ТОП 10:

Русский против российского. Феномен Высоцкого



Многие подданные российского монстра не задумываются ни о чем, и просто выживают, как могут. Их нельзя за это винить. Как, впрочем, не стоит и оправдывать их пассивность. Это надо просто констатировать, как факт.

 

Забегая вперед, скажем лишь, что просто, без затей, выживающие в монструозной российской действительности не вызывают никаких негативных эмоций. Любая борьба с болезнью может вызвать уважение к больному. Если, конечно, больной ведет себя тактично, и не пытается выглядеть героем-любовником и олимпийским чемпионом.

 

В противном случае имеют место другие оценки. И брезгливое отторжение вызывают выживающие, которые при этом хотят ощущать себя чем-то большим, чем просто жертвы, борющиеся за существование. Этакие «гордящиеся» своим положением в стаде и «морально осуждающие» попытки из этого стада уйти.

 

Это те, кого социально активные жители нынешней России называют «овощами».

 

Но речь сейчас не о них, а о людях с боле активной позицией. Весьма распространенной стратегией для таких людей становится стремление стать сначала «идеальным заложником», а потом, быть принятым в число «террористов» «за заслуги перед террористическим отечеством».

 

Надеемся, читатель понимает, что мы пользуемся аналогиями «стокгольмского синдрома».

 

Итак, в данном случае мы описали позицию «российских патриотов». Омерзительность такой позиции и ее моральная ущербность становится ясна как раз в свете именно этой аналогии, аналогии ситуации «стокгольмского синдрома».

 

В самом деле, насколько нам была бы омерзительна позиция части заложников, не просто чувствующих извращенную «любовь» к террористам, но перешедших на их сторону и помогающих им действием.

 

Другая позиция прямо противоположна. Ощущая террористичность, монструозноость и антицивилизационность российского государства, многие социально активные его подданные начинают всячески бороться с ним. Если не реально, то хотя бы виртуально. Они начинают ненавидеть Россию всей душой.

 

Но при этом они видят, что значительная часть русского народа пассивна. Другая часть не просто пассивна, но и пытается «гордиться» своим рабским положением. А третья вообще яростно стремиться пополнить собой ряды насильников.

 

Такое осознание не может не способствовать появлению негативных эмоций уже не только к российскому государству, но и к русскому народу. Это отношение формируется тем легче, чем меньше русской крови течет в жилах такого российского подданного.

 

И вот мы уже видим целые пласты не русских и полукровок, которые яростно отрицают и российское государство и русский народ.

 

Кстати, тем самым они весьма эффектно подыгрывают официозной пропаганде, которая хотела бы, чтобы русский народ полностью отождествил себя с российским государством. «Отказываешься от России? Тогда ты не русский!», - говорит официальная пропаганда, идеология, религия. «Видишь, кто бичует пороки российской государственности? Инородцы, полукровки, презирающие твой народ. Так что если хочешь оставаться русским – люби Россию».

 

И русский человек, ненавидящий российского бюрократического монстра оказывается в тупике.

 

О, как хотелось бы хозяевам страны, чтобы из этого тупика не было выхода!

 

Но выход есть!

 

Можно быть русским, можно гордиться достижениям своего народа и ненавидеть Россию. Можно осознавать себя попавшим в тяжелые обстоятельства, но при этом не сдающимся, борющимся с террористами.

 

И, повторим, гордиться. Гордиться тем, что в таких дичайших условиях народ не просто выжил, но и сохранил в себе ростки воли и благородства, не примкнул всей массой к овощам и холуям террористов.

 

Сохранил традиции борьбы за освобождение.

 

Именно эта часть народа поет песни о Степане Разине, именно эта часть народа сохраняет порядочность в быту среди грязной российской действительности, именно эта часть нарда не отказывается от своей русскости, но при этом не стремиться встать в ряды «россиянцев».

 

Как только появляется «модель» или даже образ именно такой идеологемы, как очень многие видят «свет в конце тоннеля» и примыкают к данному образу мыслей.

 

Часто это направление мыслей выражается именно через образ.

 

Таким образом были песни Высоцкого. В этих песнях воспевается благородство простого человека, сумевшего оставаться человеком в скотских российских условиях. Воспевается товарищество, рыцарство. Воспеваются масштабные победы, достигнутые подвигом простых людей.

 

И при этом никакой сервильности, никакого холуйского «патриотизма». Откровенное издевательство и над овощами и над дебильностью государственной системы.

 

Высоцкий, разумеется, не был политиком и стратегом, но он дал именно образ, символ такой политики и стратегии.

 

Русской, но антироссийской.

 

И как, кстати, точно и убедительно находил Высоцкий образы выражения «древнерусского», веселого, скоморошьего, народного в высоком смысле этого слова. Его «Ярмарка», его песни-сказки, его песни о конях (арийский, кстати, символ коня, восходящий к вольным скифам) любому непредвзятому человеку говорят о глубоко русском духе его песен.

 

Да, об антироссийском, антисоветском, «антинародном» (в смысле глубокого презрения к «овощам»), но, несомненно, русском духе.

 

В этом отношении образы Высоцкого сродни образам Константина Васильева, глубоко русским, но не содержащим ни грамма «российского» или православного. Чтобы понять глубокий смысл этих образов, достаточно сравнить картины К. Васильева и имперско-православного лакея Глазунова.

 

В картинах Васильева как будто оживают те образы, которые веками уничтожались после навязывания Руси христианства. Обратите внимание, читатель, даже не на картины в целом, а на их периферийное оформление. На всех этих птиц, волков, рыб. В этих «рядах» животных прослеживаются следы скифского стиля. Эти изображения уместны при иллюстрации самых древних русских сказок и былин в их дохристианских версиях.

 

Кстати, иллюстрациям былин посвящено много картин Васильева.

 

Короче, русскость картин Васильева при всем, как мы теперь понимаем, демонстративном отсутствии в них христианского и имперского, не вызывает ни малейших сомнений.

 

И то, что очевидно у Васильева, пусть и не столь же очевидно, но, тем не менее, отчетливо, прослеживается и у Высоцкого. Это мотивы свободолюбия, чести, достоинства. И при этом глубокой русскости. Вдумаемся, все коллизии, фигурирующие в песнях Высоцкого были бы не возможны ни в одной другой стране!

 

Это же очевидно!

 

Опять же, для сравнения окинем взором все эти современные «городские», а по сути еврейские, произведения литературы или популярного искусства. Что же мы видим?

 

Еврейское «интеллигентное» «московско-питерское» искусство вне национально. Русский там только язык. А так совершенно очевидно, что переведи все это на любой другой язык, и мы не отличим все эти «творения» от современного «всемирного искусства мегаполисов».

 

Разве можно так сказать о Высоцком?

 

Его песни понятны только в русском контексте. Они не мыслимы вне проблем, стоящих перед русским в России.

 

Поэтому повторим, песни Высоцкого глубоко русские.

 

А отношению к Высоцкому это оселок, на котором проверяется тест на «национализм без патриотизма».

 

Все имперские патриоты ненавидят Высоцкого и боятся его. Объявляют евреем. Распускают самые гнусные слухи.

 

Но показательно, что все настоящие радикальные русские националисты были в юности поклонниками Высоцкого. Достаточно назвать хотя бы такого несгибаемого бойца и непререкаемого морального авторитета Русского Сопротивления, как Юрий Беляев.

 

Почему так злобятся недруги Высоцкого? Да потому, что «свет в конце тоннеля» очень опасен для режима.

 

Все здоровые силы русского движения давно готовы объединиться в рядах русской, но антироссийской антиимперской идеологии. И именно они представляют главную угрозу режиму. И режим эту угрозу прекрасно понимает. И понимал всегда.

 

Автор не владеет всей полнотой информации, но интуитивно верит слухам о том, что и к убийству К. Васильева, и к смерти Высоцкого приложили руку советские спецслужбы.

 

Там прекрасно понимали, кто представляет опасность для режима.

 

Кстати, не удержимся от реплики, что в свое время КГБ весьма активно работало против возрождения украинского национального духа. Причем отнюдь не только в политизированном варианте этой тенденции. Трагическая гибель Ивасюка, автора тех песен, которые сделали известной Софию Ротару, до сих пор покрыта тайной. Да и несколько трагических эпизодов судьбы самой Ротару тоже заставляют задуматься.

 

Нам совершенно очевидно, что возрождение любой славянской этничности в «не имперском» варианте сразу отслеживалось и пресекалось имперскими жандармами.

 

И самоубийство Ивасюка (на взлете карьеры и шквального успеха его песен), и нелепая гибель К. Васильева, и странная гибель Высоцкого, и убийство Талькова, после которого убийце дали возможность свободно уйти за рубеж, все это звенья одной цепи.

 

Правда, в те времена холуи режима о таких акциях не орали публично. Сейчас другие времена. И у слуг режима хватает глупости открыто говорить о том, что новый русский антиимперский национализм представляет собой основную угрозу режиму.

 

Не верите?

 

Тогда дадим слово самим идейным слугам режима.

 

В этом отношении просто великолепна статья Виталия Иванова в “Известиях”, которая доступна в Интернете по адресу http://www.izvestia.ru/comment/article3098330/?print

 

Она была написана по итогам событий вокруг Русского Марша 2006, когда впервые произошло впервые ставшее столь очевидным размежевание имперцев и радикальных националистов. Причем антиимперские настроения оказались гораздо конкурентоспособнее «патриотических».

 

Эта статья стоит того, чтобы подробно рассмотреть ее, не избегая больших цитат.

 

Итак, согласно г-ну Иванову долгое время считалось, что русские националисты в обязательном порядке ““имперцы”, антидемократы-“тоталитарники” и антизападники. Между тем все заметнее “новая волна” нацэкстремистского движения, в идеологии и риторике которой сочетается проповедь ненависти к азиатам и мусульманам с рассуждениями о национальном государстве европейского образца и традициях русской демократии, развивавшихся в Новгороде, во Пскове и даже в Литовской Руси”.

 

“Не скрывая ненависти к многовековой истории России, якобы сводящейся к бегству от Европы и угнетению русских” … националисты новой волны … “обосновывают свои прожекты необходимостью перезагрузки “авторитарной” московской “матрицы” государственности на “демократическую” новгородскую, расписывая прелести “многополярной Гардарики”. Они проклинают империю и централизм, порой открыто подхватывают западнические и либеральные лозунги”.

 

Великолепно сказано! Великолепно. Г-н Иванов почти дословно изложил лозунги “новых националистов”. Разумеется, несколько окарикатурив их в деталях. Например, новые националисты, будучи людьми цивилизованными и выдержанными, отнюдь не испытывают такого чувства, как иррациональная ненависть. Они отвергают не столько азиатов, кавказцев и мусульман как таковых, а отвергают необходимость жить по азиатским, кавказским и мусульманским правилам в своей собственной стране. Разумеется, при этом они отвергают и инородческую мафию и инородческие группы лоббирования в коррумпированной российской власти.

 

А что, собственно, в этом плохого? И не стоило бы брать в кавычки слова “авторитарный” и “демократический”. Об авторитарных тенденциях, как о “неизбежном зле” в России говорили даже деятели официозных СМИ. Зачем же отказываться от собственных оценок. Внимательнее читайте своего Павловского, господа.

 

Да и демократия, она не нуждается в кавычках. Она или есть, или ее нет. В России ее почти не осталось. Это тоже стало общим местом, и даже не опровергается всерьез.

 

Ну, а о том, что в рамках имперских моделей авторитарных линейных вертикалей управления эти проблемы не решить, можно узнать, прочитав любой современный учебник по менеджменту или теории управления. Весь цивилизованный мир стремиться как можно больше расширить пределы использования гораздо более эффектных гибких организационных структур. Во всем цивилизованном мире на слуху лозунги делегирования полномочий и децентрализации.

 

И только в России этих достижений управленческой науки в упор не видят. Впрочем, это тоже имперская традиция. В свое время так же не увидели кибернетику и генетику. А потом … Потом стали динозаврами и рухнули в 1991 году, что называется, на ровном месте.

 

А что собственно, плохого в стремлении жить как в Эстонии, Финляндии и Дании? Без грязных помоек вдоль дорог, с асфальтом на улицах даже самых малых деревень, с отсутствием полицейского произвола?

 

Кто от этого отказывается?

 

Кто имеет возможность выбирать, в массе, именно, в массе, предпочитают Европу. И вот уже 70% жителей Печерского района Псковской области получают эстонские паспорта.

 

Курьезно, но этот факт яростно отрицают «патриоты», типа эстонские паспорта получают лица, которых можно считать этническими эстонцами. Так вот, это вранье. Получают все, кто только может. В том числе те депутаты регионального законодательного собрания, которые принадлежат к Единой России, и громче всех орут о патриотизме.

 

Эту информацию передал автору соратник, имени которого мы по понятным причинам не называем, ибо он … сотрудник аппарата Псковского областного законодательного собрания.

 

Это лучший ответ на вопрос, что бы выбрал простой житель России, если бы мог выбирать.

 

Итак, г-н Иванов при всем пафосе его статьи не нашел никаких доводов, опровергающих здоровые и естественные требования “новых националистов”.

 

Единственный обоснованный довод в пользу отрицательной оценки этого политического направления – реальная угроза имперским структурам от этих националистов. Автор признает, что “новые националисты” представляют для властей угрозу не меньшую, чем традиционные национал-экстремисты, признает, что “новые националисты” имеют потенциал для того, чтобы “смущать умы”.

 

Короче, признает ДЕЕСПОСОБНОСТЬ и ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПЕРСПЕКТИВНОСТЬ нового движения. Признает его реальность.

 

Разумеется, его это не вдохновляет. И он называет “новых националистов” в стиле г-на Путина “дураками или провокаторами”.

 

Итак, мы можем сказать иным “крутым оппонентам”, пренебрежительно отзывающихся о “новых националистах”: “Вы не правы, господа. Новые националисты будут покруче вас. Это сам Кремль признал”.

 

Да, да, признал. Ибо полунамеки, высказанные в статье, стоит, условно говоря, “умножить на два”.

 

Статья явно программная и установочная. Ее не мог написать г-н Иванов по собственной инициативе. Начинающий 27-летний журналист, только что получивший высшее образование не может поднимать такие темы без санкции сверху. Более того, такие статьи обычно пишутся, оформляя тезисы, которые набросали гораздо более старшие “товарищи”.

 

Мы можем только гадать, кто это. Обычно такие темы поднимаются на самом верху.

 

Ведь, согласитесь, вопрос деликатный. Надо и внимание обратить на потенциальную угрозу, и свести ее реальность до минимума. Ибо, повторим, такие заявления, это признание потенциала противника. Признание самое авторитетное в данной ситуации.

 

А стремление принизить потенциал “нового национализма” налицо. Например, сказано о неком абстрактном обострении ситуации в мире, что может сыграть на руку “новой оппозиции”.

 

Как сыграть? Что за голословные утверждения? Автор статьи не может этого сказать, или сказать опасается?

 

Ну, тогда мы разъясним, на что намекает, и чего боится сказать внятно г-н Иванов. Он боится сказать то, что обострение борьбы в мире сопровождается активизацией поисков союзников.

 

Так вот господа имперские националисты и национал-социалисты не имеют ни малейших шансов обрести дееспособных союзников вне России. А вот “новые националисты”, отказавшиеся от идеи империи, портящей жизнь всем вокруг, имеют огромный коалиционный потенциал.

 

Практически потенциальными союзниками “новой оппозиции” является большинство современного мира. От Англии до Японии. От Украины до Китая.

 

В данном случае в полном объеме признать потенциал “новых националистов” означало бы привлечь внимание к этой политической тенденции всех потенциальных спонсоров. Поэтому г-н Иванов и соблюдает аккуратность.

 

Поэтому, кстати, он и не скатывается на жанр политического доноса.

 

В самом деле, в данной ситуации назвать имена идеологов или потенциальных вождей новой оппозиции было бы прямой политической рекламой им перед лицом потенциальных спонсоров и союзников.

 

Не будем заниматься политической рекламой, но все же дополним г-на Иванова, и укажем, что идеи новой оппозиции развиваются уже в течение целого ряда лет.

 

И все авторы этих идей исходят, прежде всего из того, что русскому народу надо дать возможность жить по-человечески. Как в Европе. Мы показываем с цифрами и фактами, что вопреки расхожим мифам это возможно. Мы показываем, что иррациональная враждебность Западу не присуща русскому народу, но присуща имперской государственной модели.

Мы отвергаем эту модель, ради процветания народа и развития цивилизации.

Все предыдущие годы главной целью еще не оформленной “новой оппозиции” было прорвать информационную блокаду. Сейчас мы ее прорвали. Прорвали, не имея никаких ресурсов. А если ресурсы будут? Тогда не только информационную блокаду прорвать можно.

 

И успех не просто возможен.

Он предопределен.

4. «А если?...». И снова о единственном шансе

В этом месте наверняка иной скептически настроенный читатель не удержится от внутренней усмешки. Так ли уж предопределен успех? И потом, кому от этого успеха будет польза? Для кого этот успех?

 

Что ж, вопросы закономерные. Поэтому не грех будет кое-что повторить. Подвести, так сказать, некие «промежуточные итоги».

 

Итак, монстр российской государственности веками планомерно уничтожал русский народ. Уничтожал физически. Сейчас этот процесс вступил в завершающую фазу. Именно в годы правления Путина убыль русского населения увеличилась на 20% по сравнению с так проклинаемыми ныне 1990-ми. И именно сейчас столь очевидно откровенное стремление россиянских властей просто «заменить» население России. Заменить русских на инородцев.

 

Как реагирует на это само русское население (мы специально не упоминаем более высокие слова «народ», а тем более «нация», право на которые десятками миллионов овощей, голосующих за Единую Россию, еще предстоит заслужить)?

 

Да так же, как и всегда, все эти сотни лет имперско-христианского инородческого ига.

 

Есть просто выживающие, есть «овощи», которые этим растительным существованием еще и пытаются «гордиться», есть «пособники террористов» в лице россиянских «патриотов».

 

И есть те русские, которые поняли, что сохранить просто генофонд нации, не говоря уже об уникальном цивилизационном русском опыте, можно только демонтировав монстра российской имперской государственности.

 

Допустим, что у этих «антироссийских русских» ничего не получилось. Что кризисы миновали и путинская «стабильность» сохранена на десятилетия вперед.

 

Что в итоге? Так ли трудно предсказать последствия?

 

Да нет же. Все предельно просто.

 

Русское население через 20-30 лет сократится в полтора-два раза. И при этом изрядно постареет. Оно будет заменено нашествием «дикого мяса» с юга и востока, которое составит к 2050 году большинство населения РФ.

 

Кризис все равно будет. Даже при самых благоприятных условиях. Ибо просто закончатся нефть и газ, на которых сейчас существует Россия. Однако, этот кризис при максимально долгом «сохранении стабильности» случится слишком поздно, чтобы его результатами смогли бы воспользоваться русские. Такой кризис только подтолкнет процесс окончательного вымирания русских.

 

При этом в мире может происходить все, что угодно. Это для такой России ни хорошо и ни плохо.

 

Русские при любых внешних сценариях будут вымирать и замещаться инородцами. Ибо этот процесс не зависит от внешних факторов.

 

Нефть и газ все равно закончатся, по каким бы ценам их не продавали. А закончатся нефть и газ, закончатся и деньги. Опять же повторим, сколько бы эти нефть и газ не стоили.

 

При этом у русских как не было, так и не будет своего национального государства, отстаивающего русские национальные интересы, а не российские интернациональные.

 

Что особенно обидно, так это то, что у соседей с запада, стран Балтии, Польши, Украины будут полноценные национальные государства, жестко отстаивающие национальные интересы собственных народов.

 

А у русского народа такой структуры не будет.

 

Что в итоге?

 

Некая территория на месте нынешней РФ, населенная не русским населением и управляемая денационализированной бюрократией будет.

 

Но будет ли судьба этого образования интересна русским, которые после 2050-го года станут исчезать опережающими темпами и вымрут к 2080-му году? Вопрос риторический. Нет, не будет. У мертвых нет интереса ни к чему.

 

Альтернативы? Что ж, давайте рассмотрим их.

 

Смена режима в рамках существующей политической системы. После «выборов» 2007 – 2008 года всерьез рассматривать такую возможность может только клинический идиот. Мы к таковым не относимся.

 

Классическая революция или переворот. Увы, для таких сценариев нет сил даже сейчас. И по мере ослабления нации этих сил будет все меньше и меньше.

 

Что же остается?

 

Остается только масштабный кризис, который будет иметь не политические (или в основном, не политические) причины. То есть системный кризис страны в целом. При этом желательно, чтобы он произошел как можно скорее.

 

Только такой кризис «расчистит пространство» для построения новой политической модели, способной сохранить для русского народа хоть что-то.

 

Политически активным русским антиимперским кругам не хватит сил этот кризис вызвать, но хватит сил при благоприятном стечении обстоятельств этот кризис подтолкнуть, и потом результатами этого кризиса воспользоваться.

 

Иного не дано!

 

Или гарантированное вымирание русских, или использование единственного шанса, который дает кризис. Причем не отдаленный, а ближайший.

 

И весь наш оптимизм основан на том, что, слава Нашим Богам! кризис все же неизбежен. И отнюдь не к 2020-му году, а гораздо раньше. А значит дело только за нами.

 

Не упустить свой шанс – вот наша задача.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.194.161 (0.032 с.)