ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 29 – Поднимая тяжести, словно это свет



Бай Сяочань изучил защитную способность нефритовой таблички, а затем громко рассмеялся. Его пламенный взгляд сместился в сторону его деревянного меча. Это тот самый меч, который он получил, когда впервые вошёл в секту. Он сопровождал его до этого момента и уже прошёл через два духовных очищения.

«Судя по улучшению защитной способности этой нефритовой таблички, после третьего духовного очищения, сила этого меча, безусловно, будет экстраординарной!» Бай Сяочань слегка улыбнулся, а затем приступил к очищению деревянного меча.

Черепаший котёл засиял серебряным светом, и после того, как свечение угасло, перед Бай Сяочанем появился небольшой деревянный меч. Третий серебряный узор, появившийся на деревянном мече, бросался в глаза. Спустя некоторое время, его яркость медленно угасла. Внешний вид деревянного меча сильно изменился. Теперь он стал на палец длиннее, и почти все его древесные прожилки были фиолетового цвета.

Даже аромат, который он источал, был специфическим. Этот запах был очень странным. Вначале он казался сладким, но если бы кто-нибудь вдыхал его в течении длительного времени, он непременно впал бы в транс.

Тело Бай Сяочаня вздрогнуло, а глаза прояснились. Он с удивлением смотрел на небольшой деревянный меч. Медленно его поднимая, он обнаружил, что теперь меч стал во много раз тяжелее, чем был раньше, словно он держал большой камень.

Его глаза ярко загорелись, когда он положил перед собой небольшой деревянный меч, чтобы его изучить. Казалось, что он сильно о чем-то задумался.

«Скорее всего, материалом для этого меча послужила обычная Древесина Плотного Облака. Перед тем, как использоваться в экипировке культиваторов, Древесина Плотного Облака должна пройти через сорок девять дней очищения. Более того, после этого, её можно множество раз очистить». Пробормотал Бай Сяочань, осматривая прожилки на деревянном мече.

«Фиолетовые прожилки… этому есть лишь одно объяснение. После многократных очищений, меч мутировал». Бай Сяочань закрыл глаза. В его голове промелькнула каждая крупица знаний о Дереве Плотного Облака, полученных во время изучения трав.

Спустя долгое время, он открыл наконец свои глаза, в его взгляде читалось предвкушение. Правой рукой он сделал пару знаков и пальцем указал на меч. Внезапно, черное сияние смешалось с фиолетовыми прожилками, появившимися на мече, а затем он взлетел. В мгновение ока, он пронзил стену деревянного домика. После чего, он вылетел со двора и вонзился в огромную скалу, которая находилась более чем в десяти чжанах от его дома.

Без единого звука, небольшой деревянный меч вонзился в скалу. Затем он развернулся в породе, и снова её пронзив, вышел из скалы. В следующее мгновение он был уже перед Бай Сяочанем.

На поверхности меча не было ни единой царапины. Вместо этого, его лезвие излучало острую ауру.

Бай Сяочань был очень взволнован. Он повернул деревянный меч, тщательно его изучая. Прикрыв третий серебряный узор, он распахнул двери деревянного домика. Он был очень счастлив и сделал глубокий вдох. Однако, как только он подумал о небольших соревнованиях Горы Душистых Облаков, которые состоятся через два месяца, он снова почувствовал опасность.

«Нет, этого всё ещё не достаточно. Соперники наверняка будут очень свирепыми. Будет лучше, если я подготовлюсь ещё основательнее». Стиснув зубы, он попытался вспомнить два состояния, описанных в Технике Управления Котлом Фиолетовой Ци.

Поднимая тяжести, словно это свет, поднимая свет, словно это тяжести.

Эти уровни были общепризнанными способами практики Техники Управления Котлом Фиолетовой Ци. При достижении пика культивации этих уровней, техника трансформировалась в божественный навык под названием Техника Плавильного Котла Фиолетовой Ци.

Техника Управления Котлом Фиолетовой Ци была основным навыком на южном берегу Секты Речного Духа. Её культивировали практически все. Но даже несмотря на это, достижение состояния «поднимая тяжести, словно свет» было большой редкостью. А второй уровень «поднимая свет, словно это тяжести» встречался ещё реже. Что касается их культивации до пикового уровня, и трансформации техники в Технику Плавильного Котла Фиолетовой Ци, это было ещё более маловероятно.

Даже если и были люди, достигшие просветления в Технике Плавильного Котла Фиолетовой Ци, все они, безусловно, были учениками Горы Фиолетового Котла.

«Поднимая тяжести, словно это свет… Только достигнув этого уровня манипуляции объектами, я увеличу свои шансы на победу». Думая об описании этой техники, Бай Сяочань опустил голову и посмотрел на небольшой деревянный меч в своих руках.

Когда Бай Сяочань подумал о том, как во время битвы с Сю Бао Цаем, Кухня Горящих Печей и Департамент Администрации ошибочно предположили, что он овладел методом «поднимая тяжести, словно свет», ему в голову вдруг пришла идея.

«Причина, по которой они предположили, что я понял, как «поднимать тяжести, словно это свет» была в том, что я с большой легкостью контролировал деревянный меч. Но истинной причиной этой легкости была экстраординарная сила деревянного меча, полученная после духовного очищения».

«На самом деле, я не особо искусен в манипуляциях деревянным мечом. Что касается состояния «поднимая тяжести, словно это свет…» Бай Сяочань нахмурил брови и просто сидел во дворе со скрещёнными ногами. Глядя вниз, на деревянный меч, его глаза потеряли фокус и понемногу становились красными.

Через некоторое время, он поднял свою правую руку, после чего вдруг вылетел деревянный меч. Он энергично резанул воздух прямо перед собой, просвистел ветер, который поднял с земли в воздух немного пыли и грязи. Брови Бай Сяочаня снова нахмурились. Он сделал ещё несколько знаков правой рукой и снова указал пальцем. Но на этот раз, он указал не на деревянный меч, а на скалу, которую ранее уже пронзил деревянный меч.

С движением его пальца, огромную скалу сильно встряхнуло. После того, как она на один чи оторвалась от земли, Ци в теле Бай Сяочаня стала неустойчивой. С грохотом скала снова упала на землю. [1 чи = 0,33 м]

Бай Сяочань почувствовал, что дискомфорт исчезает, а его глаза постепенно оживились. Он решительно начал циркулировать Ци в своём теле, и снова указал пальцем.

Один, два, три раза…

Время быстро пролетело, и в мгновение ока, прошла половина месяца. Практически каждую секунду этой половины месяца, Бай Сяочань был сосредоточен на контроле и перемещении скалы. Это скала была размером в три человеческих роста и весила не меньше семисот или восьмисот цзиней. Даже Бай Сяочаню, с его пиком пятого уровня Конденсации Ци, было непросто полностью контролировать эту скалу. [1 цзинь = 0,5 кг]

Однако, поскольку его культивация была хорошо очищена, Бай Сяочань был способен попытаться. Если бы кто-нибудь другой на пике пятого уровня Конденсации Ци попытался бы это сделать, он смог бы поднять скалу максимум на пару цуней. [1 цунь = 3,33 см]

Глядя на скалу, Бай Сяочань понял, что его проблемы с управлением этой скалой, вызваны не недостатком Ци, а нестабильным её контролем. Довольно часто, несмотря на то, что у него ещё явно оставалась Ци, связь обрывалась сама по себе.

«Преобразовать Ци в шёлковые нити и двигать ими с постоянной скоростью, чтобы шелковая нить никогда не порвалась. Это и есть ключ к манипуляции объектами». Хрипло пробормотал Бай Сяочань, а в его воспалённых глазах появилась искра.

Это было похоже на то, как обычные семьи делают лапшу. Если растянуть лапшу слишком быстро, то она порвётся. А если слишком медленно, то лапша получится короткой. Таким образом, важно поддерживать стабильный уровень силы, и вы легко с этим справитесь.

А что до навыка манипуляции объектами, то если кто-нибудь захочет достичь в нём пикового уровня, то этот человек должен быть способен поддерживать стабильный уровень силы. Что, естественно, приводит к увеличению сложности.

«Я понял. Поднимать тяжести, словно свет, вовсе не значит делать это буквально. Управление тяжестями с ощущением лёгкости - это просто поверхностное выражение. Истинный смысл которого, заключается не в управлении объектом, а в контроле духовной энергии!»

«Общий объём энергии моих пяти уровней Конденсации Ци означает «тяжесть», а его трансформация в тонкую, но продолжительную шелковую нить будет означать «свет». Если я смогу это сделать, то буду «поднимать тяжести, словно свет». И наблюдая за эффективностью, смогу легко контролировать скорость». Лицо Бай Сяочаня выглядело взволнованным. После решения этой загадки, он взмахнул правой рукой, после чего скала сразу же задрожала и быстро поднялась в воздух.

Камень как будто схватила невидимая рука, и со звуком «Хууу» он по воздуху направился прямо к Бай Сяочаню. Но пролетев половину пути, камень остановился и упал на землю, подняв облако пыли и грязи.

Бай Сяочань не сдался и продолжил пытаться. После ещё одной половины месяца, он всё ещё был не в состоянии поддерживать свою Ци в виде длинной шелковой нити, как бы он не старался.

Даже если это ему иногда и удавалось, нить духовной энергии быстро рвалась, из-за того, что камень был слишком тяжёлым.

Но когда он контролировал небольшой деревянный меч, это не вызывало не каких проблем, потому что он был намного легче, чем тяжёлый камень. Таким образом, Бай Сяочань почувствовал, что ему стало значительно легче его контролировать. После месяца практики, скорость управления мечом заметно улучшилась.

На самом деле, это было уже на уровне «поднимая тяжести, словно свет», но Бай Сяочань всё ещё не был удовлетворен. Расстроившись, он заскрежетал зубами, его глаза налились кровью, а лицо исказилось в тревоге.

«Я не верю в это!» Бай Сяочань сделал несколько знаков правой рукой и указал на скалу, после чего, она удивительно подлетела и зависла над его головой.

Холодный пот выступил на лбу у Бай Сяочаня. С лёгким страхом глядя на большую скалу над своей головой, он изо всех сил старался сохранить невидимую нить из духовной энергии. Если нить порвётся, даже не смотря на то, что падение скалы его не убьёт, оно все равно причинит ему сильную боль.

На этот раз он явно продержался дольше. Но где-то через час, Бай Сяочань закричал, а скала с треском на него упала. Через некоторое время, скала пошатнулась и откатилась в сторону, позволив Бай Сяочаню из-под неё выбраться.

Находясь под защитой непробиваемой кожи, он совершенно не пострадал, но испытанная им боль, заставила его в агонии сжать зубы.

Однако, его боевой дух только усилился. После непрерывных попыток, спустя ещё месяц, он улучшил свой результат, и вместо нескольких падений в день, теперь скала падала только один раз. В самом конце, Бай Сяочань иногда не ронял её на протяжении всего дня.

Он постепенно поднимал её все выше и выше. Наибольшая высота, которой он достиг, была около десяти чжанов. Если бы скала упала на кого-нибудь с такой высоты, он испытал бы немыслимую боль, даже если бы это был Бай Сяочань.

Но это единственный способ, благодаря которому он мог сосредоточится.

Постепенно, его внутренняя энергия достигла состояния «поднимая тяжести, словно это свет», он поддерживал её стабильной от начала и до конца, без малейших сбоев. Но он всё ещё не был удовлетворён. Затем он перестал сидеть со скрещёнными ногами, и вместо этого начал двигаться, поддерживая при этом нить из духовной энергии.

Уровень сложности увеличивался, а из его двора снова и снова раздавался грохот.

Время шло, и когда до небольших соревнований на Горе Душистых Облаков, о которых говорил Ли Куинг Хао, оставалось всего три дня, огромная скала весом около семисот или восьмисот цзиней спокойно плавала по воздуху во дворе Бай Сяочаня. Скала находилась в воздухе, даже несмотря на то, что Бай Сяочань передвигался.

Потренировавшись так некоторое время, Бай Сяочань сделал паузу. Стоя перед деревянным домиком, он рассмеялся лицом к небу. Со взмахом его правой руки, огромная скала, со звуком «Ууууш», пролетела по воздуху над его двором и приземлилась на том же месте, где и была изначально.

Бай Сяочань сжал пальцы и взмахнул ими, после чего, вылетел небольшой деревянный меч и мгновенно разрезал перед собой воздух. Его скорость была настолько высокой, что заметить можно было лишь пятно. На самом деле, его скорость увеличилась в десятки раз.

Выражение лица Бай Сяочаня было полно восторга, он сжал пальцы и быстро сделал рукой несколько знаков.

Ужасающая скорость, вместе с силой деревянного меча, сразу же достигли удивительного уровня. Казалось, что в одно мгновение, во дворе появилось множество маленьких деревянных мечей, летающих рядом с его мечом.

Со взмахом его рукава, неясные образы исчезли. Единственный оставшийся меч, подлетел прямо к Бай Сяочаню и исчез в его пространственном мешке.

«Вот теперь, у меня есть возможность попасть в первую пятёрку». Бай Сяочань сделал глубокий вдох. Несмотря на то, что он до сих пор не был полностью в этом уверен, время почти пришло, так что он мог лишь сесть со скрещёнными ногами и восстановить своё тело и духовную энергию, чтобы к началу соревнований быть в своей оптимальной форме.

Глава 30 - Нападай!

Три дня спустя, утром…

Когда взошло солнце, Бай Сяочань открыл глаза и сделал глубокий вдох. Выражение его лица было очень серьёзным. Он впервые будет принимать участие в подобных соревнованиях.

В его глазах, конфликт между ним и Сю Бао Цаем больше не мог расцениваться как бой. С другой стороны, это состязание Горы Душистых Облаков, в котором он собирался принять участие, было настоящей дракой между учениками секты.

Бай Сяочань медленно встал, проверил пространственный мешок, и с серьёзным лицом покинул комнату. Но вскоре бросился назад и порывшись под кроватью, достал кожаную броню, которая была с ним ещё со времён Кухни Горящих Печей. Затем он одел их одну поверх другой. После чего, он достал нефритовую табличку и закрепил её на себе, что позволяло ему немедленно её активировать.

Если бы он не боялся показывать другим черепаший котёл, Бай Сяочань определённо одел бы его себе на спину.

«Черт, как я мог забыть приготовить большой черный котёл?» Бай Сяочань очень сожалел, но у него не оставалось времени, чтобы попытаться его найти. Он стиснул зубы, повернулся и снова вышел из комнаты. Он взглянул на солнце, а затем отправился на горную вершину. Его глаза были полны решимости.

Он одел слишком много кожаных доспехов, и хоть на его спине и не было котла, он всё равно был похож на цзунцзы… Кожаные доспехи были герметичными. В результате чего, вскоре после того, как он начал свой путь, его лоб уже покрылся потом. [Цзунцзы – традиционное китайское блюдо, рис с начинкой, завернутый в большой лист.]

Тем не менее, независимо от того, сколько пота было у него на лбу, Бай Сяочань не снял ни одного из них. Всё это время, соревнования сильно его беспокоили, их приближение привело к тому, что в его голове постоянно мелькали жестокие и ужасные образы. Шаг за шагом, Бай Сяочань поднимался на вершину горы. Тем не менее, в первой половине дня, туман вокруг горы был слишком плотным. Так что через некоторое время, он вдруг понял, что не знает где находится.

«Это неправильно…» Бай Сяочань поторопился найти кого-нибудь, у кого можно было спросить дорогу. Лишь после этого, он нашел верный путь. Его сердце стучало словно барабаны, он боялся, что окажется там слишком поздно, и пропустит свой матч.

На вершине Горы Душистых Облаков была арена. Именно там пройдут соревнования. В этот момент, её окружало уже довольно большое количество людей, которые разговаривали друг с другом приглушенными голосами.

Среди этих людей было несколько учеников, культивация которых была выше пятого уровня Конденсации Ци. Большинство из них стояло со скрещёнными на груди руками и смотрело на своих младших братьев и сестёр, очевидно, они пришли сюда, чтобы их приободрить.

Хотя это небольшое состязание внешних учеников и не было официальным, для них оно по-прежнему оставалось отличной возможностью показать себя. На этот раз в состязании участвовало около двадцати человек. Большинство из них сидело со скрещёнными ногами вокруг арены и готовилось к началу соревнований.

Ни один из участников не был на третьем уровне Конденсации Ци. Хоть эти соревнования и были созданы для внешних учеников, находившихся на третьем, четвертом и пятом уровнях Конденсации Ци, участники соревнований по большей части были на пятом уровне Конденсации Ци, и лишь пять или шесть учеников было на четвертом уровне.

Среди них была девушка, которая привлекла большую часть внимания собравшихся. Эта девушка была высокой и стройной, а форма внешнего ученика не могла скрыть идеальные изгибы её тела, что делало её объектом фантазий огромного количества людей.

Её кожа была белой словно снег, а её лицо – потрясающе прекрасным. Её глаза светились под парой бровей, а свободная одежда, обтягивающая её талию и бёдра, демонстрировала её соблазнительное тело.

Вокруг неё собралось довольно много внешних учеников, все они, очевидно, были её почитателями.

Несмотря на то, что она была не так известна, как Чжоу Синь Кай, среди внешних учеников эта девушка была довольно популярна. Её звали Ду Лин Фэй.

«Так как сестра Ду находится на пике пятого уровня Конденсации Ци, она, безусловно, возьмёт первый приз на этих соревнованиях».

«Брата Чень Цзыана тоже не стоит недооценивать. Я слышал, что месяц назад он совершил прорыв. И хотя это не пик пятого уровня Конденсации Ци, но все равно довольно близко». Пока окружающие приглушёнными голосами обсуждали участников, рядом с Ду Лин Фэй гордо стоял молодой человек. Этим молодым человеком был Чень Цзыан, который ранее в Павильоне Сдачи Миссий был шокирован Бай Сяочанем и его бамбуком.

Когда он смотрел на Ду Лин Фэй, глаза Чень Цзыана ярко сияли. Глубоко в сердце, он знал, что в этот раз не сможет занять первое место. Тем не менее, второе место, безусловно, будет принадлежать ему. И может быть, это станет для него прекрасной возможностью сблизится с Ду Лин Фэй.

В то время, как все окружающие ожидали начала соревнований, издалека со свистом прилетели две радужных полосы. В передней части арены эти радуги превратились в Ли Куинг Хао и пожилого человека. Пожилой человек был тощим, а его кожа - темной, однако, его глаза ярко сияли. Он казался очень строгим человеком.

Сразу после появления Ли Куинг Хао все окружающие внешние ученики вдруг замолчали, а затем поспешно его поприветствовали.

«Дорогой предок и старейшина Сунь». Всех удивило появление Ли Куинг Хао, потому что организацией этих соревнований, как правило занимался один старейшина Сунь.

Ду Лин Фэй и Чень Цзыан, которые также удивились, вежливо и почтительно поприветствовали Ли Куинг Хао.

Ли Куинг Хао мягко кивнул, но окинув взглядом внешних учеников, он нахмурился. Он не мог найти Бай Сяочаня.

Видя, что Ли Куинг Хао нахмурился, все остальные внешние ученики занервничали, в том числе и Ду Лин Фэй. Никто не имел ни малейшего понятия о том, почему расстроился их предок.

«Предок, мы можем начинать?» Медленно спросил старейшина Сунь, стоявший рядом с Ли Куинг Хао.

Только тогда, когда Ли Куинг Хао уже собирался заговорить, появился силуэт похожий на шар, который выглядел очень тревожно.

«Я заблудился, туман был слишком густым…» Поспешно объяснил Бай Сяочань, как только увидел, что там присутствует Ли Куинг Хао. Он не хотел потеряться, но гора была слишком обширной, а туман - слишком плотным. В сочетании с тем, что по пути он задумался о соревнованиях, он даже не заметил, что свернул не на ту тропу.

Как только он произнес эти слова, окружающие внешние ученики обернулись и посмотрели прямо на него. Некоторые из них знали Бай Сяочаня, и услышав его слова, тихонько рассмеялись. Что касается остальных, которые не знали Бай Сяочаня, все они нахмурились, а в глазах у некоторых даже читалось презрение.

То, что он заблудился на Горе Душистых Облаков, говорило о том, что этот ребёнок, как правило, не посещал вершину горы и не интересовался этими соревнованиями. Большинство таких учеников были обычными середнячками, которых можно было увидеть повсюду.

Ду Лин Фэй взглянула на Бай Сяочаня и узнала в нём одного из последователей Чжоу Синь Кай. Также, она слышала, что в то время Бай Сяочань усердно работал, чтобы поймать куриного вора. Она перестала на него смотреть, и полностью его проигнорировала.

Заметив из толпы Бай Сяочаня, Чень Цзыан посмотрел на Ли Куинг Хао. Он вспомнил, что несколько месяцев назад, прежде чем покинуть Павильон Сдачи Миссии, Бай Сяочань упомянул, что Ли Куинг Хао является ему дядей. Чень Цзыан мгновенно понял, почему чуть ранее Ли Куинг Хао нахмурился. Затем он тихо сказал сам себе, что если ему вдруг придётся драться с Бай Сяочанем, он не должен бить его слишком сильно.

Ли Куинг Хао холодно фыркнул и бросил в Бай Сяочаня угрожающий взгляд, а затем слегка кивнул старейшине Суню.

Старейшина Сунь, казалось, тоже что-то заметил. Он тоже посмотрел на Бай Сяочаня и улыбнулся ему. Затем он взмахнул большим рукавом.

«Итак, те, кто хотят принять участие в соревнованиях между внешними учениками, поднимайтесь на сцену».

Видя, как на него взглянул Ли Куинг Хао, Бай Сяочань почувствовал себя обиженным, но не посмел сказать ни единого слова. Услышав слова старейшины Суня, Бай Сяочань был первым человеком, который вышел и поднялся на сцену. Его голова была высоко поднятой, а грудь выдавалась вперед. Он выглядел так, словно без лишних раздумий был готов забраться на гору из ножей или окунуться в море пламени.

Вскоре на сцену поднялись и другие участники; включая Бай Сяочаня, там было всего двадцать внешних учеников.

Правила таких соревнований были не особо строгими. Старейшина сунь взглянул на участников. Он поднял правую руку и достал мешок, в котором были небольшие пронумерованные шары. Затем внешние ученики, один за другим вышли, чтобы вытянуть шар, который решал с кем они будут драться.

Бай Сяочань не пошёл первым. Вместо этого он стоял в середине очереди. Затем он подошёл и вытянул шар под номером одиннадцать.

«Хорошо, теперь спускайтесь. Первый бой между номером один и номером два!» Мягко сказал старейшина Сунь. Бай Сяочань поспешно покинул арену вместе с остальными. На арене остались только ученики, которые вытянули шары с номером «один» и номером «два». После того, как они посмотрели друг на друга, их глаза засияли острым светом.

Вскоре, они начали драться, послышался громкий грохот. Пока эти ученики дрались, Бай Сяочань смотрел на других участников. Он понял, что если в соревновании участвуют двадцать человек, то чтобы попасть в первую пятёрку, ему необходимо выиграть лишь два боя. Он попытался найти ученика с номером двенадцать, но остальные участники хорошо спрятали свои номера, не оставив Бай Сяочаню ни единого шанса.

В то время, как Бай Сяочань расстроился, первый бой закончился и начался второй. Одним из его участников была Ду Лин Фэй. После того, как девушка сформировала ручную печать, появился флаг из ткани. Затем, флаг превратился в облако тумана и окутал её соперника, который изо всех сил старался вырваться из этого облака, но так и не смог, и в конце концов сдался.

Третий и четвёртый бой тоже вскоре закончились. В пятом бою одним из соперников был Чень Цзыан. Он легко победил своего противника, который был учеником на четвертом уровне Конденсации Ци.

«Номера одиннадцать и двенадцать, бой». Сказал старейшина Сунь. Услышав старейшину, Бай Сяочань сделал глубокий вдох. После чего, он с гордым выражением лица поднялся на сцену, откуда увидел высокого и тощего юношу, который с холодной улыбкой поднимался на сцену.

Культивация молодого человека была неплохой. Он был на пятом уровне Конденсации Ци. Его глаза выглядели так, словно через них проходило электричество. Казалось, что справится с ним будет очень трудно.

«Младший брат, тебе просто не повезло стать моим противником. Ещё не поздно сдаться, в противном случае, я не возьму на себя ответственность за травмы, полученные тобой во время боя». Холодно сказал высокий и тощий парень.

В тот же самый момент, когда молодой человек начал говорить, Бай Сяочань громко заревел.

Его рёв был наполнен энергией. Это потрясло немало окружающих людей, а также высокого и тощего юношу. Молодой человек подсознательно отступил на несколько шагов. Когда он снова взглянул на Бай Сяочаня, он был в шоке.

Взревев, Бай Сяочань ударил нефритовую табличку на своём теле. В тот же момент, неожиданно появился толстый слой зелёного света, который окутал его тело. Тем не менее, он всё ещё чувствовал, что этого недостаточно, поэтому он достал большую горсть талисманов, а затем разместил их на своём теле. Каждый раз, когда падал талисман, вокруг его тела появлялся ещё один луч света. Вскоре, таких лучей было уже десять. Они слились воедино и превратились в световой щит толщиной в четыре чи. Издалека это выглядело шокирующе. [1 чи = 0,33 м]

«Нападай!» Сказал Бай Сяочань из щита света.

Высокий и стройный молодой человек был полностью ошеломлен. Даже не считая его, все окружающие внешние ученики, в том числе и другие участники соревнования, были так потрясены, что потеряли дар речи. Они видели множество небольших соревнований, но человека, пытавшегося до такой степени защитить себя, они видели впервые.

Лицо Ли Куинг Хао дернулось, а в его глазах показалась беспомощность.

Чень Цзыан тяжело выдохнул. Теперь он был полностью уверен в том, что Ли Куинг Хао и Бай Сяочань родственники. Ду Лин Фэй фыркнула, теперь она смотрела на Бай Сяочаня с ещё большим презрением.

На арене, на глазах у всех, высокий и тощий молодой человек испустил глубокий рёв и сделал несколько ручных печатей. Сразу после этого, его деревянный меч метнулся прямо в сторону Бай Сяочаня.

Глава 31 – Это возмутительно!

Вокруг деревянного меча тощего молодого человека поднялся штормовой ветер, затем он превратился в радужную полосу и выстрелил в сторону Бай Сяочаня. Тем не менее, прежде чем он приблизился к телу Бай Сяочаня, деревянный меч врезался в плотный световой щит и со звуком «Пэнг» отскочил назад.

Внутри светового щита, глаза Бай Сяочаня внезапно загорелись. Он стал увереннее и даже сел со скрещёнными ногами.

Увидев световой щит Бай Сяочаня, окружающие были в шоке и в недоумении посматривали друг на друга. Они видели людей с хорошей защитой, но они никогда не видели кого-то, кто так пёкся о своей безопасности.

На лице молодого человека показалось замешательство, он заскрежетал зубами и взревел. Затем он стал манипулировать мечом и заставил его взорваться ещё большей силой. Деревянный меч снова метнулся в сторону светового щита.

Громкие звуки ударов раздавались один за другим. Деревянный меч атаковал Бай Сяочаня снова и снова, но каждый раз, когда он ударял по щиту света, он отскакивал назад. В конце концов, лицо молодого человека стало мертвенно бледным. Когда он понял, что на безрезультатные атаки потратил уже половину Ци, в его глазах показалось отчаяние.

Он множество лет сражался против других, но это впервые, когда он встретил врага похожего на черепаху. Он не хотел проигрывать, в этот раз он намеревался попасть в тройку лидеров. Молодой человек ещё раз взревел к небу, а его глаза налились кровью. Затем он крикнул Бай Сяочаню.

«Вылезай оттуда, чтобы я мог тебя отлупить!»

«Подходи, если достаточно хорош!» Как Бай Сяочань мог его боятся? Услышав слова молодого человека, Бай Сяочань внутри светового щита стал кричать ещё громче.

Когда окружающие смотрели на Бай Сяочаня, на их лицах показывались странные выражения. Они не знали, смеяться им или плакать. Но тощий юноша был так зол, что у него под кожей вздулись кровеносные сосуды. Он прикусил себе язык, а потом сплюнул полный рот свежей крови. Кровь моментально слилась с деревянным мечом, сделав его кроваво-красным.

«Духовная Магия Крови!»

«Он использовал эту технику! Похоже, что он действительно обезумел от гнева!»

Зрители расшумелись, а в это же время, скорость кроваво-красного деревянного меча вдруг увеличилась, его сила также стала вдвое больше. Меч, окутанный кроваво-красным сиянием, полетел прямо к Бай Сяочаню.

С грохотом, похожим на раскаты грома, деревянный меч пронзил световой щит толщиной в три цуня. После чего, он издал жужжащий звук. Тем не менее, он не смог продвинуться ни на дюйм дальше, и из-за того, что он усердно пытался разбить световой щит, его поверхность покрылась трещинами. [1 цунь = 3,33 см]

В мгновение ока, деревянный меч, столкнувшийся с защитой Бай Сяочаня… неожиданно с треском разлетелся. Он рассыпался на бессчётное количество фрагментов и упал на землю.

Глаза молодого человека чуть не выскочили из глазниц, прежде чем он снова сплюнул полный рот крови. Его Ци была исчерпана, а магическое сокровище разрушено. Он был настолько зол, что потерял сознание.

Пока Ли Куинг Хао смотрел на всё это, его лицо стало ещё непригляднее. Старейшина Сунь горько усмехнулся и проверил состояние тощего юноши. После того, как он убедился, что с юношей всё в порядке, он распорядился, чтобы его убрали со сцены. Только тогда старейшина Сунь сухо кашлянул и объявил победу Бай Сяочаня.

«Вы просто ломанулись прямо на меня, в противном случае я бы не выиграл!» Световой щит, окружающий Бай Сяочаня, быстро погас. Он с серьёзным лицом выпятил грудь, что говорило о том, что он очень гордится своей победой. После того, как он это сказал, тощего молодого человека, которого уносили прочь и который только что очнулся, снова вырвало кровью, а затем он снова потерял сознание.

Бай Сяочань сухо кашлянул, сложил руки по направлению к старейшине Суню, а затем взмахнул рукавами и спустился с арены.

Позади него, внешние ученики, которые не участвовали в состязании, но были не так уж плохи, смотрели на Бай Сяочаня со странными выражениями. А когда на Бай Сяочаня посмотрели ученики, которые также участвовали в состязании, выражения их лиц стали крайне неприглядными.

Особенно те, кто выиграл свои матчи. После того, как они увидели, что случилось с тощим юношей, они стали гораздо бдительнее по отношению к Бай Сяочаню.

Состязание продолжилось. Вскоре, другие ученики тоже закончили свои матчи. Двадцать участников соревнований по парам столкнулись друг с другом. Пока, наконец, не осталось десять лучших.

И Ду Лин Фэй, и Чень Цзыан были в первой десятке. Бай Сяочань поднял голову, посмотрел на девятерых оставшихся участников и что-то пробормотал себе под нос.

«Я просто должен выиграть ещё один бой, я справлюсь!» Подбадривал он себя, говоря, что победа практически у него в руках.

Старейшина Сунь посмотрел на десятерых оставшихся участников, ненадолго остановил взгляд на Бай Сяочане, а затем медленно сказал: «Сейчас из вас десятерых определится первая пятёрка. Все вы, подойдите и снова выберите шар с номером».

На этот раз, Бай Сяочань выскочил первым. Он достал из мешка, который держал старейшина Сунь, небольшой шар под номером два, а затем посмотрел на остальных участников.

Вскоре, все они получили свои номера. Когда старейшина Сунь объявил следующий бой, на арене остались лишь Бай Сяочань и мускулистый мужчина. Этот мускулистый мужчина был высоким и крепким, а увидев, что его врагом будет Бай Сяочань, он громко рассмеялся.

«Остальные может быть и обеспокоены твоими защитными трюками, но я, Ли, совершенно об этом не волнуюсь. Моей сильной стороной также является защита. Давай выясним, кто из нас продержится дольше!» Беззаботно сказал мускулистый человек, подняв правую руку, он похлопал по пространственному мешку, из которого мгновенно появился маленький щит. Как только он послал в его свою Ци, маленький щит расширился, испустил жёлтое сияние и окутал все его тело.

Это было не всё. Затем мускулистый мужчина испустил глубокий рык и напряг все свои мышцы, что выглядело шокирующе и заставило его казаться на цунь выше, чем раньше. [1 цунь = 3,33 см]

«Это неожиданно, он культивирует Технику Усиления Тела!»

«Этот маленький щит выглядит знакомо, может ли это быть Щитом Утреннего Света, который стоит девять тысяч очков содействия?!» Пока окружающие пребывали в шоке, Бай Сяочань нахмурился.

Даже старейшина Сунь слегка кивнул, после того, как он увидел, что произошло на арене, в его глазах показалось одобрение. Затем он низким голосом обратился к Ли Куинг Хао.

«Этого парня зовут Ли Шань, он находится на пятом уровне Конденсации Ци и с рождения обладает огромной силой, к тому же, он особенно хорош в обороне».

Ли Куинг Хао слегка кивнул и посмотрел на Бай Сяочаня.

Бай Сяочань смотрел на мускулистого мужчину, который, казалось, полностью перестроил своё тело. А затем, посмотрел на маленький щит и признал в нём сокровище, которое он видел в Павильоне Сокровищ, но на покупку которого, у него уже не оставалось очков содействия. Он снова нахмурился.

В глазах у всех присутствующих показался интерес. Особенно в глазах у других участников, которые были рады увидеть несчастье Бай Сяочаня.

«Этому белому и нежному младшему брату сейчас не поздоровится».

«В первом бою ему просто повезло. Теперь, когда он столкнулся с таким сильным противником, он точно будет избит».

«У тебя нет вариантов. Я не похож на младшего брата, с которым ты дрался до этого. Для атаки мне не нужно оружие. Лучшее оружие – это мои кулаки!».

Мускулистый человек был очень быстр. За каждым его движением следовал ожесточенный порыв ветра. Видя, что мускулистый мужчина направляется к нему, глаза Бай Сяочаня ярко загорелись, он поднял правую руку и указал пальцем вперёд. Вслед за этим, из его пространственного мешка вылетел деревянный меч.

Деревянный меч полетел вперёд и без задержки рубанул мускулистого мужчину, который двигался на Бай Сяочаня.

Во время этой атаки, на несколько чжанов вокруг распространилась Ци меча, но сразу же исчезла. [1 чжан – 3,58 м]

Выражение лица мускулистого мужчины мгновенно изменилось. Его скальп чуть не порвался, а зрачки сузились. Внезапно он всем телом ощутил опасность, так что подсознательно сделал шаг назад. Он громко крикнул и взмахнул руками. В этот момент, его маленький щит попытался заблокировать удар.

С треском маленький щит остановил деревянный меч. Но в тот же момент, когда меч и щит встретились, щит не смог заблокировать даже малой части силы меча и сдулся до своего первоначального размера. Затем меч со свистом направился к мускулистому человеку.

Мускулистый мужчина был в шоке. Независимо от того, насколько он быстр, меч всё равно будет быстрее его. В мгновения ока, деревянный меч оказался у его лица. Он чувствовал себя так, словно его тело бросили в ледяную пещеру.

«Я сдаюсь!»

Поспешно крикнул мускулистый мужчина, даже его голос поднялся на октаву.

С жужжащим звуком меч остановился прямо между его бровей, а затем полетел обратно в пространственный мешок Бай Сяочаня.

Бай Сяочань молча моргнул. Он тоже был потрясен своим деревянным мечом. Только практикуясь с ним во время этого боя, он вдруг обнаружил насколько мощным тот стал. Кроме того, он даже не использовал метод «поднимая тяжести, словно это свет».

Он закатил глаза, поднял подбородок и скрестив руки за спиной, равнодушно посмотрел на мускулистого мужчину.

Мускулистый мужчина побледнел, но его глаза ясно говорили о том, что он не принял своё поражение. Он встал и посмотрел на Бай Сяочаня.

«Ты выиграл бой силой своего меча, я не верю, что ты мог бы избить меня без него!» Сказал мускулистый мужчина, а затем повернулся и спустился с арены.

Старейшина Сунь посмотрел на Бай Сяочаня. Он тоже был в шоке от силы его меча. Не говоря ничего другого, он объявил о победе Бай Сяочаня.

«Ха-ха-ха, в следующем бою я просто сдамся, я культивирую лишь для достижения бессмертия. Все эти сражения и убийства слишком варварские для меня. Это не то, чем я, Бай Сяочань, хочу заниматься».

Бай Сяочань спустился с арены очень счастливым. Он уже выполнил условия их с Ли Куинг Хао договора, сейчас он определённо в первой пятёрке.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.035 с.)