лиц бесчисленных учеников северного берега, окружавших Испытательную Сцену, где находился Бай Сяочань, постепенно изменились. В конце концов, все до единого широко раскрыли свои глаза.

Бэй Хан Ли, Гун Сунь Юн, Гун Сунь Вань-эр, Сю Сонг и другие Избранные Небесами внутренней секты почувствовали, что их разумы всколыхнули огромные волны.

«Он продержался дольше… двадцати семи дней. Он превзошёл Старшего Брата Гуй Я!»

«О, Небеса, этот Бай Сяочань действительно достиг просветления до такой степени!»

«Как долго, на самом деле, сможет продлиться его просветление? Тридцать дней? Тридцать пять? Или возможно… сорок дней?!»

После краткого мига подавления эмоций и тишины, бесчисленное количество людей, собравшихся около Испытательной Сцены, вдруг воскликнуло, подняв таким образом яростный шум. Когда они смотрели на Бай Сяочаня, у которого не было ауры, их всех переполнял шок.

Однако, их шок явно был преждевременным.

Время продолжало идти, прошёл тридцатый день, тридцать третий, тридцать седьмой… и так до сорокового дня. К тому времени, каждый из учеников северного берега был в замешательстве.

И не только они, Предки четырёх гор тоже сделали глубокий вдох. Каждый дополнительный день в Области Просветления имел совершенно иную значимость. Один день в состоянии просветления мог сравниться с несколькими годами нормального культивирования, или даже больше.

Гуй Я молчал, но в его глазах появился удивительный свет. Он посмотрел на Бай Сяочаня, желая узнать… что он сейчас видит?!

«Ему определённо удалось отыскать свой путь после потери ориентиров из-за той лапы. Итак, что же он увидел после этого?»

В иллюзорном мире, сознание Бай Сяочаня беспрерывно дрожало. Он не знал, как давно потерял ориентиры из-за силы хвоста этого древнего зверя, его сознание рассеивалось на чрезвычайно высокой скорости. Тем не менее, даже несмотря на то, что его сознание быстро рассеивалось, в его мозгу постоянно возникала мысль. Безумная сила этого хвоста… всё ещё не цель его прибытия.

«Это не то!» Пробормотал он себе под нос.

В тот же момент, когда он это произнёс, его сознание перестало рушиться. Когда больше не было признаков того, что его сознание рассеивается, этот громадный древний зверь внезапно открыл свою пасть и показал нечто, что было ещё более пугающим, чем лапы, ещё более пугающим, чем хвост… свои острые зубы!

Этот ряд зубов, казалось, содержал в себе злых духов, которые могли бы заполнить небо и уничтожить весь мир, словно этот зверь мог укусить и разрушить всё сущее. После одного лишь укуса, весь мир стал черным как смоль и снова начал разрушаться.

«Нет, это всё ещё не то, зачем я сюда пришёл!» Пробормотал Бай Сяочань, его слова эхом раздались во всех направлениях и стали ещё громче.

«Я прибыл сюда для того, чтобы изучить этого древнего зверя и использовать это для рождения… Духа Жизни Техники Нации Воды!»

«То, чего я хочу, это не сила лап, хвоста или зубов этого древнего зверя. Я хочу… тщательно изучить всё его тело, твёрдо вырезать его в своём сознании и использовать для того, чтобы высвободить мой Дух Жизни Техники Нации Воды!»

«И он не станет моим Духом Жизни. Вместо этого, этот древний зверь с ним сольётся и станет частью моего Духа Жизни!»

«Это – единственная причина… по которой я сюда прибыл!» Голос Бай Сяочаня больше не был бормотанием, теперь он походил на громовой рёв. Когда этот иллюзорный мир начал разрываться на части и беспрерывно распространяться во всех направлениях, его сознание вдруг уплотнило себя и превратилось в луч света, полетевший прямиком к далёкому древнему зверю.

Трудно описать, какой высокой была его скорость, в мгновение ока, он уже приблизился к древнему зверю. Раздался взрыв, его сознание фактически слилось с телом древнего зверя, в тот же момент, когда они соприкоснулись. Вскоре оно начало распространяться. Разум Бай Сяочаня яростно задрожал. У него было сильное чувство, что в этот момент… он как будто превращается в этого древнего зверя!

Превращение в древнего зверя было именно процессом его осмысления. Не было другого способа, который лучше подошёл бы для наблюдения за этим зверем. Дошло до того, что этот процесс перестал быть просто наблюдением и превысил его возможности, позволив Бай Сяочаню изучить древнего зверя до самых мельчайших деталей. Этот процесс достиг… уровня единства с телом.

Сознание Бай Сяочаня быстро рассеивалось и непрерывно сливалось с телом древнего зверя, понимая, анализируя, захватывая, изучая… и контролируя его!

Оно начало с его плоти и медленно распространилось к чешуйкам, а затем к шипам, лапам, зубам, костям и внутренним органам… Бай Сяочань утратил понятие времени, всё его сознание быстро постигало этого древнего зверя.

Это продолжалось до определённого момента, когда сознание Бай Сяочаня внезапно задрожало. Оно, наконец, заполнило всё тело древнего зверя, и он сам стал древним зверем.

Он поднял голову к небу и взревел, в результате чего, мир, казалось, задрожал. Однако, вслед за этим, тело древнего зверя изогнулось, а его плоть, используя какую-то загадочною технику, быстро и неожиданно превратилась в Трёхглазого Черного Ворона!

Тело этого черного ворона было громадным, когда он пролетал по иллюзорному миру, в его глазах читалось сознание Бай Сяочаня. Мгновением спустя, черный ворон снова изогнулся и превратился Семицветного Феникса.

Затем он превратился в громадную ящерицу, которая, повинуясь сознанию Бай Сяочаня, в следующий же миг превратилась в Горного Духа с Горы Призрачного Зуба. И на этом всё не закончилось, после этого, сознание Бай Сяочаня неожиданно превратилось в почти тысячу духовных зверей Двора Сотни Зверей.

Летающий тигр, ящер, огромный медведь и все остальные духовные звери. Даже после того, как он превратился во всех их, это всё ещё не закончилось, вскоре после этого, он начал превращаться в духовных зверей, принадлежавших ученикам северного берега, за которыми тайно наблюдал Бай Сяочань.

Это продолжалось до тех пор, пока не появился гул и все эти духовные звери не исчезли. После чего, сознание Бай Сяочаня превратилось в комок густого тумана, поверхность которого беспрерывно рябила, как если бы собирался родиться какой-нибудь пугающий дух.

Это был Дух Жизни Техники Нации Воды Бай Сяочаня.

Невозможно было ясно увидеть, каким именно был этот дух, и даже собственное сознание Бай Сяочаня не могло его чётко разглядеть. Как будто… тело этого духа ещё не было завершено.

Но в этот момент, даже с незавершённым телом, он выпустил удивительную ауру, а затем, внутри плотного тумана смутно показался громадный зверь. Его костяные шипы могли потрясти небеса и землю, а исходящая от него невообразимо внушительная аура непрерывно конденсировалась, вслед за рябью плотного тумана.

В то же время, сознание Бай Сяочаня было неспособно поддерживать непрекращающиеся превращения и начало быстро рассеиваться. Десять процентов, двадцать, тридцать… в мгновение ока, рассеялось уже пятьдесят процентов его сознания!

Вслед за этим, весь иллюзорный мир начал дрожать, и даже Дух Жизни, зарождающийся в плотном тумане, неожиданно показал признаки рассеивания.

«Быстрее, просто чуть быстрее! Прежде чем моё сознание рассеется, Дух Жизни… пробудится!»

Сознание Бай Сяочаня непрерывно кричало. Вскоре рокот переполнил небеса, и рассеивание его сознания пошло ещё быстрее. Шестьдесят, семьдесят, восемьдесят, девяносто процентов!

В иллюзорном мире появились трещины, он начал разрушаться. Затем это превратилось в бурю, которая прокатилась во всех направлениях и погрузилась в плотный туман. В тот момент, когда сознание Бай Сяочаня рассеялось на сто процентов, он выпустил окончательный тревожный рёв.

«Дух Жизни, ПРОБУДИСЬ!!!»

Бууум!

Весь этот мир рухнул, но в тот момент, когда он рухнул, в быстро рассеивающемся густом тумане… вдруг открылась пара красных глаз!

Во внешнем мире, продолжительность просветления Бай Сяочаня, превысив сорок дней, всё также продолжала увеличиваться. Пятьдесят, шестьдесят, семьдесят, восемьдесят, девяносто… сто дней!

В конце концов, увеличение продолжительности его просветления заставило всех учеников северного берега почувствовать ужас.

«Сто дней, больше трёх месяцев, а Бай Сяочань… до сих пор в Области Просветления!»

«Он ведь не мог умереть, верно…?»

«Слишком страшно, я не видел ничего подобного за всю свою жизнь!»

Ученики внешней секты были в панике, а ученики внутренней – полностью потрясены. Разумы Бэй Хан Ли и других Избранных Небесами, казалось, были разорваны на части громом. И это всё ещё не закончилось, прошёл сто десятый, сто двадцатый и так до полудня сто тридцать первого дня, когда тело Бай Сяочаня, сидевшее перед Испытательной Сценой северного берега, вдруг задрожало.

Эта дрожь была сразу же замечена учениками северного берега, смотревшими на него в течение долгого времени, и заставила их протереть свои глаза. Открыв глаза, они увидели, что тело Бай Сяочаня всё равно дрожит, и тут же выпустили крики удивления.

Именно в тот момент, когда раздались удивленные крики… глаза Бай Сяочаня вдруг открылись!

Глава 129 – Костяной шип

Взгляд Бай Сяочаня был отсутствующим. Несмотря на то, что его сознание уже вернулось, казалось, что он ещё не оправился от иллюзорного мира просветления. Сейчас он был озадачен, как если бы мир, представший перед его глазами, был размытым.

Ученики из Отдела Охраны Правопорядка, окружавшие Испытательную Сцену, тоже отреагировали, они подняли свои головы и посмотрели на Бай Сяочаня. Все ученики внешней секты, которые были здесь с самого начала и до конца, широко раскрыли свои глаза, не переставая выкрикивать возгласы удивления.

«Сто тридцать дней!»

«Для того, чтобы достичь просветления, он использовал в пять раз больше времени, чем Старший Брат Гуй Я, но продолжительность его просветления также в пять раз превысила продолжительность просветления Старшего Брата Гуй Я!»

Ученики внешней секты подняли шум и, используя свою максимально возможную скорость, начали доставать свои нефритовые таблички, чтобы распространить новость о пробуждении Бай Сяочаня, казалось, будто через весь северный берег пронеслась буря. В одно мгновение, каждый узнавший об этом ученик почувствовал, что его сердце ёкнуло, все они направились прямиком к Испытательной Сцене.

Это было в тот момент, когда Бай Сяочань, который сидел перед скульптурой у Испытательной Сцены и взгляд которого становился всё более отсутствующим, вдруг поднял свою правую руку и бессознательно ей взмахнул, пробормотав…

«Пруд Воды».

Его голос был слабым, так что тем, кто находился за пределами массива формаций, было трудно его услышать. Но в тот момент, когда рот Бай Сяочаня повторил то, что было в его сознании, на Испытательную Сцену вдруг опустился и яростно распространился потрясший мир взрыв, который походил на небесный гром.

Бум!

Чудовищный взрыв встряхнул небеса, а последовавшие за ним три раската грома, заставили сердца всех присутствующих безумно трепетать. Более того, после того, как отгремели эти три раската грома, безграничный водяной пар внезапно распространился во всех направлениях!

Три чжана, десять, двадцать, пятьдесят, сто… итак до тех пор, пока не достиг двухсот чжанов! [1 чжан = 3,58 м]

С Бай Сяочанем в центре круга радиусом в двести чжанов, этот бесконечный водяной пар мгновенно окутал окрестности и заставил их казаться расплывчатыми. Кроме того, возникла выталкивающая сила, в результате чего, всех учеников, в радиусе двухсот чжанов от Бай Сяочаня, включая учеников из Отдела Охраны Правопорядка, оттуда вытолкнуло, что заставило их сделать глубокий вдох.

Выталкивающая сила была крайне мощной, что заставило всех учеников, находившихся в пределах этих двухсот чжанов, быстро отступить, ни один из них не мог ей противостоять. В мгновение ока, в радиусе двухсот чжанов от Бай Сяочаня уже никого не было.

Водяной пар был туманным, он распространил во всех направлениях силу небес и земли, и перемешал в небе облака, что сформировало огромный водоворот, который медленно вращался в воздухе. Каждый ученик, увидевший эту сцену, почувствовал, что его сердце трепещет. Все они тут же вспомнили о призрачной лапе, спускавшейся с неба, когда Гуй Я использовал Технику Ночного Странника.

Эта техника выглядела так, словно не была чем-то, что может использовать культиватор стадии Конденсации Ци и заставила всех учеников северного берега одновременно уважать и бояться Гуй Я. Но теперь… они испытывали то же чувство, глядя на Бай Сяочаня, однако, это чувство было ещё более интенсивным, чем то, что они испытывали, глядя на Гуй Я!

После того, как раздались всплески глубоких вдохов, последовательно появилось большое количество учеников, бросившихся сюда сразу после получения новости о пробуждении Бай Сяочаня. Среди них было много учеников внутренней секты, включая Бэй Хан Ли, брата и сестру Гун Сунь, Сю Сонга и других.

Они увидели водоворот в небе, а затем посмотрели на Бай Сяочаня, после чего, выражения их лиц сразу же изменились.

«Техника Нации Воды!»

«Он должен был её культивировать, но мы не знаем, какой у него Дух Жизни…»

В воздухе внезапно появилась фигура Гуй Я, когда он посмотрел на Бай Сяочаня, в его глазах показалось боевое намерение, однако, он умышленно его подавил.

Пока ученики с изумлением пялились на Бай Сяочаня, неожиданно появились четыре Предка северного берега и Ли Куинг Хао, и также уставились на Бай Сяочаня, сидевшего перед скульптурой.

«Этот старик также с нетерпением ждёт появления Духа Жизни Бай Сяочаня!»

«Он всего лишь использует Пруд Воды, но тот уже обладает такой аурой, что же это такое…»

В глазах Ли Куинг Хао читались удивление и счастье. По тому, как он смотрел на Бай Сяочаня, пробуждавшегося от своего просветления, было очевидно, что он с нетерпением этого ждёт.

Под взглядами всех присутствующих Бай Сяочань медленно поднял голову. Его взгляд всё ещё был отсутствующим, а его поднятая правая рука… постепенно опускалась!

«Нация!» Тихо пробормотал Бай Сяочань.

В тот момент, когда он опустил руку, все окружающие его люди медленно выдохнули. Невообразимая аура вдруг распространилась из тела Бай Сяочаня и в мгновение ока окутала все окрестности.

В пределах радиуса в двести чжанов, всё было туманным, почти невозможно было рассмотреть первоначальный пейзаж. Тем, что можно было увидеть… был водяной пар, который стал чрезвычайно плотным, сформировав… Пруд Воды!

В этом Пруду Воды раздался рёв зверя. Этот рёв был таинственным, как если бы собрал в себе голоса бесчисленных чудовищных зверей и, объединив их в единое целое, создал совершенно уникальный рёв.

Рёв!

В тот момент, когда раздался этот рёв, он встряхнул небеса и заставил дрожать землю, в результате чего, у всех людей, которые его услышали, вне зависимости от их культивации, подпрыгнули сердца. В них возникло чувство подавленности, у некоторых, очевидно, больше, чем у других.

Более того, вместе с этим рёвом, боевые звери всех учеников северного берега подняли свои головы и взревели, были даже такие, что высвободили свою агрессивную природу, так что все боевые звери были в большом беспорядке.

Почти тысяча чудовищных зверей, находившихся в пределах Двора Сотни Зверей, также взревели. Вскоре, рёв бесчисленных зверей покрыл небо и землю, и распространился во всех направлениях на протяжении всего северного берега, заставив сердца всех его учеников трепетать ещё сильнее.

«Дух Жизни Техники Нации Воды Бай Сяочаня, черт возьми, какой же он?!»

«О, Небеса, почему всё должно быть именно так?!» Все ученики северного берега пытались усмирить своих боевых зверей. Выражения их лиц изменились, все они были переполнены шоком, особенно ученики внутренней секты. Ранги родословных их боевых зверей существенно отличались от рангов родословных зверей учеников внешней секты, так что некоторых из принадлежащих им боевых зверей было чрезвычайно трудно успокоить. Казалось, что все эти звери войны сошли с ума.

В то время как все ученики пытались усмирить своих зверей, другой зловещий звериный рёв эхом прокатился по всему северному берегу.

Двухсотчжановый Пруд Воды яростно задрожал и изогнулся, как если бы был входом в другое измерение. Вглядевшись внутрь, можно было заметить незримого духовного зверя, который хотел прорваться сквозь этот вход и выйти из того измерения.

Вслед за этим, Пруд Воды внезапно содрогнулся, из него вдруг вырвалась огромная гора.

На первый взгляд эта гора была чрезвычайно огромной, но если бы кто-нибудь посмотрел бы на неё повнимательнее, то обнаружил бы, что эта гора… была ещё больше, чем казалась. Гора, появившаяся из двухсотчжанового Пруда Воды, очевидно была… лишь острым концом горы!

И если бы кто-нибудь посмотрел бы ещё внимательнее, то нашёл бы себя глядящим на сцену, которая могла бы заставить волосы человека встать дыбом. Вместо горы, это на самом деле было… острым концом костяного шипа!

«Костяной шип, Небеса, это в самом деле острый конец костяного шипа!»

«Костяной шип уже в двести чжанов, насколько же велико тело этого зверя?! Этот… этот Дух Жизни, какой внешностью он должен обладать?!»

В то время как крики удивления эхом прокатились по всему северному берегу, потрясшая мир аура вдруг вырвалась из Пруда Воды. Атака, которая казалось бесформенной, распространилась во всех направлениях, в этот момент, боевых зверей, принадлежавших ученикам северного берега, было невозможно успокоить. В течение нескольких мгновений, все боевые звери фактически задрожали и, казалось бы, поклонились!

«Невозможно!»

«Как такое может быть?!» Под наполненные шоком и ужасом крики множества учеников северного берега, все их боевые звери непрерывно дрожали, распростёршись на земле. В этот момент, внезапно раздалось четыре рёва, прибывших с вершин четырёх гор северного берега, они прозвучали так, будто бы зверям, которые их выпустили, что-то угрожает.

Мгновением спустя, примчался Семицветный Феникс и, зависнув в воздухе, жестко уставился на гору в Пруду Воды Бай Сяочаня, выказывая сильные признаки бдительности. А с другой стороны Испытательной Сцены появился Трёхглазый Черный Ворон.

Почти в то же самое время, когда они появились, прибыла огромная ящерица и испустила низкое рычание в сторону горы в пределах Пруда Воды!

Горный Дух с Горы Призрачного Зуба также прибыл. Его костяные вилы покачивались у него в руке, а по всему его телу волнами вздымалась Черная Ци, выражение его лица в самом деле было нервным!

Если бы кто-нибудь внимательно посмотрел на этих четырёх зверей охраняющих горы, то в глубине их глаз неожиданно увидел бы уважение!

Кроме того, в этот момент, в глубине Двора Сотни Зверей, в кромешной темноте Бездны Древнего Зверя внезапно появилась пара глаз. Эта пара глаз была громадной, а их взгляд был острым и величественным, как будто он прорвался сквозь небытие и прошёл через все препятствия, чтобы взглянуть непосредственно на Пруд Воды Бай Сяочаня.

Эти глаза принадлежали божественному зверю-хранителю Секты Духовной Реки, Чернильному Дракону Небесного Края!

Дух Жизни Техники Нации Воды Бай Сяочаня фактически заставил его взгляд стать серьёзным.

Весь северный берег был полностью шокирован. Выражения лиц Старейшин четырёх гор стали испуганными, одновременно с этим они отступили. Более того, в этот момент, на Горе Чжун Дао несколько высших величественных видений пристально наблюдало за тем, что происходит на северном берегу.

Дыхание Предков четырёх гор уже участилось, дошло до того, что они почувствовали, как их волосы начинают вставать дыбом.

«Да что же это за Дух Жизни такой?!»

«Это беспрецедентно!»

«Такого рода сила, это уже не то, что могут контролировать культиваторы стадии Конденсации Ци! Прямо как у Гуй Я, на самом деле, она даже превосходит Гуй Я!»

Под взглядами всех присутствующих, гора в Пруду Воды медленно погрузилась назад, как будто эта двухсотчжановая Техника Нации Воды была слишком мала и Дух Жизни Бай Сяочаня был неспособен полностью спуститься. После того, как он медленно погрузился обратно, Пруд Воды разлетелся на части и постепенно исчез.

После рассеивания Пруда Воды, показался Бай Сяочань, который сидел, скрестив ноги. Лицо Бай Сяочаня было бледным, он уже очнулся и широко раскрыл свои глаза. Теперь его глаза уже не были пустыми, как прежде, вместо этого, в них читался шок. Очевидно, что даже несмотря на то, что это была его собственная техника, он тоже был потрясён костяным шипом, появившимся в Пруду Воды.

Вслед за рассеиванием Пруда Воды, окружающие боевые звери медленно восстановились, но их владельцы, ученики северного берега, всё ещё чувствовали, как их разумы гудят. После краткого мига тишины, площадь взорвалась шумом, который мог переполнить небеса.

«Я… я ведь не один это видел…?»

«Это – Техника Нации Воды?!»

«Дух Жизни Бай Сяочаня на самом деле показал лишь острый шип…»

«Эта аура, которая только что встряхнула мир, прибыла от… культиватора стадии Конденсации Ци, как и мы? Ах, если бы он был человеком с нашего северного берега, это было бы так хорошо».





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.029 с.)