ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 3 - Шесть строк мудрости



В тот момент, когда Бай Сяочань высунул голову, его сразу же заметил тощий подросток. Когда взгляд парня остановился на лице Бай Сяочаня, показал себя его буйный нрав. «Человек, что украл моё место должно быть ты!»

«Это не я!» Пытаться убрать голову для Бай Сяочаня было слишком поздно, так что он поспешно одел на лицо маску невинности.

«Брехня! Ты тощий, а голова вообще крохотная. Ты точно здесь новенький!» Сю Бао Цай крепко сжал кулак глядя на Бай Сяочаня.

«Это действительно не имеет со мной ничего общего…», тихо пробормотал Бай Сяочань. Когда он увидел, что Сю Бао Цай собирался взорваться от ярости, ему стало его немного жаль.

«Да мне насрать! Ты и я, через три дня, будем драться насмерть на южном склоне внутренней секты. Если победишь ты, я соглашусь с этим бредом. Но если ты проиграешь, то своими же руками передашь мне своё место». Громко сказал Сю Бао Цай. Он достал из своего халата письмо-вызов, написанное кровью, и бросил его в окно перед Бай Сяочанем. В письме было огромное множество бесчисленных обещаний кровавой смерти.

Бай Сяочань безучастно пялился на кровавое письмо, прежде чем прочесть многочисленные написанные кровью символы. Он чувствовал жажду убийства исходящую от письма, ему на самом деле стало страшно, особенно после того, как он вспомнил, что другая сторона говорила о бое насмерть.

Бай Сяочань резко вдохнул. «Дорогой брат, неужели это так важно, чтобы использовать свою собственную кровь, для написания такого количества символов…? Должно быть это было очень больно».

«Важно?! Я день за днём экономил и копил целых семь лет, чтобы достать духовные камни. Семь лет! Семь грёбаных лет!! И только после того, как я с честью передал их Дьякону, я смог попасть на Кухню Горящих Печей. Только чтобы ты меня выкинул!? Мы не сможем работать здесь вместе. Через три дня, либо умрешь ты, либо умру я». Сю Бао Цай почти впал в истерику, прежде чем стиснул зубы.

«Ну, я там появляться точно не собираюсь» Бай Сяочань осторожно сжал краешек окровавленного письма и выбросил его из окна.

«Тыыыыы!» Сю Бао Цай собирался взорваться, когда почувствовал, как содрогается земля и заметил приближающуюся к нему гору. Не дожидаясь его реакции, Первый Толстяк Чжан уже стоял перед Сю Бао Цаем, глядя на него ледяным взглядом.

«Девятый Бай, пойди и помоги Второму брату с посудой. Что касается тебя, не стоит так громко орать в местах подобного рода. Иди и поиграй где-нибудь в другом месте». Первый толстяк Чжан с пренебрежение махнул рукой, создавая порывы ветра.

Выражение лица Сю Бао Цая изменилось, он отступил на несколько шагов. Казалось, что он хотел что-то сказать, но сдержался увидев Первого Толстяка Чжана. Он мог лишь стрельнуть последним ядовитым взглядом в Бай Сяочаня, прежде чем неохотно уйти.

Думая о своей ситуации, Бай Сяочань почувствовал, что прощальный взгляд Сю Бао Цая был весьма зловещим. По крайней мере в течении следующих нескольких дней, ему, вероятно, придётся действовать осторожно. Он решил не покидать Кухни Горящих Печей, до тех пор, пока это не станет жизненно необходимым. Пока он остаётся здесь, этот парень не сможет до него добраться.

По мере того, как дни мирно проходили, Бай Сяочань начал привыкать к трудовой жизни на Кухне Горящих Печей. По ночам он тренировал Технику Управления Котлом Фиолетовой Ци. Тем не менее, было жаль, что его прогресс был настолько медленным, что даже сейчас он не мог поддерживать эту технику дольше четырёх вдохов, что причиняло Бай Сяочаню немыслимые страдания.

Этой ночью, тренируясь, он вдруг услышал громкие крики своих толстых братьев по Кухне Горящих Печей, доносящиеся через окно.

«Закройте ворота! Закройте ворота! Второй Толстяк Желтый, быстро закрой ворота!»

«Третий Толстяк Чёрный, поторопись и проверь не шпионил ли кто за нами!»

Бай Сяочань был слегка ошеломлён. На этот раз, усвоив урок – он выглянул не через окно, а через щель в двери. Через узкую щель он увидел, что толстяки снаружи очень оживились, они лихорадочно носились по всему двору, словно пытаясь сокрыть огромный секрет.

Вскоре ворота Кухни Горящих Печей были плотно закрыты, а кто-то выполнил технику, которая заполнила окружение толстым слоем тумана, добавляя ещё больше таинственности этим призрачным фигурам немногочисленных толстяков.

Бай Сяочань смотрел на них долгое время, прежде чем заметил, что толстяки больше не шныряют, а скрытно толпятся перед соломенной хижиной. Даже сквозь туман, он по-прежнему легко узнал неуклюжую фигуру Первого Толстяка Чжана, который, казалось, что-то бормотал себе под нос. Бай Сяочань рассудил, что чем меньше он знает об этом секретном мероприятии, тем для него лучше. Таким образом он на несколько шагов отступил и сделал вид, что ничего не видел.

Но в этот момент он услышал окликнувшего его Первого Толстяка Чжана.

«Девятый Толстяк, ты уже всё видел. Почему бы тебе не поторопится и не выйти?» Его голос не был громким, но нёс в себе тяжёлое давление.

Несколько раз моргнув, Бай Сяочань надел маску послушания. Глядя так, словно он и мухи не обидит, он вышел из своей хижины.

В момент, когда Бай Сяочань приблизился к толпе, Первый Толстяк Чжан схватил его и поставил рядом с собой. Оказавшись между несколькими толстяками, Бай Сяочань сразу же почувствовал необыкновенный запах. Когда он вошёл в его ноздри, он растворился в многочисленные течения тепла, которое поглотило его тело.

Осмотревшись, он заметил, что все вокруг показывали выражения настоящего блаженства. Бай Сяочань тоже почувствовал себя посвежевшим. Он видел, что в руке Первого Толстяка Чжана был Гриб Лингши размер с детскую голову. Этот гриб мягко светился кристаллическим светом, он с первого взгляда мог сказать, что этот гриб не был обычным.

«Девятый брат, подойди. Возьми немного». Хмыкнул Первый Толстяк Чжан. Глядя на Бай Сяочаня, он бросил ему гриб.

«А?» Бай Сяочань посмотрел вниз на Гриб Лингши, а затем на толстых братьев вокруг него. Заметив колебания Бай Сяочаня, Первый Толстяк Чжан обезумел. Выражение на его лице говорило «Если ты его не съешь, то так никогда и не узнаешь, чем всё это закончилось».

Таким был не только он. Остальные братья вокруг него, Второй Толстяк Чжан, Третий Толстяк Чёрный и так далее, у них у всех, на лицах были подобные выражения, когда они впились взглядами в Бай Сяочаня.

Бай Сяочань проглотил полный рот слюны. Такого рода сокровище, бесценный Гриб Лингши бросили в него, словно куриную ножку, а теперь, если он не хочет со всеми разругаться, он вынужден немного откусить. Это было чем-то, о чем он мог только мечтать. Это было впервые, когда с ним происходило счастливое событие.

Сердце Бай Сяочаня бешено заколотилось. Стиснув зубы, он принял предложенный гриб и яростно откусил огромный кусок. Грибная мякоть быстро растаяла у него во рту и усвоилась телом. Блаженство, что он почувствовал, было в бесчисленное количество раз сильнее чем раньше, до такой степени, что лицо Бай Сяочаня покраснело от удовольствия.

«Хорошо, теперь, когда мы съели Столетний Гриб Лингши, что Старейшина Солнца попросил положить ему в суп, мы действительно стали братьями». Выражение лица Первого Толстяка Чжана было полно удовлетворения, так как он тоже откусил небольшой кусочек, прежде чем передать гриб следующему толстяку. Очень быстро, укус за укусом, наружный ободок Гриба Лингши был съеден. Хитрая улыбка появилась на лице Бай Сяочаня.

Ухмыльнувшись, он сразу же догадался, что эти люди сговорились друг с другом. Так как другие братья разъелись до такого ожирения без каких-либо осложнений, такое дикое обжорство должно быть вполне безопасным. Не удивительно, что Сю Бао Цай бросил ему письмо-вызов, с таким количеством символов написанных кровью… «Брат, этот Гриб Лингши слишком вкусный. Всё мое тело чувствует тепло». Жадно глядя на Первого Толстяка Чжана, облизнул губы Бай Сяочань.

Услышав это, глаза Первого Толстяка Чжана засияли, а сам он от души рассмеялся. Он достал находящийся в его халате кусочек Печати Соломона и бросил его Бай Сяочаню. [«Печать Соломона» это трава которая используется в традиционной китайской медицине для улучшения внутренней циркуляции.]

 

«Маленький брат, теперь ты знаешь, как велико это место. Старший тебе не лгал. Ешь, дальше будет больше!»

Глаза Бай Сяочаня заблестели, когда он сделал ещё один огромный укус. Когда он всё проглотил, Первый Толстяк Чжан достал стебель орхидеи. Эта орхидея была золотисто-жёлтого цвета, а её аромат распространился во всех направлениях.

В этот раз, Первому Толстяку Чжану не было никакой необходимости что-либо говорить. Бай Сяочань быстро откусил от орхидеи. Всплески кислого и сладкого вкусов заполнили его рот и блаженство растеклось по всему его телу. Сразу после этого, Первый Толстяк Чжан достал духовные фрукты красного цвета. Мякоть фруктов была почти приторно сладкой. Внутри фруктов, медленно вращались прядь энергии.

После этого, будь то грибы, лекарства, духовные фрукты или орхидеи, Бай Сяочань откусывал от всего, так же, как и другие толстяки. Он ел до тех пор, пока его голова не закружилась так, словно он был пьян. Его тело с жаром раздулось, из макушки его головы даже пошли струйки дыма. Он почувствовал, что его талия стала больше, по крайней мере на несколько сантиметров.

Поскольку он продолжал есть, Первый Толстяк Чжан, и другие толстяки смягчили свои взгляды. В конце концов все они стали хлопать по своим животам, посмеиваясь с небольшим оттенком заговора.

В пьяном угаре Бай Сяочань развёл свои руки и ноги. Его ладонь приземлилась на живот Первого Толстяка Чжана, а нога ударила в землю рядом с ним, когда он начал громко смеяться, как и остальные толстяки.

«Другие дома Департамента рабочих перепробовали всевозможные способы, чтобы получить титул учеников Внешней Секты. Но мы, подобным же образом, перепробовали кучу способов, лишь бы отказаться от этого титула. Кто захочет быть учеником Внешней Секты? Это место слишком удивительно!» Гордо прокудахтал Первый Толстяк Чжан. Чем больше он смотрел на Бай Сяочаня, тем лучше становилось его настроение. Он достал из халата часть женьшеня, на верхушке которого были многочисленные кольца. Бесчисленные нити корней женьшеня, спутанные вместе, явно говорили о его старости.

«Девятый брат, каждый из нас культивировал уже достаточно, чтобы стать учеником Внешней Секты. Но нам нужно скрыть этот факт. Видишь это? Это Столетний женьшень. Чтобы иметь возможность откусить хотя бы кусочек, ученики Внешней Секты крошили бы черепа. А теперь посмотри на нас». Первый Толстяк Чжан сорвал прядь корней женьшеня и бросил их прямо в рот, громко пережёвывая. После того, как он его проглотил, он бросил остальную часть женьшеня Бай Сяочаню.

«Брат, я полон… На этот раз я действительно не могу съесть больше…» Взгляд Бай Сяочаня был расфокусированным и далёким. Он действительно съел слишком много. Но даже не дав ему договорить, Первый Толстяк Чжан положил ему в рот корень женьшеня.

«Девятый брат, ты слишком тощий! Если ты таким выйдешь, то какой девушке во внутренней секте ты понравишься? Все люди, пользующиеся здесь популярностью, имеют круглую форму, как твои славные братья! Подходи, ешь… На нашей Кухне Горящих Печей есть поговорка – Лучше умереть голодным на плите, чем бороться за славу во Внешней Секте».

«Да, да, мы все умрём здесь голодными. Да… Все умрём голодными» Услышав поговорку, Бай Сяочань похлопал себя по животу и отрыгнул.

Все остальные толстяки начали смеяться, так как чувствовали, что Бай Сяочань становится всё более и более очаровательным.

«Сегодня, мы празднуем. Девятый брат, позволь передать тебе важную часть знания. Когда мы, Кухня Горящих Печей едим, мы едим по собственному усмотрению. Есть поговорка, которую я хочу, чтобы ты запомнил:

Ешь края Лингши

Но не трогай ножку

Режь мясо твёрдой рукой

Чтобы кости удалить, оставив три десятых

Для каши Лингши – добавь больше воды

И маленькую чашу вина

Это шесть строк мудрости, которым научились наши предки, много поколений назад. До тех пор, пока ты соответственно ешь, с тобой не случится ничего плохого. Хорошо, сейчас вы все можете идти. Сегодняшний ужин закончен. Те ученики Внешней секты всё ещё ждут свой суп», сказал Первый Толстяк Чжан, начиная разливать рисовый суп на множество чаш.

Бай Сяочань был в шоке, когда эти шесть строк мудрости достигли его мозга. Посмотрев на толстяков, занятых разливанием рисового супа, а затем глянув на ряды чаш, он отрыгнул и присел на корточки, чтобы поднять пустую чашу. После тщательного её осмотра его губы расплылись в улыбке.

«Брат, эта чаша не так уж и велика».

После того, как его услышали Первый Толстяк Чжан и остальные, они с любопытством посмотрели в его сторону.

«Все вы, посмотрите на эту чашу. Она не кажется большой, но на самом деле вмещает много пищи. Почему бы нам не изменить её так, чтобы она выглядела большой, но могла вмещать лишь очень немного? Например, мы могли бы сделать дно чаши… немного потолще?» Сказал с улыбкой Бай Сяочань, его лицо изображало ангельскую невинность.

Первый Толстяк Чжан на мгновение затих. Чувство огромного прозрения поразило его, рулоны его жира начали дрожать, а глаза ярко светится. Остальные толстяки учащённо дышали, жир на их телах заколыхался.

Па! - Первый Толстяк Чжан вдруг хлопнул себя по бедру, затем откинул голову назад и расхохотался в небо.

«Здорово, отлично, просто ОТЛИЧНО! Эта идея будет увековечена! Она принесёт огромное процветание будущим поколениям Кухни Горящих Печей! Девятый брат, из-за твоего невинного вида, я не думал, что ты будешь полон гнилых идей! Ха-ха! С твоей личностью, ты был обречён работать на Кухне Горящих Печей!»

Глава 4 - Духовное очищение

Все были в восторге. Когда они смотрели на Бай Сяочаня, их обожание достигло своего пика. Помимо того, что он был милым парнем, его голова была полна гнилых идей. Первый Толстяк Чжан решил наградить Бай Сяочаня рисовым зёрнышком, которое он положил мальчику в руку.

Вне себя от радости, с улыбкой на лице, Бай Сяочань ошарашенно поплёлся в свою комнату. Прежде чем он забрался на свою кровать, духовная энергия в его теле, накопившаяся от потребления этих бесчисленных сокровищ неба и земли, уже взорвалась. Его разум угас, а сам он упал на пол и захрапел, моментально уснув.

Спал Бай Сяочань просто отлично. На рассвете, открыв глаза он почувствовал себя обновлённым, Бай Сяочань посмотрел вниз, чтобы понять насколько же толстым он стал. Всё его тело было липким и покрытым чёрной грязью. Он поспешно вышел чтобы начисто вымыться. Когда Первый Толстяк Чжан и другие толстяки, которые деловито готовили завтрак, заметили появление Бай Сяочаня, они громко рассмеялись.

«Девятый брат, эта грязь была в твоём теле. После того, как она удалилась, твоё обучение пойдёт намного более гладко. Эти несколько дней нам не понадобится твоя помощь. А после этого, ты сможешь начать работать на кухне».

«Это рисовое зёрнышко очень полезно. Не забудь, съесть его нужно быстро; если оставить его надолго, оно испортится».

Бай Сяочань ответил твёрдым кивком и поспешил обратно в спальню. Вскоре он вышел с черепашьим котлом на спине. После тщательного мытья, он отнёс его обратно в комнату и поставил на плиту. Духовный рис, который он держал в ладони, был полупрозрачным и мягко светился, словно кончик мизинца. Дразнящий аромат исходящий от духовного риса заполнил комнату.

«Ах… Пища которую едят бессмертные… действительно необычная». Полностью поражённый рисом Бай Сяочань, быстро положил дрова в печь. Как только дрова загорелись, порыв невыносимого жара заставил Бай Сяочаня отступить на несколько шагов. Глядя на огонь, он воскликнул от удивления.

«Огонь тоже определённо не прост. Мало того, что он ненормально свиреп, так ещё и его температура значительно выше, чем была у огня в деревне». Бай Сяочань снова посмотрел на дрова, горящие в печи и заключил, что древесина тоже была необычной.

В тот момент, когда пламя разгорелось ещё ярче, Бай Сяочань был шокирован, увидев, что первая линия на поверхности черепашьего котла начала светиться снизу-вверх. Через несколько секунд, светилась уже вся линия.

Разинув рот, Бай Сяочань устремил свой взгляд на яркие линии. Внезапно он хлопнул себя по бедру.

«Я так и знал! Это сокровище; он определённо лучше, чем котлы моих братьев». Когда Бай Сяочань понял насколько необычным был его котёл, он быстро бросил внутрь духовный рис.

Сидя ожидая у печи, он взял бамбуковый свиток Техники Управления Котлом Фиолетовой Ци и начал тренироваться согласно движениям и дыхательной технике описанным на первой картинке.

Как только Бай Сяочань приступил к культивированию, его глаза мгновенно расширились. Он понял, что поза, которую он с трудом поддерживал в прошлый раз, сейчас была для него очень естественной, без малейшего следа боли. Даже дыхательная техника больше не мешала ему дышать; Наоборот, в настоящее время ему было очень удобно.

Особенно странным было то, что раньше он мог поддерживать позу не более трёх-четырёх вдохов, но теперь, даже после более чем семи вдохов, его тело до сих пор не чувствовало боли.

Сдерживая волнение, Бай Сяочань успокоился, чтобы продолжить свою тренировку. После его тридцатого вдоха, когда он почувствовал, что его тело начало немного ныть, из его тела неожиданно поднялся поток Ци. Ци была ледяной, когда растеклась по его телу. Даже если она и исчезла, прежде чем успеть завершить свой цикл, Бай Сяочань всё ещё был так взволнован, что на радостях стал прыгать вверх и вниз.

«Там Ци! Ха-ха! Там сейчас Ци!» Расхаживая по своей комнате, дико ликовал Бай Сяочань. Он думал обо всех сокровищах неба и земли, что он съел прошлой ночью и глубоко сожалел, что не съел больше.

«Не удивительно, что брат Чжан сказал мне, что скорее умрёт голодным на плите, чем выйдет драться наружу. Этот вид удачи не доступен ученикам Внешней секты». Бай Сяочань поспешно сел и снова начал культивировать.

На этот раз, культивируя согласно позе и дыхательной технике показанной на первом уровне Техники Управления Котлом Фиолетовой Ци, Бай Сяочань достиг шестидесяти вдохов. В этой точке, поток Ци примерно в два раза сильнее, чем предыдущий, взорвался внутри него, растекаясь по всему его телу словно ручейки воды.

Теперь, испытав это, Бай Сяочань поспешно расположил своё тело в соответствии с рисунком в руководстве, молча размышляя о путях потока Ци в его теле.

Вскоре после этого, Ци внутри Бай Сяочаня, начала течь так, как он воображал. Заняв позицию, аналогичную показанной на первом рисунке, он почувствовал как многочисленные нити холодной Ци, излучаемые каждой частью его тела, усваивались в поток Ци, словно капли воды, в результате чего поток становился больше и больше.

В конце концов, завершив цикл в пределах тела Бай Сяочаня, поток Ци превратился в течение. Всё его тело вздрогнуло, а в мозгу словно собралось грозовое облако, даже можно было услышать раскаты грома.

Ощущения лёгкости и ловкости, которых Бай Сяочань не испытывал никогда ранее, мгновенно всплыли в его теле, а из пор его кожи бесконечно сочилась грязь.

В отличии от его предыдущих попыток, когда поток Ци исчезал, на этот раз он остался даже после его создания, он свободно и плавно тёк по всему его телу. Открыв глаза, Бай Сяочань обнаружил, что его зрение стало яснее, а мозг стал быстрее обрабатывать информацию.

Даже его тело явно чувствовалось более лёгким и расслабленным.

«Этот прочный поток Ци, признак того, что я достиг первого уровня Техники Управления Котлом Фиолетовой Ци, которая также символизирует первый уровень Конденсации Ци» Упивался в своём экстазе Бай Сяочань, прежде чем снова выбежать из комнаты, чтобы принять душ.

Когда его увидели толстые братья, они понимающе улыбнулись. Они были поражены тому как быстро Бай Сяочань достиг первого уровня культивации, хотя и понимали происхождение этой скорости.

Вернувшись в свою комнату, Бай Сяочань сделал несколько вдохов, а затем снова взял бамбуковый свиток и принялся его внимательно рассматривать.

«После достижения первого уровня Техники Управления Котлом Фиолетовой Ци, я могу начать манипулировать определёнными объектами не касаясь их. Это действительно техника бессмертных». Глаза Бай Сяочаня заблестели, когда он сымитировал простой жест рукой, изображённый в руководстве, указав на стол возле него. Мгновенно, он почувствовал в своем теле небольшое течение, направившееся к его указательному пальцу, словно необузданный конь, прежде чем покинуть кончик его пальца.

Это было так, словно между кончиком его пальца и столом образовалась невидимая нить. К сожалению, в тот момент, когда линия соединила два объекта, она стала нестабильной и с треском лопнула.

Прошло довольно много времени, прежде чем Бай Сяочань оправился от шока; он поднял слегка побледневшее лицо и стал размышлять. После тщательного анализа, он понял, что, возможно, ему стоит отказаться от стола и вместо него выбрать что-нибудь поменьше. Он вытащил деревянный меч, хотя он и не знал, из какого дерева он был сделан, взвесив его он уверился, что он был достаточно тяжелым. Он уверенно поднял один палец правой руки.

С лёгкой вибрацией, меч медленно поднялся в воздух. Тем не менее, поднявшись на высоту одного цуня, он внезапно упал на землю. [цунь – китайская единица измерения расстояния, равен 3,3 см]

Бай Сяочань не был ленивым, поэтому с усердием пытался множество раз. К счастью, шаг за шагом пришел прогресс. Высота выросла с одного до десяти цуней, двадцати, а затем и тридцати цуней… Всю ночь он неустанно практиковался, до самого рассвета. Провидение никогда не подводило человека, старавшегося изо всех сил. Наконец, он успешно поддерживал меч на определённой высоте и был в состоянии двигать его по горизонтали. Хотя меч перемещался довольно медленно и не мог развернуться, это всё равно было большим достижением, учитывая, что Бай Сяочань только начал своё обучение. По крайней мере, он не упадёт снова.

«С этого момента, я один из бессмертных!» Высокомерно выпалил Бай Сяочань. Он отвёл свою левую руку назад, и взмахнул вытянутой в воздухе правой рукой, направляя движения деревянного меча, ошеломляюще летавшего взад и вперёд неподалёку.

После игр с деревянных мечом, в течении длительного времени, Бай Сяочань обнаружил, что его поток Ци, не был столь же стабильным как раньше, поэтому он прекратил. Собираясь вернуться обратно к культивации, он почувствовал нотки манящего аромата, доносившегося из котла. Он поднял голову и вспомнил, что духовный рис всё ещё варится в котле. Так что он бросился к котлу и открыл крышку.

Внезапно, восхитительный, насыщенный аромат заполнил ноздри Бай Сяочаня. Как ни странно, но на духовном рисе была ослепительная серебряная линия!

Бай Сяочань смотрел на эту гипнотизирующую серебряную линию, и через несколько минут заметил, что её цвет изменился до цвета темного серебра. Из любопытства, он достал духовный рис из котла, и стал тщательно изучать его в руках.

«Держу пари, что я видел эту линию где-то ещё…» Подумал Бай Сяочань. Глядя вниз, на плиту, он обнаружил, что все дрова сгорели дотла. Линия на поверхности котла полностью потемнела.

Бай Сяочань мгновенно понял, что линии на поверхности котла и на духовном рисе, были одинаковыми!

Оставив в стороне все свои подозрения, Бай Сяочань спрятал приготовленный духовный рис в задний карман, на случай если съев этот рис он подхватит неизвестную болезнь. Глубоко задумавшись, он вышел и присоединился к своим толстым братьям.

Время текло как обычно, в мгновение ока пролетела половина месяца, на эти полмесяца культивация Бай Сяочаня также остановилась, так как его духовная энергия увеличивалась очень медленно. Но даже так, он узнал, что на духовном рисе, приготовленном другими людьми, не было никаких следов серебряных линий.

Постепенно Бай Сяочань пришёл к выводу, что его котёл и духовный рис, оба были странными. Через несколько дней, Третий Толстяк Чёрный ушёл чтобы купить ингредиенты. Бай Сяочань воспользовался этой возможностью, чтобы проскользнуть в Дом Четырёх Морей, где рабочие могли узнать некоторые элементарные знания о культуре бессмертных.

На обратном пути в комнату, Бай Сяочань пытался скрыть своё волнение, как только он прибыл, он сразу же достал духовный рис. И принялся пристально наблюдать за серебряной линией, вскоре на его лице появилось непостижимое выражение.

Все бессмертные культиваторы должны пройти через три очищения, а именно: медицинское очищение, очищение оружия, и духовное очищение!» Бай Сяочань сравнил серебряную линию на духовном рисе с рисунком из книги классических записей в Доме Четырёх Морей, он обнаружил, что они были невероятно похожими…

«Духовное очищение!» Через некоторое время воскликнул Бай Сяочань.

«Духовное очищение было уникальным способом культивации, который насильно вводил в объекты энергию неба и земли. Заменяя божественный порядок вещей и укрепляя объекты через украденную энергию, будь то пилюли, медицинские травы или сокровища, всё это можно было улучшить через духовное очищение. Поскольку это метод идёт вразрез с законами природы, существует лишь определённая вероятность успеха. Если вам удастся, потенциал объекта значительно увеличится. Но если вы потерпите неудачу, то под давлением энергии неба и земли, объект превратится в мусор.

Самая невероятная часть духовного очищения состоит в том, что процесс очищения можно было повторять неопределённое количество раз, до тех пор, пока оно не сбросится. Например, если объект очистили бы десять раз, он получил бы грандиозные улучшения.

Чем реже был объект, тем более ужасающими были повторные духовные очищения.

К сожалению, чем больше вы улучшаете один и тот же объект, тем меньшим становится шанс повторного очищения. Даже мастера духовного очищения, были крайне осторожны при принятии решения о повторном очищении. В конце концов, после одного провала, все предыдущие усилия становились напрасными.

«Согласно классической книге записей, самым ценным сокровищем Секты Речного Духа был Меч Небесного Края, который был духовно очищен десять раз!» Сглотнул Бай Сяочань. Он повернулся и уставился на котёл и серебряную линию. Он был сбит с толку, но в тоже время крайне возбуждён, сердце словно собиралось выскочить из его груди.

В этот момент Бай Сяочань подтвердил идею о том, что ответом на все его вопросы был котёл, особенно на вопрос, касающийся серебряной линии на духовном рисе.

После небольшой паузы, чтобы подумать, Бай Сяочань скрепя зубами решил разгадать тайну, иначе он не смог бы заснуть. Зная об уникальности своего котла, он решил сохранить всё в тайне.

Боясь быть замеченным, Бай Сяочань дождался полуночи, чтобы заняться исследованием котла. Приближаясь, он взял деревянный меч и бросил его в котёл, точно так же, как он сделал с духовным рисом.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.03 с.)