ТОП 10:

II. Мировой империализм и Советская Республика



 

Эта страшная опасность висит над Европой, и все зависит от того, найдет ли в себе европейский рабочий класс достаточно сил, чтобы остановить эту войну, чтобы спасти Европу от гибели и разорения. Первый опыт показали мы, но мы всегда говорили, что наша революция только в том случае может спасти Европу, если она будет поддержана революционным движением рабочих других стран.

 

Если бы оказалось, что рабочий класс Европы был обращен в пушечное мясо в руках своих господствующих классов, если Европа покатится по наклонной плоскости до конца, то это значит, что и наша революция будет раздавлена, и Россия будет превращена в колонию; это неизбежно. Это удел всех более слабых стран. Австро-Венгрия является союзницей Германии, но по существу она сейчас представляет из себя немецкую колонию. А Болгария или Турция, которые себя считают победительницами? И обе эти страны являются не чем иным, как вассальными, подчиненными государствами и колониями Германии. И у нас, среди союзников, Франция зависит от Англии, не говоря уже о Бельгии и Сербии. И Россия, пока участвовала в войне, была не чем иным, как орудием в руках Великобритании. Положение таково: с одной стороны - Германия, с другой - Англия, а всем остальным странам история предоставляет быть рабами Германии или рабами Англии. Это выбор, который оставляет история. Но здесь рабочий класс, весь рабочий класс Европы, должен сказать свое слово. Только при условии, если он поднимется и свергнет германский и английский империализм, трудящиеся массы будут спасены от порабощения. Мы это говорили во время Октябрьской революции, говорим и теперь: наша революция должна положить начало постепенной революции во всем мире. Если там революция не развернется, то нам грозят большие опасности.

 

Вы знаете политику Германии по отношению к нам, вы знаете, какие условия подписаны в Брест-Литовске. Вы видите, что немцы захватили всю Украину, они протягивают руку на Кавказ, они грозят Поволжью, Петрограду, Москве, через Финляндию грозят занять Мурманское побережье и железную дорогу, окружают Дон, надвигаются со всех сторон, и можно не сомневаться, что они сожрут нас, если не встретят отпора со стороны трудящихся масс. А Франция и Англия? Их политика по отношению к нам - это политика ненависти и классовой вражды; они в борьбе с Германией, Германия для них враг опасный, но мы для них опаснее, ибо угрожаем самым основам существования капитализма.

 

Когда Германия наступала на нас, то Франция и Англия не предлагали поддержки; наоборот, французская печать призывала японцев захватить Сибирь. Россия дала первый пример восстания рабочего класса. Буржуазия Франции говорит: я с буржуазией Германии борюсь из-за той или другой колонии. Это вопрос биржи. Но ведь есть и другие фронты; и самым существенным является фронт борьбы за сохранение капитализма. Если, по примеру русских рабочих, в Германии поднимется пролетариат, то опасность будет для них несравненно больше, чем опасность со стороны германской буржуазии, и потому каждый французский генерал, каждый французский и английский капиталист считает, что прежде всего нужно сокрушить русскую революцию. Я вам напомню о той политике, которую вела французская дипломатия, самая невежественная и самая тупая из всех дипломатий мира.

 

Во французской миссии генерал Ниссель был посланником со времени Октябрьского переворота, и все его действия были направлены целиком на помощь германскому империализму. Когда произошла Октябрьская революция, тогда, вы знаете, контрреволюционные элементы попытались устроить опорные пункты в ставке Духонина, на Дону против нас выступили калединцы, корниловцы, алексеевцы и Украинская Рада; кто поддерживал все эти выступления против нас? Французская миссия и французское посольство. Но чем кончились все эти французские предприятия? Давайте, припомним все случаи. Там, где были Каледин, Краснов и Богаевский, с кем они вступили в сношения? С Германией. С чего начала киевская Рада? С того, что французские генералы и французская дипломатия сказали: "поднимите восстание, мы вас поддержим деньгами и нравственным авторитетом, чтобы вы могли идти против немцев". Рада начала мятеж благодаря французским капиталистам, которые дали 150 миллионов на первые текущие расходы, а затем отправилась в Брест-Литовск и там продала народ немцам. Это был первый опыт французской дипломатии против Советской власти. У нас был корпус поляков, враждебно против нас настроенный. Кто ему оказал поддержку? Французский генерал Ниссель, он поддерживал его деньгами и всем прочим, а затем корпус отправился и предложил свои услуги немцам. Кто были инструкторами бывших наших союзников румын, выступивших против Советской республики? 500 французских офицеров, подучивавших румын идти против Советской власти; а затем румыны заключили союз, - не мир, а союз - с Германией и Австрией, перебросили германские войска в Одессу, Херсон и помогли захватить русские торговые суда. Вот политика французских капиталистов и французской дипломатии. Если бы Вильгельму нужно было нанять в России помощника, платить ему полновесным золотом, то он не мог бы найти лучшего помощника, чем французские генералы и французское посольство в России.

 

III. Чехо-словацкий мятеж*203

 

Последний пример - это пример с чехо-словаками. Чехо-словацкий корпус, заключавший свыше 30 тысяч человек (может быть, эта цифра несколько преувеличена), в большинстве своем - наши бывшие военнопленные, которые организовали восстание против немцев на национальной почве, теперь предоставлены целиком в распоряжение французов: жалованье чехо-словацким солдатам платит французская миссия. Эти чехо-словаки все время хотели выехать из России, они просили об этом еще при царском режиме; царское правительство отказало. Они хлопотали перед Керенским, Керенский отказал; они обратились в марте месяце ко мне с просьбою, чтобы я разрешил им выехать во Францию. Мне было известно, что во главе чехо-словаков стоят контрреволюционные офицеры, я знал, что чехо-словаки содержатся на французские деньги. Но я ответил так, как ответил бы каждый на моем месте. Если сами солдаты хотят выехать во Францию, я не считаю себя вправе мешать, нужно лишь условиться, каким путем и в какой срок они выедут. Было решено, что они поедут по направлению к Владивостоку. Так как они были под командой контрреволюционных офицеров и имели в руках русское оружие, то я поставил условием, чтобы все вооружение было возвращено Советам. Я разрешил оставить на каждый эшелон несколько винтовок для поддержания порядка; они с этим согласились. Их представители - профессора Макс и Чермак - обещали выполнить это условие. Позже мы узнали, что это условие не было выполнено, что они возвратили только часть оружия, а остальное припрятали благодаря разгильдяйству наших советов, которые не дали себе труда проверить и проконтролировать, все ли оружие возвращается и выполняются ли все условия.

 

Чехо-словаки двинулись к Владивостоку, а 4 апреля японцы высадили десант, знаменовавший собой начало оккупации Сибири; причем японская печать писала, что необходимо двинуться на Сибирь, захватить Сибирскую железную дорогу, так как ей угрожают немецкие военнопленные; вся печать была полна известиями о том, что немецкие военнопленные грозят Сибирской железной дороге. Я обратился к союзникам с предложением послать американских и английских офицеров для ознакомления с положением в Сибири. Я сказал им: потрудитесь поехать и посмотреть, угрожают ли. Американские и английские офицеры телеграфировали в свое консульство: "никакой опасности нет"*182. Япония напирала с Владивостока, а французская печать, которая содержится на средства того же самого французского капитала, на счет которого содержатся чехо-словаки, писала, что японцам необходимо двинуться вперед. Если бы японцы завладели Сибирью, то они бы заявили, что Советская власть не может управлять чехо-словаками, что это есть французский корпус; им бы свои корпуса вооружать и перебрасывать не нужно было, у них были бы чехо-словаки. Мы приостановили движение чехо-словаков. Я заявил их представителям и представителям французской миссии, что мы не можем отправлять их во Владивосток, но готовы вывезти через Архангельск и через Мурман. Мы потребовали, чтобы Франция и Англия сказали нам, какое число кораблей они могут доставить в Архангельск, так как, довезя чехо-словаков до Архангельска, мы не можем бросить их в воду. Мы сказали чехо-словакам: раз они хотят вас получить, пусть скажут Франции и Англии, что они желают вас взять отсюда, пусть заявят это точно. Я дожидался ответа. Не получив его, я заявил, что на Франции и Англии лежит 9/10 ответственности за то, что происходит сейчас. На мой прямой вопрос начальнику французской миссии ответить, заберет ли Франция чехо-словаков, я никакого ответа не получил. На мой запрос, согласна ли Англия забрать чехо-словаков на свои корабли (так как в вопросах тоннажа Франция роли не играет, а играет роль Англия, то я запросил Англию), мне ответили: "Это вопрос очень острый, у нас нет свободных кораблей". Я не мог взять на себя ответственность. Я ждал и чехо-словаки ждали в течение многих недель ответа от французского правительства - желает ли оно забрать их.

 

Об этом буржуазная подлая печать молчит, а намекает, будто я собирался выдать чехо-словаков немцам. Одновременно и наши контрреволюционеры, - русские офицеры и правые с.-р. и меньшевики - вели агитацию в том духе, будто я задерживаю чехо-словаков, чтобы отдать их в руки немцев и австрийцев. Вот до какой низости и цинизма дошли контрреволюционные элементы и партии, которые считают себя революционными. И пока чехо-словаки сидели в вагонах, не будучи в состоянии подвинуться в течение недель, сидели в этих ящиках, а Франция и Англия не отвечали - возьмут ли они чехо-словаков к себе, - эти контрреволюционеры вели подлую агитацию, восстанавливали темный люд, отравленный шовинизмом и национализмом. Им говорили, что Троцкий хочет отдать их на распятие в руки немцам, и даже "Новая Жизнь", не говоря уже о буржуазной печати, эта газета, которая считает себя передовой, намекала в статьях, будто я имею по отношению к чехо-словакам какой-то тайный договор с немцами.

 

Если кто виноват в этом вопросе, то это Франция и Англия, и в первую голову Франция, которая довела чехо-словаков до того, что они, разъяренные, пугаясь неизвестности и поддавшись уверениям, что Советская власть выдаст их немцам, бросились в авантюру. У них наше русское оружие, которое они поприпрятали. Сейчас вокруг них обросли представители русской контрреволюции: кадеты, правые эсеры и меньшевики; там образовалось контрреволюционное правительство, в которое входит полковник Иванов; они действуют под лозунгом "Да здравствует Учредительное Собрание". Этот корниловец, выкидывая лозунг Учредительного Собрания, готов им загнуть салазки. Он прекрасно знает, что нужно хоть на время отделаться от Советской власти, а обделать свои делишки сейчас нельзя другим путем, как выкинув вывеску: "Учредительное Собрание".

 

Вы знаете, вывески бывают разные, есть игорные притоны, на которых красуется вывеска невинного свойства: "Клуб друзей искусства" или еще что-либо в этом роде. Такую же роль играет вывеска "Учредительное Собрание" для всех врагов рабочего класса и крестьян, этих дутовцев, которые только и думают, как бы придушить пролетариат. Эти дутовцы, полковник Иванов, все, кто пошел на соединение с чехо-словаками, правые эсеры, кадеты, меньшевики, в одном союзе ведут борьбу против рабочего класса и крестьян. И когда чехо-словаки заняли Челябинск, Самару, Ново-Николаевск, сейчас же там было образовано правительство из нескольких отставных политиков, которые заявляли, что благодаря доблести чехо-словаков будут восстановлены независимость, свобода и права народа, что благодаря им сможет быть созвано Учредительное Собрание. Они опираются на чехо-словаков, затравленных демагогией темных людей, которые содержатся на деньги французской биржи. Им нужно поддержать словацкий корпус, чтобы захватить власть. А что они делают, когда им это удается?

 

В Челябинске они в первую голову выгнали рабочие организации из всех занятых ими домов. Там был кинематограф, который был отобран и предоставлен в распоряжение увечных воинов; что сделало новое правительство? Оно немедленно передало этот кинематограф из рук увечных воинов в руки капиталиста. Что они сделали в Самаре? Прочтите в советских газетах подробный отчет. Немедленно рабочие организации были изгнаны, красноармейцы были выброшены на улицу, везде все возвращается капиталистам, приглашают старых приставов, восстанавливают в правах царский режим, под гнетом которого мы в течение столетий терпели рабство. Кто обещает спасти русскую республику? Чехо-словаки с помощью дутовцев, кадетов, правых эсеров и т. д. А кто будет созывать Учредительное Собрание? Все те, кто привык к власти, кто дрожит перед рабочей массой, кто мечтает, как бы заставить производящий класс истечь кровью; они все клянутся созвать Учредительное Собрание! Чехо-словаки хороши для их дела, как таран, для того чтобы захватить власть в Челябинске, Самаре и Ново-Николаевске и вырвать власть из рук рабочих и крестьян и восстановить власть имущих классов.

 







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.008 с.)