Глава 11. Дом Красного Дракона



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 11. Дом Красного Дракона



Слезы высохли, а вместе с ними высохла и Ева. Внутри образовалась пустыня: ни чувств, ни страха, ни боли. И это было к лучшему. Она снова дышала полной грудью, вернулась ясность мыслей, только где-то внутри (пожалуй, в области сердце) сжалась в комок и затаилась девочка с волосами цвета липового меда, которой она была совсем недавно и вместе с тем так давно.

— Бог мой, что это? – из-за охватившего ее благоговейного трепета Ева перешла на шепот.

Прямо по курсу проступили контуры строения. По размерам оно превышало все виденное Евой ранее. Дом или замок (она еще не определилась с называнием) занимал территорию, на которой бы легко поместилось с десяток стадионов. Сверху здание походило на причудливый лабиринт, словно сумасшедший зодчий – этакий Мичурин от архитектуры − взял и смешал в одну композицию несколько построек и стилей.

От дома несло вязким страхом. Ужас был настолько осязаемым, что, казалось, лип к одежде и коже, проникая сквозь поры к сердцу с целью навсегда поселиться в нем.

Голос Алекса заставил Еву вздрогнуть:

— Это здание − душа всего, что ты видишь вокруг, и наша конечная цель. Мы называем его Домом Красного Дракона.

— Кто такой Красный Дракон, о котором вы постоянно твердите?

— Это тебя не касается. По крайней мере, сейчас.

Ева искоса посмотрела на парня. Его лицо было непроницаемо, точно он нацепил маску. Не определить, какие эмоции он испытывает, глядя на остроконечные шпили Дома.

Лошади начали снижение, подбираясь к воротам Дома, и Ева разглядела их во всей красе. Ворота из двух цельных кусков черного камня высотой с пятиэтажную хрущевку производили кошмарное впечатление. Стоит таким захлопнуться за твоей спиной и пути назад уже не будет. Но хуже всего был барельеф. Страдания грешников, запечатленные в камне, служили предупреждением: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Навеки застыли перекошенные от крика рты, обезображенные лица и отрубленные конечности. Адское пламя лизало пятки нечестивцев, демоны заносили над их головами кривые ятаганы, забрызганные кровью и слезами замученных ими душ.

— До чего жуткий барельеф, — она поняла, что сказала это вслух лишь когда Алекс ответил.

— Это метафора.

— В каком смысле?

— В аду нет физических страданий, так как нет тела. Никто никого не режет и не жарит на сковороде. Это выдумки людей. Здесь истязают душу.

Ева не поняла, как это – истязать душу, но переспрашивать не стала, не желая вникать в подробноси. Увлеченная изучением барельефа, она не сразу заметила фигуры у ворот: Сергея и всадников с лошадьми. В современной одежде они напоминали пришельцев из космоса в средневековом мире. Внешность демона изменилась: он сделался выше, а его скулы заострились, придав лицу неестественную худобу, но все же в новом облике угадывался знакомый Еве Сергей.

Демон подождал, пока Ева с Алексом присоединится к ним, и повернулся к воротам. Раскинув руки, он прокричал:

— Abyssus abyssum invocat! [3]

Демон широко улыбнулся, и Ева увидела его остроконечные зубы, усиливающие лютое выражения его и без того хищного лица.

Голос Сергея прокатился по равнине перед Домом подобно валуну. Ворота содрогнулись и заскрежетали. Осыпав всадников каменной крошкой, они разъехались в стороны. Изнутри пахнуло затхлостью и тленом.

Тенебра нервно топталась на месте. Ева успокаивающе погладила бок лошади, ощутив сотрясающую ее дрожь. Бедное животное было напугано.

— Вперед! – скомандовал Сергей.

Ссутулив спины,всадники пошли за демоном. В стенах Дома Ева почувствовала себя утопленником с привязанным к ноге камнем, неумолимо тянущим ее ко дну. Ворота за спиной завибрировали и с громким хлопком закрылись. Евой овладело желание броситься назад и молотить изо всех сил по каменным глыбам, пока ее не выпустят, но она сдержалась.

Они попали во внутренний двор, где брал начало длинный и широкий коридор, прямой как школьная линейка. В пиалах на треножниках из черного металла горело масло. Оно сильно чадило. От его прогорклого запаха першило в горле.

Графитовая тень метнулась к Еве, и она, отпрянув, чуть не закричала. Существо выглядело как бесформенная студенистая масса, постоянно меняющая очертания. Оно протянуло к Еве нечто отдаленно напоминающее руку, точно прося милостыню.

— Отдай ему поводья, — услышала она приказ Сергея.

Сделав, что было велено, Ева с грустью смотрела вслед Тенебре, ведомой фантомом.

— Это демон-тень, — шепнул ей на ухо Макс. – Они в аду вроде прислужников. Не переживай за Тенебру, они о ней позаботятся.

Ева благодарно кивнула парню. Все вокруг было для нее в диковинку, и она радовалась любой возможности узнать что-то новое.

Шаги гулко отражались от стен и потолка, высоту которого Ева так и не определила из-за скудного освещения. Через сотню метров стены расступились, коридор привел их в круглый зал, где, несмотря на большее количество треножников, сохранялась мрачная атмосфера Дома. Вдоль стен, завешанных гобеленами со сценами насилия и убийства, стояла пара деревянных лавок. Широкая лестница вела наверх. Балясины в перилах представляли собой скрюченных от пыток людей. Каждая мелкая деталь интерьера прозрачно намекала на любимое занятие жителей Дома – причинение страданий.

Посреди зала высокий юноша в сером балахоне похожем на домашний халат придерживал за ручки инвалидное кресло. У юноши был отсутствующий вид, словно он не живое существо, а придаток инвалидного кресла. Немного живее выглядел старик в кресле столь нелепом среди средневековой обстановки.

Внешность старика наводила на мысль, что ему осталось недолго. Сморщенную кожу рук покрывали старческие пятна, щеки запали, глаза прикрывали опухшие веки, голова слегка подрагивала, и ему приходилось напрягаться, чтобы держать ее прямо. Он съежился в кресле, занимая не более половины отведенного ему места. Редкие пряди седых волос обрамляли изможденное лицо. Ничего кроме жалости его вид не вызывал.

— Самаэль, — с трудом выдохнул старик. Похоже, все его силы ушли на этот короткий призыв.

Сергей встал на одного колено перед креслом и склонил голову. Ева сообразила: Самаэль – истинное имя демона. Что еще ей предстояло узнать о всадниках? Она оглянулась на стоящего позади Макса. Может, и его зовут иначе?

— Ты привел ее? – голос старика походил на черствый крошащийся хлеб. Такой же шершавый и надломленный.

— Да, сир. Она здесь.

— Пусть подойдет, — старик заволновался, заерзал в кресле. Еще немного и от возбуждения его бы хватил удар.

Сергей-Самаэль поднялся с колен и махнул рукой. За спиной у Евы вырос Алекс и грубо толкнул ее вперед. Она чуть не растянулась перед инвалидным креслом, лишь в последнюю секунду удержав равновесие.

— Наклонись, дитя, — поманил ее старик.

Она послушно нависла над креслом. В ноздри ударил запах старой кожи и еще едва уловимый аромат, от которого закружилась голова, и спазмом сдавило желудок. Старик проворно выпростал из-под пледа руку и схватил ее за подбородок. Узловатые пальцы впились в скулы. Хватка была крепка, вздумай Ева вырываться часть ее кожи осталась бы в ладони старца.

— Будь хорошей девочкой и все твои мечты исполнятся, — произнес он, дыша ей в лицо.

Невыносимый запах усилился. Ева стиснула зубы, давя рвотный позыв. Так отвратительно пахнет разве что протухший куриный бульон. На долю секунды старик приподнял тяжелые веки, их взгляды встретились. Глаза салатового цвета, вобрав в себя остатки жизненных соков из угасающего тела, фонтанировали силой. Глядя в них, нельзя было помыслить, что их хозяин слаб и немощен. Наконец, веки, как ставни, затворились и держащие ее пальцы разжались. Ева обрела свободу и тут же ей воспользовалась, отскочив от кресла. Старик обмяк, истратив последнюю энергию на разговор. Юноша развернул кресло и покатил его под лестницу. Колеса мерно поскрипывали – будничный звук в этом жутком месте звучал как насмешка.

— Алекс, проводи Еву в отведенную ей комнату, — не оборачиваясь, бросил Самаэль.

— Но почему он? – не выдержала она. – Почему этого не может сделать Макс?

Демон не удостоил Еву ответом, посмотрев на нее так, что она вмиг забыла, о чем спрашивала.

Всадники поднялись на второй этаж. Здесь их пути разошлись. Каждый пошел в одном ему известном направлении. Ева семенила вслед за Алексом, вышагивающим впереди как полководец. Вскоре обстановка полностью завладела ее вниманием, и раздражение улетучилось само собой.

Сводчатый потолок коридора поддерживали атланты. Их обнаженные тела покрывали раны. И хотя фигуры были каменными, выглядели они как живые.

Заметив ее интерес к скульптурам, Алекс пояснил:

— Праздность. В жизни они были бездельниками и сидели у других на шеях. Теперь отрабатывают.

Ева уловила смысл в его словах, лишь когда одна из фигур открыла сомкнутые веки и застонала.

— Господи, да они живые! – содрогнулась она.

— Постарайся не упоминать Бога в этих стенах, — откликнулся Алекс. – Здесь это считается дурным тоном.

Она еле привыкла к стенаниям атлантов, как из-за ближайшей двери раздался зловещий рык. Ева подпрыгнула на месте и с трудом удержалась, чтобы не схватить Алекса за руку.

— Это еще кто?

— Там живут зверушки.

— Местный зоопарк? – обрадовалась Ева. Животных она любила с детства.

— Скорее, кунсткамера, — на Алекса напала болтливость, и он продолжил голосом опытного экскурсовода: — я вырос здесь, но так и не понял до конца устройство Дома. Здесь тысячи комнат. Есть странные места, есть зловещие. Здесь легко заблудиться, так как Дом постоянно меняется.

— Как это – меняется?

— Ты выходишь из одной комнаты, а когда пробуешь войти вновь, то за дверью уже нечто иное. Не советую гулять по Дому в одиночку.

— Ты нарочно меня пугаешь, — не поддавалась Ева на провокацию. – Если все это так, то как ты найдешь мою спальню?

— Она из числа стационарных помещений. Видишь ли, повседневные комнаты, такие как спальни, гостиные, ванные всегда находятся на своем месте.

— Какие же комнаты перемешаются?

— Другие, — туманно ответил Алекс.

Оставалось только догадываться, что представляют собой эти «другие» комнаты и зачем они нужны. Тем временем Алекс притормозил у резной двери.

— Вот и твои апартаменты, — он натянуто улыбнулся. – Не скучай.

Ева посчитала, что «спасибо» будет слишком жирно для Алекса, и поблагодарила его сухим кивком. С момента их ссоры он был с ней холодно-вежлив, точно он – принц крови, а она – недостойная его внимания челядь. А еще он смотрел сквозь нее, будто она бесплотный призрак, и даже не пытался извиниться! Конечно, она бы ни за что его не простила, но сам факт его равнодушия здорово бесил. «Пусть так», − решила Ева. Ей знакомы правила этой игры, она тоже умеет быть сволочью.

Ева хлопнула дверью перед носом Алекса, получив от этого моральное удовольствие, а уже секунду спустя забыла о парне и других проблемах, потрясенная столкновением с демоном-тенью. Он ставил тарелку с фруктами на стол, а, заметив ее, юркнул в коридор через щель между дверью и полом. Из встречи Ева вынесла одно: в ее спальню в любой момент может попасть кто угодно и ему даже не понадобится открывать для этого дверь.

Еве досталась уютная и вместе с тем кошмарная комната. Несомненным плюсом адского дизайна была гигантская кровать. На ней спокойно можно было провести боксерский поединок. Тусклый свет, проходя сквозь цветные витражи окон, преломлялся, окрашивая паркет в цвета радуги. Со стороны казалось, что по полу разлит бензин. После встречи с атлантами Ева не могла отделаться от мысли, что статуэтки, украшающие столбики кровати, вот-вот оживут. Она то и дело оглядывалась, желая убедиться, что они не следят за ней глазами-бусинками.

Ева мечтала выбежать из комнаты, пронестись по коридорам, вскочить на Тенебру и умчаться подальше от пугающего мира. Но выйти за пределы спальни было страшнее, чем остаться.

После полного впечатлений дня и первой в жизни поездки на лошади она захотела освежиться, но в ванной над умывальником не было крана. Видимо, блага цивилизации в Доме были не в почете и, чтобы помыться, надо позвать слуг.

Размышляя о своей горькой судьбе, Ева бездумно провела ладонью над раковиной и – о, чудо! – на пальцы потекла теплая вода. Повинуясь инстинкту, она отдернула руку – вода исчезла. Лишь урчание стока подтверждало, что она была. Ева снова вытянула руки, как если бы собиралась их ополоснуть. Прямо из воздуха полилась чистая, приятно теплая вода. А стоило шагнуть к ванной, как та наполнилась водой той температуры, которую предпочитала Ева.

Она долго нежилась в ванной, блаженно прикрыв глаза. А после, обмотавшись полотенцем, подошла к зеркалу. Так вот почему у нее горели щеки! Кожу уродовали кровавые полумесяцы – следы от ногтей старика.

— Бог мой! – воскликнула Ева и прикрыла рот ладонью, вспомнив о предупреждение Алекса насчет запретного слова. Кем бы ни являлся старик, от него надо было держаться подальше. Он явно не в себе.

В спальне Ева повалилась на кровать, думая, что не уснет. Но стоило голове коснуться подушки, как ее сморило.

Глава 12. Демон Зенита

Ева легко вникла в распорядок жизни Дома и гармонично вписалась в него. Выполняй, что велено, и все будут вежливы с тобой, а некоторые даже милы − постигла она негласное правило. За две недели она научилась худо-бедно ориентироваться в Доме. Если не забредать в незнакомые места, отыскать дорогу было несложно. Демоны-тени на поверку оказались безобидными существами, зато однажды встреченный в темном коридоре демон Зенита поверг ее в смятение.

В тот день Ева направлялась из столовой к себе в комнату, когда заметила шагающего навстречу мужчину. В полумраке коридора она приняла его за Самаэля, но быстро поняла свою ошибку. Ее насторожила походка мужчины. Он точно скользил по полу, пританцовывая. По мере его приближения она все отчетливее видела, что мужчина вопреки сходству с человеком им не является. Его выдали глаза: в темноте зрачки светились, как у кошки. Заостренные скулы придавали лицу нездоровый вид, как если бы он был на последней стадии тяжелой болезни. Длинные подвижные пальцы заканчивались когтями. Поравнявшись с ней, незнакомец улыбнулся, обнажив ряд похожих на толстые иглы зубов. Но, несмотря на экзотическую внешность, он был хорош собой, а жуткая улыбка таила бездну очарования. На вид ему было не больше двадцати пяти лет. Инфантильные черты его лица походили на женские, впечатление усиливали кремового цвета волосы, ниспадающие до плеч, и черный костюм, подчеркивающий плавные линии гибкого тела.

Незнакомец поклонился Еве, словно они на балу и он приглашает ее на вальс, а после, глядя на нее глазами цвета спелого апельсина, промурлыкал, жмурясь точно сытый кот:

— Предводительница. Давно мечтал о встрече.

— Меня зовут Ева, — сказала она первое, что пришло на ум.

— Невероятно подходящее имя для столь обворожительной девушки! – он шагнул ближе, сократив расстояние между ними до неприличного.

— А как ваше имя? – спросила Ева. Вопреки вежливым манерам мужчины она чувствовала исходящую от него опасность.

— Зови меня Дей.

Он наступал, она пятилась, пока не уперлась спиной в стену. Зажатая между незнакомцем и стеной, Ева лихорадочно соображала, как выбраться из неловкой ситуации, а пальцы мужчины, тем временем, гладили ее щеку. Стоило отдать ему должное: когти-бритвы ни разу не оцарапали кожу.

— Ты пахнешь клиновым сиропом, — доверительным тоном сообщил Дей. – Интересно, ты такая же сладкая на вкус?

Он высунул раздвоенный на конце язык, лизнуть ее щеку. Коснись он ее своим змеиным языком, ее бы непременно стошнило. Ева дернулась в сторону, но он схватил ее за руку, не позволив уйти далеко.

— Почему ты убегаешь?

Будучи под впечатлением от его анатомии она выпалила правду:

— У вас раздвоенный язык. Это отвратительно!

— Многие думали иначе. Знала бы ты, на что способен этот язык.

Ева задохнулась от возмущения и неловкости. На ее удачу, пока они с Деем играли в кошки-мышки, в коридоре появилось третье действующее лицо.

— Что здесь происходит?

Ева с облегчением узнала голос Самаэля. На глаза навернулись слезы, так она обрадовалась его появлению.

— Мы всего лишь балуемся, — улыбнулся Дей. – Невинные забавы, не более того.

— Отпусти девчонку.

— Как пожелаешь.

Прежде чем освободить Еву, Дей склонился к ней и прошептал:

— До встречи, недотрога.

Он разжал пальцы, и Ева в два прыжка очутилась у своего спасителя за спиной. Дей ушел, а Самаэль обернулся к ней.

— Какова черта ты делаешь? – гнев демона перекинулся на Еву.

— Я-то в чем виновата? – возмутилась она. – Он первый полез. Я просто шла мимо.

— Ладно, — кивнул Самаэль. – Эту проблему мы уладим. С этого дня тебя постоянно сопровождает кто-нибудь из всадников.

Самаэль подкрепил слова делом и лично довел Еву до ее комнаты. Она бы ни за что не призналась демону, но одиночные прогулки по наполненным стонами коридорам ей никогда не нравились, так что нововведение пришлось как нельзя кстати.

Демон подождал, пока она откроет дверь и заглянул внутрь. Вид блюда с нетронутыми фруктами его огорчил.

— Известно ли тебе чего стоило доставить эти фрукты сюда?

Ева пожала плечами. Сложности транспортировки с Земли ее не заботили.

— И ты позволяешь им вот так запросто испортиться, — негодовал демон. – Неблагодарная!

— Ну что вы, — не осталась в долгу Ева, — я очень вам благодарна за то, что вы выдернули меня из привычного мира и привезли в ад. Огромное спасибо! – с чувством выразила она признательность.

Самаэль обнажил в улыбке волчьи зубы. Кажется, ему пришелся по вкусу ее отпор. Демон сдержал слово: с этих пор один из всадников неизменно встречал ее у дверей спальни и сопровождал в прогулках по дому. Чаще всего это был Макс. Ева проводила с ним большую часть дня, не считая тех часов, когда она занималась с Алексом. Уроки стали для нее настоящей пыткой. От Алекса веяло стужей, ресницы лишь чудом не покрывались инеем.

В тот же день Ева спросила у Алекса кто такой Дей.

— Как, говоришь, он представился? — Алекс тщательно мыл доску. Комната для занятий походила на школьный класс, рассчитанный на одного ученика.

— Он сказал, что его зовут Дей.

Алекс нахмурился, бормоча имя.

— Вероятно, это сокращение.

— А как полное имя?

— Чем он тебя напугал?

— Ну, — протянула Ева, — он как бы приставал ко мне.

— Что? – Алекс рассмеялся.

— Не смешно, — насупилась Ева. – Он зажал меня в коридоре и собрался лизнуть мою щеку, — от отвращения она передернула плечами.

— Вот, значит, как. И ты, конечно, была против.

— Само собой.

— И зря, — подвел он черту. – Я смотрю, ты в совершенстве овладела техникой наживания врагов.

— По-твоему, я должна была ему это позволить?

— Почему нет? – удивился Алекс. – От тебя бы не убыло. Зато приобрела бы ценного союзника. Асмодей, между прочим, могущественный демон Зенита.

— Асмодей, — повторила Ева. – Это его имя?

— Уверен, это был он. Так себя ведет лишь демон похоти. На твою беду в кругу его интересов еще и месть. Я бы на твоем месте почаще оглядывался. Мало ли что.

Ева выдавила из себя кислую улыбку. Разве мог Алекс упустить случай поизмываться над ней?

— Чем ехидничать, лучше расскажи мне о демонах побольше.

— С каких пор ты выбираешь тему урока?

И все же Алекс внял ее просьбе. Каллиграфическим почерком он вывел на доске порядок демонической иерархии, дополняя то, что в свое время рассказал Макс.

— Демоны Подножия включают в себя три категории. Низшая – демоны-тени. Их ты видела. Они всего-навсего тупые служаки. Даже говорить неспособны, но отлично выполняют распоряжения. Над ними стоят каратели. У них, пожалуй, самая увлекательная работа, — мечтательно протянул Алекс.

— Что за работа?

— Наказание грешников.

— О! – выдавила из себя Ева. Причинять страдания другим не казалось ей увлекательным занятием.

— И последние из этой категории – фурии. Они − армия. «Имя нам легион, ибо нас много» − это про них.

— А что с демонами Зенита?

— Тут посложнее. Во главе всех стоит, так называемый, демон-бог. Не удивляйся, в аду тоже есть бог.

— Его случайно зовут не Люцифер? – вспомнила Ева фильмы ужасов.

— Случайно нет. Мы называем его Красным Драконом.

Ей стало не по себе при мысли, что она находится в Доме этого самого Дракона. Что он собой представляет? Вряд ли глава всех демонов милый и добродушный парень.

— Люцифер – выдумка, — рассуждал Алекс. — Его придумали для поднятия имиджа ада. Вообрази: прекрасный падший ангел вынужденный вечно страдать лишь за то, что осмелился высказать мнение отличное от других. Звучит романтично, не правда ли? Барышни визжат от восторга.

— Демоны пытаются повысить свой рейтинг?

— Представь себе, да. Молодые адепты куда охотнее продают души сексапильному красавцу с темным прошлым, чем огнедышащей рептилии.

— Демон-бог один? – спросила Ева.

— Мы веруем в единого бога, — усмехнулся Алекс.

Подождав пока она переварит информацию, он продолжил:

— Приближенные Дракона демоны-курфюрсты. Их шестеро и они созданы Драконом. Они плоть от плоти его. Самаэль и Асмодей из их числа. Каждый из демонов-курфюрстов имеет свою силу и область ее применения.

— Что за область у твоего отца?

— Он специализируется на смерти, — пояснил Алекс и прибавил: — каков отец, таков и сын.

— Слишком много данных, — Ева обхватила голову руками.

— Еще немного, — успокоил он. — Тебе следует знать, что существуют демоны-искусители - суккубы и инкубы, а так же демоны-истребители. Чем занимаются первые не трудно догадаться, в задачу истребителей входит насылать на землю катастрофы, всячески сокращая численность людей.

— Какие они все милашки, — вяло пошутила Ева.

— Не без этого.

— И мне предстоит выпустить всю эту компанию на волю?

— Вообрази, какое после этого начнется веселье! – впервые она видела Алекса жизнерадостным. Он ликовал из-за грядущего освобождения демонов. Жаль она не разделяла его энтузиазм.

После урока Ева чувствовала себя, как альпинист совершивший восхождение на Эверест. Меньше всего ей хотелось думать о том, что случится, когда демоны обретут свободу. Чтобы отвлечься, она попросила Макса показать ей Дом. Они жили здесь уже две недели а она до сих пор имела смутное представление об этом месте.

— Что ты хочешь увидеть? – спросил он.

— Когда мы приехали, Алекс сказал, что в Доме есть необычные комнаты. Прогуляемся по ним?

— Мы рискуем заблудиться, — предупредил Макс.

Но Ева была непреклонна, и он уступил. Максим вывел ее на перекресток, где несколько коридоров сходились воедино.

— Выбирай направление, — предложил он.

Ева свернула направо, дернула ручку ближайшей двери и попала в анфиладу комнат.

— Это «Палаты четырех стихий». Мы стоим в зале воздуха.

Едва Макс договорил, как дуновение ветра коснулось ее лица. Стены и потолок разъехались в стороны, и навстречу Еве поплыли облака. Она раздвигала их руками, прокладывая себе путь. На ощупь облака напоминали взбитые перьевые подушки.

— Зачем нужны эти палаты?

— Стихии – чистая энергия, — ответил Макс. – Ты обратила внимание, что Самаэль ничего не ест? Здесь он и другие демоны черпают силу. Хотя, конечно, большую ее часть им дают боль и страдания грешных душ.

В следующем зале их окатило дождем. Хлюпая по лужам, глубина которых местами доходила до колена, они выбрались из стихии воды и, нырнув под арку, перешли в третий зал. Вместо стен здесь плясали языки пламени, как если бы Ева и Макс попали в горящий дом. Кожу обдало жаром, одежда мгновенно высохла. Ева без объяснений догадалась, что зал посвящен огню. Она заторопилась дальше, пока брови и ресницы не обгорели.

Последний зал был стихией земли. В ноздри ударил запах свежескошенной травы. С потолка свисали корни деревьев. Кое-где пробраться между ними приходилось ползком.

Перепачканные в земле они выбрались из «Палат четырех стихий». Ева выжала остатки воды из волос и отряхнула джинсы от песка.

— Все еще хочешь погулять? – осведомился Максим.

— Еще бы!

Держась за руки, они выбрали следующую дверь и, скрестив наудачу пальцы, пересекли порог.

Комната под самый потолок была заполнена колоколами. Большие и маленькие, золотые и хрустальные они висели в воздухе на разной высоте и безо всякой опоры. Ева коснулась ближайшего колокольчика. Его серебристый звон походил на шум горного ручья. Другие колокола принялись вторить ему, нежная мелодия переросла в зычный набат, и Ева зажала уши, чтобы не оглохнуть.

Не сговариваясь, они бросились к выходу и только в коридоре отняли ладони от ушей.

— Что это было? – спросила Ева, когда гул в голове поутих.

— «Зал тысячи колоколов». Они играют мелодию жизни. Если прислушаться к их голосам, они споют тебе твою судьбу, — чуть подумав, Макс добавил: — ну, или ты оглохнешь.

— Второй вариант больше похож на правду.

Несколько часов они бродили по Дому Красного Дракона и побывали во множестве комнат. Некоторые из них Макс знал, другие были открытием и для него. Они наткнулись на кладбище на одной из площадок широченной лестницы и прошли мимо могильных плит, добираясь до очередного коридора.

Ева и Макс посетили «Зал тумана», который принимал формы их кошмаров, и выбежали оттуда с криками. Они видели комнату полную свечей. В их огне отражалось прошлое и будущее. В «Зале шептунов», они слушали перешептывание духов. По большей части те, перебивая друг друга, рассказывали печальные истории своих жизней.

Ева словно неслась на американских горках: совершая опасные виражи, она то срывалась вниз, так что дух захватывало, то воспаряла к облакам, а со всех сторон мелькали фантастические пейзажи. Это был самый захватывающий аттракцион в ее жизни. Одно помещение сменялось другим, и каждый раз казалось, что они вышли не там, где зашли.

Попадались и обычные помещения. Наверное, в сотый раз за день распахнув дверь, Ева и Макс угодили в гостиную. Освещенная лишь огнем в камине, она выглядела безлюдной. Ева была рада передохнуть. Они не произносили этого вслух, но оба понимали, что заблудились.

Ева повалилась в кожаное кресло сбоку от камина и положила ноги на банкетку.

— Как отсюда выбрать? – спросила она.

— Я бы посоветовал все время сворачивать налево. Хотя это еще вопрос: куда именно вы желаете выбраться, — услышала она ответ. При этом Макс, сидящий напротив нее, рта не раскрывал.

Не сговариваясь, они подскочили и завертелись, выискивая источник голоса. В темном углу, куда не проникал свет от горящих поленьев, Ева приметила силуэт мужчины. Он сидел в вальяжной позе, вытянув ноги, и курил. Во время затяжки кончик сигареты вспыхнул ярче, выхватив из мрака длинные пряди светлых волос.

Максим схватил Еву за руку и увлек к себе за спину. Дей (Ева тотчас узнала его) вселял в нее страх граничащий с брезгливостью, но под защитой Макса она чувствовала себя в безопасности.

— Как нам вернуться в свои комнаты? – спросил Макс.

— Вы так безнадежно далеко забрели от своих гнездышек, что я даже не знаю, как вам ответить.

— А ты напрягись.

Макс вел себя нахально, но Ева ощущала, как подрагивают его пальцы, сжимающие ее запястье. Здесь вдалеке от их опекуна, наедине с могущественным демоном он, похоже, не верил в благоприятный исход встречи.

— Напрячься? Это я могу, — Дей одним ловким движением поднялся на ноги и вышел на свет. И снова Еве почудилось, что он не идет, а исполняет па экзотического танца. – Только, боюсь, ты после этого расслабишься. Навсегда.

Подмигнув Максу, демон потерял к нему интерес и сосредоточился на Еве.

— До чего я рад твоему визиту, недотрога. Не иначе судьба сводит нас вместе. Мне категорически запретили приближаться к предводительнице, но не прошло пары часов и вуаля: она сама явилась в мои покои.

По роковой случайности они забрели в комнаты Дея. Едва ли кто-то будет искать их здесь.

— Если ты хоть пальцем ее тронешь, Дракон спустит с тебя шкуру! – пригрозил Макс.

— Вот уж напугал, так напугал. Что если я не буду ее трогать, а выпущу кишки тебе? Почему мне кажется, что из-за тебя меня по попке не отшлепают. Хоть я и не против подобных забав, — хитрая улыбочка продемонстрировала острые зубы демона, которыми ничего не стоило разодрать горло.

— Ты не посмеешь!

— Поспорим?

Ситуация зашла в тупик. Макс лишь провоцировал демона, и Ева вмешалась, пока он окончательно все не испортил.

— Что тебе от нас нужно?

— Вот это уже деловой разговор. Будем торговаться? – Дей в предвкушении потер ладони.

— Просто скажи, чего ты хочешь.

— Тебя, — ответ не заставил себя ждать.

— Не пойдет. Придумай что-нибудь другое, — покачала головой Ева.

— Подожди отказываться, не выслушав условия.

— Говори, — вместо Евы произнес Макс.

Она посмотрела на своего спутника. С какой стати он обсуждает с демоном ее стоимость?

— Я отпущу твоего защитника и даже укажу ему дорогу. Он вернутся за тобой на пару с подкреплением. А пока он будет блуждать по коридорам Дома, ты посидишь здесь со мной. Обещаю не делать ничего такого, чего бы ты сама не захотела.

— Чем мы займемся? – сипло поинтересовалась Ева.

— Всем, чем пожелаешь, недотрога, — многообещающе ответил Асмодей.

— Договорились, — кивнул Макс.

Ева потеряла дар речи. Макс обменял ее на собственную свободу! Это было что угодно, только не рыцарский поступок.

— Не волнуйся, — прошептал Макс, прежде чем оставить ее наедине с демоном Зенита, — я разыщу Самаэля, и мы вызволим тебя.

«Конечно, — думала Ева, — можешь не торопиться. Я прекрасно проведу время в компании полоумного демона». Но вместо того, чтобы разразиться руганью, она заторможено кивнула в ответ. От нарастающей паники Ева потеряла способность говорить.

Макс получил подробную инструкцию, как выбраться из лабиринта коридоров, и ушел, не оглядываясь на Еву. Стоило двери захлопнуться за его спиной, как ее парализовало от ужаса.

— Чем займемся, недотрога? – интимно спросил Дей, подкрадываясь к Еве.

Глава 13. «Озеро слез»

— Вот так! – демон хлопнул в ладоши. – Тебе конец.

— То же мне напугал. Ты сильно рискуешь, — заметила Ева. – Стоит ли так открываться?

— Не тебе меня учить.

— Как знаешь, — она переставила белую фишку на несколько делений вперед, смахнув с доски пару черных.

— Ты жульничаешь! – возмутился Дей.

— Не правда. Просто ты не умеешь играть в шашки.

— Да я несколько сот лет убил на это занятие!

— Может, это не твое? – предположила Ева.

С ухода Макса минуло два часа. За это время страх Евы испарился, как лужа в жаркий день. Асмодей, как выяснилось, был милым парнем, если не сосредотачивать внимание на его зубах и когтях. Порой он отпускал сальные шуточки или делал двусмысленные намеки, но что взять с демона похоти? В конце концов, Ева в школе от местных хулиганов слышала и кое-что похлеще.

— И черт с ними! – Дей откинулся в кресле, показывая, что не намерен продолжать игру. Сощурив глаза, он пристально изучал Еву, а потом предложил: — не прогуляться ли нам?

Ева пробормотала:

— Но я думала, мы должны ждать Самаэля здесь.

— Моего брата с вечно недовольным выражением лица? Он ничего не понимает в развлечениях. Решено, — демон поднялся, — мы отправляемся на прогулку.

— Я сегодня достаточно насмотрелась на чудеса Дома, — возразила Ева.

— Кто сказал, что мы собираемся бродить по этому клоповнику? Я приглашаю тебя на вылазку за пределы Дома.

— Вот оно что, — опешила Ева.

Энергия Асмодея била через край и не имела вектора. Остановить его было нереально. Он походил на шквальный ветер, преодолевающий любые препятствия или, если что-то не выходило, крушащий их. Самым мудрым поступком было согласиться на прогулку. К тому же Еве было любопытно, что находится за стенами Дома.

Демон превосходно ориентировался в переплетение коридоров. Он заявил, что знает короткую дорогу к конюшням. Ева не за что бы ни повторила проделанный путь. Они то спускались вниз по широкой лестнице, то карабкались вверх по приставной. Шли направо, потом налево и по кругу. Для нее было сродни чуду, что через двадцать минут казалось бы бессмысленного блуждания они добрались до цели.

В конюшне стоял спертый запах, и Ева прикрыла нос платком. Пробираясь мимо стойл, она увидела то, что предпочла бы не знать. В кормушках лошадей лежало не привычное сено или овес, а разлагающаяся человеческая плоть. Зато, что кускитухлого мяса были когда-то людьми, говорили попадающиеся среди них пальцы, ступни и головы. Ева по-новому взглянула на Тенебру, меланхолично пережевывающую ужин.

— Это омерзительно! – скривилась Ева.

— Чего ты ожидала? Это адские скакуны, а не душки единороги. Ты не в Диснейленд попала, недотрога.

Ева поторопилась вывести лошадь во двор. Здесь она могла не думать о вкусовых пристрастиях Тенебры. Ведь это ее милая лошадка. Добрая и ласковая. Кому какое дело до ее кулинарных предпочтений?

Впервые с приезда Ева видела столько демонов. Внутренний двор буквально кишел ими. Им ни за что не выбраться из Дома. Демоны их просто не выпустят. Но вопреки ожиданиям толпа бесов расступилась перед спутником Евы. Тени разбежались по углам и жались там, опасаясь лишний раз выглянуть. Демоны рангом постарше кланялись и отходили, освобождая проход. Ева скосила глаза на Дея. Насколько он могущественен? Внешне он не производил впечатления несокрушимого демона, скорее напоминая подростка наглотавшегося экстази. Он был так же весел, непринужден и фамильярен. Озорная улыбка, не сходящая с полных губ, усугубляла сходство.

— Прокатимся с ветерком, — Дей вскочил на иссиня-черного коня.

Ева замешкалась. За единственную поездку она не превратилась в хорошую наездницу. Откровенно говоря, она и на посредственную не тянула.

— Вот так новость! – Асмодей развлекался. – Предводительница не в состоянии сесть на лошадь. Позволь спросить, недотрога, в Судный день ты побежишь впереди всадников на своих стройных ножках?

— Я поеду на Тенебре, — проворчала Ева.

— Тогда тебе следует научиться ездить верхом.

Асмодей подъехал к Еве, наклонился и протянул ей руку. Не видя подвоха, она ухватилась за предложенную ладонь и в ту же секунду оказалась на коне Дея. Спина упиралась в грудь демона, а его руки, держащие поводья, мешали спрыгнуть на землю.

— Я бы предпочла ехать на своей лошади.

— Я не могу этого допустить, — интимно прошептал ей на ухо Асмодей. – Вдруг ты упадешь и поранишься.

— Но как же Тенебра?

— Не волнуйся за кобылу. Ее отведут обратно в стойло.

Асмодей дернул поводья, и конь тронулся с места.

Куда Ева ни пыталась приткнуть руки, везде натыкалась на Дея, а он только хмыкал у нее за спиной, наслаждаясь ее мучениями. В итоге она обхватила себя за плечи и заерзала, увеличивая расстояние между собой и Деем, в результате чего едва не свалилась с коня. Демон в последний момент удержал ее, обхватив за талию, и прижал к себе.

— Сиди смирно, недотрога. Будет жаль, если с тобой случится беда.

Руку с талии он так и не убрал, мотивируя это заботой о безопасности предводительницы.

— Ты всегда пристаешь к девушкам? – спросила Ева.

— Открою тебе секрет: я пристаю не только к девушкам.

Ева закашлялась. Хотя какого ответа она ожидала от демона разврата?

Почуяв свободу за пределами ворот, конь перешел в галоп. Мимо проносились выжженные равнины. Земля вокруг словно пережила многократное извержение вулканов вкупе с бомбежкой и землетрясением. Небо скрывали облака пепла и дыма, почва покрылась коркой застывшей лавы. По дороге попадались озера раскаленной магмы. Пахло гарью и горелой человеческой плотью.

Натянув поводья, Дей остановил коня и соскочил на землю. Он подал Еве руку, предлагая помощь, но она слезла самостоятельно, пусть и потратив на это немало сил и времени.

— Где мы? – Ева осмотрелась.

— В аду.

Она закатила глаза, услышав откровенно издевательский ответ.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.12.229 (0.043 с.)