ТОП 10:

Ущербных в своей неполноте я назвал мутантами. В однобоком миропонимании или функционёрстве они потеряли часть человеческих качеств.



Вот, что показал эксперимент. Животным, растениям и микроорганизмам была нанесена ущербность. Когда пространство было наполнено животворным, для их собратьев, комплексом полей, мутанты погибли.

Ущербные люди патологически прикрывают свою неполноту перекошенными человеческими ценностями. В этой патологии они раздувают страсти до такого размера, когда мутировать под них начинают ранее полноценные люди.

И всё же страсть мутантов стимулирует полноценных людей к созиданию, с целью выровнять этот перекос.

Так мы развиваемся в размахе полноты за счёт патологии ущербных.

Нет иных средств борьбы с мутантами, кроме недосягаемого для них уровня!

Бесполезно бороться с ущербными их средствами гигантского увеличения силы, ценностей, страстей. Бессмысленно противостоять им их же приёмами и силой. В патологии они могущественны и сильны.

Наша сила в созидании гармонии там, где ущербные создали гигантский перекос.

Бесполезно призывать мутантов к умеренности, к духовности, к любви. Ущербным наплевать на то, что вне их инстинктов. Их удел в дармоедстве. Их даровитость и талант - в создании экологического, ценностного, духовного перекосов за счёт патологического ограбления ближних и насилия.

Как тьмутаракань боится белого света, так ущербные мутанты бессильны в недосягаемом для них гармоничном созидании.

Созидание возможно лишь на полноте.

Я выражаю глубочайшую признательность своим недругам. Это они стимулируют нас к постижению и гармоничности. Правда, это не означает, что они не заслуживают презрения…

Моя признательность – ущербным мутантам. Это они задают тон в размерах жизнеутверждающих сил на наше время и в новую эпоху.

Слава мутантам и позор им! Это они оттачивают в нас мудрость, как клинок чистится песком и илом. Не всегда грязь бесполезна.

Мир и любовь вам, созидающим жизнь и гармонию! Становитесь мудрыми под каменным топором мутантов.

В вас источник жизни.

Есть два пути к совершенствованию себя. Однако необходимо знать, что совершенствование идёт пропорционально свойствам адаптации.

Что будет, если адаптация отсутствует? Человеку не дано даже сохранить себя при этом. Сохранение это и есть смерть. Однако всему есть мера.

Итак, о двух путях…

Органы непосредственного восприятия противоположны по свойствам уму. Зрение, слух, обоняние, осязание, вкус, телесность всегда мгновенные. Повернул голову, и тут же картинка сменилась.

Ум, напротив, имеет дело с сохраненным материалом. Были события, будет о чём говорить. Нет ума на не свершенные новые события. Ум исходит из прошлого опыта. Нет ума вперёд. Нет знаний вперёд. Знания всегда вчерашние. Тут и наступает конфликт. По свойствам ум и органы непосредственного восприятия диаметрально противоположные. Ум живёт на ушедшем и свершившемся, а органы восприятия на мгновенном. Если в зрении будет сохранение, то человека считают больным. Если в уме нет сохранения, то человек не имеет памяти, то есть болен. Для органов восприятия сохранение губительно. Для ума сохранение единственная основа. Для органов восприятия мгновенное – единственное условие существования. Для ума это свойство губительно. Итак, в инструментах сознания мы имеем две противоположные основы.

Это и есть два противоположных пути к совершенствованию.

Нужно сразу чётко осмыслить, что два пути не совместимы. Или вы развиваете себя на базе органов непосредственного, или на базе ума.

Можно, развивать и то и другое, но с чётким выключением одного из инструментов в момент свершений.

Ещё одно правило: нет адаптационных свойств, нет развития.

Какому из этих противоположных путей присуща только адаптация? Органам мгновенного существования, то есть зрению, слуху, обонянию, осязанию, вкусу, телесности. Представьте себе, что аромат уже ушел, а у вас он ещё есть в обонянии. Представьте себе, что картинка сменилась, а у вас ещё стоит в глазах предыдущая. Адаптация – это реагирование на снятие предыдущего.

Теперь об уме. Ум не обладает талантом к адаптации. Именно по этому можно услышать: «Кто же так поступает!?», «Не правильно», «Ошибаешься». Здесь сразу виден абсурд с позиции факта. Раз человек совершил поступок то факт свершения уже явился.

О чём говорят, когда требуют правильности? О неизменяемом.

Неизменяемость противник мгновенному, изменяемому.

Однако ум должен изменяться…но, в себе.

Теперь отметим, что ум живёт изменяемостью в себе, но останавливает процессы внешнего мира.

Наблюдательный человек заметит, что, наоборот, если изменяется внешнее, то ум выключается. Восхищённый человек не способен теперь же мыслить. Нужно, чтобы восхищение ушло.

Итак, или вы изменяетесь во внешнем мире, или во внутреннем мире ума. Одно останавливает другое.

Чем больше совершенствуется человек в уме, тем больше он отключается от внешнего мира, тем больше появляется у него свойств законсервировать его.

В чём выражается эта консервация непосредственного мира умом?

Ум начинает претендовать на действительное. Вот почему любой политик опирается на слова так, словно это действительное. Так начинается словоблудие вместо фактов. Явившийся факт можно видеть, можно его пощупать. Слова как были свидетелями ушедшего опыта, так и остаются ими. Но какое лукавство! Прошлый опыт выставляется в словах как будущее.

Отчего этот абсурд?

Во внешнем процессе событий существует повторяемость. С позиций ума это и есть стабильность.

Ну, вот. Мы и пришли к тому единственному инструменту, за который цепляется любой политик. Нет у них ничего иного. Слова, слова, слова,…

Именно в конструкции слов мера. Это касается и индивида.

С момента меры в каждом человеке начинается борьба с самим собой. На первом этапе жизни изменяемость, сопровождается повышенной адаптацией. Идет развитие. На втором этапе адаптационные свойства вытесняются стабильностью. Мир ума торжествует.

Стабильность ведет к окостенелости. Человек стареет.

Точно так же стареет государство.

Итак, проблемой становится ум. Но не всегда же он ведет к деградации?! Да, в пределах меры ум нес созидательность. Благодаря уму мы улучшаем стабильность условий существования.

В чём же мера ума?

В его законах. Их считанное количество, которое можно ещё значительно сократить словом «Двухполярность».

Уже была тема о «расщеплении» одной из двух противоположностей. Для примитивного ума или «добро», или «зло». Здесь одно исключает другое. Так называемый, закон «исключенного третьего».

Однако из жизни каждый знает, что есть два полярных состояния у человека. Можно словами взбодрить, а можно добить окончательно. Следовательно, у интеллекта есть две направленности. Одна в пользу жизни, другая – против. Следовательно, интеллект, имея отрицательную сущность по отношению к действительному, закладывает двойственность в свои построения или категории.

С этих позиций слово «добро» ничего не значит. Оно может носить как созидательный, так и разрушительный характер. «Добро» относительно чего? Каждый человек борец за справедливость. Каждый прав. Но куда направлена эта «правота».

Вы, наверное, заметили, что все без исключения дела начинаются во имя добра? Женятся для лучшего. Обучаются, полагая лучшее. Начинают дела, для улучшений. Рожают детей для прекрасного. Образуют сообщества для укрепления. Меняют систему государства для лучшего будущего. Откуда же тогда берется зло!?

Зло никто не планирует. Не ради зла знакомятся перед свадьбой. Не ради зла дают советы. Не ради зла приобретают профессии…

Откуда оно взялось?

Ответ прост. В примитивном мышлении не учитывается направленность «добра». «Добро», направленное на отрицание порождает зло. «Добро оно и есть зло в себе», - сказал бы Гегель. Каждый родитель несёт добро своему ребёнку. И, вдруг, получает резкий ответ, грубость, сопротивление. Следовательно, в этом искреннем добре родителей было отрицание.

Но, Гегель не учёл психологию созидания. «Добро», направленное к жизненности, не несёт в себе отрицание.

Точно так же относительно «зла». Сказать «зло», означает ничего не сказать с точки зрения процесса жизни. «Зло», в котором заложено отрицание, остаётся «злом». Часто можно заметить, как кто – то делает замечание другому человеку со скрытым отрицанием. Встречно будет сопротивление или раздражение. Замечание, здесь, несёт зло. Казалось бы, человеку даётся рекомендация. Благодарить, а не раздражаться нужно на это.

Но как быть со «злом», в котором заложена направленность к созиданию. «Зло оно и есть в себе добро», - сказал бы Гегель.

Бывает, что кто-то делает замечание, то есть отрицает. Отрицается ваш поступок. Отрицается, следовательно, ваша состоятельность. Но появляется чувство благодарности за подсказку. Здесь, отрицание несет добро.

Так мы подошли к теме о важности аккуратного обращения, как с «положительным», так и с «отрицательным».

На положительное реагирование рассчитывал я, когда написал монографию «Кризис науки». Почему? В случае позитивного реагирования на подсказку, к этому отрицанию отнеслись бы доброжелательно. Именно это бы характеризовало науку как находящуюся ещё в созидательном развитии. Но тогда произошел бы парадокс – кризиса науки нет!

В случае отрицательного реагирования на «Кризис в науке», я попаду в опалу. Такое отрицание возможно лишь в уверенности учёных, что кризиса нет. И здесь противоположный парадокс: отрицая подсказку, они подтверждают её истинность!

Гонением, которому подвергся я, было подтверждено, что наука пришла к кризису.

Увидев, что государство стало заболевать, я написал центральному руководству об этом. Признаюсь честно, что всякий раз я делал подобное не очень с большим удовольствием. Почему? Вспомните логику с «Кризисом науки». На мою подсказку и теперь обрушился шквал истребления меня же. Логика та же: если я права, то, уничтожая меня, они подтверждают мою истинность. Значит, государство заболело. Оно стало тонуть и множить грязь. Истинность моя была подтверждена. Но радости здесь мало. Отсюда выводим ещё одно правило: не каждая победа имеет положительный результат. Я победил в истине. Правительство Брежнева и Горбачёва победило меня. В результате государство погибло.

С другой стороны. Что было бы, если бы проиграл я, то есть оказался бы не прав? При отсутствии болезни государства правительство было бы в созидательности. Тогда я не прав. Поощрив меня за искреннее беспокойство о государстве, правительство не стало бы меня побеждать, но государство оказалось бы в процветании. Ещё одно правило: не всякий проигрыш ведет к поражению.

Здесь, логику «отрицания» я привел в двух примерах, с результатами: созидательном и разрушительном. Как видите, мышление не бывает философическим. Оно действует в реальности. Оно не безобидное. В результате болезни государства развилась всякая гниль. В итоге нарастал геноцид до уровня тупого и злостного уничтожения производителей.

Впрочем, нет темы обо мне. Сделайте пробу сами. Ближнему своему возразите, или сделайте замечание. Это отрицание. Но я употребил слово «ближнему». Оно предполагает единение. Единение, как, например, семья, не бывает для одного. Теперь наблюдайте. Если последует отрицание, то единение этим исключается. Именно таки живут в семьях одиночки. Именно так имеют «друзей». Семьи здесь нет, как нет и друзей. Совет, или замечание может быть учтено молча. Но в любом случае последует доброжелательность. В этом случае отрицание работает на сближение, на единение. В единении правдивость одного означает разрушение этого единства. Доброжелательность будет и тогда когда ваш друг с вами не согласен.

Вот так, предложение, или совет, или высказывание своего мнения являются всякий раз «пробным камнем» проверки; действительно ли вы в семье, или с друзьями.

Еще большая обречённость падает на лидера. Назначение лидера в группе, или государстве одно - сохранять единение. Он лишается удовольствия раздражаться, становиться на чью либо сторону среди ссорящихся. Он обречен, искренне благодарить за каждое замечание. Поэтому брань руководителя это симптом «тонущего корабля». Лишь одиночка получает удовольствие навязывать своё мнение, отстаивать свою точку зрения, спорить, доказывать. Отрицая отрицательное, он проявляет себя как разрушитель единения.

Парадоксы я выделил не случайно. «Отрицание» несёт в себе парадокс его подтверждения. Если это так, то оно истинное. Мы вновь приходим к правилу: не всякая истина позитивная. Не торопитесь призывать к истине.

В этих примерах мы добрались до «добра», до «положительного». Но, сперва осмыслите, что, несмотря на несметное разнообразие, всё сводится к простому в поведенческих реакциях: или к доброжелательности, или к отрицанию. Почему?

Ум, как сито, сортирует всё на два вида: «положительное» и «отрицательное». К «положительному» отойдут: успехи, друзья, любовь, радость, счастье, здоровье… К отрицательному отойдут: неудачи, враги, раздражение, несчастья, болезни…

Много написано и многое говорится, но всё будет в простоте. Поэтому, ум мутантов опасен тем, что достаточно обосновать и уничтожение оправдано. Искренне уничтожали фашисты. Искренне уничтожают сегодняшние СС свой народ. Не потому, что им кушать нечего. Они обосновали построения в своих мозгах к уничтожению. Нацисты при этом распевали радостные песни. Торжественно провозглашают и сегодняшние террористы себя. Догадались? Террор имеет два вида.

 

1.3. Виды террора.

 

По принятому мышлению, террор относят к бандитизму специального вида. Шантаж, запугивания, убийства носят назначения подчинить своему мнению или образу жизни других людей определяют террор.

Когда семья здорова и находится в единстве, то терроризирование, со стороны кого бы то ни было, исключается. Лишь в заболевшей развалом семье, или государстве наступает террор.

Сделайте пробу, начните, хотя бы мягко, терроризировать своих детей. Догадались? На ваш террор последует гнев ваших ближних. Если вы «допечете» их до меры то встречно получите то же самое, но в примитивном виде; у вас же власть и сила. Поэтому, террор начинается со стороны патологически больного самомнением или человека, или правительства, или государства. Террор, как вид отрицания, исключает единение. Назовём такой террор «классическим». Во - первых, он безнаказуемый и «правильный», то есть обоснован, а затем подтвержден превосходством силы. Во-вторых, он изначальный, с позиций нарушения договорного единства. Вспомните террор НКВД, террор «психушками», террор завоевателей. Такой террор сами террористы не декларируют.

Встречный террор назовем «наивным». Во-первых, он представляет реакцию на насилие. Во - вторых, здесь нет силового преимущества. Поэтому этот террор декларируется.

Террор разнообразен по месту применения. Диссидентов терроризировали «психушками» не за действия, а за иное мышление. В «красном» терроре применяли насилие за образ существования.

Инквизиция терроризировала за миропонимание и мировосприятие.

По каждому времени и месту свой террор. Изначально он всегда «классический», то есть исходит от того, кто угнездился или в обществе, или в силе.

Опять мы находимся в мире ума. Для террора нужно обоснование. Когда теологи оторвались от религиозного чувствования, то появилась инквизиция на обосновании «слова божья». Когда фашисты обосновали превосходство нации, то родился геноцид.

Посмотрите даже на небольшую группу людей. Как только появится «праведник», то тут же следует терроризирование тех, кто ему не угождает. Это вам ещё один урок по поводу «добра» и «истины». Их обоснованное торжество сопровождается силой. Кто не искусится не употреблять силу!? Это протекает вне осознания, хотя базируется умом.

Террором увлеклись даже в науке.

Следует отличать террор от репрессий. Когда массы введенного в гнев народа выбрасывают вон своих насильников, то террором это не называют. По определению террор принадлежит не массам, а шайке. Кто избирал Брежнева? Какое всенародное движение он возглавил? Кто избрал и поставил во главе всенародного движения Горбачёва? Даже Ельцина избрали не по тем свойствам, которые можно переносить на расправы танками. Это то же самое, что избрать политика, а он будет диктовать, как правильно писать стихи, или музыку.

Обязательно нужно помнить, что развитие и созидание исключают террор.

Террористам Брежневу и Горбачёву тут же нашлись в соответствие террористы академики и прочая компания в науке. В науке репрессий не бывает. В их распоряжении не было СС, но правители чутко относились к источнику методов и средств. Они оберегали мутантов от науки. Разве сами они разработали бы химическую мерзость, или бактериологические средства для терроризирования народа? Откуда у СС знания по химии и микробиологии?!

Напомню, что «классический» террор не декларируется, то есть ведется как само собой разумеющиеся.

Итак, мутанты-учёные… Их антигуманные методы и средства, должны стать для человечества на особом счету. Это – мутанты номер один. Они коварнее, так как склонны к действиям в реализации варварских идей. Дети для них существуют только собственные, чужих детей они склонны калечить. Впрочем, они спрятались за абстракции. Наука это «прогрессивный» мир знаний, так сказать. Видите, как провозглашается аксиома превосходства? Здесь светится праведность, а, значит, жди силу, то есть насилие.

Общающиеся со мной привыкли к моим наблюдениям, а затем поиску истоков. Это было своего рода осмысление задач. Я продолжал часто использовал возможность для бесед. Мне нужно было это для проверки мира ума у других людей. Различают ли они? Заодно осуществляется поиск на адаптацию мышления. Кроме того, «отрицательным» я фильтровал людей. Могли «приклеиться» критиканы, те, кого обделили, те, которые злодеи по своей сущности. Они чувствительны к любому отрицанию. Инстинктивно они чувствуют, что при объединении появится сила. Их обошли в дележе. Вот если бы делёж был «правильный», то есть в их пользу… А дальше понятно, что террором они займутся обязательно.

- Нарастание чванливости «благодетелей», решивших облагодетельствовать мир, понятно: сначала случайно они нащупали синхротронное излучение в укорителях, а затем перешли на голограммы в виде НЛО. Изыскания перевесились к выборочному поражению. Может показаться, что в науке по - прежнему идут созидательные изыскания. Но неужели те, кто разрабатывает вирусы и «химию», до такой степени безмозглые, что не соображают об их назначении не для войны? Меня более всего интересует та линия, которая докатилась до истязания детей руками спецслужб. Им нужен экспериментальный материал по воздействию на человека всех возрастов. Объединяют весь этот комплекс мутанты, окончательно выжившие из здравого ума и человеческих качеств. Смотри, как умело сконструировали: электромагнитные волновые и лазерные голограммы «НЛО», уфология в качестве прикрытия галлюцинаций у, выбранных спецслужбами жертв, для экспериментов, раздувание у несчастных людей ажиотажа контактёрства.… Сколько покалечили людей!

- Для чего нужна массовость в экспериментах? – удивился Александр Макаров. – Кому это надо?

- Ставится двоякая цель: управление людьми в группе и человеком отдельно. Если групповой эксперимент, то заключенных будет не достаточно.

- Население подразделяется на женщин, мужчин, детей, стариков, людей разных темпераментов и склонностей.

- Да. Поэтому нужна огромная масса для набора материала для математической достаточности. Впрочем, это уникальные эксперименты и в другом смысле.

- Каком?

- Они должны быть в динамике.

- Как это понимать? – приняла участие в разговоре Татьяна.

- Помнишь концепцию СС о «агентах ситуации». Как поведёт себя группа людей, обработанных ночью химической мерзостью, никто не знает. Можно лишь предполагать. Эти же люди должны ещё работать, то есть кормить дармоедов, экспериментирующих на них.

- Ты же говорил, что к войне это не пригодно.

- А к «перестройке»?

- Иными словами, ты хочешь сказать, что перестройка велась специальным разжиганием страстей.

- Одних нужно было разжечь, а других покалечить.

- Поэтому насилие коснулось даже домохозяек.

- Да. Ты помнишь, как злится человек, обработанный мышьяковистыми соединениями?

- На себе испытала.

- Тебе повезло, так как ты знала причину раздражения. А в семьях, а в коллективах, а на демонстрациях? Общий протест- это тоже инструмент.

- А если нужно остановить возмущение?

- Тогда применяется кислотообразующая аэрозоль. Организм за ночь отяжеляется. Теперь не до бузы.

- Откуда тебе это Василий известно? Ты что сам из спецслужб? – как всегда откровенно сказал Александр.

- Во – первых, я испытал всё эти мерзости на себе. Эти мутанты бесцеремонно распорядились здоровьем каждого, кого услужливо положили на «алтарь науки» шакалы-учёные и мутанты из спецслужб.

- Ну а теперь? Вроде бы времена другие.

- Эта затея будет нравиться любому очередному мутанту. Ты думаешь, что стоило провозгласить «демократию», как мутанты тут же сразу издохли?

- Я так думать не могу.

- Вот именно. Что касается их, то именно теперь возможна полная бесконтрольность. Экспериментируй, сколько хочешь. Народ обалдел от «демократических преобразований». Дай бог выжить каждому.

- Размах экспериментирования на людях и геноцида разлился по всем регионам. Что ты собираешься предпринять? – спросила Татьяна и перепрыгнула через сияющую на солнце лужу. Только что прошёл ливень.

- Их нужно остановить. Они свыклись с мыслью быть безнаказанными вершителями судеб. Они мечтают о лаврах, торжестве и почестях. Нужно показать, что при таком варварстве на них плевать будут их собственные внуки. Не дать им списать на безликость, как списали злодеяния НКВД и КГБ. Они устроили геноцид тайно и более страшный, по размаху, чем сталинские репрессии и гитлеровские концлагеря вместе взятые. Мы не дадим мутантам затушевать свои деяния и предстать перед лицом околпаченного народа «героями», - взял я в шутку возвышенный тон.

- Для их разоблачения нужно, чтобы у народа были специальные знания, - усомнилась Татьяна.

- Или авторитетные сведения, - прервал я её. – Вот для чего я согласился стать президентом международной ассоциации. Теперь у меня есть секретные материалы. Вот для чего я согласился в Генштабе провести демонстрацию многополярных приборов на базе Военно-воздушной академии им. Ю.А.Гагарина. Мне нужны достоверные протоколы авторитетных экспертов. А то, что Генштаб предложил кафедру космонавтики, усиливает авторитетность.

- А мне показалось, что ты «клюнул» на провокационные слухи об отсутствии у тебя приборов и что ты блефуешь. Я думала, что ты решил рассеять провокации КГБ.

- Провокационные слухи меня мало волнуют, а вот то, что учёные и служат геноциду и экспериментируют на не подозревающих беду людях, говорит об их слабоумии и скудных результатах. Здесь поймался не я, а они в своей жажде владеть. С лабораторных позиций многополярности, всё, чем они владеют, представляет детский лепет. Грандиозно вся их стряпня выглядит только в их собственных глазах. Как называлась легенда прикрытия всего этого?

- Феникс.

- Даже чудесное слово опаршивили.

Осмысление фактов.

Личный опыт и знания о тайных исследованиях у меня уже были к июлю 1989 года. Стало понятным, что задействованы большие силы. Однако не верилось, что в стране уже зрело, работает мафия мутантов-учёных со своим слабоумием, но яростной жадностью и всепожирающей завистью. Я уже понимал, что кое-какие учёные пригрелись в шайке и чванливые новоиспечённые Оппенгеймеры объединяют их и уничтожают свидетелей и таланты. Для них у спецслужбы воровали всё. Не давал и я им покоя, хотя никогда не выпячивался. Как они обнаружили мои изыскания? У меня к многополярности не было и близко одобренных и плановых научных тем. Не смейтесь, научные темы уже планировались. Это могло звучать так: « в первом квартале открыть теорию относительности». Не забывайте, что у власти был бездарь, который насадил везде блатных «по образу своему и подобию», то есть тоже бездарей. Но был где-то шкурник, который выследил мои исследования. Иначе меня оставили бы в покое, когда я сбежал учительствовать в заброшенное село Архангельское.

В состояниях, натренированных ещё раньше в Тянь Шань, я приходил к осознанию своего нового качества: предстояла схватка с этими мутантами. Если у меня хватило духовных сил подняться над трясиной двухполярных понятий, то вступить в схватку с мутантами, не имея ни заготовленных методов, ни соратников, можно было только на основе ещё большей силы духа. И никаких эмоций! Каждый шаг как на заминированном поле: вслепую, когда удары наносятся тайно, скрытно не со стороны одиночки, а целой шайки. Мне вспомнился фильм по искусству боевого единоборства, когда соперник подло распылил в глаза герою фильма ослепляющий порошок. Последовала растерянность, затем раздался страшный крик. Герой фильма основную часть боя выиграл вслепую. Разница было лишь в том, что меня подло избивала преступная шайка. Разница была ещё и в том, что шайка спряталась за спиной КГБ, ФСБ, прокуратуры, МВД, медицины, санэпидемслужб, президента.

* *

*

- Мартина Виденгрена избили пограничники. Он сейчас в больнице, - сказал взволнованно консул по Научно-техническим делам посольства Швеции, Пэр Шостедт Улоф.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.027 с.)