ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 21 – Большой брат Сяочань



Павильон Десяти Тысяч Трав был одним из самых популярных мест на Горе Душистых Облаков, и посещался внешними учениками практически каждый день. Первой причиной для этого, были расположенные там десять каменных стел, а другой – сам Павильон Десяти Тысяч Трав. Собравшиеся вокруг стел, внешние ученики обменивались очками содействия, травами и медицинскими пилюлями.

Кроме того, в определённые дни, здесь проходили вступительные экзамены на Ученика Медицины, на которых пилюли, изготовленные кандидатами, распределялись сектой. Таким образом, по различным причинам, это место никогда не пустовало.

Со временем, популярность этого места, сделала его вторичным информационным центром, где ученики обменивались между собой информацией. Всё начиналось с простых дискуссий о лечении травами, но в конце концов, переросло в место, где люди сплетничали и болтали о происходящих в секте событиях, как больших, так и малых.

Когда Бай Сяочань добрался до Павильона Десяти Тысяч Трав, то увидел множество входящих и выходящих внешних учеников, которые вполголоса болтали в группах от трёх до пяти человек. Перед каменными стелами были длинные очереди, из желающих бросить вызов рейтингу.

После того, как он долгое время пытался протиснуться сквозь толпу, Бай Сяочань наконец добрался до второй стелы. Ожидая возле стелы, он заметил троих внешних учеников, которые, по всей видимости, разговаривали о Бай Сяочане.

«Ребята, вы слышали? Что-то странное происходит с Духовными Хвостатыми Курами Старейшины Ли. Говорят, что более ста кур исчезло».

«Не только больше ста. Из того, что слышал я, у Старейшины Ли вообще не осталось кур. Ученик, приглядывавший за курами, уже пойман преступником, говорят, что куриный вор, разрезал его на части и скормил их курам. Как жестоко».

«Сперва появилась таинственная черепаха, а теперь ещё и куриный вор? Что творится с Горой Душистых Облаков?»

Бай Сяочань неосознанно наклонил шею, чувствуя вину. Разве это, не всего лишь несколько кур? Как всё так обернулось? Судя по всему, все вокруг уже знают о пропаже кур.

А после того, как Бай Сяочань услышал, что куры принадлежат Старейшине Ли, то испугался ещё сильнее.

«Я украл не так много…» Бай Сяочань чувствовал себя обиженным, и думал о том, как изменить образ Великого Куриного Вора, когда вдруг услышал шум позади себя.

«Мелкая! Какого черта, ты толкаешься? Тебе что, жить надоело?»

«Ну и что, что я толкнулась? Если ты боишься, что тебя толкнут – убирайся отсюда, и вообще, ты должен быть польщён, что именно я тебя толкнула».

«Ты…»

Этот голос показался знакомым Бай Сяочаню, так что он обернулся, чтобы посмотреть. Обладательницей голоса, оказалась девушка с мягкой белой кожей, её грудь вздымалась, а руки лежали на бёдрах. Она гордо спорила с огромным человеком.

«Ху Сяо Мэй?» Моргнул Бай Сяочань.

Услышав своё имя, Ху Сяо Мэй повернулась и увидела Бай Сяочаня, выражение её лица изменилось от гордого к удивленному.

«Большой брат Сяочань! Это ты!» Вильнув бёдрами, Ху Сяо Мэй поспешила к Бай Сяочаню. Из-за доброго характера, она казалась тёплой и чистой.

«Ах, Сестрёнка Сяо Мэй». Глядя на энергичную девушку, Бай Сяочань подумал, что она очень милая.

«Так значит, ты решил меня подразнить. Брат Сяочань, меня зовут Ху Сяо Мэй!» Услышав слова Бай Сяочаня, она покраснела, что сделало её ещё милее и невиннее.

После того, как она это сказала, девушка, которая с самого начала была наполнена энергией, стала ещё очаровательнее, и привлекла взгляды множества окружающих их внешних учеников. Большой человек, с которым она ранее спорила, покрылся мурашками. Он почувствовал, что изменение отношения этой девушки было слишком резким, переход от гнева к счастью был неестественным.

«Большой брат Сяочань, мой брат покинул гору, и до сих пор не вернулся, а я здесь впервые. Куда я должна пойти, если хочу обменять свою нефритовую табличку, на другую?» Спросила Ху Сяо Мэй. Она действительно была здесь впервые, в конце концов, у неё был старший брат, который заботился о таких вещах. К счастью, именно тогда, когда она уже не знала, что делать, она встретила Бай Сяочаня.

Бай Сяочань улыбнулся и начал в мельчайших подробностях объяснять ей основы. Она кивала на протяжении всего рассказа, и к тому времени, когда он закончил говорить, она подумала, что он не только добрый, но и очень хорошо осведомленный.

После объяснения основ, Бай Сяочань взглянул на Ху Сяо Мэй. Не в состоянии контролировать себя, он поднял правую руку и беспечно указал на первую каменную стелу.

«Видишь вон ту, каменную стелу? Люди, которым удается оставить там свои имена, являются гордостью и отрадой всей секты. Достижения любого, кто оставит на ней своё имя, потрясут весь мир».

«Забудь о всех остальных, позволь рассказать тебе о человеке, который находится на втором месте. Посмотри на этот символ Водолея, это гордость нашей Горы Душистых Облаков – Чжоу Синь Кай»

«Этот символ показывает её талант к травам, к тому же, он уже принята в качестве ученика предком. Ей судьбой предназначено войти во внутреннюю секту, и стать там Госпожой Чжоу!» Глаза Ху Сяо Мэй ярко сияли, она подняла голову и посмотрела на символ Водолея, на её лице застыло глубокое уважение. Она слышала, как Ху Юн Фэй, несколько раз упоминал Чжоу Синь Кай, что заставило её испытывать уважение и восхищение. Так что после похвалы Бай Сяочаня, её восхищение Чжоу Синь Кай, стало ещё сильнее.

Бай Сяочань продолжил действовать беспечно. Он стоял там некоторое время, прежде чем понял, что она всё ещё смотрит на символ водолея, совершенно не обращая внимания, на находившуюся над ней черепаху. Он мгновенно почувствовал раздражение. В конце концов, разве смысл его введения был не в том, чтобы перейти к первой строке, и обсудить прекрасно нарисованную черепаху?

«Эй, эй, эта Чжоу Синь Кай действительно экстраординарна, чтобы занимать второе место на первой каменной стеле!» Он специально подчеркнул слово «второе», напоминая ей, что кто-то находится выше неё.

Ху Сяо Мэй подняла голову, и нахмурившись присмотрелась.

«Второе место? Что это над ней за уродливая черепаха?»

Услышав это, Бай Сяочань почувствовал ещё большее раздражение. Почувствовав сильное желание воспитать эту маленькую девчонку, Бай Сяочань сделал серьёзное лицо, и торжественно сказал.

«А вот здесь, ты ошибаешься. Сяо Мэй, ты должна знать, что эта красивая черепаха представляет собой величайшего, самого загадочного и самого удивительного ученика нашей секты».

«Об этом человеке ходит множество слухов. Каждый раз, когда он появляется, он привлекает восторженные возгласы и взгляды всех учеников, он является объектом зависти и поклонения.

«А?» Будучи невинной девушкой, Ху Сяо Мэй была в шоке, и не знала верить ли словам Бай Сяочаня.

«Ты должна знать, что этот парень, легенда, родившаяся из воздуха всего два месяца назад. Он вырвал первое место у Чжоу Синь Кай, вдребезги разбив её мечты!»

«Ты должна знать, что сразу после появления, этот человек, с большой легкостью занял первое место».

«Ты должна знать, что когда Чжоу Синь Кай, своими глазами это увидела, то в течении семи дней не могла заснуть. Она раз за разом перепроходила экзамен, но каждый раз занимала второе место. Она была полностью разгромлена».

«Ты должна знать, что я, Бай Сяочань… хех». С каждым словом возбуждаясь всё больше и больше, он почти выплюнул тот факт, что он и был великой черепахой. Он снова взял себя в руки, вспомнив свою мечту, в которой он раскрывает себя перед огромной аудиторией, а не перед одной маленькой девочкой. Для достижения этой мечты, ему придётся подождать.

«Серьёзно?» Пока Ху Сяо Мэй смотрела на черепаху, её глаза сияли, как звезды в ночи, щеки покраснели, а лицо ещё раз наполнилось глубоким уважением.

«Конечно». Бай Сяочань был доволен. Он был убеждён, что сделал нечто хорошее; наставив потерянную девочку на путь истинный. С чувством выполненного долга, Бай Сяочань взмахнул рукавами и направился ко второй каменной стеле, оставляя её позади.

Протолкнувшись сквозь толпу, он дождался, пока домик освободится, а затем гордо в него вошел.

Домик был старым. Бай Сяочань сидел перед каменной стелой, снова рисуя черепаху. Его зрение стало размытым, а грохот эхом раздавался у него в ушах. Он появился в привычном воображаемом пространстве, но на этот раз, без ледяного голоса; только бесконечные фрагменты трав.

Бай Сяочань был очень в себе уверен. Его глаза светились, а руки двигались с огромной скоростью. В мгновение ока, он воедино собрал несколько духовных трав.

По прошествии времени, необходимого чтобы сжечь палочку благовоний, перед ним оставалось меньше пяти тысяч фрагментов трав. Этот результат был значительно лучше, чем во время проведения первого экзамена.

Но, к сожалению, время истекло. Его зрение стало размытым, и он снова оказался внутри деревянного домика. Тем не менее, он был полон уверенности в себе. Забрав третью табличку, его сердце забилось быстрее, в ожидании того момента, когда он распахнёт двери.

Глядя на внешних учеников, которые до сих пор не заметили изменений в рейтинге, Бай Сяочань почувствовал гордость.

«На этот раз, я собираюсь шокировать всю секту. Я всем расскажу, что я, Бай Сяочань, великий черепаший мастер!» Бай Сяочань уже представил себе сцену, где ему поклоняется десять тысяч человек, особенно, образ шокированной Ху Сяо Мэй.

Представляя себе эту сцену, слегка усмехнувшись, Бай Сяочань поднял правую руку, чтобы громко крикнуть и поведать всем, что он и есть великая черепаха…

Но именно в этот момент, он услышал разговор, стоявших в очереди, учеников внешней секты.

«Как вы думаете, черепаха, занявшая первое место, осмелиться показаться ещё раз?»

«Конечно нет. Почитатели Чжоу Синь Кай ищут его повсюду на южном берегу реки. Все они, очень разозлились, это какое-то безумие. Они даже сказали, что если найдут его – то живьём спустят с шкуру».

«Да, я тоже это слышал. В поисках участвуют даже внутренние ученики».

Только успев поднять правую руку, Бай Сяочань услышал эти слова. Его сердце ёкнуло, особенно когда он услышал, что и внутренние ученики присоединились к его поискам. Холодный пот выступил у него на лбу, он отдернул руку к лицу, и действуя так, словно ничего не произошло, спустился вниз. Он был в ярости, и горько вздохнул. Он начал проталкиваться сквозь толпу.

«Это уже слишком, просто абсурд! Я всего лишь занял первое место, это действительно так необходимо? За мной охотятся даже внутренние ученики». На этот раз выражение его лица было настоящим.

Как только он вошел в толпу, кто-то заметил изменения в рейтинге второй каменной стелы, затем эта новость, словно пожар, распространилась среди всех учеников внешней секты, собравшихся перед Павильоном Десяти Тысяч Трав.

Глава 22 – Старшая сестра, не волнуйся!

«Все вы, посмотрите на вторую каменную стелу. Эта маленькая черепаха… Он снова появился!»

«И снова первый… Кто же эта черепаха? Он уже достиг первого места на первых двух стелах!»

«Сестра Чжоу даже не может удержать первенство на восьми стелах! Теперь, она первая лишь на семи!»

Окружающие ученики, мгновенно начали шуметь, повсюду раздавались бесчисленные возгласы. Среди толпы, особенно выделялся голос молодой девушки, который громким криком пронзил болтовню окружающих.

«Ты сможешь сделать это, маленькая черепаха!»

Этой девушкой была Ху Сяо Мэй. Ранее, под «руководством» Бай Сяочаня, она уже начала поклоняться этой маленькой черепахе. В тот момент, когда она вдруг увидела, что маленькая черепаха стала первой и на второй стеле, её преклонение достигло своего пика. В её сердце, положение маленькой черепахи, было выше положения Чжоу Синь Кай.

Одна за другой, поднимались и опускались волны нарастающего шума. Затем, все присутствующие обменялись возгласами удивления. В конце концов, эта маленькая черепаха была действительно очень известна, а сейчас, он заявил, что по-прежнему будет бросать вызов положению Чжоу Синь Кай.

Некоторые люди, даже начали предчувствовать, что, возможно, в недалёком будущем, маленькая черепаха превзойдёт Чжоу Синь Кай на каждой из десяти стел.

Бай Сяочань, стоящий в толпе, всё ещё находился в депрессии. Но в то же время, где-то внутри его, появился намек на гордость. Только, было жаль, что никто больше не знал, что черепахой был он.

«Хммм. Безусловно, наступит день, когда я, перед десятью тысячами зрителей, явлю себя, как мастер черепаха!» Бай Сяочань себе в этом поклялся.

Но даже после того, как он утешил себя этим обещанием, он всё ещё был недоволен, и потому, тоже начал кричать. Время от времени, можно было услышать его настойчивый голос, пронзающий окрестности.

«Боже мой, кто же он? Мы все должны начать ему поклонятся!»

«Кумир десяти тысяч человек! Непобедимый мастер черепаха!»

Под влиянием протяжных криков Бай Сяочаня, обсуждения окружающих учеников становились только интенсивнее. Казалось, будто волны нарастающего шума, собираются подняться вновь. Но в этот момент, послышалось холодное «Хммм». Сразу после этого, из толпы выскочил человек и приземлился на крыше деревянного домика.

«Никогда не позволяйте узнать мне, кто эта чертова черепаха. Если я когда-нибудь узнаю кто ты, я определённо заставлю тебя пожалеть о том, что ты украл внимание у младшей сестрёнки Чжоу!» Говорящий был молодым мужчиной. На его лице было злобное выражение, а его ледяной голос раздавался во всех направлениях.

«Верно. Прямо сейчас, черепаха, должно быть, скрывается в толпе. Я обязательно тебя найду!» Раздался ещё один голос. Он принадлежал другому юноше, который тоже запрыгнул на деревянный домик и холодно оглядел толпу. Он особенно сосредоточился на области вокруг Бай Сяочаня, чей пронзительный голос особенно выделялся. Хоть юноша и не считал, что Бай Сяочань был черепахой, однако его взгляд на Бай Сяочаня всё равно был недобрым.

Вскоре, такие фигуры стали появляться одна за одной, в общей сложности вперёд вышло от семи до восьми человек. От каждого из них исходила мощная аура высоких уровней культивации. Сильнейший, из появившихся людей, был на седьмом уровне Конденсации Ци.

Эти люди оказались руководителями фан-клуба Чжоу Синь Кай. Глядя на них, окружающая публика немедленно прекратила свои дискуссии и постепенна затихла. Лишь их сердца оставались неспокойными. Чем больше они смотрели на этих людей, тем больше презрения к ним чувствовали.

Хоть зрители и поддерживали Чжоу Синь Кай, их доброжелательность не распространялась на этих людей. К тому же, всем было предельно ясно, что человек, бросивший вызов Чжоу Синь Кай, полагаясь лишь на свой талант, был достоин огромного уважения.

Когда Бай Сяочань почувствовал, что юноша смотрит прямо на него, его сердце мгновенно задрожало. А затем, он посмотрел на окружающих его людей, и понял, что они не посмеют разозлить толпу. Таким образом, он поднял голову и сразу же посмотрел на юношу взглядом – «Подойди и ударь меня, если смеешь, я буду драться с тобой до смерти».

В то время, как атмосфера на площади накалялась, издалека быстро приближалась полоса радуги. В пределах радуги находилась соблазнительная фигура – ничья иная, как Чжоу Синь Кай.

«Это сестра Чжоу».

«Приближается сестра Чжоу». Тяжелая атмосфера мгновенно разбилась вдребезги. Когда внешние ученики заметили Чжоу Синь Кай, на их лицах мгновенно заиграли улыбки.

Семь или восемь почитателей, незамедлительно подавили свои ауры. На их лицах, у одного за другим, появлялись непринуждённые выражения, а затем, они сложили свои руки в приветственных жестах, направленных на Чжоу Синь Кай.

В этот раз, Чжоу Синь Кай показалась по двум причинам; во-первых, потому что слышала об изменениях в рейтинге второй каменной стелы, а во-вторых, из-за решения наболевшего вопроса. Когда она подошла поближе, и просканировала окружение, то мгновенно заметила неловкую атмосферу. Взглянув ещё раз, она сразу же поняла причину этой неловкости. Когда она посмотрела в сторону своих воздыхателей, в её глазах появились чувства недовольства и отвращения.

«Нужно ли мне, чтобы в мои, Чжоу Синь Кай, дела, вмешивались другие люди? В конце концов, тот факт, что на нашей Горе Душистых Облаков появился удивительный ученик, это хорошая новость для всей секты. Если снова произойдёт что-то подобное, не вините меня в жестокости». Чжоу Синь Кай говорила ледяным голосом, столь же резким, как лезвие меча. Этот голос, мгновенно заставил побледнеть лица, семи или восьми её воздыхателей. Хоть на их лицах и застыла обида, они не осмелились ничего возразить.

«Этот младший брат, который превзошел меня на первой и второй травяных стелах, возможно, сейчас в толпе. Если вы не хотите показать себя, то не делайте этого, вы вольны поступать так, как сами того захотите». Тон Чжоу Синь Кай был бесстрастным, с маленькой толикой высокомерия. Она подняла голову, чтобы взглянуть на небольшую черепаху на второй каменной стеле. Потом ещё раз взглянув на толпу, она снова попыталась подавить недовольство в своём сердце.

Услышав эти слова, окружающие ученики взорвались бесконечными овациями, направленными на Чжоу Синь Кай. Большинство из них считало, что Чжоу Синь Кай, которую они поддерживали, была единственный гением Горы Душистых Облаков.

В толпе, Бай Сяочань молча думал о том, что Чжоу Синь Кай не зря считают гением. Это выступление было достаточно зрелищным. Естественно, он заметил в её голосе высокомерие, и сокрушался, из-за того, что не показал себя, но не потому, что он не хотел, а из-за поклонников Чжоу Синь Кай.

«Сегодня, я пришла по одной причине, потому что надеялась, что собратья ученики помогут мне с решением одной проблемы». В то время, как Чжоу Синь Кай смотрела на аудиторию, выражение её лица было безмятежным, а тон её голоса - пресным.

В этот момент, сказанные ею слова, мгновенно наполнили энтузиазмом, окружающих её учеников. Выражения их лиц, говорили о том, что они внимательны, а навострившиеся уши - приготовились слушать.

«В последнее время, на Горе Душистых Облаков стали происходить странные вещи. Духовные Хвостатые Куры учителя Ли Куинг Хао стали пропадать в больших количествах. Поскольку уважаемый предок ещё не вернулся, он не может заняться решением этого вопроса. Но я, как его ученик, должна взять на себя ответственность. Я надеюсь, что все вы, будете работать вместе, и поможете мне поймать куриного вора. Если кто-нибудь сумеет поймать вора, я готова вознаградить его заветной нефритовой табличкой!» Договорив, Чжоу Синь Кай достала из своей мантии кусок зелёного нефрита. Эта нефритовая табличка сияла мягким светом и казалась необычной.

«Этот предмет, обладает определёнными защитными свойствами. Мне посчастливилось получить его несколько лет назад» Резонировал голос Чжоу Синь Кай. Все ученики на площади, мгновенно посмотрели на кусок нефрита, и вскоре, на их лицах показались заинтересованные выражения, после чего, они один за другим пообещали ей свою помощь.

«Не волнуйся, Сестра Чжоу! Мы определённо не позволим куриному вору скрыться!»

«Посметь украсть кур у предка, а у этого вора есть яйца. Раз уж речь зашла об этом вопросе, я определённо буду бдительным!» Голоса раздавались один за другим. Вскоре, все присутствующие уже пообещали помочь. Особенно, воздыхатели Чжоу Синь Кай, чьи глаза светились яростью, и которых захлестнуло страстью к резонирующему в воздухе голосу.

Бай Сяочань, стоящий в толпе, был ошеломлен. Когда он посмотрел на окружавших его людей, которые выглядели столь усердными, словно им вкололи куриной крови, то почувствовал холодный озноб, пробежавший у него по спине.

Он был недоволен! Просто подумав о тяжёлом голоде, сопровождающем культивацию Техники Вечной Жизни, он почувствовал себя плохо. Пот выступил у него на лбу. Он прокручивал в голове различные идеи, прежде чем его глаза внезапно загорелись. Он протиснулся сквозь толпу, а затем вдруг похлопал себя по груди, и громко крикнул.

«Сестра Чжоу, я, Бай Сяочань, выполню твою просьбу о поимке куриного вора, даже если мне придётся подняться на гору из ножей, или опуститься на дно котла с маслом!» Его пронзительный голос явно указал на его местоположение. Он даже выскочил из толпы, и встал прямо напротив неё.

Его внезапное заявление мгновенно привлекло к себе внимание публики. Особенно, громкие звуки, которые раздавались, когда он хлопал себя по груди, этого действия было вполне достаточно, даже чтобы пристыдить воздыхателей Чжоу Синь Кай. Даже Чжоу Синь Кай невольно на него взглянула.

Когда она увидела поддержку, оказанную ей собратом учеником секты, Чжоу Синь Кай улыбнулась и слегка кивнула головой. Уже собираясь покинуть площадь, она снова услышала пронзительный голос.

«Сестра Чжоу, у меня есть предложение. Почему бы нам, не собрать для поисков вора небольшую команду? Совместными усилиями, мы определенно сможем поймать презренного вора, и защитить Духовных Хвостатых Кур нашего предка!» Выражение лица Бай Сяочаня было наполнено чувством справедливости. Его поведение подразумевало, что он пожертвует всем, чтобы выполнить задачу, поставленную Чжоу Синь Кай.

Чжоу Синь Кай на мгновение растерялась. Когда окружающие услышали слова Бай Сяочаня, то многие из них посчитали, что это неплохая идея. Один за другим они выразили своё одобрение.

«Это возможно. Но моё основное внимание, всё ещё сосредоточено на культивации. Что касается создания группы, делайте то, что хотите». Чжоу Синь Кай кивнула головой, и снова посмотрела на Бай Сяочаня. Она подумала, что хоть этот ученик и дилетант, но он был чисто одет, и выглядел невинным и послушным. Важнее всего было то, что его горячая поддержка произвела на неё хорошее впечатление, она даже слегка ему улыбнулась.

«Как и предложил этот добросердечный ученик, для того чтобы поймать вора, вы должны сформировать небольшую команду. У меня с собой десять лент, которые будут служить представителям этой группы в качестве знаков отличия». Сказав это, она достала из своего пространственного мешка десять синих лент. С нежной волной, эти десять лент полетели по направлению к Бай Сяочаню и приземлились ему прямо в руки.

«Сестра Чжоу, не волнуйтесь! Вы можете на меня рассчитывать!» Выпятив грудь вперед, Бай Сяочань крепко сжал ленты. Выражение его лица говорило «Ничто не помешает мне спасти Духовных Хвостатых Кур предка, даже жестокая смерть».

Намёк на похвалу показался в глазах у Чжоу Синь Кай. Она подумала, что таких ответственных маленьких учеников, было слишком мало. И лишь зафиксировав в памяти образ послушного Бай Сяочаня, она развернулась и ушла.

После того, как её воздыхатели заметили, как Чжоу Синь Кай посмотрела на Бай Сяочаня, на их лицах появились недовольство и сожаление о том, что они сами об этом не подумали.

После того, как Чжоу Синь Кай ушла, вперед поспешно вышли ученики, ответственные за Духовных Хвостатых Кур, и поблагодарили зрителей, особенно Бай Сяочаня. Бай Сяочань выпятил грудь и резко осудил куриного вора. Ближе к концу, все ученики, ответственные за кур, были взволнованы. Под командованием Бай Сяочаня была окончательно сформирована команда по поимке куриного вора, которая состояла из нескольких учеников, чьи культивации ему уступали.

По пути домой, Бай Сяочань вытер пот со лба и тяжело вздохнул.

«Это было слишком опасно! Я почти потерял все свои будущие блюда. Это счастье, что я, Бай Сяочань, такой умный и проницательный. Хе-хе». Когда Бай Сяочань подумал об этом, он снова почувствовал гордость. Напевая что-то себе под нос, он вернулся к себе во двор и посмотрел на Духовный Зимний Бамбук. Скорость роста этого бамбука была просто ужасающей. На сегодняшний день, он вырос почти на один чжан в высоту и был толщиной с небольшого ребёнка. Выглядел он весьма поразительно. [1 чжан = 3,33 м]

В ту же ночь, небо заволокло черными тучами и окрестности погрузились в кромешную тьму. Очнувшись от медитации, Бань Сяочань открыл глаза и облизнул губы.

«Под темной луной и необъятными небесами, кажется, я снова проголодался…»

Глава 23 – Безумный, ворующий кур, дьявол!

До поздней ночи, Гора Душистых Облаков была окутана кромешной темнотой. Было настолько темно, что если бы вы, вытянули вперёд руки, то не смогли бы разглядеть свои пальцы. Помимо завываний ветра, который проносился через долину, в округе было ужасно тихо, словно даже звери и птицы боялись нарушить тишину.

В кромешной тьме, Бай Сяочань вынул ленту, подаренную ему Чжоу Синь Кай, и привязал её к руке. Он невозмутимо шёл вперёд, прямо по тропинке, ведущей к курятнику с Духовными Хвостатыми Курами. Его тень быстро передвигалась от одного места к другому. Затем он прошёл сквозь бамбуковый кустарник, растущий прямо возле курятника.

Оттуда он уже видел Духовных Хвостатых Кур, мирно отдыхающих во дворе. Тем не менее, несколько кур всё-таки бродили по двору, а одна Духовная Хвостатая Курица, даже направилась в его сторону.

Сидя на корточках в кустарнике, Бай Сяочань облизнул губы. После недолгого ожидания, когда Духовная Хвостатая Курица подошла поближе, он медленно приблизился к ограде. И прямо тогда, когда он уже собирался достать бамбуковую удочку, он неожиданно испугался, его глаза моментально стали серьёзными.

В этот момент, из-за него вдруг раздался низкий рев. Несколько силуэтов появилось один за другим, некоторые из них держали огненные шары, которые осветили окрестности ослепительным светом.

«Проклятый куриный вор! Ты наконец-то появился!»

«Я ждал здесь несколько дней, и повсюду расставил ловушки. Давай посмотрим, как ты собираешься сбежать!» Рёв резонировал в воздухе. Семь или восемь теней, молниеносно выстрелили в сторону Бай Сяочаня, мгновенно его окружив.

Это были ученики, ответственные за разведение кур, они терпеливо выжидали множество дней, и не предполагали, что именно сегодня их усилия окупятся. Ненависть глубоко въелась в их сердца, так что каждый из них, хотел казнить куриного вора на месте.

Услышав их слова, и видя, как они приближаются, Бай Сяочань мгновенно испугался. Но затем, он холодно хмыкнул и закатил глаза.

«Спокойнее! Все вы, говорите потише!» Он бесцеремонно говорил серьёзным тоном. Даже не пытаясь скрыть себя, Бай Сяочань напыщенно встал. Затем он целенаправленно продемонстрировал ленту на своей руке.

Это внезапное и неожиданное зрелище ошеломило семь или восемь человек, которые его окружили.

«Все вы, смотрите внимательно. Я лидер группы по поимке куриного вора». Глядя на людей, стоящих перед ним, Бай Сяочань недовольно нахмурил брови.

Некоторые из учеников, ответственных за разведение кур, в тот день видели Бай Сяочаня. В тот момент, когда они его разглядели, они нерешительно начали.

«Это младший брат Бай… Уже так поздно. Что ты здесь делаешь?» Когда один из этих учеников уставился на Бай Сяочаня, на его лице возникло подозрение. Вслед за этим вопросом, другие тоже бросили на него подозрительные взгляды.

«Я здесь, поскольку Сестра Чжоу попросила меня возглавить небольшую группу по поимке куриного вора. Чтобы арестовать куриного вора, я должен посвятить этому всего себя. Даже если мне приходиться жертвовать временем для культивации, я всё равно прихожу сюда, чтобы защитить кур. Но даже если бы, здесь и сейчас был бы куриный вор, вы бы спугнули его своими криками». Взмахнув рукавами, несчастно сказал Бай Сяочань. Он нахмурился, глядя на них так, словно он не жалел никаких усилий, чтобы поймать вора.

Ученики, ответственные за кур, поглядели друг на друга, прежде чем на лицах некоторых из них появились смущенные выражения. Ученик, изначально усомнившийся в Бай Сяочане, выглядел намного спокойнее, но казалось, всё равно сомневался.

Заметив, что подозрения другой стороны развеяны не полностью, Бай Сяочань холодно хмыкнул. Не давая ученикам снова задавать вопросы, он воспользовался возможностью высказаться первым. В его голосе чувствовалось неудовлетворение действиями учеников.

«Неудивительно, что ваши Духовные Хвостатые Куры продолжают пропадать. Вы слишком беспечны. Все вы, ждали здесь, но этот забор уже был сломан!» Бай Сяочань указал на забор позади себя. Действительно, забор был слегка повреждён, но заметить это было довольно трудно. А сломал его, никто иной, как сам Бай Сяочань, когда боролся с Духовной Хвостатой Курицей, во время своей первой кражи.

Услышав его слова, ученики один за другим посмотрели в ту сторону, куда указывал палец Бай Сяочаня. После того, как они внимательно осмотрели забор, и заметили на нём повреждения, ученики были в шоке. Раньше, они никогда не уделяли внимания таким мелким и тонким деталям.

«Кроме того, Духовная Хвостатая Курица бежала прямо сюда! Так как же вы охраняли эту область?» Бай Сяочань показал своё недовольство, и даже повысил свой голос, что вызвало дискомфорт у окружающих его учеников.

«По моим наблюдениям, это место является наиболее изолированной частью территории. Вы должны сосредоточится на охране этого места, я был здесь уже долгое время, но вы ребята, появились только сейчас». Чем больше Бай Сяочань говорил, тем злее он становился. Закончив говорить, он тяжело вздохнул.

«Если вы всё делаете так же, то как вы собираетесь поймать вора? Исходя из моего опыта по поимке воров, это место, где вы потеряли наибольшее количество кур». В тот момент, когда он это сказал, ученики ответственные за кур, были ошарашены. Они пересматривались между собой и видели шок в глазах друг друга. По их данным, это действительно то место, в котором исчезло наибольшее количество кур.

Именно поэтому, они решили охранять это место. Бай Сяочань фактически с первого взгляда разгадал весь их план. Пока они смотрели в сторону Бай Сяочаня, в их глазах появился намек на уважение.

Даже ученик, подозревавший его ранее, был унижен. Он думал, что Бай Сяочань, жертвуя временем для своих тренировок, помогал им в поимке вора, и стремился как можно скорее его разоблачить. Затем он быстро глотнул воздуха, и сложив руки, поклонился.

«Младший брат Бай, пожалуйста, не принимай наши действия близко к сердцу. Мы искренне благодарны за оказанную тобой помощь. Мы обязательно починим этот забор как можно скорее, и непременно станем охранять это место более тщательно!»

Один за другим, остальные ученики тоже обхватили свои руки. Из глубин их сердец, они чувствовали, что доброта Бай Сяочаня была редкой и ценной, и что он действительно старается изо всех сил, пытаясь им помочь. Они ещё больше сожалели из-за беспечности своего поведения.

Бай Сяочань слегка хмыкнул, прежде чем дать ученикам более подробные инструкции. Лишь после этого он ушел. Позади него, эти семь или восемь учеников, снова поклонились. Глядя на Бай Сяочаня, они были тронуты его состраданием.

«Младший брат Бай - хороший человек!»

Как только Бай Сяочань покинул эту территорию, мимо него пролетел порыв ветра, а по его спине пробежал холодок. В своём сердце он тихо воскликнул, что ситуация была слишком опасной. Тем не менее, его желудок всё ещё был пуст. После некоторых раздумий, он решил попытать счастья в других местах.

Шагая по тропинке, Бай Сяочань оглядывался с серьёзным выражением на лице. Он размышлял о том, как ему украсть кур из следующего места.

Внезапно, ленту с его руки, далеко унесло порывом ветра. В то же время, в кромешной тьме ночного неба плавала женственная фигура, скрывшая от окружающих своё присутствие. Девушка была в голубом дамаске, и смотрела на Гору Душистых Облаков, когда она заметила, что Бай Сяочань периодически оглядывается, выражение её лица вдруг изменилось. Уважение в её взгляде понемногу увеличивалось.

«Этот младший ученик действительно искренний и ответственный человек». Естественно этой девушкой была Чжоу Синь Кай. Она уже исследовала все близлежащие территории. В начале, там ещё были люди, которые патрулировали местность, но с наступлением ночи, большинство из них разошлось, чтобы продолжить свои тренировки. Только этот Бай Сяочань действительно серьёзно подошел к поискам вора.

«Пока он здесь, действия куриного вора, безусловно, будут сильно ограничены». Чжоу Синь Кай отвела взгляд. Теперь, когда её сердце успокоилось, она полетела обратно к своей пещере.

Побродив вокруг некоторое время, Бай Сяочань вернулся к себе во двор. Он погладил пространственный мешок, и из него появилась пара Духовных Хвостатых Кур. Посмеиваясь, он ощипал и вымыл кур, прежде чем наконец бросить их в котёл. Вскоре, комната наполнилась дивным ароматом, из-за которого Бай Сяочань проглотил полный рот слюны. Даже не задумываясь о том, что пища ещё горячая, он начал жадно запихивать её в рот.

Наконец, громко отрыгнув, он похлопал себя по животу и улёгся рядом с котлом. Признаки бурной радости показались у него на лице.

Вскоре, прошел месяц. Весь этот месяц, Бай Сяочань был довольно старательным. Его тень часто появлялась у курятников Горы Душистых Облаков.

Но даже так, куры продолжали исчезать. Казалось, что их противник приходил из тени и не оставлял ни следа, он был загадочным и непредсказуемым. Ученики, ответственные за кур, всё больше чувствовали, что теряют лицо, так что они, бесконечно ругаясь и не жалея усилий, пытались поймать куриного вора.

Они полагались на Бай Сяочаня, который, казалось, хотел поймать вора, даже больше чем они. Он стойко охранял территорию, словно пока куриный вор не пойман, ему не будет покоя. Дошло до того, что однажды, он патрулировал территорию четыре дня и четыре ночи подряд.

Такого рода настойчивость и решимость, казалось, действовала как сдерживающий фактор, так как количество куриных краж значительно снизилось. Тем не менее, они до сих пор не исчезли полностью. Количество Духовных Хвостатых Кур на Горе Душистых Облаков сократилось уже на половину. Оставалось не так много, причем большинство из оставшихся кур были ещё цыплятами.

В конце концов, даже ученики ответственные за разведение кур, вздохнули от своей некомпетентности. Они постоянно говорили о том, что если бы все ученики, состоящие в группе по поимке вора, были похожи на младшего брата Бая, то они уже давно бы поймали куриного вора.

Чжоу Синь Кай, тоже стала волноваться. Однажды днём, Бай Сяочань сидел в курятнике со скрещёнными ногами, внимательно наблюдая за своим окружением, когда вдруг приблизилась полоса синего дамаска, из которой появилась Чжоу Синь Кай.

«Сестра Чжоу». Когда Бай Сяочань её увидел, он встал и покорно её поприветствовал.

«Младший брат Бай усердно работает». Когда красивые глаза Чжоу Синь Кай поглядели в сторону Бай Сяочаня, на её лице появилась улыбка.

Вскоре, и другие ученики, которые были неподалёку, поспешили сюда и окружили Чжоу Синь Кай. Бай Сяочань тоже был в толпе.

«Большое спасибо за помощь, которую вы оказали в течении нескольких последних дней. Я высоко ценю ваши усилия, но вор продолжает быть дерзким. В последующие дни, я буду охранять это место вместе с вами». Мягко сказала Чжоу Синь Кай. После чего она снова осмотрела окрестности, нахмурив брови.

«Может быть, у куриного вора старые счёты с моим мастером? В конце концов, у других вершин тоже есть Духовные Хвостатые Куры, но ворует он исключительно у мастера!»

Когда он это услышал, глаза Бай Сяочаня загорелись, он даже чуть не хлопнул себя по бедру. Выражение его лица показывало полное согласие с её словами, словно эти слова были очень разумными, и он сам пришёл к такому же выводу.

В следующий миг, взгляд Бай Сяочаня невольно сместился в сторону Горы Фиолетового Котла. Его глаза медленно сузились, скрывая хитрый блеск в его взгляде.

В момент, когда сюда пришла Чжоу Синь Кай, окрестности моментально заполнились её многочисленными поклонниками, в результате чего курятник Горы Душистых Облаков заполонило море людей.

По всей видимости, у куриного вора не осталось способа красть. Таким образом, за следующие несколько дней не пропало ни единой Духовной Хвостатой Курицы.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.027 с.)