ТОП 10:

Карл Маркс и марксистская социология



В начало

Бесспорно, Карл Маркс — одна из самых величественных и трагических фигур в новейшей истории. По признанию и сторонников, и противников, он был гениальным мыслителем, оказавшим наиболее мощное влияние на судьбы человечества в XX веке. Вряд ли кто из великих деятелей новейшей эпохи удостаивался таких почестей, граничащих с обожествлением, и вряд ли кто подвергался такому глумлению и проклятиям, особенно в последние годы, и особенно в той стране, где он так долго был бесспорным авторитетом и объектом всеобщего поклонения. Мы так долго верили в правильность учения Маркса, что потом решительно стали обвинять его в наших ошибках и промахах, пытаясь возложить на него вину за неудачи в строительстве нового общества. Между тем один из крупных социологов из числа тех, кого трудно отнести к поклонникам Маркса, беспристрастно анализируя его теоретическое наследие, подчеркивает:

"Будучи социологом-экономистом того, что он называл капитализмом, Маркс не имел ясного представления о том, каким будет социалистический строй, и, не переставая, говорил, что человек не может наперед знать будущее".

Биографические вехи. Карл Маркс родился в 1818 г. в г. Трире (Германия) в семье адвоката. Образование получил в Германии (Боннский и Берлинский университеты). Завершив образование, женился на баронессе Женни фон Вестфален. Стал журналистом. В поисках постоянной работы в 1843 г. переехал в Париж. Там он вошел в круг радикальных эмигрантов, стал социалистом. В Париже он встретился с отпрыском богатой семьи фабрикантов-текстильщиков Фридрихом Энгельсом, с которым у него на всю жизнь сохранились близкая дружба и сотрудничество. В 1845 г. по настоянию прусского правительства его выслали из Парижа, и он переехал в Брюссель. В 1848 г., после начала французской революции, бельгийское правительство арестовало и выслало его. Маркс вернулся в Париж, где сформировал новый ЦК Союза Коммунистов. В апреле того же года Маркс и Энгельс отправились в Кёльн, где Маркс был главным редактором "Новой рейнской газеты". В мае 1849 года прусское правительство закрыло газету и выслало Маркса. Он вернулся в Париж, оттуда в августе 1849 г. вынужден был переехать Лондон. Здесь он и прожил до своей смерти в 1883 году. Терпел сильную нужду, перебиваясь случайными журналистскими заработками. Семья жила главным образом за счет финансовой помощи Энгельса.

В советской литературе не сложилось мнения об основоположниках марксизма как о социологах. И даже обстоятельный словарь "Современная западная социология" не упоминает ни того, ни другого в числе своих персоналий. Между тем влияние их на формирование классической социологии считается общепризнанным. Поэтому вполне закономерно, что британский "The Penguin Dictionary of Sociology" (где даже статья в полстраницы считается признанием значительных научных заслуг того или иного социолога) посвятил социологическому творчеству Маркса целых три страницы; такой же чести удостоен лишь еще один великий социолог — Макс Вебер. Этот же словарь указывает на пять социологически важных областей, охваченных в работах Маркса.

(1) В своих ранних работах Маркс проявлял интерес к понятию отчуждения; эта тема в том или ином контексте проходит и через многие его последующие работы. (2) Маркс широко известен своими взглядами на связь между экономической жизнью и другими социальными институтами. (3) В основе его интересов лежал, прежде всего, анализ жизнедеятельности обществ, организованных в социальные классы. (4) Теория социального изменения находит у Маркса выражение в теории классовой борьбы, которая выступает, по его утверждению, "двигателем истории"; эта идея настолько глубоко пронизывает творчество Маркса, что марксистскую теорию в западной социологии именуют иногда просто "теорией конфликта" (conflict theory). (5) Маркс был теоретиком преимущественно капиталистического общества.

В этом разделе мы кратко затронем лишь некоторые из упомянутых выше областей; другие, как увидит читатель, мы так или иначе затрагиваем в других главах настоящей работы. Кроме того, мы попытаемся дать очень краткий и максимально общий обзор тенденций, сложившихся в марксистской социологии — особой отрасли социологической теории, берущей свое начало из трудов Маркса.

 

Маркс об отчуждении

Отчуждением именуется особый вид взаимоотношений, складывающихся между людьми. На поверхности они представляются в форме утраты человеком контроля над какими-то предметами или даже собственными качествами, составляющими (или составлявшими) его собственную сущность. Наиболее отчетливо суть отчуждения проявляется, например, в отношениях собственности и в отношениях рыночного обмена. Если я изготовил какую-то вещь, вложив в нее свои знания, умения, время (а значит, часть самого себя), то я вправе распоряжаться ею по своему усмотрению. Но когда я продаю ее кому-то, то утрачиваю право собственности на нее, а значит, не властен над ее дальнейшей судьбой.

Д. Носов, например, под отчуждением понимает "отношения между социальным субъектом и какой-либо его социальной функцией, складывающиеся в результате разрыва их изначального единства..., а также сам процесс разрыва этого единства". Такое определение — во всяком случае, применительно к собственности — представляется не совсем полным и завершенным. Если я, к примеру потерял кошелек, но никто другой его еще не нашел и не присвоил, значит ли это, что я утратил права собственности на него? Хотя ведь "разрыв единства" между мною и кошельком действительно имел место.

Маркс в целом ряде своих работ, начиная с "Экономических и философских рукописей 1844 г.", выходит далеко за пределы такой трактовки отчуждения. Он считал, что основы отношений отчуждения коренятся в самих социальных структурах, которые отказывают людям в их сущностной человеческой природе. Он был убежден, что человеческая сущность реализуется в труде, творческая активность получает логическое завершение в сотрудничестве с другими, посредством чего люди преобразуют мир вне себя. Процесс производства — это одна из "объективаций", посредством которой люди создают материальные объекты, воплощающие в себе человеческое творчество, но при этом стоящие как сущности отдельно от своих создателей. Отчуждение имеет место в тех случаях, когда, объективировавшись, человек не узнает себя в своем продукте, который становится чуждым ему, "не является больше его собственностью" и "противостоит ему как автономная сила".

Маркс выделял четыре особых проявления отчуждения в капиталистическом обществе. (1) Рабочий отчужден от продукта своего труда, поскольку то, чту он производит, присваивается другими, и он не контролирует дальнейшую судьбу этого продукта. (2) Рабочий отчужден от акта производства. Работа становится отчужденной активностью, которая не дает внутреннего удовлетворения, давит на рабочего в качестве внешней принудительной силы и перестает быть окончанием в себе и при этом включает в себя труд по цене, предложенной кем-то другим как принудительный труд. Работа становится фактически предметом торговли, который продается, и единственной ценностью которого для рабочего является спрос на него как на агента производства. (3) Рабочий отчуждается от своей человеческой природы или от своего "родового бытия", потому что первые два аспекта лишают его производственную активность тех специфически человеческих качеств, которые отделяют ее от активности животных и таким образом определяют собственно человеческую природу. (4) Рабочий отчуждается от других людей, поскольку капитализм преобразует все его отношения с другими людьми в рыночные отношения, и о людях судят по тому положению, которое они занимают на рынке, в большей степени, нежели по их чисто человеческим качествам. Люди начинают рассматривать друг друга как некие "воплощения" — скажем, скорее как рабочего или капиталиста, начальника или подчиненного — в большей степени, нежели как личности.

Маркс исходит из того, что капитал сам по себе является источником дальнейшего отчуждения в рамках развитой капиталистической экономики. Это происходит вследствие того, что само капиталистическое накопление порождает свои собственные потребности, которые принижают людей до уровня предметов потребления. Рабочие становятся факторами приведения в действие капитала, и над их деятельностью господствуют скорее их способности принести выгоду работодателю, нежели их собственные человеческие потребности и сущности. В рамках рыночной экономики правила, управляющие накоплением, — это правила рынка. Эти правила образуют ряд безличных механизмов, господствующих над всеми экономическими б кторами (равно как капиталистами, так и рабочими), и рынок обладает подавляющей силой по отношению и к тем, и к другим. Маркс отмечал, что, хотя потребности выгоды и капиталистического накопления представляются внешнему наблюдателю как бы живущими собственной жизнью, эти безличные механизмы фактически извращают человеческие корни капитала и эксплуатации, позволяющих одному классу безвозмездно присваивать то, что произвел другой.

Маркс и Энгельс считали, что уничтожение (точнее, исчезновение) отчуждения тесно связано с огромным развитием производительных сил как материальной предпосылкой коммунизма. "Чтобы стать " невыносимой" силой, т.е. такой силой, против которой совершают революцию, необходимо, чтобы это отчуждение превратило основную массу человечества в совершенно " лишенных собственности" людей, противостоящих в то же время имеющемуся налицо миру богатства и образования, а оба этих условия предполагают огромный рост производительной силы, высокую степень ее развития".

Разумеется, со времен Маркса понятие отчуждения утратило многое из своего первоначального социологического смысла и сегодня используется в современной социологической теории для описания довольно широкого спектра социальных явлений. Сюда относят, в частности, и любое чувство неудовлетворенности индивида тем обществом, в котором он живет; и чувство, что в обществе царит моральное разложение; и ощущение бессилия перед твердыней социальных институтов; и обезличенная, дегуманизированная природа крупномасштабных бюрократических социальных организаций. Последнее, как нам кажется, перекликается с мнением М. Вебера о бюрократических тенденциях развития современного общества. Вообще, в современной социологии это понятие используется менее часто. Многие социологи, в том числе и марксисты, убеждены, что сам Маркс отказался от идеи отчуждения в своих более зрелых работах в пользу эксплуатации, и видят мало смысла в сохранении этого понятия. Большинство же немарксистских социологов считают, что оно стало слишком расплывчатым, чтобы быть аналитически полезным.

 

Исторический материализм

Социологический метод, которым пользовался Маркс в своих исследованиях, называется историческим материализмом. Суть его состоит в следующем. К. Маркс выдвинул материалистическую интерпретацию истории, согласно которой социальные, культурные и политические явления в любом обществе определяются способом производства материальных ценностей ("естественноисторическое развитие"). В объяснении исторических процессов эта концепция отдает каузальный приоритет в первую очередь экономике, считая все другие идеи, циркулирующие в общественном сознании, порождением в конечном счете условий экономической жизнедеятельности. Другими словами, среди всех отношений, в которые вступают люди, Маркс отдает главное предпочтение отношениям по поводу производства, распределения и потребления материальных благ. Тем самым он полагает, что, прежде чем вести научные диспуты, молиться, писать стихи или петь гимны, люди должны произвести себе пищу, одежду, кров над головой.

С помощью такой модели Маркс устанавливает довольно однозначную и убедительно трактуемую связь между экономической жизнью общества и всеми другими социальными институтами. Со времен Маркса в социологии само понятие "материализм" имеет специфический смысл отношения к тем теориям, в которых базовой причиной всех социальных явлений выступают экономические отношения.

На основе этой теории выстраивается марксова аналитическая схема социального устройства любого общества, находящая свое выражение в теории базиса и надстройки. Это парные, неразделимые понятия, где первое служит основанием второго. В целом схема включает в себя следующие основные элементы (см. рис 2.3).

Базис охватывает практически все взаимоотношения людей в экономической сфере. Ядром этой сферы и наиболее динамичным элементом ее выступают производительные силы. Под этим обобщающим наименованием кроется соединение работников (личностный элемент), обладающих определенными знаниями, умениями и навыками, со средствами производства (вещественный элемент), которые включают в себя как материалы, подлежащие дальнейшей обработке, так и средства, с помощью которых эта работа выполняется. Стрелки, идущие на схеме рис. 2.3 в разные стороны от производительных сил, указывают на то, что они непрерывно развиваются: работники приобретают все новые и новые знания, умения и навыки, под влиянием открытий, изобретений и технических новшеств орудия труда совершенствуются, мощность источников энергии возрастает, в производительный процесс вовлекаются новые, не известные ранее сырье и материалы и т.д. Производственные отношения, т.е. совокупность всех отношений, в которые люди вступают по поводу производства и распределения материальных благ, образуют своеобразную питательную среду для развития производительных сил. В основе ("фундаменте") производственных отношений лежат отношения собственности. В отношениях собственности нетруженик владеет или средствами производства, или трудом, либо и тем и другим и поэтому может присваивать продукт. Надстройка обычно представляет собой остающуюся (за вычетом экономики) необъясняемую категорию, содержащую такие институты, как государство, семью или различные идеологии, существующие в обществе.

Что касается связи между базисом и надстройкой, то главная особенность марксистской позиции покоится на утверждении, что характер надстройки определяется характером базиса. Поскольку сменяется природа базиса, постольку меняется и природа надстройки. Поэтому можно, например, ожидать, что феодальная политическая структура отличается от капиталистической, потому что способы хозяйствования в этих двух формациях отчетливо отличаются друг от друга. Единство производительных сил и производственных отношений образует способ производства. Способы производства могут отличаться один от другого именно характером связи между производительными силами и производственными отношениями. К примеру, при феодальном способе производства помещик не обладает прямым контролем над средствами производства и рабочим временем крестьян, но обладает контролем над распределением производимой ими продукции. С другой стороны, при капиталистическом способе производства капиталист контролирует и производительные силы, и распределение продукта. Многие теоретики утверждали, что в способ производства следует включать и надстройку, поскольку характер производственных отношений тесно связан с господствующими формами идеологии и политики. Например, для феодального способа производства с неизбежностью характерно господство религиозной идеологии.

Переход от одного способа производства к другому определяется тем, что наиболее динамичный элемент этой системы — производительные силы — на определенном уровне своего развития начинает испытывать сдерживающее, стесняющее воздействие со стороны более консервативных производственных отношений. Однако остановить прогрессивно нарастающее развитие производительных сил невозможно, поэтому они разрывают ставшие им тесными рамки, производственные отношения коренным образом меняются, приспосабливаясь к нуждам развития производительных сил. Это означает смену способов производства.

Метафора базиса и надстройки оказалась весьма плодотворным аналитическим механизмом, но она также вызвала огромное число дискуссий как в самом марксизме, так и вне его. Один из пунктов проблемы — определение отношений производства. Включая в себя в качестве фундаментальных отношения собственности, они так или иначе должны обусловливаться правовыми дефинициями (формы собственности всегда выражаются и закрепляются в законах), а вся сфера права относится к надстройке. Уже поэтому четкое и безусловное аналитическое разделение базиса и надстройки представляется затруднительным.

Многие критики марксизма утверждали, что данная модель является выражением экономического детерминизма. В самом деле, некоторые сторонники этой точки зрения занимали такую детерминистскую позицию. Однако следует отметить, что сами К. Маркс и Ф.Энгельс никогда не придерживались такой доктрины. Во-первых, они понимали, что многие элементы надстройки могли быть относительно автономны от базиса и обладать собственными законами развития. Во-вторых, они утверждали, что надстройка не просто взаимодействует с базисом, но и влияет на него. Уже после смерти Маркса Энгельс написал несколько работ (в форме писем, вследствие чего весь этот цикл получил общее название "Письма Ф. Энгельса 90-х годов"), специально посвященных особой роли надстроечных отношений и их воздействию на базис. Более поздние марксисты еще дальше отходили от экономического детерминизма, утверждая, что элементы надстройки должны рассматриваться как условия существования базиса — точка зрения, которая оценивалась как лишение базиса какого-либо приоритета и придание всем институтам в обществе равной каузальной силы.

В последней главе мы еще вернемся к описанной модели в связи с рассмотрением формационной модели социальной динамики и рассмотрим более подробно ее развития во времени и те социальные изменения, которые оно за собой влечет.

 

Трудовая теория стоимости

Как мы уже говорили выше, Маркса не все признают социологом. В основном его считают экономистом. Для этого действительно имелись очень серьезные основания, поскольку марксизм во многом создавался как "критика буржуазной политической экономии". И сегодня понятие "политическая экономия" часто не только употребляется в качестве ключевого слова для "марксизма", но и считается чуть ли не синонимом его. Тем не менее, мы вправе считать Маркса в неменьшей степени социологом, учитывая, что центром его анализа является не столько экономика как таковая, сколько социальные отношения, складывающиеся по поводу экономики как процесса производства, распределения и потребления материальных благ. Образцом такого анализа и выступает знаменитый "Капитал".

Разумеется, особое внимание в этом анализе занимают производственные отношения. Одна из влиятельных точек зрения заключается в том, что в любом способе производства производственные отношения — это прежде всего отношения между собственниками и не-собственниками средств производства. Проблематичность такого рода определения состоит, как мы уже упоминали выше, в том, что само понятие собственности представляет собой в значительной степени правовую категорию. И если закон — это нечто, детерминируемое, в конечном счете, экономикой (включающей в себя и производственные отношения), тогда производственные отношения определять в правовых терминах нельзя. В противном случае определение производственных отношений представляется включающим в себя ту самую категорию, которую таким отношениям полагается детерминировать.

По Марксу, сущность социальных отношений между собственниками средств производства и работниками, не обладающими такой собственностью, но трудящимися с помощью этих не принадлежащих им средств производства, находит свое выражение в эксплуатации. Причем, эксплуатация не является прерогативой одного лишь капитализма. "Всюду, где часть общества обладает монополией на средства производства, работник, свободный или несвободный, должен присоединять к рабочему времени, необходимому для содержания его самого, излишнее рабочее время, чтобы произвести жизненные средства для собственника средств производства".

Эксплуатация, таким образом, представляет собою не что иное, как безвозмездное присвоение части продукта труда непосредственного производителя. Эта часть, безвозмездно присваиваемая владельцем средств производства, измеряется прибавочной стоимостью. Предположим, рабочий день составляет десять часов. В течение части его, скажем, шести часов, рабочий будет производить товары, стоимость которых равна стоимости его существования. В течение четырех остающихся часов рабочий будет создавать прибавочную стоимость, которая и присваивается капиталистом. Таким образом, прибавочная стоимость — это не что иное, как стоимость, остающаяся после того, как из общей стоимости произведенного работником продукта вычтена стоимость воспроизводства его рабочей силы — так называемая необходимая стоимость, измеряемая при капитализме заработной платой.

Достаточно важным для понимания многих марксистских концепций (особенно для теории общественно-экономических формаций) является осознание сути не столько самой прибавочной стоимости, сколько соотношения необходимой и прибавочной стоимости в общем объеме произведенной стоимости. Будучи взята в усредненно-обобщенном виде, величина этой пропорции, характерная для данного общества, может дать представления о многих параметрах развития данного общества: и об уровне развития производительных сил, и о степени эксплуатации, и о господствующем характере собственности (само появление прибавочной стоимости означает возможность возникновения частной собственности и товарно-денежных отношений), и о целом ряде других важных моментов. В дальнейшем мы попытаемся показать, каким образом в этом соотношении как в зеркале отражается уровень развития данного социума.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.202.194 (0.009 с.)