ТОП 10:

Особенности и важность понятий «ЛИЦО» — «МЯНЬЦЗЫ», «ПОТЕРЯ ЛИЦА» и



«СОХРАНЕНИЕ ЛИЦА» в китайской культуре

О чем (не) говорят: Анальный секс.

Особенности перевода названий моих проектов.

Обряды погребения и поминовения в Китае. И другие.


Глава 20

 

[Глава 20 - Личные тайные незаконные счета]

 

Пойдем вместе на ночное расследование и поиски спрятанного.

 

 

Пропавшего человека звали Сунь Мань, мелкий преступник (1), жулик и пройдоха; у него нет семьи, нет детей и друзей; и потому никому неизвестно было, когда именно он пропал. А донесли в Управление соседи, увидев приказ властей немедля, не колеблясь сообщать обо всех замеченных странностях, чтобы исчезновение это им в вину не вменили или причастными к нарушению не объявили (2).

 

Император в городе; так что Сюй Чжицю, естественно, не осмеливался лениться и быть нерадивым. К тому времени как Чу Юань прибыл в Управление, судебные приставы уже привели молодую вдову, кареглазую и весьма миловидную; она стояла на коленях во внутреннем дворе и непрерывно дрожала. Увидев императора, она пришла в еще большее смятение, ужас овладел ей, так что и слова толком вымолвить не могла, и только и знала, что биться головой о землю, кричать о своей невиновности и взывать к справедливости.

 

Все в городе знали, что Сунь Мань и эта молодая вдовушка, что тофу торгует (3), имеют весьма запутанные любовные отношения, но коль дело это их не касается, то и незачем в него нос свой совать, самое большее если только когда за чашкой чая (4) к слову придутся. Но, услышав, что он пропал, все сразу подумали, что это как-то с ней связано.

 

В середине дознания одному из крестьян, что толпились вокруг и глазели, вспомнилось, что позавчера он видел Сунь Маня; тот у коробейника проходящего в коробе ковырялся и привередливо шпильки женские выбирал, говоря, что зазнобе своей в подарок преподнести хочет, раз уж в гости собрался.

 

Молодая вдова, дрожа словно шелуха просеиваемая, подтвердила, что договорилась о свидании с Сунь Манем позапрошлым вечером, но кто бы знал, что он не придет, жди не жди его всю ночь напролет. А после, услышав, что той ночью пожар в богадельне случился, подумала, что он поглазеть на шумиху пошел. Такое и раньше случалось, так что она решила не принимать уж слишком близко все это к сердцу; и большего ей ничего не известно.

 

«У Сунь Маня есть какие-нибудь особые приметы?» - спросил Чу Юань.

 

«Осмелюсь доложить Вашему Величеству, все в городе знают, что человек этот был дерзким, злобным и буйным, некогда стал приставать к женщине из хорошей семьи, и ему сломали правую ногу; и, как перелом зажил, он так и остался с ногами одна короче другой», - сказал Сюй Чжицю.

Чу Юань кивнул, прошептал пару слов на ухо Сыси и повел своих людей в богадельню. Двадцать шесть тел все еще были аккуратно размещены во дворе; Дуань Байюэ был уже


там.

 

«О каком теле ты говорил, что оно отличается от остальных?» - спросил Чу Юань.

 

«Крайнее слева», - сказал Дуань Байюэ. - «Сыси только что сказал, что в этом городе мелкий преступник пропал, это он?»

 

«Вероятность весьма велика», - Чу Юань протянул руку, собираясь уже приподнять белую ткань, однако был схвачен за запястье.

 

Дуань Байюэ сказал: «Хочешь что-то проверить, доверь это мне».

 

«Пропавшего звали Сунь Мань, высокий, лет тридцати, на правой ноге заживший перелом», - Чу Юань не стал упорствовать и убрал уже было протянутую руку.

 

Дуань Байюэ присел на корточки и еще раз тщательно осмотрел труп; у колена правой ноги действительно нашлась старая, с искаженными очертаниями рана от ножа (5).

 

«Так, значит, мы не ошиблись», - Чу Юань нахмурился. - «Но в городе пропал лишь один человек. Так, если отбросить Сунь Маня, чьи же прочие двадцать пять тел? И куда подевались старики из этого приюта?»

 

«Это твой и мой первый визит в город Даянь, и существуют вещи, о которых знают лишь люди из местного Управления», - сказал Дуань Байюэ. - «Так не лучшим ли будет резиденцию правителя местного посетить и кабинет его осмотреть? У него немало тайников, кто знает, что там обнаружим».

 

«Но как вскрыть тайники?» - спросил Чу Юань.

 

Дуань Байюэ улыбнулся: «Есть один способ, можно попробовать, а там поживем - увидим».

 

 

И вот после обеда на почтовую станцию привели молодого человека; с внешностью весьма добропорядочной, недовольным выражением лица и твердыми мозолями на руках. Это был лучший плотник города - Тянь Юй; он всегда делал гробы для стариков из приюта, однако ему невдомек было, зачем его привели в это место, и уж тем более для него неожиданностью стало самого императора своими глазами увидеть; так что сердце его неизбежно преисполнилось волнением и беспокойством, и он места себе не находил.

 

Чу Юань дал ему знак на ноги с колен подняться и приказал Сыси принести стул и подать чай.

 

Тянь Юй, смущеный нежданной милостью и польщеный неожиданной честью, поднялся, чувствуя себя еще более неловко.

 

 

А в то же время Дуань Байюэ в кабинете Управления подбрасывал в щели тайников


мельчайших, не толще паутинки, гусениц древоточцев (6). Менее чем за три дня эти крошечные насекомые съедят дочиста большую часть дерева выдвигающихся ящичков; незнающий человек решит, что это термиты, и ему в голову не придет, что это было сделано нарочно.

 

 

У Сюй Чжицю по-прежнему сердце было не на месте; но не из-за таинственного исчезновения Сунь Маня, подумаешь, шпана какая-то – сдох и сдох, тоже мне дело большое. Что его действительно беспокоило, так это то, что он не знал, каков будет следующий шаг клана Тяньша, и что в связи с этим его вынудят сделать.

 

Дуань Байюэ неотступно следил за ним, пока не стемнело, увидев, что все, как обычно, он покинул Управление и вернулся на почтовую станцию.

 

Чу Юань, накинув на плечи халат, как раз принимал лекарства.

 

Дуань Байюэ нахмурился и подошел к кровати: «Тебе нездоровится?»

 

«Позволю ответить князю Синаня, с Его Величеством ничего серьезного», - поспешно сказал евнух Сыси. - «просто Его Величество плохо спит по ночам, поэтому Глава долины целителей Е прописал несколько лекарств и дал наказ принимать одну дозу каждые десять дней».

 

«Раз с твоим телом все в порядке, почему ты плохо спишь?» - Дуань Байюэ взял пустую миску из рук Чу Юаня.

 

«Как Управление?» - спросил Чу Юань.

 

Сыси не в первый раз в столь деликатной ситуации был, так что решил такт проявить и удалился.

 

«Боюсь, и трех дней не пройдет, как Сюй Чжицю придется искать мастера по всему городу, чтобы отремонтировать свой кабинет», - сказал Дуань Байюэ. - «Поскольку Тянь Юй - лучший плотник этого города, то и нет причин от его услуг отказываться и не вызвать в поместье именно его».

 

«Он заслуживает доверия?» - спросил Чу Юань. Дуань Байюэ сказал: «Разумеется».

Чу Юань кивнул: «Мм».

 

Дуань Байюэ не удержался от смеха: «Просто «мм», не хочешь спросить, почему он заслуживает доверия?»

 

«Не хочу», - разомлевший Чу Юань лениво откинулся на подушку.

 

«Вот и хорошо, ты и так слишком уж много дел и вещей в уме держишь; так пусть хоть


одним меньше будет», - Дуань Байюэ укрыл его одеялом. - «Спи, я немного помедлю с уходом».

 

Чу Юань повернулся к нему спиной и послушно закрыл глаза; вероятно потому что он принял лекарство, а под одеялом было так уютно, вскоре после этого его дыхание замедлилось. Во сне уголок его губ слегка смягчился и так и манил к себе; его лоб невольно морщился, но все это могло лишь мерещиться наблюдателю.

 

В комнате гостиницы Дуань Нянь как раз ждал возвращения своего господина.

 

«Что выяснил?» - спросил Дуань Байюэ.

 

«Докладываю, наши люди весь день ходили во всевозможные чайные домики и под предлогом торговли мебелью расспрашивали местных жителей», - сказал Дуань Нянь. -

«Кажется, репутация у Сюй Чжицю неплохая - пусть он не сделал ничего выдающегося, но он также и ничего ужасного не совершал, самое большее, склонен за юбками бегать и развратничать, не похож на глупого запутавшегося невежественного чиновника или на того, кто перо вырвет у пролетающего гуся (7)».

 

«Только это?» - Дуань Байюэ сел за стол.

 

«Есть еще кое-что, в городе из нескольких семей главы – все взрослые крепкие мужчины

– отправились вроде бы в предместье, домашним сказав, что собираются заняться Большим Делом, и вот уже года два-три как не возвращаются», - сказал Дуань Нянь. -

«Лишь постоянно с оказией деньги передают для своих семей, и немалые; все соседи наперебой, беспрерывно с завистью семьи те расспрашивали, но ответов не добились, и слухов об этом ходит немерено».

 

«Большое Дело», - Дуань Байюэ потер подбородок. - «Все работы по реконструкции и ремонту императорского дворца в столице передаются плотниками из Даяня, какое же дело может заставить людей еще сильнее от зависти изнывать?»

 

«Продолжить расследование?» - спросил Дуань Нянь. Дуань Байюэ кивнул.

Дуань Нянь, получив приказ, уже вознамерился было уйти, как вдруг его окликнули:

«Отправляйся домой и скажи Учителю и Яо-эру, что, возможно, я смогу вернуться не сразу, а лишь спустя какое-то время».

 

«Учитель Нань просил передать несколько слов через вашего покорного слугу», - сказал Дуань Нянь. - «Пусть князь смело, не стесняясь вне дома остается, коль странствовать нравится – так пусть гуляет себе, не торопится (8); и года три-пять может не возвращаться и на нас положиться – все как нельзя лучше для всех будет; да хоть лет восемь-десять с тем же успехом.


Дуань Байюэ: "........... "

 

Что он имеет в виду - коль странствовать нравится – так пусть гуляет себе, не торопится.

 

В поместье Синань Нань Мо-е кормил насекомых Дуань Яо.

 

«Учитель», - Дуань Яо подошел к нему и присел на корточки. - «А любимый человек старшего брата – какой он?»

 

«Мал ты еще во взрослые дела нос совать», - Нань Мо-е покачал головой. - «Иди вон с грязью своей забавляйся».

 

Дуань Яо снова спросил: «А он красивый?»

 

«Красивый», - небрежно ответил Нань Мо-е. - «А ежели кто осмелится сказать, что он некрасив, то, чего доброго, и голову отрубить может».

 

Дуань Яо от потрясения вытаращил глаза и раскрыл рот.

 

Его старший брат что – ослеп, раз способен любить такого злодея, свирепого и жестокого?

 

Через два дня Сюй Чжицю открыл тайник, но стоило ему выдвинуть ящики, как вниз посыпалась древесная труха. Сюй Чжицю внимательно осмотрел все – немало древесины изъедено до дыр, и поэтому он со всей быстротой отправил посыльного мастера найти.

 

Дуань Байюэ прислонился к верхушке большого дерева во дворе и смотрел, как личный помощник ведет Тянь Юя прямо в кабинет.

 

«Посмею уведомить уважаемого чиновника, все вышло так потому, что долгие годы не принимались меры предосторожности против насекомых-вредителей; вот термиты ящики и облюбовали», - Тянь Юй все внимательно осмотрел, а после сказал. - «К счастью, повреждена лишь часть потайных полок, их можно починить самое большее за полмесяца».

 

Сюй Чжицю кивнул и лично наблюдал за ним все время, пока мастер рисовал чертеж, после - совместно с ним вышел за дверь.

 

Ночью Сян Ле проник в маленький двор, сделал копию чертежа Тянь Юя и принес его на почтовую станцию.

 

«Тайников и правда немало», - сказал Чу Юань.


«Неважно сколько их», - Дуань Байюэ забрал чертеж у него из рук. - «На пару дней, самое большее».

 

Чу Юань кивнул в знак согласия.

 

«Хочешь – вместе пойдем?» - прежде чем выйти за дверь, внезапно спросил Дуань Байюэ.

 

Чу Юань был озадачен: «Эм?»

 

«Ночное расследование и поиски спрятанного, хочешь пойти?» - Дуань Байюэ протянул ему руку. - «Это очень весело».

 

Чу Юань: "........ "

 

Честно говоря, он никогда не думал, что такие вещи можно делать самому.

 

Однако, именно потому, что он никогда не делал этого раньше, он чувствовал, что нет никакого вреда в том, чтобы попробовать.

 

И вот мгновение спустя евнуха Сыси позвали в комнату.

 

«Куда Ваше Величество и князь Синаня желают пойти?» - увидев уже полностью одетую пару, евнух Сыси был в недоумении.

 

Дуань Байюэ непринужденно ответил: «Любоваться пейзажем». Чу Юань: ".............. "

Любоваться пейзажем – вот и хорошо, любоваться пейзажем – вот и ладно. Евнуха Сыси внезапно осенила мысль и настигло прозрение, и он, довольно посмеиваясь, начал строить догадки, глядя на двух людей, покидающих дом.

 

Глубокая ночь – холодное время; пока они шли по тихой длинной улице, Дуань Байюэ спросил: Не замерз?»

 

Чу Юань одним прыжком взобрался на верхушку дерева и приземлился прямо в середине двора местного Управления.

 

Дуань Байюэ с невозмутимым лицом опустил уже протянутую руку.

 

Во дворе было очень тихо, и кабинет не заперт. Хотя здесь не было свечей, но и света луны было достаточно, по большей мере. Действуя согласно чертежу Тянь Юя, Дуань Байюэ очень быстро взломал замки и вытащил ящики тайников один за другим.

 

Бумага внутри книг была вся покрыта пылью, очевидно, что их не трогали годами.

 

«Летопись округа и префектуры сорокалетней давности, боюсь, что ее оставил кто-то из


предшественников», - сказал Чу Юань, прочитав пару страниц. - «Похоже, эти бумаги не имеют отношение к Сюй Чжицю».

 

«Поскольку это ночное расследование и поиски спрятанного, естественно, спешка тут ни к чему», - сказал Дуань Байюэ. - «Здесь, по крайней мере, семь-восемь десятков тайников, и каждый из них один за другим нужно обыскать и содержимое просмотреть, только тогда можно будет выводы делать и окончательное решение выносить».

 

Чу Юань вытащил еще один ящик; несколько крупных тараканов хлынули оттуда и чуть не пробежали по его руке; он инстинктивно сделал шаг назад.

 

Дуань Байюэ покачал головой, протянул руку и осторожно закрыл ящик перед ним: «Тут грязно, я сам».

 

Два человека стояли очень близко друг к другу, настолько близко, что они, казалось, способны были почувствовать дыхание друг друга. Шею Чу Юаня словно обожгло, он смотрел в его подобные утренним звездам улыбающиеся глаза, и был захвачен ими. И вдруг ни с того ни с сего разозлившись на себя, он решительно повернулся к Дуань Байюэ спиной и занялся ящиками с другой стороны.

 

Дуань Байюэ поднял бровь, но так ничего не сказал, вытаскивая следующий ящик.

 

В комнате стало тихо, мельчайшие пылинки танцевали повсюду; кончик носа Чу Юаня вскоре покраснел. Краем глаза Дуань Байюэ заметил, что тот хочет чихнуть, но сдерживается, чтобы не издать ни звука; и похоже, что ему нехорошо. И только-только он подумал о том, чтобы отвести его обратно, - Чу Юань как раз открыл бухгалтерскую книгу и, по-видимому, что-то нашел.

 

«Что там?» - Дуань Байюэ подошел к нему.

 

Чу Юань указал ему присмотреться; бумага очень новая, кажется, что ей и пары лет нет, исчерчена странными причудливыми символами, и не понять, что они значат.

 

«Если не пытаться разгадать слова, как думаешь, на что похоже?» - тихо спросил Чу Юань.

 

Дуань Байюэ снова взглянул на бумаги и высказал догадку: «Счета (9)?» Чу Юань кивнул.

«Личные тайные незаконные счета Сюй Чжицю?» - Дуань Байюэ щелкнул языком. -

«Похоже, у этого правителя области есть склонность не только за юбками бегать и разврату предаваться».

 

Чу Юань спешно еще раз окинул взором открытую страницу, стараясь запомнить все, что только возможно. Край неба уже посветлел, и им не стоило здесь больше задерживаться.


Дуань Байюэ сказал: «Пойдем; если захочешь еще раз взглянуть, мы может прийти сюда завтра вечером».

 

Чу Юань кивнул, осторожно и внимательно поставил все на свои законные места, и тем же путем вернулся с ним на почтовую станцию.

 

Евнух Сыси, что как раз дремал в боковой комнате, заслышав шорохи, со всей быстротой принес горячую воду и спросил, не нужно ли еды подать. В конце концов, император пробыл вне дома всю ночь напролет, и кто знает, чем занят был, так что может - он проголодался.

 

Чу Юань покачал головой, не потрудившись и слова сказать, поспешно достал бумагу и кисть и стал один за другим вычерчивать символы, как они были.

 

«Если это действительно всего лишь измененные иероглифы, то их еще можно будет разгадать», - Дуань Байюэ встал позади него и взглянул. - «Однако если Сюй Чжицю сам придумал эти каракули, боюсь, нам придется начать с чего-то еще».

 

«Раз есть бухгалтерские книги и счета – значит, есть налаженное дело», - сказал Чу Юань. - «Но, если вспомнить о том, что люди днем говорили, он вроде бы втайне, незаконно, не открывал магазина в частном порядке. К тому же, даже если он и в самом деле нарушил установленный порядок и занялся торговлей - в Даяне можно промышлять и на жизнь зарабатывать исключительно работой плотника или резчика. Выдающийся крупный императорский чиновник, сын главы известного знатного рода – да быть такого не может, чтобы он всего лишь хотел тайком, незаметно, украдкой немного мебели продать.

 

«Чужая душа - потемки, так что все пока вилами на воде писано», - Дуань Байюэ передал ему маленький пузырек. - «Понюхай, это очистит твой нос».

 

Чу Юань: "....... "

 

Глядя на его покрасневший кончик носа, Дуань Байюэ вздохнул: «В следующий раз, если снова потребуется тайно что разузнать, мы пойдем в чистое место».

 

Как только Чу Юань выдернул пробку, сильнейший запах приправы вырвался наружу.

 

- «Апхчи!»

 

«Айо», - евнух Сыси тут же спросил снаружи, - «Его Величество простудился?»

 

«Ничего подобного», - у Чу Юаня навернулись слезы на глаза и голова закружилась, но нос его действительно прочистился.

 

Дуань Байюэ усиленно пытался не рассмеяться.


Чу Юань махнул рукой и выгнал его.

 

Мгновение спустя евнух Сыси принес горячую воду и, умываться помогая, добавил, что утро почти наступило, поэтому князь Синаня не стал возвращаться в гостиницу, а занял пустую комнату по соседству.

 

Чу Юань: "........ "

 

 

Дуань Байюэ лежал на кровати, заложив руки за голову, и слушал звуки из соседней комнаты.

 

Слабое журчание и плеск воды, шелест постельного белья и шорох откинутого одеяла, звуки заложенного носа и чихание.

 

Разделенные лишь тонкой деревянной стеной, так близко, как будто они лежат вместе. Дуань Байюэ улыбнулся и мирно закрыл глаза.

 

 

(1) «…мелкий преступник…» - pǐzi [пицзы] – на русский переводится как «хулиган», но на анлейт есть вариант перевода «гангстер», который мне кажется более точным (от англ. gangster - бандит, gang - шайка, банда). Термин «гангстер» используется главным образом в отношении членов преступных организаций в США, Италии, Мексике, Японии, Китае, и других странах. Гангстеризм (мафия) в широком смысле слова синоним организованной преступности в США и других странах. Изначально группировки возникли в связи с Сухим законом в США в 1919 году и контролировали черный рынок алкоголя. Со временем возникло многоженство банд, которые отвечали за разные сферы, например, продажу наркотиков, оружия, проституцию и так далее. Группировки постоянно воевали друг с другом, стремясь стать главными. На настоящий момент под гангстеризмом понимается преступная деятельность, выражающаяся в насилиях, убийствах, запугивании, вымогательстве и подкупе государственных чиновников и партийных функционеров в целях обогащения членов 'синдикатов' организованных преступников. Существовала у гангстеров и некая иерархия, которая помогает узнать, какими полномочиями обладает каждый участник.

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.031 с.)