ТОП 10:

V. СОВРЕМЕННЫЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛИ МИЛАРЕПЫ



И ныне сотни аскетов Каргьютпа живут в холодных безлюдных прибежищах Тибетских Гималаев. Некоторые из них поселились в пещерах на склонах горы Эверест, где еще сохранились обители Джецю-на, привлекающие паломников. Здесь первозданная природа, и отшельники Каргьютпа живут среди нее жизнью, не похожей на беспокойную жизнь людей в мире, в котором больше не следуют древним заветам и мыслят о счастье как об обладании богатством, славой, властью.

Каргьютпа отличаются от всех других сект Тибета практикой мистического учения (тиб. ma-ea), (изложенного в различных трактатах Махамудры), и в исполнении обетов строжайшего аскетизма и отречения от мира им нет равных среди последователей Великого Йога - Гаутамы Будды.
Каждая община этих малочисленных гималайских мистиков имеет своего гуру, подчиняющегося главе секты, которым, в свою очередь, руководит Небесная Иерархия Гуру, возглавляемая Верховным Гуру - Буддой Дордже-Чангом (Ваджрадхарой).

Как электричество передается от одной приемной станции к другой, так и Божественная Благодать, исходящая от Будд, передается, как утверждают Каргьютпа, через Будду Дордже-Чанга (Ваджрадхару) Божественной Иерархии Гуру, от нее Апостольному Гуру на Земле, а через него каждому из гуру-руководителей, передающих ее неофитам путем Мистического Посвящения.

Так как каждый Апостольный Гуру на Земле является носителем Мистической Истины, или буквально держателем Ваджры (духовной молнии богов, символ которой - ламаистский скипетр), то есть Дордже-Чангом (Ваджрадхарой), становится понятным, почему Миларепа в своих песнях часто обращается к Апостольному Гуру на Земле как воплощению самого Будды Дордже-Чанга (Ваджрадхары). В этом обращении заключено утверждение того, что Гуру есть великий адепт эзотерического ритуала и как Великий Посвященный на Земле он передает человечеству Духовную Силу, которую, как Духовную Молнию, он низводит, подобно Прометею, с Небесных Сфер на Землю.

 

 

VI. КАРГЬЮТПА И ХРИСТИАНСКИЕ ГНОСТИКИ

Для сравнительного исследования этой системы мистического видения можно, например, обратиться к учению христианских гностиков (букв.: "знающих"), пожалуй, наиболее близкому из западных учений к Каргьютпа, между которыми обнаруживается много удивительных параллелей. Так, каждая из многочисленных общин гностиков (довольно разобщенных между собой, в отличие от Каргьютпа), имела, по-видимому, своего главного гуру (в лице Валентина, Марки-она и Василида), младших гуру, апостольную иерархию на Земле и ее Верховного Духовного Главу - Христа, от которого через Святых и Эоны сверхчеловеческих постижений передавалась Божественная Благодать Отца Его последователям на Земле.

Другой великий гуру гностиков Сатурнин Антио-хийский, деятельность которого приходится приблизительно на 120 г. н. э., учил, что отказ от мясной пищи и соблюдение строго аскетизма (мало отличающегося от аскетической практики Каргьютпа) ведет к Высшему через Сына - Эона Христа (или Эманации Отца).

Согласно учениям некоторых гностических школ, Бог-Отец является мистическим Первочеловеком - Антропосом (Адамом1), что указывает на их сходство с учением об Ади (Первосущем)-Будде, исповедуемым Каргьютпа и другими сектами Северного буддизма.

Так же как и буддисты в целом, христианские гностики отвергают доктрину искупления, принятую на Вселенских Соборах и превращенную в догмат, так как с их точки зрения, Освобождение достигается бла-годаря собственным усилиям. Будда и Христос являются руководителями, но не спасителями.

Буддистов и гностиков объединяет также сходство в обряде посвящения и использовании мантр. София (Мудрость гностиков) и Праджня (Мудрость праджня-парамиты) персонифицируется как женское начало мироздания, или шакти (тиб. юм). Несозданное, Несуществующее, или Тело Вселенского Разума, Безличное Божество христианских гностиков можно считать эквивалентным Шуньяте (Пустоте) школ Махаяны, а Высшую Плерому Света Несказанного "Пистис Софии" близкой Трансцендентной Нирване.

Проводя эти параллели, следует также обратить внимание на различия между идеалом аскетизма христианских гностиков и отречением от мира христианских отшельников не-гностиков, живших в пустынях Египта и других местах отшельничества на Ближнем Востоке и их последователей из различных, существующих в наше время монашеских орденов христианской церкви.

Христиане-гностики, как и буддисты, исповедовали в качестве основополагающей их учения доктрину о перевоплощении, в отличие от тех христиан, кто отрицал ее и принял впоследствии догматы Вселенских Соборов. И поэтому высочайшей целью гностиков было обретение за время пребывания на Земле способности непосредственного духовного видения, что при условии соблюдения в течение многих воплощений заповедей благочестия должно привести, в конце концов, к Просветлению от Христа. И христианин-гностик молился о том, чтобы, возвысившись до Христа, он смог помогать людям достигнуть этой цели. Однако сторонникам вселенских соборов решением Второго Константинопольского собора (553 г. н. э.), запрещалось верить в учение о перевоплощении, и поэтому они вынуждены' были отказаться от идеала альтруизма гностиков и удовлетвориться малым идеалом спасения только самого себя и верой в святость церковных резолюций и догматов:

Из сравнения этих двух направлений следует, что альтруистический идеал гностиков-отшельников - позитивный, творческий и не ограничивающий человека в его исканиях, в то время как идеал отшельника, соблюдающего правила вселенских соборов - негативный, нетворческий и эгоистичный. Для христианских гностиков, стремившихся, как Каргьютпа, индийские йоги и мусульманские суфи, к непосредственному постижению Истины, неприемлем поддержанный вселенскими соборами западный религиозный рационализм с его символами веры, начинающимися со слова "верую" и с провозглашением анафемы неверующим, так как для них превыше всего было само Знание.

Поэтому последователей Миларепы можно считать гностиками (знающими) среди буддистов в той же мере, как и последователей Валентина и Маркиона среди христиан, и, как об этом свидетельствует изложенное здесь учение Миларепы, они, подобно всем христианским гностикам, противники всяких догм и веры, основанной исключительно на Писании и традициях.

 

VII. РАСКОЛ НА ПОДСЕКТЫ

Марпа Переводчик, как мы видим, был апостолом переходного периода в истории Каргьютпа. Его предшественниками были два индийских апостола - Тилопа и Наропа, а его преемником был Миларепа. Однако в то время как Марпа был скорее ученым-просветителем, Миларепа, отвергший книжные знания, был святым буддистом-гностиком, в лице которого учение Каргьютпа было подвергнуто проверке методом научного экспериментирования, и ее результатом, образно выражаясь, было извлечение золота из содержащего его металла.

В то время как реформа Дзонкхапы касалась в основном внешней стороны церковной жизни и привела буддийскую религию в лице ставшей во главе государства хорошо организованной церкви к альянсу со светской властью, реформа Миларепы касалась внутреннего мира человека и больше, чем другая, способствовала очищению веры.

Аскетизм Миларепы, как и следовало ожидать, не привлекал к себе тех последователей Марпы, которые не могли отказаться от семейной жизни. Сам Марпа никогда не отвергал ее, как, вероятно, не отвергал пышность церковных обрядов. Те, кто отдавал предпочтение черной магии, отделились от Миларепы. Секта Каргьютпа раскололась на подсекты, из которых главные четыре: 1) самая авторитетная из них - Кармапа (по имени основателя Кармапа - Ранчунгадордже, который был учеником Двагпо-Лхардже - лучшего ученика Миларепы и апостольного его преемника). Возникшая во второй половине XII века, она существует и поныне в Тибете и Сиккиме, 2) Дугпа (от Дуг, то есть Громовой Дракон - название школы Громового Дракона) занимает второе место и состоит из трех ответвлений - Нижняя Дугпа, Средняя и Южная (является сейчас официальной церковью Бутана) и Верхняя Дугпа, 3) Дикунгпа (по названию монастыря Дикунг) и 4) Талунгпа (по названию монастыря Талунг). Последние - это две другие из сохранившихся соперничающих сект. Они отличаются друг от друга только учениями о культе демонических сил, переданными им сектой Ньингма, и это отрицательно сказалось на чистоте учения Каргьютпа.

Как справедливо заметил Уодделл, "много путаницы внесено в европейские издания из-за неправильного употребления названия Дугпа как синонима красношапочников, которые на самом деле есть Ньингма".

Ошибаются и некоторые нетибетские критики Пад-масамбхавы, утверждая, что все красношапочники являются Дугпа. Не следует также забывать о том, что несмотря на традиционный антагонизм между старой и реформированной сектами, ламы-желтошапочники признают авторитет различных сект Старой Религии Падмасамбхавы во всех вопросах, связанных в той или иной мере с магией и оккультизмом.

Представленное здесь генеалогическое древо ламаизма (заимствованное из книги д-ра Уодделла (L. A. Waddell) "Буддизм в Тибете", р. 55) поможет устранить эти ошибки. Здесь также приведены краткие сведения о происхождении и взаимосвязях всех главных сект тибетского буддизма, среди которых, как мы видим, важное место занимает секта Каргьютпа.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.30.155 (0.004 с.)