ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 93 - Эта пилюля работает и на людях



На втором участке арены, Гуй Я вытянул два своих пальца. Против другого соперника, хватило бы и одного пальца, но Гун Сунь Юн не был обычным учеником – он смог выдержать атаку одним пальцем.

Гун Сунь Юн поспешно отступил, его лицо побледнело. Он с горечью признал поражение. Выдержать атаку одним пальцем было его пределом, он не хотел получить серьёзных травм. Если человек не может занять первое место, он, естественно, будет стремиться ко второму.

Обхватив кулак в сторону Гуй Я, Гун Сунь Юн спустился с арены. Он бросил взгляд на ту часть арены, где сражалась Гун Сунь Вань-эр и нахмурился.

Гуй Я, сохраняя спокойное выражение лица, спустился с арены. Он тоже взглянул на Бай Сяочаня. Когда он заметил его защиту, выражение его лица мелькнуло.

На южной стороне арены, все ученики южного берега опустили свои головы… Они чувствовали себя неловко и искренне жалели учеников северного.

Ученики северного берега были на грани безумия…

Даже Гун Сунь Вань-эр сходила с ума. Она закричала и бросилась на Бай Сяочаня со всем, что у неё было. Взорвались бесчисленные магические способности, но защита Бай Сяочаня была нерушима.

Особенно, его последнее защитное средство, черный браслет, который мог превратиться в жидкость и окутать всё его тело, этот браслет был разработан, как защитное сокровище спасающее жизнь от атаки эксперта на стадии Заложения Основы. По прошествии времени, необходимого, чтобы сжечь палочку благовоний, Гун Сунь Вань-эр рвало кровью. Она выглядела так, будто вот-вот рухнет, теперь она смотрела на Бай Сяочаня со страхом, её глаза наполнились отчаянием.

Прямо тогда, когда она уже собиралась рискнуть и призвать феникса, Бай Сяочань вдруг странно на неё посмотрел, пилюля появилась у него руках, он начал перебрасывать её из одной руки в другую.

Разъярённая Гун Сунь Вань-эр крепко сжала свои кулаки.

«Я сдаюсь!» Сказала она мрачно, её глаза отражали полное несогласие.

Бай Сяочань был вне себя от радости, но сохранял вид эксперта, он обхватил свой кулак и мягко сказал: «Благодарю вас за то, что позволили мне выиграть, очень мудро с вашей стороны, не принуждать меня к крайним мерам!»

Когда ученики южного берега услышали эти слова, у них на глазах навернулись слёзы, в то время, как Гун Сунь Вань-эр покидала арену, всё её тело дрожало от гнева, а зубы были плотно сжаты.

В этот момент, битва Шангуаня Тянь Ю и Сю Сонга также подходила к концу. Вспыхнул ослепительный свет, меч Шангуаня Тянь Ю выстрелил в Сю Сонга. Пятеро защищавших его зверей исчезли, а свет сильно потускнел. Сю Сонг попятился и посмотрел на Шангуаня Тянь Ю, след восхищения появился в его глазах.

«Дух меча в твоём теле действительно экстраординарный!» С уголка его рта капала кровь, сказав это, он повернулся и покинул арену.

Шангуань Тянь Ю молча посмотрел Гуй Я. Он знал, что его истинным противником здесь был один лишь Гуй Я.

«Так же, как и мне, ему, должно быть, скучно драться с остальными». Вспомнив свой летающий меч, Шангуань Тянь Ю перевёл свой взгляд на Бай Сяочаня. В глазах Шангуаня Тянь Ю его защита вызвала лишь презрение, так что он покинул арену и направился к южной её стороне, где ученики южного берега встретили его бурными аплодисментами.

Под эти аплодисменты, Бай Сяочань также гордо вернулся на свою позицию.

В первом раунде третьего этапа, среди шести участников, победителями стали Гуй Я, Шангуань Тянь Ю и Бай Сяочань. Проигравшими были Сю Сонг, Гун Сунь Юн и Гун Сунь Вань-эр.

Ученики северного берега не обратили особого внимания на победы Шангуань Тянь Ю и Гуй Я. Их мысли по-прежнему занимало бесстыдство Бай Сяочаня, которое сводило их с ума.

Бай Сяочань уже сделал это… его влияние в этой Войне Избранных Небесами было невообразимо…

Глаза учеников северного берега налились кровью, они крепко сжали свои кулаки и безжалостно уставились на Бай Сяочаня. Под взглядами десятков тысяч зрителей, Бай Сяочань виновато потёр свой нос и сделал вид, что не замечает их.

Гун Сунь Вань-эр всё еще дрожала от гнева, но затем, она всё-таки поддалась на уговоры, которые нашёптывал ей брат, и села медитировать, чтобы восстановить свои силы, как это делали другие участники.

По прошествии времени, необходимого, чтобы сжечь три палочки благовоний, начался второй раунд третьего этапа!

На первой части арены, Гун Сунь Вань-эр сражалась против Гуй Я. Она горько взглянула на стоявшего перед ней безэмоцианального Гуй Я и признала своё поражение. Она не могла позволить себе больше травм, в противном случае у неё не будет шансов на победу в предстоящих боях.

Так как Гун Сунь Вань-эр признала поражение, Гуй Я по умолчанию выиграл.

В то же время, вторая часть арены задрожала от взрывов. Там проходил матч между Шангуанем Тянь Ю и Гун Сунь Юном, тем, кто смог противостоять первому пальцу Гуй Я. Гун Сунь Юн выбросил свой рукав, из него появилось бесчисленное количество насекомых, которые заслонили небеса и покрыли землю, все эти насекомые бросились прямо на Шангуаня Тянь Ю.

Шангуань Тянь Ю серьёзно на них посмотрел и поднял свою правую руку. Выстрелил летающий меч, который со свистом полоснул по горизонтали.

Эта битва должна была стать главным событием для зрителей, но… независимо от того, была ли эта северная или южная сторона арены, внимание большинства учеников, казалось, было сосредоточено на третьей части арены.

Там гордо стоял Бай Сяочань, столкнувшийся со своим противником, Сю Сонгом!

Глядя на Бай Сяочаня, губы Сю Сонга скривились в холодной улыбке.

«Даже будь ты экспертом в пилюлях или защите, теперь, когда ты встретился со мной, ты обречён на ужасные страдания!» Закончив говорить, он поднял свою правую руку, отовсюду вдруг послышался треск, в воздухе неожиданно появилось три чудовищных зверя, каждый из них был по крайней мере десять чжанов в высоту. Один был обезьяной, другой – тигром, а последний… был огромной летучей мышью, из спины которой росли громадные крылья.

Появление этих зверей было довольно зрелищным, испускаемая ими жажда крови достигла небес, а исходящая от них внушительная аура была эквивалентна девятому уровню Конденсации Ци.

«Бай Сяочань, давай посмотрим, сможет ли твоя защита выдержать три безжалостных атаки моих чудовищных зверей!» Со злобной улыбкой сказал Сю Сонг, приготовившись атаковать.

«Ты должен сдаться, ясно?» Вздохнув, Бай Сяочань поднял свою правую руку и продемонстрировал Возбуждающую Пилюлю, с жалостью глядя на своего соперника.

«Опять это?!»

«Уничтожь этого Бай Сяочаня!» Как только слова Бай Сяочаня покинули его рот, ученики северного берега взорвались разъярёнными криками.

Глядя на пилюлю в руке Бай Сяочаня, Сю Сонг запрокинул голову и рассмеялся. На его лице явно читалось презрение к Бай Сяочаню и гордость за самого себя.

«Я знал, что ты снова достанешь эту бесстыдную пилюлю, думаешь, что я пришёл неподготовленным? Бай Сяочань, я приготовил трёх этих чудовищных зверей специально для тебя… Все они – самки!» Сю Сонг был доволен собой и уверен в том, что сможет отомстить за северный берег.

Услышав его слова, ученики северного берега стали взволнованными и начали громко приветствовать Сю Сонга.

Сердце Бай Сяочаня громко стучало, а глаза вращались с молниеносной скоростью. Он сохранил выражение своего лица и спокойно, с жалостью в глазах, сказал.

«Эта моя пилюля… предназначена для зверей, но на людей она действует точно так же». Угрожающе сказал Бай Сяочань и окинул взглядом Сю Сонга и трёх его чудовищных зверей.

Эти его слова заставили всех зрителей замолчать, выражения их лиц стали пустыми, а разумы невольно представили сцену, которая была настолько горькой, что все они сделали глубокий вдох.

Глаза Сю Сонга расширились, в его сознании прогремел взрыв, его как будто поразило молнией. Его лицо мгновенно побледнело, он вспомнил Бэй Хан Ли и Гун Сунь Вань-эр и поверил, что Бай Сяочань говорит правду. Если бы он проглотил эту возбуждающую пилюлю… Он сглотнул, подсознательно взглянул на трёх зверей рядом с ним и задрожал. Трое зверей были довольно умными и, казалось, поняли, что Сю Сонг неожиданно затрясся от страха.

Не колеблясь, Сю Сонг сразу же отозвал своих зверей. Это не то, с чем он осмелился бы играть в азартные игры. Даже если бы он на девяносто процентов был уверен в том, что Бай Сяочань блефует, он всё равно бы не посмел рискнуть.

Как только Сю Сонг отозвал зверей и отвлёкся, Бай Сяочань сделал шаг вперёд. Его тело было покрыто экраном света, он быстро приблизился к своему противнику и взмахнул правой рукой.

За этим взмахом последовала огромная сила. Сильной стороной Сю Сонга был контроль зверей, так что без них, его сила уполовинилась. Теперь, у него не было ничего, что могло бы противостоять удару Бай Сяочаня. После столкновения, его тело вылетело за пределы арены, брызнула кровь, он продолжал дрожать даже после того, как приземлился. С бушующими внутри него яростью и нежеланием, Сю Сонг сжал кулаки и крикнул, что сдаётся.

Моргнув, Бай Сяочань прочистил горло и обхватил свой кулак. В то время, как он величественно покидал арену, за его спиной послышались бесчисленные крики обезумевших учеников северного берега.

«Бай Сяочань, ты, ты, ты…»

«Проклятая пилюля, она должна быть уничтожена!»

«О, Небеса, кто-нибудь, пожалуйста, убейте этого бесстыдного Бай Сяочаня, я даже заплачу десять духовных камней!»

«Я предлагаю пятнадцать духовных камней, убейте этого Бай Сяочаня!» Ученики северного берега сошли с ума, множество людей выкрикивало свои ставки. Вскоре, награда за голову Бай Сяочаня превратилась в огромное вознаграждение, насчитывающее больше десяти тысяч духовных камней. Ученики южного берега ошеломлённо наблюдали за происходящим, новообретённое уважение к Бай Сяочаню выросло в их сердцах.

В результате появления такой огромной награды за голову Бай Сяочаня, цвет его лица быстро изменился, он поспешно спрыгнул с арены. Когда он понял, что награда за его голову превзошла двадцать тысяч духовных камней, по его спине пробежал холод.

«Ребята, вы - неразумны, перед битвой, я всегда даю своим соперникам шанс сдаться!» Отчаянно пытался объясниться паникующий Бай Сяочань.

Это объяснение лишь сильнее разъярило учеников северного берега, награда за голову Бай Сяочаня сразу же выстрелила до тридцати тысяч духовных камней. Феникс, паривший в небе, со злорадством смотрел на Бай Сяочаня и постоянно визжал от ненависти к нему.

Даже в глазах у многих старейшин на высокой террасе мелькнул интерес.

«Я – Почётный Ученик! Я – младший брат главы секты, тех, кто продолжит повышать награду, выгонит мой мастер!» Увидев это, волосы Бай Сяочаня встали дыбом, он начал выкрикивать угрозы.

Это… лишь подлило масла в огонь. Кто-то из учеников северного берега больше не мог контролировать себя, над ареной пролетел летающий меч. За ним последовали ещё, большая часть магического оружия северного берега выстрелила в Бай Сяочаня. По округе эхом прокатился рёв зверей войны, готовых броситься в драку.

Ужаснувшись, Бай Сяочань поспешно отступил. К счастью, вмешались старейшины, находившиеся на высокой террасе, выстрелил свет, который заблокировал учеников северного берега.

Сражение между Шангуанем Тянь Ю и Гун Сунь Юном только что закончилось. Шангуань Тянь Ю используя три летающих меча загнал Гун Сунь Юна в угол, в конечном итоге, тот сдался.

Шангуань Тянь Ю задыхался. Гун Сунь Юн был сильным противником, поэтому ему пришлось драться всерьёз. Покинув арену, он заметил разъярённых учеников северного берега и нахмурился. Он взглянул на Бай Сяочаня, презрение снова всплыло в его глазах, но в этот раз с ним также смешалась какая-то зависть.

«Полагаясь лишь на одну пилюлю и некоторую защиту, он фактически достиг того-же уровня, что и я!» Шангуань Тянь Ю отвернулся, сел со скрещёнными ногами и закрыл глаза, чтобы отдохнуть.

Глава 94 – Бай Сяочань, мы на твоей стороне!

«Война Избранных Небесами…» На террасе, Чжэн Юань Дон беспомощно покачал головой, старейшины вокруг него также горько рассмеялись.

Все они знали, что атмосфера важнейшего события, Войны Избранных Небесами, полностью изменилась… первоначально величественная атмосфера испортилась, и всё из-за Бай Сяочаня.

«Бай Сяочань… Красивое имя, но он совершенно не чистый». Криво улыбнулся старейшина Чжоу, глядя на Бай Сяочаня, скрывающегося от толпы. Затем он посмотрел на бесчисленных разъярённых учеников северного берега.

«Не важно. Так как его озорство достигло таких высот, что теперь он общий враг северного берега, позже мы могли бы воспользоваться шансом и бросить его там, и всё само успокоилось бы». Сказала с фальшивой улыбкой старая женщина, предок Ирисовой Горы северного берега.

Задумчивые выражения всплыли на лицах всех присутствующих, за исключением Ли Куинг Хао. Он с жалостью посмотрел на предка Ирисовой Горы. Ли Куинг Хао был совершенно уверен в том, что если бы Бай Сяочаня отправили на северный берег, то тем, кому не повезло, определённо был бы не он…

Пока они продолжали думать, начался третий раунд третьего этапа.

Гуй Я против Сю Сонга и Шангуань Тянь Ю против Гун Сунь Вань-эр. В этих двух битвах не было ничего, на что стоило бы посмотреть. С силой, которую Гуй Я и Шангуань Тянь Ю продемонстрировали ранее, их победы были бы лёгкими.

Все ученики северного и южного берегов, и даже глава секты и остальные на высокой террасе, направили свои взгляды на третью часть арены. Первым, в величественной и холодной манере, к арене подошёл Гун Сунь Юн, который вёл себя как эксперт. Вскоре после этого, на арену поднялся и Бай Сяочань.

На этот раз, ученики северного берега не возмущались. Все они смотрели на Бай Сяочаня острыми, как кинжалы, взглядами. Жажда крови десятков тысяч учеников собралась на Бай Сяочане, в результате чего, он почувствовал себя немного нервным.

«Ты должен сдаться». Сделав глубокий вдох и посмотрев на Гун Сунь Юна, быстро сказал Бай Сяочань с Возбуждающей Пилюлей в руках.

Гун Сунь Юн холодно посмотрел на Бай Сяочаня, его глаза были полны ненависти. Он выбросил в сторону свой длинный рукав, из него сразу же вылетел рой черных жуков. Одновременно с этим, из-под его одежды вылезло множество красных многоножек, они мгновенно покрыли весь пол.

Все эти бесчисленные насекомые представляли собой ужасающее зрелище.

«Хоть среди этих насекомых есть и самцы, и самки, они – не звери, так что твоя пилюля против них бесполезна». Спокойно сказал Гун Сунь Юн. Даже не дав Бай Сяочаню возможности ответить, всё это море насекомых, повинуясь велению мысли Гун Сунь Юна, издало пронзительный звук и бросилось в сторону Бай Сяочаня.

Сороконожки на земле, черные жуки в воздухе… Их количество было достаточным, чтобы закрыть небо и покрыть землю, и все они быстро приближались к Бай Сяочаню.

Хоть световой экран и мог этому противостоять, такое нападение моря насекомых, где у каждого насекомого была своя собственная сила, не предоставило Бай Сяочаню преимуществ в противостоянии с Гун Сунь Юном.

«Гун Сунь Юн, не вынуждай меня прибегать к крайним мерам, скорее сдавайся. Я действительно не хочу так поступать. Если я сделаю это, ты… станешь калекой!» Лицо Бай Сяочаня было бледным, он выкрикнул это, продолжая отступать.

«Тогда почему бы нам не посмотреть стану ли я калекой, как говоришь ты, или мои насекомые пожрут твою плоть». Усмехнулся Гун Сунь Юн. Его презрение к Бай Сяочаню стало лишь сильнее, ещё большее количество насекомых вышло из его тела.

Увидев эту сцену, все ученики южного берега почувствовали, что их волосы встали дыбом. Когда они смотрели на Гун Сунь Юна, ужас охватывал их сердца. Они знали, что тот действительно силён, он не только был экспертом в контроле насекомых, но и обладал столь же грозными техниками. В конце концов, ему удалось выдержать первый палец Гуй Я, а Шангуаню Тянь Ю, чтобы победить его, пришлось вытащить целых три меча и изрядно попотеть в процессе.

Когда ученики северного берега это увидели, их дух воспрянул, они снова стали возбуждёнными.

«Отлично, старший брат Гун Сунь! Убейте его!»

«Ха-ха-ха, Бай Сяочань, давай посмотрим, как ты справишься с этим! Просто подожди, вскоре они вгрызутся в твоё тело, желая твоей плоти и крови!»

«Бай Сяочань, ты получишь то, чего заслуживаешь!» Бесчисленные ученики северного берега становились возбуждёнными. Звери войны, чувствуя сильные эмоции своих хозяев, также взволнованно ревели.

В мгновение ока, черные жуки подлетели к Бай Сяочаню и облепили экран света. Под их неустанными укусами, экран начал тускнеть, со скоростью, видимой невооружённым взглядом.

Красные многоножки тоже вскоре прибыли и вскочили с земли, в результате чего, защитный барьер стал тускнеть ещё быстрее. Как ни странно, но многим из этих многоножек даже удалось пробиться сквозь слои света.

Волосы Бай Сяочаня встали дыбом, а глаза покраснели, он закричал.

«Гун Сунь Юн, это ты меня вынудил!» У Бай Сяочаня не было выбора, он не хотел использовать этот козырь, но это единственный способ. Вздохнув, он в сердце своём почувствовал, что не виноват, и подпрыгнул. Окружающие его экраны света внезапно задрожали, стряхнув множество жуков. Когда они снова к нему приблизились, Возбуждающая Пилюля в его руке была брошена в сторону учеников северного берега.

Она так быстро пролетела по воздуху, что зрители даже не успели среагировать. Они могли лишь беспомощно смотреть на пилюлю в небе, когда вдруг послышался низкий рёв Бай Сяочаня.

«Взрыв!»

Бум! Возбуждающая пилюля взорвалась и превратилась в порошок, который распространился по северной стороне арены и покрыл половину учеников северного берега.

Глаза Гун Сунь Юна расширились, он с удивлением наблюдал за происходящим.

На самом деле, Бай Сяочань не знал, работает ли эта пилюля на людях. Количество придуманных им странных пилюль было слишком большим, так что он не осмеливался их пробовать. Тем не менее, Бай Сяочань был хорошо осведомлён о том, как сильно Возбуждающая Пилюля влияет на зверей.

В мгновение ока, в области, охваченной взрывом Возбуждающей Пилюли, все звери войны начали терять над собою контроль. Они бешено ревели в сторону неба, их тела увеличились, глаза налились кровью, а дыхание участилось. Это заставило их хозяев быстро отступить в страхе.

Все ученики северного берега, находившиеся в этой области, с грохотом отступили, как сумасшедшие. Вскоре, в этой области не осталось никого, кроме чудовищных зверей, они ревели и рыскали повсюду, будто пытаясь найти чудовищного зверя, который стал бы их целью. Наблюдающие ученики северного берега громко закричали, в мгновение ока, десятки тысяч людей погрузились в хаос.

«Бай Сяочань!» Пронзили небо крики учеников северного берега, на лбу у Гун Сунь Юна выступил пот. Насколько он помнил, с тех пор, как он начал культивировать этих насекомых, его тело никогда не потело.

Но сейчас, он тяжело дышал, глядя на Бай Сяочаня, вынимающего пилюлю, которая, очевидно, привлекла внимание зверей. Гун Сунь Юн сразу же вспомнил лекарственную пилюлю, которая ранее взорвалась над Бэй Хан Ли.

«Ты…»

Сильное предчувствие проросло в сердце Гун Сунь Юна, заставив его трястись. Бесчисленные сцены промелькнули в его сознании, он поспешно отступил, его ноги дрожали. Он мог себе представить, что в тот момент, когда Бай Сяочань бросит в него эту пилюлю, на него… набросятся бесчисленные звери войны.

«Это ты меня вынудил, ах, а я так не хотел этого делать». Бай Сяочань выглядел мрачно, он глубоко вздохнул и собрался бросить пилюлю.

«Я сдаюсь!» Гун Сунь Юн закричал так, как никогда прежде, его лицо было бледно-белым, он рывками пятился назад, почти спотыкаясь. Обезумев от страха, он бросился в толпу. Когда он смотрел на Бай Сяочаня, в его глазах пребывал лишь беспрецедентный ужас.

«А?» Бай Сяочань беспомощно уставился на дрожащего от страха Гун Сунь Юна, который отчаянно пытался спрятаться в толпе. Затем он посмотрел на обезумевших зверей войны и почувствовал, что ситуация несколько осложнилась.

Некоторые из зверей ревели, продвигаясь вперёд, их глаза были сосредоточены на пилюле в его ладони. Бай Сяочань начал потеть и быстро направил свой взгляд в сторону нескольких учеников северного берега.

Среди учеников, по которым пробежал его взгляд, начались волнения, они были слишком напуганы, чтобы даже закричать на Бай Сяочаня… Все они сразу же разбежались.

Запаниковав, Бай Сяочань посмотрел куда-то ещё, только для того, чтобы обнаружить, что и там люди лихорадочно разбегаются, хаотично толкаясь и карабкаясь друг на друга.

В конце концов, Бай Сяочань с тревогой направил свой взгляд на учеников южного берега.

В мгновение ока… ученики южного берега почувствовали, что их волосы встали дыбом. Все они быстро попятились, отступив на десять чжанов. [1 чжан = 3,58 м]

«Старший дядя Бай, мы на твоей стороне! Мы на твоей стороне!» Поспешно закричали некоторые из них.

Даже Шангуань Тянь Ю и Гуй Я выглядели бледными и также поспешно отступили.

РЕВ!!! Обезумевшие звери войны, с налитыми кровью глазами, бросились вперёд. Когда Бай Сяочань это увидел, пот закапал у него со лба.

«Что мне делать, что мне делать? Я говорил тебе сдаться, говорил, что когда я делаю свой ход, то даже я боюсь того, что может случиться!» Бай Сяочань чувствовал, что не виноват, он сжал зубы и повернулся к ученикам северного берега.

«Кто из вас назначил за меня награду?!»

Ученики северного берега быстро опустили свои головы, ни один из них не был достаточно храбр, чтобы встретиться с ним глазами, их сердца дрожали.

Сердце Бай Сяочаня тоже дрожало. Он считал себя добросердечным человеком, поэтому не мог просто бросить пилюлю. Пока он боролся со своими мыслями, звери войны становились всё более беспокойными, затем Бай Сяочань вдруг поднял свой взгляд вверх, к небу, где по-прежнему, с гордостью и злорадством, парил феникс старейшины Чжоу.

Его глаза загорелись, без долгих размышлений, Бай Сяочань бросил пилюлю в феникса. Превратившись в радугу, пилюля выстрелила прямо в феникса старейшины Чжоу.

Феникс, всё ещё злорадствовал над ситуацией, в которую попал Бай Сяочань, поэтому не замечал приближающуюся пилюлю до тех пор, пока не стало слишком поздно. Его перья встали дыбом, он завизжал и попытался уклониться. Взрыв. Пилюля взорвалась и покрыла феникса порошком.

Феникс был ошеломлён. Звери внизу ревели как один. Они выглядели так, будто собираются броситься на феникса в любой момент.

Даже глава секты и другие на высокой террасе сделали глубокий вдох, они собрались на краю террасы и ошарашенно уставились на сцену внизу.

«Это, вовлекать зрителей… это не нарушение правил?» Рассеяно спросил один из старейшин, только чтобы понять, что никто не обращает на него внимания. Три предка северного берега, в частности, смотрели на множество зверей в опустевшей зрительской зоне!

Там, оленеподобный зверь войны, очевидно, реагируя, как на течку, ревел на феникса в небесах.

«Эта пилюля, раньше я думал, что она затрагивает лишь зверей с родословной третьего ранга… Кто бы мог подумать, что она подействует даже на зверей второго ранга!»

«Эта пилюля, кажется, она может быть весьма ценной для северного берега…» Три предка северного берега задрожали, их глаза наполнились волнением. Старая женщина указала пальцем в сторону феникса.

Феникс сразу же задрожал, его окутало мощной силой и потащило прямо на террасу, в объятья старой женщины. В то же время, внизу, звери войны взревели и один за другим выстрелили в сторону террасы.

Холодно фыркнув, старая женщина посмотрела вниз, звери внезапно завыли от страха, а затем, свернувшись и сжавшись, вошли в рукав старухи.

Взглянув на феникса, который был слишком напуган, чтобы издать хоть какой-нибудь звук, удивление появилось в глазах у старой женщины, она начала говорить с другими предками.

Лицо старейшины Чжоу, который стоял рядом с ними, позеленело…

Увидев, что всё обошлось, Бай Сяочань с облегчением выдохнул, и как раз тогда, когда он собирался вернуться на сторону южного берега, ученики северного, которые до сих пор подавляли свой гнев, взорвались от гораздо большего гнева, чем раньше.

«Бай Сяочань! Я убью тебя!»

«Бай Сяочань, северный берег никогда тебя не простит!»

«Проклятый Бай Сяочань!» Бесчисленные ученики северного берега ревели так, что на их головах выступили вены. Бай Сяочань обернулся, высоко поднял свою правую руку и приподнял свой подбородок. В его руке была одна из этих странных пилюль.

В одно мгновение… все ученики северного берега затихли.

Взмахнув своим рукавом, Бай Сяочань лукаво рассмеялся и убрал пилюлю. Позади него, голоса разгневанных учеников северного берега выросли до небес.

Глава 95 – Меч не должен использоваться таким образом!

Старший дядя Бай… как бог!

«Старший дядя Бай идёт по дороге без возврата, становясь общим врагом всего северного берега, и идёт по ней без колебаний…» Глядя на Бай Сяочаня, уважение всплыло в сердцах всех учеников южного берега.

Многие даже праздновали. К счастью, это бедствие, Бай Сяочань, появилось не на северном берегу. В противном случае, невозможно было бы представить, как сильно пострадал бы южный берег.

«Мы, южный берег, будем в порядке даже с одним старшим дядей Баем. Он в одиночку может заставить сойти с ума весь северный берег». Сегодня Сю Бао Цай был шокирован множество раз. Теперь он понял, что дерзость Бай Сяочаня… не знает границ.

Но вне зависимости от того, как сильно изменилась атмосфера этой Войны Избранных Небесами, она всё равно продолжалась. Итак, под восхищённые взгляды учеников южного берега и яростные взгляды учеников северного, начался четвёртый раунд третьего этапа.

Шангуань Тянь Ю, Гуй Я и Бай Сяочань. Эти трое выиграли все три матча, так что в этом раунде их присутствие не требовалось. Сейчас решалось, кто займёт четвёртое, пятое и шестое места.

Гун Сунь Юн, Гун Сунь Вань-эр и Сю Сонг быстро появились на арене и начали свои бои. В конечном итоге, Гун Сунь Юн победил, как Гун Сунь Вань-эр, так и Сю Сонга, так что он, без дальнейших церемоний, первым покинул арену, заняв четвёртое место.

Хотя Сю Сонг и не был так хорош, как Гун Сунь Юн, в конце концов, он всё-таки сумел победить Гун Сунь Вань-эр и выиграть матч, таким образом, он покинул арену, как пятый ранг Войны Избранных Небесами.

Что касается Гун Сунь Вань-эр, то проиграв все свои пять матчей, она мрачно заняла шестое место.

После того, как они закончили, пришло время выяснить каким образом распределятся места в первой тройке Войны Избранных Небесами! На каких местах, в конце концов, окажутся Бай Сяочань, Шангуань Тянь Ю и Гуй Я? Ученики северного и южного берегов сосредоточили на этом всё своё внимание.

Тем не менее, каждый раз, когда ученики северного берега смотрели на Бай Сяочаня, в них сразу же вздымалась ярость. Они признали и Гуй Я, и Шангуаня Тянь Ю, однако, Бай Сяочань был слишком бесстыдным и презренным…

В этот момент, все надежды учеников северного берега легли на Гуй Я. По их мнению, даже если у Бай Сяочаня и есть какие-то скрытые карты, то перед лицом абсолютной силы он всё равно будет уничтожен, и это будет также легко, как раскрошить сухие сорняки и раздавить гнилую древесину.

«Первый матч, Бай Сяочань против Шангуаня Тянь Ю!» Послышался голос Оу Ян Цзе. С появлением Бай Сяочаня, он, казалось, потерял свою холодность, вместо неё, на его лице появился след эмоций.

Шангуань Тянь Ю вдруг поднял свою голову, серьёзность мелькнула у него в глазах. Сцена, как Бай Сяочань обгоняет его во время квалификационной битвы, всплыла в его сознании, в его глазах появился след холода. Пока он поднимался на сцену, ветер развевал его длинные волосы. В этот момент, в глазах бесчисленных учеников, Шангуань Тянь Ю выглядел особенно ослепительно, словно обнажённый клинок, это заставило волнение всплыть на лицах этих бесчисленных учеников, наблюдающих за ним со стороны.

Тем не менее, ученики южного берега не осмеливались его поприветствовать. В конце концов, Бай Сяочань тоже с южного берега, кроме того, в его рукаве было слишком много трюков. Они опасались того, что если они поддержат Шангуаня Тянь Ю, то Бай Сяочань может затаить на них обиду. Таким образом, они могли лишь сдерживаться.

С другой стороны, ученики северного берега громко приветствовали Шангуаня Тянь Ю, что заставило его чувствовать себя некомфортно. Он знал, что эти приветствия не для него, а из-за Бай Сяочаня. Другими словами, даже если противником Бай Сяочаня должна была быть свинья, ученики северного берега всё равно бы болели за свинью. Думая об этом, Шангуань Тянь Ю стал ещё более раздражённым.

Бай Сяочань кашлянул и вышел на арену. Глядя На Шангуань Тянь Ю, он взмахнул своим рукавом, улыбка появилась на его лице.

«Хорошо, хорошо, мы оба…» Но даже прежде, чем Бай Сяочань смог закончить свои слова, в глазах у Шангуаня Тянь Ю взорвался холод. Он поднял свой палец, рядом с ним мгновенно появился летающий меч. Он, с пронзающим уши звуком, выстрелил вперёд, как молния. Он быстро рванул к Бай Сяочаню, прорезая воздух так, как горячий нож проходит сквозь масло. Его скорость была настолько высокой, что за один короткий миг, расстояние между ним и Бай Сяочанем уже стало меньше семи чжанов! [1 чжан = 3,58 м]

Зрачки Бай Сяочаня мгновенно сузились. Перед лицом непосредственной опасности, он быстро пригнулся. Порыв ветра, вызванный мечом, просвистел чуть выше его головы. Прямо на глазах у Бай Сяочаня на землю опускалась прядь его волос.

«В битве между культиваторами, нужно использовать каждый миг. Даже если бы ты не уклонился от этого меча, он не забрал бы твою жизнь. У тебя очень вредная личность, и нет надлежащего воспитания. Так как твои родители ничему тебя не научили, позволь мне преподать тебе урок. Хорошо запомни на будущее – нельзя использовать коварные методы. Из-за них южный берег теряет лицо». Безразлично сказал Шангуань Тянь Ю, в это же время к нему вернулся его летающий меч, который начал парить перед его телом.

Ученики северного берега, которые уже стихли, мгновенно возобновили свои аплодисменты. Спокойными оставались лишь ученики южного берега. Когда они смотрели на Шангуаня Тянь Ю, недовольство читалось на их лицах. Даже те, кто поддерживал Шангуаня Тянь Ю, нахмурили свои брови.

Они не испытывали к Бай Сяочаню никакой неприязни. По их мнению, хоть Бай Сяочань и был вредным, он не переступал черту. Несмотря на то, что он заставлял людей чувствовать себя беспомощными, он также заставлял их любить его до самых глубин их сердец. Даже несмотря на то, что северный берег ненавидел Бай Сяочаня до мозга костей, если бы вы спросили учеников южного, то они бы ответили, что он по-прежнему их представитель, который принёс славу южному берегу.

Все видели, что только что, когда Бай Сяочань открыл рот, он хотел сдаться, у него не было ни малейшего намерения бороться с Шангуанем Тянь Ю. Кроме того, был и другой мотив. Он позволил бы Шангуаню Тянь Ю сохранить свою духовную силу, так у него было бы гораздо больше шансов победить Гуй Я и стать чемпионом.

Шангуань Тянь Ю просто не мог не понять, что делает Бай Сяочань. Тем не менее, он всё равно напал, и это его нападение сильно походило на скрытую атаку, кроме этого, он даже сказал, что преподаст ему урок, и оскорбил его родителей. Видя такое поведение, многие ученики южного берега почувствовали презрение.

Пригнувшись, Бай Сяочань в оцепенении уставился на падающую прядь своих волос. Его улыбка исчезла, он встал и посмотрел на Шангуаня Тянь Ю, слова которого до сих пор эхом раздавались в его сознании.

«Ты – Избранный Небесами, мне все равно, что ты смотришь на меня сверху вниз. Я никогда не заботился о мнении окружающих». Бай Сяочань говорил низким голосом и выглядел несколько необычно.

«Даже когда ты запустил в меня скрытую атаку, всё ещё было нормально. Я культивирую, чтобы достичь бессмертия, я никогда не любил драки и убийства». Бай Сяочань поднял правую руку, сорвал с тела тусклые талисманы и выбросил их прочь. В этот момент, его тело постепенно начало излучать жестокость.

В толпе учеников южного берега стоял Ху Юн Фэй, когда он посмотрел на арену, всё его тело начало бесконтрольно дрожать. Глядя на Бай Сяочаня, он снова ощутил то самое чувство, которое испытывал, когда за ними гнались члены Падшего Клана Чень.

«Но кто дал тебе право… учить меня вместо моих родителей?!» Бай Сяочань вдруг поднял голову, его глаза налились кровью. Его родители умерли рано, и это сильно на него повлияло. Даже причина, по которой он преследует бессмертие, была глубоко связана со смертью его родителей.

Бай Сяочань сознательно сформировал свою оптимистичную личность, когда был молод. В юности, он лично стал свидетелем смерти своих родителей и несколько дней оставался с их телами, продолжая плакать и не желая этого принимать, до тех пор, пока их тела не начали разлагаться и другие жители деревни, наконец, не похоронили их. После этого, он долгое время пребывал в шоке. В то время, он любил говорить сам с собой… повзрослев, такие дети, как правило, вели мрачную жизнь.

Со временем, его крики сменились смехом, в этот момент и проросло его стремление к бессмертию, он неохотно вспоминал лица своих родителей, которые, прежде чем умереть, сказали ему жить хорошей жизнью.

Он был вредным, но не переходил черту. Было множество вещей, делать которые он не намеревался. Он всегда оставался добросердечным.

Он боялся смерти так сильно, что стал трусом. Но когда его товарищам угрожала опасность, дух товарищества победил страх смерти, он взревел и рискнул своей жизнью, несмотря на то, что дрожал от страха.

Он вёл себя по-дурацки, но ценил тех, кто рядом с ним. Первый Толстяк Чжан, Ли Куинг Хао, Ху Юн Фэй, Ду Лин Фэй, Ху Сяо Мэй и глава секты. Всех этих людей, которые хорошо к нему относились, он будет помнить всю свою жизнь.

«Кто дал тебе право?!» С грохотом, тело Бай Сяочаня быстро выстрелило вперёд и мгновенно оказалось перед Шангуанем Тянь Ю. Зрачки Шангуаня Тянь Ю внезапно сузились, а волосы встали дыбом. Даже прежде, чем он успел среагировать, кулак Бай Сяочаня, окутанный серебряным сиянием, достиг его тела.

Бум! Защитный световой барьер вырвался из тела Шангуаня Тянь Ю, но так и не оказав ни малейшего сопротивления удару Бай Сяочаня, он мгновенно рухнул. Кулак Бай Сяочаня, как горячий нож, режущий масло, опустился на небольшой щит, который мгновенно появился перед Шангуанем Тянь Ю.

Бум! Небольшой щит задрожал и неожиданно отправился в полёт, а кулак Бай Сяочаня столкнулся с грудью Шангуаня Тянь Ю. Шангуань Тянь Ю сплюнул кровь, его отбросило огромной силой. Он отступил более чем на десять шагов назад и снова сплюнул полный рот крови, выражение недоверия возникло у него на лице.

«И это Избранный Небесами?» Тихо спросил Бай Сяочань. В этот момент, он не приподнял свой подбородок и не принял вид эксперта. Вопреки всеобщим ожиданиям, в этот момент, Бай Сяочань выделялся, как палящее солнце. Послышались бесчисленные глубокие вдохи учеников южного берега, а ученики северного были попросту шокированы.

Взгляд Гуй Я стал острым. На террасе, выражения главы секты и остальных внезапно изменились, став серьёзными.

«Бай Сяочань!» Шангуань Тянь Ю чувствовал себя униженным, он зарычал и сформировал ручную печать, одновременно с этим, рядом с его телом возникло пять летающих мечей. Каждый из появившихся мечей испускал удивительную Ци Меча. С помощью тела духа меча Шангуаня Тянь Ю, пять мечей выстрелили в сторону Бай Сяочаня.

[Прим. анлейтера: Сейчас “дух меча” явно относится к конкретному человеку, так что мы изменим его на “тело духа меча”. Как это связано с тем, что оно делает, до сих пор неизвестно, поэтому в будущем, когда это станет яснее, нам, вероятно, снова придётся внести правки.]





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.034 с.)