ТОП 10:

Чтоб детей для жизни уберечь.



О, Вселенная, прости меня, прости…

- Ты что-то сказал? – спросила на улице Татьяна. Видно, я произнёс последнюю фразу песни вслух.

- Когда ты ходила в Комитет по организации государственного переворота, уменьшились ли дозы летучих ядов? – спросил я её вместо ответа.

- Осталось всё как было. Как ты думаешь действовать на предложение Игоря? – спросила Татьяна и в её голосе прозвучало желание уехать, сбежать от этой оборзевшей шайки. Однако в интонациях голоса слышался не страх, а презрение.

- Я думаю, что переворот совершить особых проблем нет. Тем более что руководство КГБ и его шеф Крючков представляет часть основного костяка мутантов. Однако у власти они не продержатся и неделю. Меня интересует другое: какие фамилии тебе были названы по линии экспериментирования с новыми видами энергии? Эшелон прикрытия вида Анатолия Акимова и Александра Ивановича Суптели отбрось, - я повернул тему в сторону мучающего меня вопроса: где засели те, чьей волей вершится геноцид?

- Я бы выбрала Бакланова, Велихова и ещё прозвучала фамилия Вольского, - задумалась Татьяна.

- Особо обратите внимание на эти личности. Их фамилии проходит рядом с Андроповым и Горбачёвым. Андропов с Чебриковым зачинатели зверств от КГБ. Нужно выявить сегодняшних. На прежних у меня есть списки из секретных отделов. От науки были и теперь должны быть «духовные» вдохновители, то есть зачинатели зверств от науки. Те, кто обосновал антигуманные методы и разработал средства, должны стать для человечества на особом счету.

 

* *

 

 

*

 

- Извините, что обеспокоили Вас, - сказал Сергей, предлагая мне сесть, - У нас некоторые сложности. Скорее это по этической части. Почти все в службах, которые Вы называете СС, кадровики. В иных силовых структурах тоже кадровики. Они давали присягу…

- Кому?

- Народу, государству.

- Вот видите, вопрос исчерпывается быстро и просто.

- Это Вам так кажется, - сказал новичок, но тоже видно что из каких-то служб, - Всё значительно сложнее. Ельцин тоже из коммунистов.

- С таких позиций вы действительно никогда не разберетесь. Смотрите по свойствам, по качествам, по делам. Причём здесь профессия или партийная принадлежность.

- Привычки. Нас воспитали служить народу, а, следовательно, беспрекословно подчиняться руководству.

- Что же теперь?

- Всё перемешалось. Идёт борьба и в руководстве, и в «органах».

- Свои обязанности мы вынуждены исполнять, но как? - вмешался Дима.

- Да. Преступность не только уменьшится, но и будет расти до таких размахов, что вы будете потрясены, - подтвердил я.

- Почему, расти?

- Это заложено в самом стиле государственности нового образца.

- Как вы это определяете, - вновь вмешался новичок.

- Это не сложно. В математике, например, изначально даётся система аксиом. Всё затем будет следствием этой системы в её развёртывании. Не будет даже вариантов. В социальном теле также заложена аксиоматика.

- Это что-то новое.

- Нужно уметь наблюдать. Вы заметили, что люди придерживаются не юридических законов, а чего-то иного, более важного?

- На все жизненные ситуации закон не напишешь.

- Я думаю и юридические законы никто, кроме вас, судей, адвокатов, прокуроров, не читает. Даже поверхностных знаний о законах нет у подавляющего количества населения. Вот и получается конфликт.

- Пробовали ввести изучение законодательства.

- Во-первых, из этого ничего не получится, а во-вторых, это вредоносная затея.

- Почему? – удивился новичок.

- Кому вы давали присягу? Народу. Насилие над духом народа будет противоречить вашей присяге. Я не случайно сказал, что народ не знает юридических законов. Тогда, по каким законом он живёт? Другое дело, что никто не изучает эти законы.

- Интересно, - сказал Николай, - Получилось, что существуют объявленные и необъявленные законы.

- Конституций тоже две. Но вернемся к народу. Выходит, что юридические законы должны соответствовать тем незримым законам, по которым рожают детей, любят, пашут землю, помогают друг другу, выносят невзгоды, проявляют благородство, ощущают Родину, испытывают дух патриотизма… Без такого соответствия народ попадет под гнёт составителей законов, а их незначительная кучка, не способная себе вырастить хлеб. Государство начнёт болеть. Виной этой болезни окажется незначительное число людей. Они, конечно, мнят, что стараются для народа.

- Теперь вводятся народные референдумы, - сказал Николай.

- Не смеши меня, Николай. Разве ты сам выявил, осмыслил те законы, которыми незримо живёт народ? Кто из пашущих землю и рожающих детей это будет исследовать? Все эти референдумы - очередная ширма. Но вернемся к конфликту. Представим, что Конституция и законы соответствуют незримым Конституции и законам. Будет недовольство в народе?

- Нет.

- Будет нарастать преступность?

- Нет. Люди же будут просто жить, как и жили.

- Я не согласен, - возразил новичок. Остальные из вновь пришедших молча слушали, - А как относительно преступников?

Первый раз за всё время мы встретились на квартире. Я был убеждён, что нас не подслушивают и не «пасут». Комната была плотно заставлена стульями. Несколько человек стояли; не хватило мест. Видно было, что все они из тех профессий, о которых говорят «специальные службы».

- Кто из людей, прежде чем совершить преступление, изучает законы? – спросил я встречно.

Присутствующие засмеялись.

- Буду считать ваш смех ответом. Тогда, на какой базе понимания рождаются преступления?

- Извращение законов.

- Каких? Юридических законов, которые преступник не изучал, или законов жизни народа, о которых не ведают законники?

- Скорее, извращение законов жизни людей.

- Для примера я взял аксиомы математики. Следовательно, в аксиомах народных законов есть «прокол». Математик никогда не придёт к противоречию. Где этот «прокол»?

- Для нас это сложно.

- Проще, значительно проще, чем изучать «высосанные из пальца» законы.

- Нелестно Вы о законах…

- Напротив. Давайте представим, что законы соответствуют тем, по которым каждый из вас рос, общался с друзьями, любил, имел цели. Трудно было бы изучать такие законы, если бы они стали юридическими? Я думаю, что вы на занятия ходили бы с восторгом. Не было бы противоречия вашего естества и осмысления его.

- Вы говорите идеально…Такое нельзя представить.

- Тогда я пошел. Что мне делать там, где уже догмы. Насколько я понял вы пригласили меня, чтобы помочь вам разобраться?

- Это так, Василий Васильевич. Продолжайте, - сказал Сергей.

- Вы заметили, что я не усложняю, а иду наипростейшим путем? Попробуйте и вы следовать своей простоте. Это значительно проще: вы были детьми, радовались, дружили, имели друзей, жили в обществе. Что проще того, что уже свершилось так, что у вас были радости. С этого наблюдения и начнём. Скажите, преступник тот , кто сеет хлеб? Может в своих условиях существования он стать преступником?

- Если не отклонится от условий.

- Я сказал «в своих условиях существования».

- Нет. Негде ему стать преступником.

- Теперь будем говорить о пасущих стада коров, или выращивающих овец.

- То же самое.

- Теперь будем говорить о людях пекущих хлеб и изготавливающих одежду.

- Это понятно.

- Теперь будем говорить о стоящих у доменных печей и станков.

- Можно догадаться, куда вы клоните.

- Прекрасно. Тогда обобщим. Созидатели, лишены шанса, стать злодеями. Они обречены, делать только добро. Я люблю говорить, что единственное «зло», которое может совершить кормилец это - не накормить дармоеда, но и этим он сделает добро.

- Можно догадаться куда вы направляете наше размышление, - сказал Сергей.

- Нет ещё рано. Есть ещё три важных момента, которые необходимо очень чётко осмыслить. Первое: без созидателей, то есть, без производящих, даже если это рожающая женщина, а не хлебороб, не только государство рухнет, но и погибнет весь народ. Почему? Потому что вторая часть населения сидят на плечах производителей. Кто эта «вторая часть»? Сюда входят все иные и преступники тоже.

- Кто эти «иные»?

- Политики, правоохранительные органы, защитные структуры, учителя, учёные, врачи, юристы и даже органы снабжения.

- Трудно с этим согласиться. Разве они ничего не делают?

- Это другой вопрос. Поэтому относительно их необходимо понять второе: они оправдывают себя только тогда, когда улучшают продуктивность кормильцев и рожающих. Они обречены на служению. Это в их же личных интересах. Теперь вернемся к вашей клятве. Кому вы её давали? Дармоедам, служащим, созидателям, или преступникам?

- По поводу дармоедов и преступников понятно. А вот с остальными.

- Тоже не сложно. Политики оправдывают себя лишь тогда, когда улучшат условия созидателям так, что на радостях те произведут избыток и для них. Согласитесь, что производитель всегда себя накормит. Теперь речь идет об избытке. На этот избыток нацелились «все остальные» и преступники тоже. Осмыслят они это?

- Конечно, нет. Для нас это оказалось неожиданным.

- Смотрите ещё проще. Представьте, что избыток будет уменьшаться.

- Если до того развилась общество потребителей, - сказал Николай, - то появится дефицит средств к существованию.

- Отлично. Дальше.

- Так как никто не осознаёт того, что Вы говорите, то будет…расти преступность.

- А я вам что говорил. Видите, я не ставлю себя в назидатели, моралисты, или пророки. Я научил себя на вещи смотреть просто. Кто из слоя «потребителей» откажется от своих прав потреблять?

- Начнётся буза, - добавил Дима.

- Кто будет бузить? Созидатель? Он имеет право.., лишь молчать или стонать. Теперь представьте себе невероятное: производители возмутились гнету нахлебников. Что они могут при образовавшемся дефиците?

- Уточните, пожалуйста.

- Хорошо. Возможна ли «буза», когда потребители избытка обеспечены без ущемления?

- Нет. Некому бузить.

- Возможно ли возмущение кормильцев, когда их незримые законы никто не нарушает?

- Нет.

- Откуда может прийти нарушение величины избытка, которое обеспечивало потребителей.

- Со стороны стихий природы…

- И со стороны дармоедов, - закончил я.

- Потребителей…

- Нет, теперь они стали дармоедами. Они были потребителями до тех пор, пока соответствовали приросту того самого избытка. Итак, политики, правоохранительные органы, медики, учителя, учёные, средства массовой информации отныне переходят в статус дармоедов.

- Круто.

- Вернемся к «злодеяниям». Третье: если кормильцы обречены творить только добро, то откуда выйдут преступники?

- Понятно.

- Итак, среда преступлений находится только в обществе потребителей. В это простейшее, но неизбежное для жизни условие, нужно добавить вопрос: в чьих руках власть, сила, средства массовой информации, искусство, привилегии и распределение привилегий? Как понимаете, кормильцам привилегии не нужны. Им или дают возможность кормить других или нет. Опять мы вернулись к перераспределению избытка. Только здесь могут быть темы, что кто- то «награбил», то есть взял больше, чем другой дармоед. Теперь пора вернуться к моменту дефицита. Итак, бывшие профессии, которые способствовали кормильцам, сразу показали на себя пальцем. Профессий много, но они сразу объединятся под одну крышу дармоедов. Государство начнёт гнить.

- Поясните.

- Нехватка не всколыхнет самокритичность ни у врачей, ни у учителей, ни у учёных, ни у служителей средствам массовой информации, ни в правоохранительных органах и тем более у политиков. Что они будут делать?

- Требовать.

- У кого.

- У правительства.

- Видите, какой примитив даже у учителей. Они что не могут сообразить, что правительство не способно вырастить и вагон картошки собственным трудом. У кого нужно отнять под эти «требования».

- У производителя.

- Итак, требованием от правительства дармоеды натравливают его на тех, кто их же кормит. В это же время они мнят о себе, что являются носителями культуры. Чему обучат они ваших детей? Паразитированию?

- Логично. Если правительство начнёт угнетать производителей, то дефицит усилится и преступности рано или поздно не избежать.

- Вот мы и добрались до преступности и правоохранительных органов. До момента соответствия непроизводительных профессий улучшения самочувствия у кормильцев, преступники это отщепенцы. Их не много. Их легко «выудить».

- Почему?

- А где у них будет база поддержки, если моральные и незримые законы каждого человека поставлены на созидание? Поэтому я и назвал их отщепенцами. Право охранителям тогда и благородно, и легко. Их профессия превратится в искусство. Но вот началась «буза». Кто теперь преступники?

- Все, кроме производителей, - жестко сказал Сергей.

- Сложно это понять?

- Непривычно, - выдохнул Дима.

- Так как я вам разложил, должен думать каждый руководитель и политики, в первую очередь. До момента «бузы» право охранители и силовые структуры давали клятву созидательному процессу двух слоев: производящим и способствующим этому. С момента дефицита, кому они служат? Если правительству, то соучаствуют в преступлении. Какая разница, где быть преступником. В слове преступник нет понятия «хороший преступник» и «плохой преступник».

- Но правительство избирает народ.

- Очень хорошая вставка. Какой народ? Из какого слоя? В чьих руках средства массовой информации и что они сами из себя представляют? В чьих руках законы избирательства? Что хлебороб сочиняет избирательские права. Учитесь практической психологии.

- Есть представительство от разных слоёв населения.

- Я же сказал, учитесь психологии и будьте наблюдательны. Вы когда-нибудь работали в поле, или на заводе у станка, или в шахте, или у мартена, а может быть вы рожали детей? У созидателей психика доверия. Поэтому, кстати их обмануть легче, чем нахлебника. «Блаженны кроткие духом». О каких представителях речь!?

- Получается замкнутый круг. Те, кто создал дефицит, если исключить природную стихию, те и могут выйти из кризиса.

- Да. Кормилец, как не создаёт дефицита, так и не знает морали дармоедов. При всём желании, он не имеет понятий о том, как можно реорганизовать общество нахлебников. Он не знает таких свойств существования, как потребительство. Заболевшее тело общества может оздоровиться только внутри источника болезней. Не избирал, поэтому никто из созидателей президента России. Было доверие, но это всего лишь аванс, а не факт. Не выдвигал никто из созидателей представителей средств массовой информации. Созилатели поставлены перед фактом самовыдвижения нахлебников. Не назначал никто из созидателей вас. Правоохранительные органы тоже живут на авансе доверия. Искусство тоже переоценило свою самостоятельность.

- Это понять можно, - задумчиво сказал Николай, - Но получается, что это тема морали и нравственности.

- В какой среде? Нужна эта тема производителям?

- Нет.

- Кто тогда будет осмыслять и осознавать в загнивающем теле?

- Правительство, наверное, - сказал кто-то из сидящих в углу.

- Поставьте себя на место правителя, с учётом что вы не мутант…

- Что это такое, «мутант»?

- Мутантами я называю тех из слоя нахлебников, кто вредит созиданию. Нет дефицита, нет мутантов. Тело государства при этом не перекошено. «Буза» это симптом. Есть «буза», есть мутанты. Но нахлебники делятся на две категории. Одни способны иметь совесть, а другие- нет. «Совесть» это русское слово говорящее о том, что вместе с «вестью» идет сигнал о нарушения жизненности. Нет нарушений, совесть не сигналит. С появлением факта не созидательного поступка включается сигнал. Этот сигнал и принадлежит тем не писанным законам общественного тела. У любого человека есть это наследие своего народа, кроме мутантов.

- Что есть у мутантов?

- Слова и убедительные обоснования.

- Как тогда различать?

- Возьмем, к примеру, требования учителей или врачей у них не было совести. У кого они требовали отнять?

- Но они не могут сами сеять хлеб !

- Кто им мешает? Приведу пример их коллег из Литвы. Литва оказалась в худшем положении, чем Россия. Не было своих дармовых природных богатств, не было полного комплекса на производство, но у интеллигенции была совесть. В созидательный процесс включились все, даже студенты. Преподаватели разрешили свободное посещение занятий. Как муравьи все кинулись выращивать и производить, организовывать и преумножать. В это же время Российская интеллигенция «бузила». Понятно, что такое совесть? Совесть не афишируется, она есть дух жизни. Совести не обучить. У мутантов совесть вырождена напрочь. В слое нахлебников две категории. На мутантов рассчитывать в оздоровлении не приходится. Напротив, они будут наращивать болезнь. Учтите, делают они это, искренне веря в созидательность своих профессий и дел.

- Как их различать?

- По фактам. Бывает, что я называю их шкурниками.

- То есть, «своя рубашка ближе к телу»?

- И это тоже… Надежда на оздоровление социального тела падает только на ту часть, которая не относится к мутантам. Их семь групп.

- Какие?

- Политики, учёные, органы правоохранения и защитных структур, деятели средств массовой информации, сектор образования, сектор здравоохранения, сектор искусств. Теперь добавились восьмые – бизнесмены.

Все дружно рассмеялись.

- Напрасно смеётесь. Ваш смех говорит о недоверии к ним. Наверное, в каждом видите шкурника. Напрасно. Во- первых, это социальный факт. Во- вторых, вы наверное не были в Азии. Торговать это искусство, когда в торговле нет случайных людей. Организовать торговлю, это тоже искусство. Организовать производства ещё ближе к созиданию. С таких позиций эти люди относятся к прослойке между созидателем и потребителем. Они меньше всего склонны к разрушению. Вы смейтесь, когда я говорю о политиках, о средствах массовой информации, о правоохранительных органах. Здесь основной очаг патологии.

- Тут не до смеха, Василий Васильевич.

- От чего же? Ведь я говорю не о мутантах. Ну, вляпались. С кем не бывает. Пора саркастически посмеяться над собой и за дело с чувством совести. Кормильцы покорны и молчаливы, но природа сущности человека вам не простит.

- С моральных позиций всё понятно, - сказал Сергей, - Но мы стоим перед фактом…

- Роста преступности? А чем вы её собрались искоренять? Силой? Мутанты вас объедут. Нужно, чтобы земля горела у них под ногами. Не будет почвы, где они спрячутся. Вы наверно изучали историю в школе, но не осознали, что государство Российское не выжило бы, если бы полагалось на силу «органов». Лишь вера в созидательность руководства, культура созидательных настроений, вера в защитные и правовые порядки…подняли оптимизм у кормильцев. Начался прирост избытка. Ленина,Сталина и Дзержинского ругают недалёкие люди. Они не видят свершившегося факта. Какой созидательный подъём принес Ельцин? Изначальную авансовую веру он приписал себе в заслугу. А факты против него. Какая заслуга у всевозможных депутатов? Грызня? Законы во вред производителю, «высосанные из пальца»? Смотрите трезво на факты. Факт роста преступности это не только факт, но и симптом.

- В каком смысле?

- В том, что самохвалы усыпляют бдительность. Только с наращиванием процесса разрушения преступность будет расти. Однако не спутайте, под разрушением я имею в виду, прежде всего, торжество морали мутантов. Пресса превратилась в разносчика заразы. Искусство афиширует насилие. У них нет совести. У них талант разрушителей, но и силой вы их не возьмете…

 

Совершенствуйтесь.

 

 

- Уничтожить его потому, что он не любит нас! – выражаем мы подчас в эгоцентрическом извращении суть призыва Иисуса Христа к любви даже врага своего.

Часто , защищая своё, мы противоречим даже содержанию святого писания. Подобный призыв может возникнуть только от духовной и телесной неполноты.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.171.18 (0.017 с.)