ТОП 10:

Судьбы белых контрразведчиков



 

(Н. К. Рындин, Л. Н. Страховский и др.)

 

В 1996 году в Военно-морском архиве в Петербурге среди многих других «дел» одного из бесчисленных чекистских «ревтрибуналов» нашёл я и дело «По обвинению Рындина М. К., Страховского Л. Н. и других. – Начато 6 июня 1920 г. Кончено 4 августа 1920 г.». Огромное, почти на 400 листов, дело. Есть в нём и фотография Рындина. Для историков масса сведений в самых различных областях. Сначала о самом Рындине.

На одном из допросов он показал:

 

«С апреля 1908 года и по день переворота 1917 г. беспрерывно был в Архангельской губернии, сначала в должности мирового судьи первого и второго участков Мезенского уезда, а с мая 1912 года – судебного следователя округа города Архангельска Архангельского окружного суда. До мая 1917 года я продолжал исполнять обязанности судебного следователя, а с указанного времени приказом начальника морской контрразведывательной службы Виноградова назначен начальником Беломорского контрразведывательного отделения и был в этой должности до 1 августа 1918 года».[1]

 

Несколько пояснений о структуре российской морской разведки, контрразведки дореволюционного периода.

В преддверии приближающейся мировой войны в 1907 году на морской Генеральный штаб (Генмор) была возложена организация морской разведки в странах вероятного противника. С 1911 года Генмор занимался и контрразведкой. Сначала всей этой работой руководил начальник иностранного отдела, а в мае 1914 года был создан специальный отдел, так называемое особое делопроизводство. В начале войны в составе особого делопроизводства специально для руководства контрразведкой была создана морская регистрационная служба. Тогда же на Балтийском и Черноморском флотах, флотилии Северного Ледовитого океана, при штабах флотов, крепостей и портов созданы органы контрразведки с подчинением их морской Регистрационной службе Генмора.

Архангельское контрразведывательное отделение было создано при главноначальствующем Архангельска и района Белого моря в мае 1915 года. Разместилось оно по адресу: Полицейская, 9 (ныне это улица Свободы). Во главе его был поставлен штабс-капитан Петров.

Архив этого учреждения частично сохранился и находится всё в том же ВМА. В нём немало любопытного. Петрову пришлось работать в трудной обстановке. Взрывы в Архангельском порту следовали один за другим. Взлетали на воздух корабли со столь нужным фронту вооружением, привезённым из США… В этой обстановке даже начальник губернского жандармского управления генерал-майор С. И. Мочалов оказался под подозрением из-за чересчур тесных связей с местной немецкой колонией и был отправлен в Вятку…

В начале 1917 года Архангельское контрразведывательное отделение было переименовано в Беломорское контрразведывательное отделение. Тогда же его возглавил М. К. Рындин. В России произошла демократическая февральская революция, и известный своими либеральными взглядами Рындин был подходящей фигурой на этот пост. Когда вскоре власть в стране захватили большевики, Рындин и при них оставался на своей должности вплоть до знаменитого антибольшевистского переворота 2 августа 1918 года, осуществлённого подпольными организациями капитана второго ранга Георгия Чаплина и правых эсеров во главе с Н. В. Чайковским. Отмечу, что при Советской власти Рындин возглавил ещё и контрразведку Целедфлота. Была такая в то время мощная пробольшевистская организация в Архангельске.

Профессиональные знания Рындина были настолько обширны, что и при правительстве Чайковского, а затем и Е. К. Миллера Беломорское контрразведывательное отделение продолжало действовать под его началом. Сферой деятельности отделения был сам город Архангельск и порт. Что касается фронта и тыла, то ими занималось союзное разведывательное бюро. Рындин же по-прежнему занимался борьбой с немецким шпионажем. И только в январе 1919 года, поскольку от населения было много нареканий на деятельность союзного разведбюро, Миллер приказал Рындину создать военно-регистрационную службу штаба Главнокомандующего войсками Северной области. Функции союзного бюро перешли к новой службе, которую Рындин создавал, естественно, на основе прежней морской контрразведки. Он привлёк к работе в ней несколько молодых офицеров с юридическим образованием. Сфера ответственности Рындина значительно расширилась. Он стал начальником всего фронта контрразведки за исключением Мезенского и Печорского уездов. Создал 8 отделений. Архангельское – начальник Бастраков,* полковник; Холмогорское, Пинежское – начальник Орловский, поручик; Двинское – Кабанов, прапорщик; Онежское (тыловое) – Саламатов, юнкер; Онежское (войсковое) – Попов, прапорщик; Тарасовское – Днепровский, чиновник; Железнодорожное – Богунов, капитан. В сентябре 1919 года было создано девятое Мурманское направление.

С белыми в 1920-м Рындин (как сделали это многие его коллеги: ближайший помощник штабс-капитан Сергей Михайлович Сорокин, есаул Самсонов,** кадет Чайников, мичман Окрэнтом, чиновник Зуевский и другие) не эвакуировался.

В апреле 1920 года Рындин, больной тифом, сидел в Вологодской тюрьме и числился за особым отделом 6-й армии. В мае его отконвоировали в Архангельск в военно-морской трибунал. Здесь его дело вёл следователь Мартынов, а обвинительное заключение составил член Ревтрибунала Маурин.

Обвинялся Рындин в создании шпионской организации и в том, что через него «прошли громкие дела» военмора Марухина, дело об открытии фронта на Железнодорожном участке, дело о сдаче Северного полка, дело о попытке открыть фронт на Тарасовском направлении, дело мартовской организации…

Всего по делу Рындина проходило 10 человек. Приведу их имена, как они перечислены в обвинительном заключении:

 

1. Рындин Михаил Константинович, 45 лет, уроженец села Низовка, Бахмутский уезд, Екатеринславской губернии. Из дворян. Образование высшее. В деле переворота 2 августа играл видную роль.

2. Страховский Леонид Николаевич. Из почётных граждан Петербурга. Организатор контрразведывательных отделов в Онеге и на Двинском направлении.

3. Кузьмичев Филипп Мартемьянович, 32 года. Из мещан города Кузнецка Саратовской губернии, военный моряк, сотрудник белой контрразведки (отмечу, что Кузьмичев был участником революционного движения, неоднократно арестовывался при царе…).

4. Янцев Александр Григорьевич, 23 года. Сотрудник контрразведки белых.

5. Романова Юлия, 22 года. Сотрудница контрразведки.

6. Романова Клавдия, мать Юлии. Обе изменили Советской власти. Держали кафе в Архангельске при белых.

7. Бабаев Алексей Иванович, 45 лет. Уроженец Великого Устюга. Служил на ледоколе «Чесма» при белых. Прямой враг Советской власти.

8. Рокосовский Платон Алексеевич, 25 лет. Уроженец местечка Григорово, Кубетской волости, Нельского уезда, Витебской губернии. Барон. Потомственный почётный дворянин. Мичман Белой армии.

9. Карташев Константин Сергеевич, 22 года. Из дворян Смоленской губернии и уезда, станции Кардымова. Бывший мичман Белой армии. Начальник дивизиона истребителей.

10. Сенченков (или Сенчиков – Ю. Д.), 27 лет. Член компартии. Комиссар дивизиона истребителей.

 

Приговор был вынесен 4 августа 1920 года. Рындина, Страховского, Кузьмичева, Янцева, Рокосовского, Юлию Романову «как злейших и гнусных врагов трудового народа к ВМН (высшая мера наказания) – расстрелу». Бабаев– 10 лет, Карташев – 1 год условно, Сенченков – строгий выговор, Романова Клавдия – наказанию не подвергать.

22-летней Юлии Романовой ВМН заменили 20 годами тюрьмы. Остальные пятеро были расстреляны в 4 часа утра 7 августа 1920 года.

Современный историк российских спецслужб В. И. Ильин* писал:

 

«После освобождения Архангельской губернии от интервентов и белогвардейцев чекистам удалось разоблачить не так много бывших секретных агентов спецслужб интервентов и белых. Арестованные Губчека офицеры белой контрразведки в т. ч. и сам М. К. Рындин практически не выдали ни одного сколько-нибудь серьёзного агента. Те фамилии, которых они называли на допросах либо эвакуировались и находились вне пределов досягаемости ЧК, либо сами расконспирировались и были уже известны чекистам».2

В «Энциклопедическом словаре российских спецслужб» о М. К. Рындине всего лишь:

 

«Рындин М. К. (? –?). Русский контрразведчик колежский ассесор. До Октябрьской революции служил начальником военно-морского контроля. С весны 1918 до весны 1919 года возглавлял контрразведку на белогвардейском Севере. Она была создана на основе аппарата морской контрразведки русской армии».3

 

Умолчав о расстреле Рындина и других контрразведчиков В. Н. Иль-ин пишет:

 

«Контрразведывательная работа в пределах Северной области М. К. Рындиным была поставлена достаточно хорошо. Исправно работала отлаженная система контроля за населением и воинскими частями. Жителям предоставлялась свобода передвижения, в том числе и подозреваемым в просоветской деятельности».4

 

По постановлению президиума Петроградской ЧК были расстреляны архангельские контрразведчики

Журан,

Мартемьянов

Бессрочно отправлен в концлагерь

Габшевич.

Оказался в руках чекистов контрразведчик

Жилинский.5

 

 


§ 19

Первый свидетель:







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.006 с.)