ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 7 – Черепаший котёл признаёт своего хозяина



В последующие дни, когда Первый Толстяк Чжан и остальные толстяки проходили мимо соломенной хижины Бай Сяочаня, они становились осторожнее. С тех пор как Бай Сяочань прорвался на второй уровень Конденсации Ци и провёл свой монолог, его культивация за закрытыми дверями, снова продолжилась.

В комнате, Бай Сяочань вытер пот со лба. Он был голым с головы до пят. Он терпел сильную боль, и стиснув зубы, упорно пытался сымитировать позу, изображённую на третьем рисунке.

Канал Ци в его теле был уже не потоком. Он быстро превратился в небольшую реку, которая текла через его тело. Каждый раз, когда его Ци совершала один оборот по каналу, из его тела доносился звук «Ка ка». Его изначально круглая фигура, исхудала до такой степени, что стала даже стройнее, чем была, когда он впервые попал на Кухню Горящих Печей.

Взрывная энергия накапливались в его теле. Когда он упорно продолжал своё культивирование, вся кожа и плоть, на его тощей, словно палка фигуре, казалось, слегка подпрыгивала. Если бы вы хорошо прислушались, то смогли бы услышать слабое биение его сердца, звучащее вокруг его комнаты.

Всё больше и больше духовного давления постоянно концентрировалось внутри его тела. Чувство становления всё более сильным с каждой секундой, каждым днём, придавало Бай Сяочаню ещё больше мотивации. Это продолжалось многочисленные дни, до тех пор, пока острая боль внезапно не пронзила тело Бай Сяочаня. Этот вид мучительной агонии был более интенсивным, чем боли, которыми он страдал раньше, у него не оставалось выбора, кроме как сдаться.

Пока Бай Сяочань тяжело дышал, его глаза наливались кровью. У него было сильное ощущение, что его тело, не сможет больше поддерживать такие тренировки. Несмотря на то, что во время культивации его тело будет автоматически поглощать естественную энергию из его окружения, её количество, явно не сравнится с количеством энергии, которое он потреблял. Кроме того, добавочные ужины Кухни Горящих Печей происходили по чистой случайности; и конечно, они не были частым явлением.

В конце концов, когда другие тренировались Технике Управления Котлом Фиолетовой Ци, это делалось раз в несколько дней. Даже самые добросовестные из них, тренируют её максимум раз в день. А он, бесконечно культивировался каждый день, каждую ночь, каждую минуту, каждую секунду. Не говоря уже о Первом Толстяке Чжане и других толстяках, даже если бы ученики Внутренней секты узнали бы об этом подвиге, они были бы в шоке.

Но даже достигнув этого уровня культивации, Бай Сяочань всё ещё не чувствовал себя в безопасности. Его личность была такой, что он горячо жаждал безопасности, поэтому он и достал духовный рис, который ранее успешно очистил и спрятал. После того, как он осмотрел зерно, лежавшее в его руке, он использовал обычный котёл, чтобы приготовить рис. Когда из котла повеяло духовной энергией, он не колеблясь, начал поглощать рис.

Сразу же после того, как духовный рис попал к нему в рот, он начал таять, за эти месяцы он стал богатейшим источником духовной энергии. Этой энергии, было в несколько раз больше, чем у обычного духовного риса; по правде говоря, уровни их энергий находились в двух совершенно разных лигах. С громким гулом, энергия в его теле начала волноваться, как скачущая лошадь. Бай Сяочань немедленно приступил к культивации, контролируя своё дыхание, он принял позу, изображённую на третьем рисунке.

Такой же глубокой ночью, полмесяца спустя, тело Бай Сяочаня вздрогнуло. Открыв глаза, он с удивлением обнаружил, что неосознанно, его культивация уже пробилась сквозь второй уровень Конденсации Ци и вошла на третий.

Изменение такого рода, вызвало у Бай Сяочаня приступ бурной радости. Он громко рассмеялся, а его глаза излучали энтузиазм. Он полностью осмотрел своё тело и заметил, что канал Ци в его теле, полностью превратился из простого потока в небольшую реку.

Эта небольшая река Ци стремительно текла в его теле, её скорость была намного выше, чем раньше. На самом деле, с помощью одной лишь мысли, он мог заставить духовную энергию в его теле, мгновенно течь в нужное ему место.

«Третий уровень Конденсации Ци! Очищенный духовный рис, действительно удивительный!» Бай Сяочань встал и облизнул губы. Он был полон решимости очистить ещё несколько зёрен духовного риса, но чувствовал, что его канал Ци всё ещё был раздувшимся. Он вспомнил введение в бамбуковый свиток, которое он прочитал, и понял, что его телу необходимо время чтобы приспособится, так что некоторое время, культивировать он не сможет.

Подавляя своё первоначальное желание, он самодовольно разгуливал по кругу в своей комнате. Но очень скоро, когда через оконные стёкла его взгляд упал на внешний мир, он остановился. Хоть это была и полночь, благодаря лунному свету, он увидел огромное дерево на боковом пути, снаружи Кухни Горящих Печей.

«Так по-прежнему не пойдёт. Кажется, деревянный меч Сю Бао Цая обладал чем-то необычным. Даже если я и достиг третьего уровня Конденсации Ци, я всё ещё не могу гарантировать свою безопасность». Нахмурил брови Бай Сяочань. После секундного размышления, он посмотрел на разноцветный меч, лежавший рядом с ним, а затем на котёл, находившийся в его комнате.

«Если я смогу очистить этот меч дважды, возможно тогда я буду в большей безопасности». Сразу же приняв решение, он вышел из своей комнаты, чтобы достать немного духовной древесины.

Закончив приготовления глубокой ночью, Бай Сяочань встал позади загадочного котла и поджёг дрова. Увидев светящийся узор, он бросил в котёл свой деревянный меч.

Но в этот раз, он очень долго ждал, без каких-либо заметных изменений. Нахмурившись, Бай Сяочань осматривал узор на котле, прежде чем заметить, что дрова уже сгорели дотла. Тихо напевая, он ещё раз вышел наружу, чтобы принести больше духовной древесины. Но даже после того, как он сделал это несколько раз, неважно насколько ярко горел огонь, с деревянным мечом до сих пор ничего не происходило.

«Все эти дрова, горят Одноцветным пламенем. Возможно его температура недостаточно высока. Если мне нужно больше тепла… Двухцветное пламя?» Размышляя над этим, он снова вышел, и на этот раз вернулся с куском фиолетовой древесины. На Кухне Горящих Печей осталось совсем немного такой древесины, так что Бай Сяочаню удалось найти лишь один кусок.

Когда он зажег дрова под котлом, пламя появилось мгновенно. Языки этого пламени были двух разных цветов. Это было куда более высокоуровневое Двухцветное пламя!

В момент, когда появилось духовное пламя, на черепашьем котле, вспыхнула вторая линия. Но затем, Двухцветное пламя начало быстро угасать, как будто всю его огненную энергию что-то поглощало. Вскоре после этого, Двухцветное пламя полностью сгорело, не оставив ничего, кроме пепла, но вторая линия на черепашьем котле продолжала светиться.

«Получилось!» Бай Сяочань быстро положил деревянный меч в котёл, его глаза ярко сияли. Серебряный свет сразу же стал ослепительно ярким. На повторное очищение времени понадобилось гораздо больше, чем когда он очищал его в первый раз.

Он наблюдал, как свет становился всё более тусклым, но вдруг, серебряные лучи сильно вспыхнули наружу, прямо на Бай Сяочаня. Это было слишком внезапно, и Бай Сяочань не успел среагировать. В его глазах побелело. Очень быстро, непередаваемое ощущение ледяного, словно айсберг, холода растворилось в теле Бай Сяочаня. К своему ужасу он обнаружил, что совершенно не мог сопротивляться этому чувству. Он мог лишь безучастно наблюдать, как поток ледяного холода пробивался внутрь его собственного тела.

Его лицо смертельно побледнело. Его зрение было размыто, но он чувствовал, будто из него что-то выкачивали и ассимилировали это с черепашьим котлом.

Только тогда серебряный свет начал рассеиваться. Деревянный меч, появившийся на дне котла, стал ещё острее, чем был раньше, и выглядел так, словно его остроты было достаточно, чтобы проколоть глаза.

Хотя внешне, меч по-прежнему выглядел неприглядным и был в разноцветных пятнах, узоры, появившиеся на дереве уже изменились. Если стереть цветные вещества, то можно было увидеть, что узоры светились ослепительным звёздным светом. Этот меч уже полностью изменился.

Примерно в то же время, когда появился деревянный меч, высоко в небе над южным берегом Секты Речного Духа, эхом раздавались грохочущие раскаты грома, словно сами небеса взревели от ярости. Это потрясло нескольких культиваторов Секты Речного Духа. К счастью, гром исчез так же быстро, как и появился.

Когда эхом раздавались звуки грома, на деревянном мече появилась вторая линия, несколько раз мигнув, она потемнела и исчезла под красящими веществами.

Бай Сяочань не стал смотреть на деревянный меч. С неопределённым выражением лица, он на несколько шагов отступил. Его тело было слабым. Некоторое время спустя, он наконец пришёл в себя, но просто подумать о чувствах, что он только что испытал, было достаточно, чтобы заставить его сердце дрожать в страхе.

«Что именно из меня высосали …» Его тревожный взгляд упал на бронзовое зеркало, висящее на двери. После длительного и тщательного изучения своего отражения, он протёр глаза. Ещё раз осмотрев своё отражение, он стоял там, изумлённый словно деревянная курица.

На лбу его отражения появилась прядь белых волос. И хотя его внешний вид, никак не изменился, он как-то почувствовал, что стал старше на один год.

«Продолжительность жизни!!» Прошептал в оцепенении Бай Сяочань.

«То, что только что из меня высосали, это продолжительность моей жизни. Моей… моей…» Он почувствовал, что плачет, но из его глаз не капали слёзы. Целью, ради которой он пришел культивировать, была вечная жизнь, но он не только этого так и не достиг, но даже умудрился сократить свою жизнь на год. По его мнению, это было действительно сильным ударом.

«Я ошибся… Подумать только, что у меня, Бай Сяочаня, прожившего в безопасности половину жизни, хватит времени чтобы наделать ошибок…» Он безучастно стоял, с улыбкой на лице. После того, как он успокоился, он поднял голову, чтобы посмотреть на черепаший котёл. На его лице медленно появилось странное выражение, он слабо почувствовал связь, образовавшуюся между ним и черепашьим котлом, после поглощения жизни. Ему казалось, что он может его контролировать..

Ему в голову пришла идея, он поднял правую руку и указал на котёл.

Черепаший котёл мгновенно блеснул черным светом и тотчас же уменьшился в размерах. Он выстрелил в сторону Бай Сяочаня и в мгновение ока исчез в кончике его пальца. Поражённый Бай Сяочань быстро встал и сделал несколько шагов назад. Он посмотрел вниз, на свой палец, а затем снова на пустую печь.

«Это… это…» Он снова указал правой рукой на пол. С всплеском черного цвета и громким звуком «Пэн!», котёл снова появился.

Бай Сяочань попробовал несколько раз. По выражению его лица было неясно, счастлив он или огорчен, так как на нём были следы и радости, и тоски. Наконец, он даже вздохнул.

«Хотя теперь я могу хранить котёл в своём теле, ценой, которую я заплатил, был целый год моей жизни. Независимо от того, что я об этом думаю, для меня это всё-таки потеря».

Во второй половине следующего дня, Бай Сяочань размышлял над тем, как ему вернуть утраченный год жизни. Внезапно, он резко поднял голову, когда почувствовал, что за пределами Кухни Горящих Печей было семь или восемь, направляющихся к нему фигур.

С первым уровнем Конденсации Ци, Бай Сяочань не был бы в состоянии их почувствовать. Но сейчас, с его третьим уровнем Конденсации Ци, он сразу же ощутил, что эти семь или восемь фигур возглавлял Сю Бао Цай.

В то же самое время, раздался резкий, полный ненависти, голос Сю Бао Цая.

«Бай Сяочань, возможно, у тебя есть братья, готовые защищать тебя от меня, Сю Бао Цая! Но сегодня, мы закончим нашу вендетту, раз и навсегда!»

Глава 8 – Я с тобой сражусь!

Увидев идущего к нему Сю Бао Цая, Бай Сяочань поспешно встал.

«Он пришёл так скоро…» С сомнением в глазах пробормотал Бай Сяочань. Несмотря на то, что в эти короткие полгода, он осуществил всевозможные приготовления, он всё ещё чувствовал, что не был готов. Первоначально он полагал, что сможет обеспечить собственную безопасность, после достижения четвёртого уровня Конденсации Ци.

Тем не менее, Сю Бао Цай пришёл не один. А привёл с собой семь или восемь дружков, Бай Сяочань знал, что должен с ними встретится. Он решительно стиснул зубы.

«К чёрту всё!» Глубоко вдохнув, Бай Сяочань нервно толкнул дверь и медленно вышел наружу, предварительно одев семь или восемь кожаных курток и привязав к спине котёл, в котором готовился духовный рис.

Почти в то же время, Первый Толстяк Чжан и несколько других толстяков достигли передних ворот Кухни Горящих Печей. Агрессивно глядя на Сю Бао Цая и пришедших с ним людей, они лишь сильнее сжали длинные ножи и черпаки, находившиеся у них в руках.

«Услышав утром, как каркает ворона, мне стало интересно, что же такого сегодня случится. Оказывается, что группа ублюдков из Департамента Администрации, ничего не знающих, но притесняющих своих товарищей, учеников секты, явится на Кухню Горящих Печей, чтобы устраивать беспорядки». Крикнул Первый Толстяк Чжан с презрительным смешком. Тело, стоящего там, Первого Толстяка Чжана выглядело как небольшой холм, а его голос раздавался по окрестностям, словно раскаты грома.

«Первый Толстяк Чжан! Другие может и бояться вашей Кухни Горящих Печей, но нам, людям из Департамента Администрации, на вас насрать! Наш брат Сю, слёзно поведал нам о своих обидах. Сегодня, мы пришли сюда, потому что имеем на это право! Да как ты смеешь нам противостоять?!» На лицах всех семи или восьми человек, пришедших с Сю Бао Цаем, застыли гордость и презрение. Несмотря на то, что все они носили униформу рабочих, на каждом их манжете был отчётливо виден специальный символ, «Администрация», объявляющий о правах Департамента Администрации и особом статусе этих людей.

Среди них был сильный человек, родившийся крепким, словно медведь, который выпустил духовное давление, выпустить которое, мог лишь человек достигший третьего уровня Конденсации Ци; глядя на Первого Толстяка Чжана, глазами полными морозного холода, он полностью игнорировал остальных людей, стоявших рядом с ним.

«Брехня! Только что вы сказали, что правы преследуя и пытаясь убить моего брата, Бай Сяочаня?!» Насмехаясь крикнул Первый Толстяк Чжан пожимая в воздухе правым кулаком. Сопровождаясь взрывом, большой черный котёл, который он нёс на спине, взлетел в воздух и выпустил мощную ауру, которая заставила лица противников изменится. После того, как зрачки сильного человека сузились, он сделал странный жест рукой; в то же миг, маленький флаг поднялся в воздух, и распылил облака из густого тумана. Из тумана доносился еле слышный поток звериного рёва.

Прямо в этот момент, среди грохота мечей и луков, Сю Бао Цай вдруг заметил Бай Сяочаня, который вышел из своей соломенной хижины. Внезапно, все виды обид и ненависти хлынули в его сердце, заставляя его взреветь в гневе.

«Бай Сяочань!!»

В тоже же время, когда раздался крик, Сю Бао Цай резко выскочил и взмахнул в воздухе правой рукой. Из его рукава, со свистящим звуком, внезапно вылетел деревянный меч.

Выражения лиц Первого Толстяка Чжана и остальных мгновенно изменились. Они сразу же попытались перехватить Сю Бао Цая, но силач из Департамента Администрации с насмешливой улыбкой заблокировал им путь.

Ровно в тот же самый момент, когда Сю Бао Цай с криком бросился в его сторону, глаза Бай Сяочаня покраснели, и он закричал.

«Сю Бао Цай, ты толкнул меня слишком далеко! Сегодня мы сразимся!!!»

Сердце Бай Сяочаня забилось словно барабан. Он никогда в жизни ни с кем не дрался, не говоря уже о схватке с настоящим культиватором.

Нервозность Бай Сяочаня достигла точки становления безумием. Когда он громко зарычал в попытке стать храбрее, его культивация третьего уровня Конденсации Ци вырвалась наружу. Бай Сяочань насильно ввёл всю содержащуюся в его теле Ци в деревянный меч, который он держал в руке, прежде чем взять его под контроль и направить на Сю Бао Цая.

Деревянный меч загудел, а два серебряных узора на его разноцветной поверхности слегка сверкнули, в мгновение ока удвоившись в размере, деревянный меч испустил мощный холодный свет. Внезапно, деревянный меч выстрелил прямо в Сю Бао Цая.

Деревянный меч метнулся так быстро и выпустил настолько могущественную ауру, что она глубоко потрясла Первого Толстяка Чжана и людей из Департамента Администрации. Ещё более удивительным было то, что сила, испускаемая мечом, быстро рассеялась и окутала окрестности. Перестав сражаться, все посмотрели на Бай Сяочаня.

Прежде чем Сю Бао Цай подбежал к Бай Сяочаню, он уже был поражен подавляющей аурой, испускаемой Бай Сяочанем. Бай Сяочань перед ним, не имел ничего общего с тем Бай Сяочанем которого он помнил. Он казался совершенно другим человеком! Отчаянное и злобное выражение лица Бай Сяочаня заставило участиться сердцебиение Сю Бао Цая.

Сразу после этого, Сю Бао Цай широко раскрыл глаза, не в силах поверить в то, что он видел. Деревянный меч Бай Сяочаня летел к нему так быстро, что казался потоком белого света. Сила, испускаемая мечом, была шокирующей. Он видел такую мощь, лишь наблюдая за сражениями учеников Внешней секты. Сю Бао Цай вдруг до такой степени испугался, что казалось, будто его кровь замёрзла.

С громовым грохотом меч Бай Сяочаня столкнулся прямо с мечом Сю Бао Цая. Деревянный меч Сю Бао Цая на мгновение вздрогнул, прежде чем начал трескаться дюйм за дюймом, не в состоянии противостоять силе меча Бай Сяочаня. В мгновение ока, деревянный меч Сю Бао Цая был полностью разбит на бесчисленные щепки, разлетевшиеся в воздухе.

Деревянный меч Бай Сяочаня ни на секунду не остановился; он продолжил лететь в направлении тела Сю Бао Цая. Дух Сю Бао Цая от ужаса практически покинул его тело, он бросился в сторону так быстро, как только мог, едва увернувшись от летящего меча. Деревянный меч пролетел справа над плечом Сю Бао Цая, прежде чем пронзить возвышающееся за ним дерево.

Половина дерева с грохотом взлетела в воздух, прежде чем упасть прямо на землю, подняв в воздух огромное облако пыли. Сю Бао Цай мгновенно отступил. Он издал пронзительный крик, а из его правой руки хлынула кровь.

Бай Сяочань ещё не полностью отточил мастерство манипулирования объектами, в противном случае тело Сю Бао Цая было бы уже разорвано!

«Третий уровень Конденсации Ци, нет, это невозможно! Невозможно!» Крикнул Сю Бао Цай. Когда он посмотрел на Бай Сяочаня, его лицо наполнилось страхом, словно он увидел призрака. Для того, чтобы наполнить деревянный меч таким количеством Ци, нужна культивация по крайней мере третьего уровня Конденсации Ци. Не важно, как сильно он старался, он не мог поверить, что Бай Сяочань, принятый несколько месяцев назад, уже достиг этого уровня. Он не мог с этим согласится. Это походило на ночной кошмар.

Не говоря уже о Сю Бао Цае, все остальные тоже раскрыли рты от шока, после демонстрации Бай Сяочанем его управления мечом. После того как они успокоились, на их лицах появились чрезвычайно серьёзные выражения.

«Лишь до предела наполнив энергией меч, можно заставить её появится снаружи. Этого волшебного эффекта можно достигнуть лишь освоив Технику Управления Котлом Фиолетовой Ци до такой степени, когда тяжёлый предмет поднять также легко, словно пёрышко». Сильный человек из Департамента Администрации глубоко вздохнул. Когда он взглянул на Бай Сяочаня, в его глазах появился намёк на осторожность.

Даже люди из администрации были ошарашены, что уж говорить о Первом Толстяке Чжане и остальных.

Один за другим глядели они на Бай Сяочаня, глубокий шок отобразился на их лицах. Они уже знали, что Бай Сяочань достиг третьего уровня Конденсации Ци. Но излучающий энергию меч света и увеличение размера меча – это первый раз, когда они узнали, что Бай Сяочань на такое способен.

Даже сам Бай Сяочань был потрясён силой своего деревянного меча. Он тупо уставился на поваленное дерево. А затем, когда увидел дрожащего со смертельно бледным лицом Сю Бао Цая, он резко откинул голову назад и рассмеялся в небо.

«Сю Бао Цай! Так на самом деле это ты слаб! Выкуси!» В возбуждении крикнул Бай Сяочань. Когда он понял, что был сильнее, чем Сю Бао Цай, уровень его энергии значительно повысился. С диким смехом он бросился на Сю Бао Цая.

Под взглядом Бай Сяочаня тело Сю Бао Цая задрожало. Видя бросившегося к нему смеющегося Бай Сяочаня, Сю Бао Цай немедленно испугался. Он перевернулся и пополз по земле, пытаясь сбежать.

Тем не менее, он сделал лишь несколько шагов, прежде чем его догнал Бай Сяочань. Глядя на Сю Бао Цая, Бай Сяочань вспомнил сцену, где загнан и атакован был он. В этот момент, в его голове промелькнули все усилия, которые он приложил за последние несколько месяцев, для того чтобы стать сильнее; весь этот горький опыт теперь превратился в силу. Он высоко поднял ногу и бросил тяжёлый удар в сторону Сю Бао Цая.

«Я покажу тебе последствия попытки меня убить!» Бай Сяочань сжал правую руку в кулак и изо всех сил ударил в глаз Сю Бао Цаю. Сю Бао Цай взвыл от боли и упал на землю. Он пытался сопротивляться, но был лишь на втором уровне Конденсации Ци. У него не была способа защитить себя от силы Бай Сяочаня.

«Теперь, когда ты меня разозлил, я дам тебе понять, что этот юный мастер не слабак!!» Подпрыгнув в воздух, Бай Сяочань яростно пнул тело Сю Бао Цая. Сжав зубы, он не переставая бил Сю Бао Цая руками и ногами, вызывая его непрерывные отчаянные вопли.

Громкие глухие стуки распространились во всех направлениях. Неважно, был ли это крепкий мужчина из Административного департамента или Первый Толстяк Чжан с другими толстяками, сейчас все были полностью ошеломлены. Они смотрели на сильно избитого Сю Бао Цая, а затем на Бай Сяочаня, который с каждым ударом становился всё более и более возбуждённым, и в сердцах дрожали.

Слёзы Сю Бао Цая били фонтаном. Чувство позора уже достигло своего пика. Он не мог поверить, что всего за несколько месяцев Бай Сяочань стал настолько сильным. Особенно его божественная способность орудовать чем-нибудь тяжёлым, словно это свет, которая не была чем-то, чего легко может достигнуть культиватор без долгих лет практики.

В его глазах, Бай Сяочань точно обладал впечатляющей поддержкой и был сильным с самого начала. Но так как его личность была презренной и бесстыдной, он скрылся за фасадом слабости. Хуже всего, что его действия были настолько реальными, что даже сам Сю Бао Цай на них купился.

После того как он об этом подумал, его сердце наполнилось печалью, а в голову ударил гнев, заставляя его упасть в обморок.

Глядя на потерявшего сознание Сю Бао Цая, Бай Сяочань полностью пригладил свою одежду. Деревянный меч мгновенно влетел в его руки. Затем он снова убрал деревянный меч в рукав, и сделал спокойное и скучающее лицо, изо всех сил стараясь скрыть волнение в глазах.

Сильный человек из Департамента Администрации, со смущенным выражением на лице, оглядел его глубоким взглядом, а затем сложил свои руки по направлению к Бай Сяочаню.

«Брат Бай, вы так эффектно раскрыли свою реальную силу. Мы восхищаемся вами, действительно восхищаемся». Вежливо сказал мужчина. Затем он повернулся и забрав, упавшего в обморок, Сю Бао Цая и своих людей, без колебаний их покинул.

После того, как они ушли, Первый Толстяк Чжан и остальные собрались вокруг Бай Сяочаня и глядели на него с улыбками на лицах. В конце концов, люди из Департамента Администрации были посторонними, а они, были свидетелями всех тех усилий, которые за эти короткие полгода приложил Бай Сяочань. После этого боя, все они восхищались его решимостью.

«Не плохо, парень! Ты определённо не зря старался эти шесть месяцев!» Сказал первый Толстяк Чжан похлопывая его по плечу.

«Конечно! Когда я вкладываю во что-нибудь сердце, даже я боюсь собственной доблести!» Сказал Бай Сяочань гордо подняв голову, словно молодой и самоуверенный петух. Гордое выражение его лица, заставило Первого Толстяка Чжана и остальных снова рассмеяться.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.016 с.)