ТОП 10:

Мне грустно потому, что весело тебе



 

Голод не тетка

Самые частые, самые обычные эмоции, с которыми ежедневно сталкиваются животные и человек, связаны с состоянием голода и насыщения. Они должны обеспечить ритмичность обменных процессов. Голод сигнализирует об истощении пищевых запасов еще задолго до того, как их количество снизится настолько, чтобы это смогло отразиться на снабжении отдельных тканей и клеток тела. Чувство насыщения призвано прерывать дальнейшее поглощение пищи, как только ее количество в желудке окажется достаточным для удовлетворения текущих нужд. Задача достаточно сложна. Чтобы оценка была правильной, необходимо определить калорийность и общее количество съеденной пищи.
Насыщение и голод контролируются особым отделом мозга – гипоталамусом. При разрушении боковых отделов этой области мозга животные переставали есть. Они как бы теряли чувство голода и, какую бы вкусную пищу ни предлагали, взирали на все с полнейшим равнодушием. Если их не кормить насильно, они худеют и в конце концов погибают от полного истощения.
Когда были повреждены самые боковые отделы гипоталамуса, научить животных есть не удавалось. Если разрушение производилось чуть ближе к центру, то через несколько дней искусственного кормления способность жевать и глотать пищу полностью восстанавливалась. Скоро животное само брало корм из кормушки, но делало это только в том случае, если миску с едой поставили у него перед носом. За кормушкой, чуть сдвинутой в сторону или переставленной на новое место, оперированная крыса не потянется и разыскивать ее не будет. Все двигательно-пищевые условные рефлексы, выработанные до операции, исчезнут, и восстановить их уже никогда больше не удастся.
Совсем иная картина обнаруживается при разрушении центральных отделов гипоталамуса. В этом случае нарушается чувство насыщения. Эти животные всегда выглядят голодными, могут есть в любое время дня и ночи, сжирают огромные количества пищи и, конечно, жиреют.
Противоположный эффект вызывает раздражение гипоталамуса электрическим током. Стимуляция боковых отделов способна у накормленного до отвала животного вызвать аппетит, а центральных, даже у очень голодного животного, – подавить чувство голода.
Интересно, каким образом узнает мозг об уменьшении пищевых запасов? Среди ученых издавна бытует два мнения. Одни склоняются к тому, что чувство голода появляется, когда пища, покидая желудок, переходит в двенадцатиперстную кишку. Другие считают, что обеднение крови питательными веществами – главная причина ощущения голода.
Оба предположения неверны. Перистальтические движения желудка, наступающие вскоре после того, как пища его покинет, могли бы информировать мозг. Однако у собаки после 3–4 дней полного голодания голодная перистальтика прекращается, а стремление к пище не исчезает. Не уничтожает чувства голода и отсутствие желудка. У сторонников противоположной теории тоже нет убедительных доказательств. Чувство голода не вызывается простым снижением уровня сахара в крови. Гораздо важнее разница в количестве сахара в артериальной и венозной крови.
До изобретения электронной аппаратуры при изучении чувства насыщения и голода приходилось прибегать к всевозможным ухищрениям. Желудок высших животных иннервируется блуждающими нервами. Их два, и оба они смешанные, то есть содержат двигательные волокна, по которым мозг шлет свои распоряжения, и чувствительные волокна, несущие информацию в мозг. Один из двух нервов экспериментаторы перерезали, и его центральный конец (часть нерва, которая оставалась связанной с мозгом) сшивали с периферическим (идущим на периферию) концом перерезанного нерва передней конечности или языка, в составе которого идут волокна к околоушной слюнной железе. Через некоторое время сшитые нервы срастаются. Волокна регенерирующего блуждающего нерва, прорастая по нервным влагалищам, достигают мышечных волокон или секреторных клеток слюнной железы, и собака готова для основного эксперимента.
На таком животном удобно следить за состоянием центров блуждающих нервов. Если центры заторможены, искусственно иннервированные органы остаются бездеятельными. Но как только в центрах блуждающего нерва возникнет возбуждение, немедленно начнет дергаться передняя конечность или из протока слюнной железы потечет слюна. Чем сильнее возбужден мозг, тем интенсивнее реакция на периферии.
Оказалось, что у голодных животных активность ядер блуждающих нервов значительно выше, чем у сытых, и к тому же волнообразно колеблется. Опустевший желудок непрерывно шлет в мозг сигналы. Это первое предупреждение мозгу. Если перерезать второй блуждающий нерв, мозг лишится информации о состоянии желудка. Отсутствие в нем пищи не станет больше возбуждать центры блуждающих нервов, а поэтому не будет возникать вспышек активности в органах, искусственно иннервируемых вторым блуждающим нервом.
Формирование эмоций голода изучается уже не один десяток лет. Сейчас их организация достаточно ясна. Пищевой центр, расположенный в боковых отделах гипоталамуса, возбуждается под действием «голодной крови». Отсюда возбуждение передается в вышерасположенные инстанции мозга. Чем оно сильнее, тем больше мозговых структур оказывается вовлеченными. Наконец, возбуждение добирается до передних отделов коры. И мы ощущаем чувство голода. Именно здесь, в передних отделах мозга формируется пищевое поведение высших животных.
Устранить голодное возбуждение передних отделов мозга можно, введя в кровь глюкозу и перерезав блуждающие нервы, которые несут в мозг информацию об отсутствии пищи в желудке. Поэтому чувство голода сохраняется у людей с удаленным желудком или в тех случаях, когда питательные вещества вводят непосредственно в кровь.
Пищевое возбуждение приходит в кору по мозговым системам, где в качестве медиатора используется ацетилхолин. Сигнализация о чувстве боли передается в передний мозг по другим системам с помощью адреналина. Она достигает тех же нервных клеток, которые возбуждаются при голоде, и подавляет их активность.
Как известно, насыщение происходит уже за столом задолго до поступления питательных веществ в кровь. Начинается оно с того момента, когда пища попадает нам в рот и раздражает рецепторы языка. Однако воздействия на язык хватает ненадолго. Орошение молоком ротовой полости кошки снимает пищевое возбуждение лишь на несколько минут.
Следующая информация о насыщении поступает от рецепторов растяжения желудка. Введя в желудок резиновый баллончик и надув его, можно на гораздо больший срок подавить пищевое возбуждение, особенно если этому предшествует воздействие на вкусовые рецепторы языка.
Третьим сигналом служит выход жидкости из депо. Когда в желудок попадает сухой корм, для нормального его переваривания организм вынужден отдать органам пищеварения значительные количества воды. Эта влага черпается из депо.
Пока никто не сумел объяснить, как узнает гипоталамус о перераспределении жидкости. Он производит оценку съеденной пищи. Ее сухость – косвенное свидетельство высокой калорийности. Тем более, что вкусовые рецепторы предварительно информируют гипоталамус о действительном поступлении в пищеварительный тракт пищевых веществ. Поэтому подозрения о том, что желудок наполнен балластом, просто не возникают.
Последний источник информации – поступление в кровь глюкозы. Ее количество в крови увеличивается задолго до истинного переваривания пищи. Раздражение вкусовых рецепторов и поступление пищи в желудок вызывают выброс из печени в кровяное русло порции глюкозы, которой достаточно, чтобы на некоторое время подавить возбуждение центра «голода», затем к этой первой порции постепенно будет присоединяться глюкоза из перевариваемой пищи.
Итак, насыщение проходит два этапа. Первый – быстрый механизм чисто нервного происхождения. Второй – медленное обменное насыщение. В существовании двух механизмов заключен глубокий смысл. Быстрый механизм насыщения позволяет заранее оценивать поглощенную пищу и вовремя закончить еду. Для равномерности обменных процессов важно и своевременно прервать обед, и заранее получить сигнал о том, что пора раздобыть ужин.

 


Механизм насыщения обычно приучен к определенному стилю работы. Европейцы в большинстве своем слегка переедают, потребляя пищи немного больше, чем расходуется энергии. К этому нас приучают чуть ли не с самого рождения. Переход на другой рацион дается нелегко. Если любого из нас кормить по нормам среднего китайского крестьянина, потребляющего так мало пищи, что она еле-еле покрывает его энергетические затраты, да к тому же неудовлетворительна по количеству и составу белка, мы постоянно будем испытывать чувство голода. Гораздо легче приспособиться к перееданию, если, конечно, предлагаемая пища кажется аппетитной. Безусловно, до лупенариев смогут дойти лишь немногие, тем более осилить без длительной специальной подготовки среднюю римскую пирушку или обед в стиле Лукулла.

Закон всемирного тяготения

В 1687 году увидел свет главный труд Ньютона «Математические начала натуральной философии», обычно называемый просто «Начала». В них гениальный ученый сформулировал закон всемирного тяготения. Его должен помнить каждый. «Все тела притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной произведению масс этих тел и обратно пропорциональной квадрату расстояния между ними».
Вольтер утверждает, что на эту мысль Ньютона навело яблоко, упавшее к его ногам. Заметьте, все то же пресловутое яблоко, которое породило любовь между нашими прародителями Адамом и Евой.
Странно, но сам Исаак Ньютон нигде не упоминает об этом яблоке. То ли он не знал, что это был за сорт и, желая скрыть свою неосведомленность, замял вопрос об истории возникновения закона, то ли, съев его по рассеянности, постыдился показаться неблагодарным и потому промолчал, а может быть, просто яблоко оказалось невкусным… Вряд ли мы когда-нибудь узнаем причину его молчания. Не исключено, что лукавый насмешник М. Аруэ, больше известный нам под псевдонимом Вольтер, выдумал эту историю, чтобы потешиться над великим ученым. Сейчас для нас важно одно, что Ньютон не только создал науку о небесной (а в те времена это слово, вероятно, звучало как божественной) механике, но и явился основателем науки о любви, в которой много и божественного и небесного. Оказывается, два человека, находящиеся в полуметре друг от друга, притягиваются с силой около 0,02 миллиграмма!
Мало? Быть может, и все же этого вполне достаточно, чтобы между ними возникла любовь. Зато чем ближе они впоследствии будут становиться друг к другу (читай внимательно закон!), тем их взаимное притяжение станет сильнее и эта сила может быть чудовищно велика, сильнее всех сил, существующих в нашей вселенной!
Человек, как известно, существо социальное. Создав на основе достаточно примитивного инстинкта продолжения вида самое прекрасное, самое поэтичное человеческое чувство, мы вольно или невольно прививаем молодому поколению наши представления о любви. Ученик восьмого класса согласно школьной программе прочтет в хрестоматии:

Сквозь чугунные перила.
Ножку дивную продень.

А затем сверх программы:

Лобзай меня, твои лобзанья…

Да что там восьмой класс!
Иное дело наши далекие предки, доисторические люди. Что думали они о любви? Как догадывались, в существо какого пола следует влюбляться? Какими правилами руководствовались при создании семьи? Как создаются семьи у животных? Почему крокодил никогда не пытается посвататься к львице, а ежик к лягушке? Откуда животные черпают информацию об особенностях организации своих брачных дел?
Основные брачные правила, как и сам половой инстинкт, имеют безусловнорефлекторную природу, то есть передаются по наследству. Однако эта информация далеко не исчерпывающая. Чтобы обзавестись семьей, этого явно недостаточно. В мозгу млекопитающих и птиц заложены правила брачного поведения, но нередко отсутствует информация, на кого из живых существ они должны распространяться. Эту информацию они должны самостоятельно собрать в течение периода первичной социализации, и нужно, чтобы молодое животное росло в среде себе подобных.
Скотоводы знают, что, если ягненок сразу после рождения остался без матери, выхаживать его не имеет смысла. Став взрослым, он не сумеет найти общий язык с себе подобными, не примкнет к стаду, не обзаведется семьей. Выкормленный человеком ягненок неизбежно становится изгоем. Аналогичным образом оказываются неполноценными и другие животные, выращенные в изоляции.
В последние годы ученые задались целью выяснить, в какой период развития происходит «социализация» и кто в этом процессе играет решающее значение: мать или сверстники. Фрейд считал, что мать своими нежностями будит сексуальные влечения ребенка. Видимо, он полагал, что это правило является всеобщим.
Действительно, для овец оно совершенно справедливо. Ягнята чаще рождаются по одному и изолированные вместе с матерью от остального стада вырастают нормальными животными. А как у других видов, где семьи бывают большие? Например, у собак?
Известно, что самки в период течки выделяют особые пахучие вещества – телергоны. Это информирует самцов о том, что самка ищет супруга. У собак этот телергон выделяется и в период вскармливания детенышей с 18-го до 63-го дня. Может быть, знакомство с ним в детстве помогает самцам, став взрослыми, находить себе подругу? Попробовали вырастить щенят без матери на искусственном вскармливании или отдав их на воспитание кошке. Щенки выросли нормальными животными.
Как и их сверстники, они еще в раннем детстве иногда обнаруживали признаки полового возбуждения, позже развивалось нормальное половое поведение, и только уже почти у взрослых собак возникла способность выбирать подругу по запаху телергона. Знакомство с этим запахом в детстве оказалось излишним. Щенки, вскормленные кошкой, не приобрели какой-либо склонности к кошачьим телергонам и не пытались вступать в «смешанные» браки.
Опознавательные запахи у разных животных выполняют различную функцию. Крыса-мать в период вскармливания выделяет ферамон. Он определенно необходим для детей. Начиная с 16-дневного возраста, крысята выучиваются находить мать, ориентируясь на запах ферамона. С этого момента она все реже притягивает к себе случайно отползшего малыша, уверенная, что теперь он уже не потеряется.
Для собак оказались важнее контакты со сверстниками. Щенки, выращенные в одиночку или только с матерью, хотя и обнаруживали интерес к противоположному полу, но вступить в брак не умели и вынуждены были оставаться холостяками. Контакты в детстве должны быть очень тесными. Щенки обязательно должны принимать участие в совместных играх. Одного зрительного и обонятельного знакомства недостаточно.
А что будет, если щенку подсунуть не того партнера для игр, например котенка? Увы, судьба его плачевна. Чаще всего, став взрослым, он будет холоден к собакам, обнаруживая интерес только к кошкам, хотя их половой телергон – валериановая кислота – и химически и по запаху очень далек от собачьего.
Точно так же ведут себя птицы, выращенные человеком. Их половое влечение направлено на воспитателя! Очень забавно вел себя пятилетний самец сорной курицы, пытавшийся ухаживать за своим хозяином.
Общение со сверстниками необходимо и для крыс. Крысята, выращенные с 21 дня без матери, в дальнейшем ничем не отличались от своих сверстников. Полностью изолированные друг от друга, они становились агрессивными и, хотя оказывались не лишенными некоторого секса, были не в состоянии продолжить свой род.
Молоденькая обезьянка макака резус, прежде чем стать взрослой, проходит три стадии развития: полной зависимости от матери, стадии детских игр и стадии обучения. Профессор Г. Харлоу из Висконсинского университета выращивал своих обезьянок в полной изоляции друг от друга или в общем помещении, но в отдельных клетках, из которых они могли видеть, слышать и обонять друг друга, но не имели возможности вступать в более тесный контакт. У всех обезьян оказались дефекты, они не смогли впоследствии создать семьи и обзавестись потомством.
Зато юные макаки, которых всего на 20 минут в день объединяли с товарищами, выросли вполне нормальными. Это значит, что игры малышей не просто следствие бьющей через край энергии, а необходимые упражнения, подготавливающие животных физически и, что не менее важно, психически к жизни в стаде, к общению с собратьями, к созданию семьи, к материнству и отцовству. Не в необходимости ли общения малышей заключается причина того, что многие животные, рождающие одного детеныша, в период воспитания потомства собираются в стада, а медведица оставляет в своей семье уже больших медвежат в качестве нянек-пестунов для более юного поколения?
Характер детских контактов может сильно зависеть от поведения матери. Самка макаки резус обращает больше внимания, больше нянчится со своим детенышем, если он мужского пола, если это ее первый ребенок и если она занимает в стаде подчиненное положение, находясь на низшей ступени иерархической лестницы. Доля контактов с матерью, отцом, прочими взрослыми членами стада и детенышами различных возрастов откладывает известный отпечаток на формирование «личности» животного, но как именно, науке пока неизвестно.
«Личность» животного, исковерканная неправильным воспитанием в ранней юности, с трудом поддается исправлению. Если малыш обезьянки резус провел в одиночном заключении год, он неизлечим. Некоторый терапевтический эффект давало материнство. Взрослых самок из бывших «заключенных» принудительно оплодотворяли (сами вступить в брак они оказывались не в состоянии). Через 2–3 года у них наблюдалось известное восстановление нормального поведения, но улучшение проявлялось лишь в области материнского поведения.
Эффективнее раннее лечение. Когда к шестимесячному малышу, взятому из «заключения», подсаживали на восемь месяцев такого же шестимесячного малыша с воли, улучшение поведения наблюдалось в различных областях социальной жизни. Самыми лучшими терапевтами оказались более юные обезьянки. Компания трехмесячного малыша почти полностью излечивала недуг, восстанавливая нормальное поведение.
У многих животных, гусей, уток, кур социализация совершается очень быстро. Достаточно малышу несколько часов пообщаться с матерью, чтобы в его памяти запечатлелся образ взрослых животных. Он обеспечивает впоследствии правильный выбор партнера. Когда кур выращивали в полной изоляции, они не знали, с кем им водиться. После того как их соединили с другими курами и… белыми мышами, они одинаково охотно подходили и к тем и другим.

 


Запечатление более важно для самцов. Самки крыс, выращенных в изоляции, достаточно легко вступают в браки, тогда как для самцов изоляция в раннем детстве не проходит безнаказанно. Неправильное запечатление не возникает у самок некоторых птиц. Снегирихи, выращенные человеком, не только не проявляли к людям сексуального интереса, но даже обнаруживали по отношению к ним агрессию.
Неправильное запечатление приводит к курьезам. В этом случае значительная разница в величине не имеет серьезного значения. Самцы попугаев и снегирей, выращенные человеком, считают хозяина снегирем или попугаем и ухаживают за ним, как за самкой. Истинный пол запечатленного воспитателя не имеет значения. Молодой лось, выращенный человеком, пытался жениться на своем хозяине, а лосиха не на шутку ревновала сохатого к его воспитателю. При запечатлении животные способны делать обобщения. Самцы мелких певчих птиц, выращенные мужчиной, охотнее ухаживают за мужчиной, а выросшие в женском обществе – за женщиной.
Неправильное запечатление впоследствии поддается известной коррекции. Попугаи, выкормленные человеком, только людей признавали полноценными попугаями и только с ними стремились вступить в брак. Однако, когда птиц полностью изолировали от людей, они оказались способны обзавестись нормальной семьей и потомством. Увы, власть детского запечатления оказалась жестокой. Как только попугаев вернули в человеческое общество, они тотчас отвергли своих подруг-попугаих и вновь стали добиваться взаимности со стороны людей.
Так же ведут себя снегири. Если искусственно выращенный самец в течение первого года жизни имел возможность пообщаться с самкой, половое поведение его становилось адекватным. Более долгая изоляция от сородичей окончательно убеждала птицу, что люди и есть подлинные снегири.
Птицы и звери хорошо запоминают своего воспитателя и узнают его в полном смысле слова в лицо. Точно так же птицы узнают членов своей семьи. Даже на гнездовьях, где они скапливаются сотнями тысяч, чайки издалека без колебаний узнают своего супруга. Так же уверенно распознаются голоса. Крачка, сидящая на яйцах, тотчас же откликается на голос главы семьи, несмотря на царящий вокруг нее многоголосый гам.
Чтобы не возникло случайной путаницы, большинство животных имеет опознавательные знаки: запахи, голосовые сигналы или особые детали в своей «одежде». В период образования брачных пар эти удостоверения личности нарочито демонстрируют друг другу.
Иногда приходится принимать специальные весьма замысловатые позы, которые сами по себе также являются опознавательными знаками. Зорянки выставляют вперед свою красноватую грудь, самец колюшки демонстрирует розоватое брюшко, ящерица-сколопорус – голубую шею, а аквариумные рыбки гемихромисы – яркие пятнышки на голове. Значение опознавательных знаков запрограммировано в аппарате наследственности. Их заучивать не приходится.
Инициаторами знакомства могут быть и самец и самка. У серебристых чаек инициатива принадлежит слабому полу. Наметив в стае достойного партнера, самка приближается к нему, вытянув шею и подогнув лапки, и так ходит некоторое время вокруг своего избранника. Эта поза и есть опознавательный знак самки. Если ухаживание принято, самец накидывается на всех ближайших соперников и, изгнав их, следует за дамой. Убедившись в достигнутом успехе, невеста начинает выпрашивать корм, и жених, рыгнув, кормит ее полупереваренной рыбой. Кормление – это уже ритуал венчания, и, закончив его, супруги отправляются строить гнездо.
Взаимное кормление во время брачных игр очень распространено среди птиц. Не вполне ясно, что оно означает: своеобразное приданое, символическую вещь вроде обручального кольца или особый опознавательный знак, убеждающий партнеров, что выбор сделан правильно. Аналогичным удостоверением для тараканов служит секрет железок, расположенных под надкрыльями. В момент ухаживания самец поднимает их, а самка слизывает секрет. Самец-кузнечик протягивает самке лапки. В его волосатых, покрытых шипиками конечностях находится привлекающее самку вещество. Она обламывает шипики и, исследовав вытекающие оттуда капельки жидкости, соглашается на заключение брака.
Изредка опознавательным знаком служит посторонний предмет. Для небольших африканских птичек – эстрильдин – это веточка, которую один из сватающихся, все равно жених или невеста, вручают партнеру. У чомг после своеобразного танца на воде будущие супруги обмениваются пучками водорослей. Самец крачки начинает сватовство с вручения избраннице собственноручно пойманной рыбки. Даже пауки и насекомые делают подобные подношения своим возлюбленным. Баклан делает подарок в виде пучка травы или веточек сразу после спаривания, как намек, что жене пора заняться домашним хозяйством, – приступить к строительству гнезда.
Существуют специальные знаки, по которым родители опознают детей, а дети родителей. Они не требуют нарочитого изучения. Птенцы чаек узнают своих родителей по желтому клюву с красным пятном на конце. Родители многих выводковых птиц находят своих детей, руководствуясь рисунком их глотки.
Опознавательными знаками могут быть запахи и звуки. Цыплята первые восемь дней жизни откликаются на голос любой курицы, позже – только на голос матери. Если цыплят до восьми дней держать в изоляции, они уже не сумеют запомнить индивидуальную «интонацию» куриного голоса.
Обезьянки узнают свою мать осязательно. Для них может стать матерью любой предмет, покрытый мехом. Пока малыш держится за кусок меха, он так же храбр, как если бы рядом была мать, готовая в любую минуту прийти на помощь. Взрослой обезьяне также необходимы осязательные впечатления. Обезьяны бывают неважными приемными матерями для детенышей большинства животных только потому, что те не умеют держаться за их мех. Вначале обезьяна может принять щенка или козленка, но очень скоро потеряет к нему интерес.
Рыцарские турниры между самцами, на которых обязательно присутствуют самки, танцы, вручение подарков и всевозможные ухаживания не только сватовство. Для возникновения семьи необходимо, чтобы у будущих супругов развитие половых продуктов шло синхронно. Обычно у самки оно несколько отстает. Брачные церемонии через психическую сферу стимулируют ускоренное дозревание гонад.
Психические факторы в брачных делах даже у животных играют огромное значение. Крысы не очень разборчивы в выборе партнера и кажутся не очень привязанными друг к другу, а если их разлучить, не хранят супружеской верности. Измена вовсе не означает, что супруги плохо помнят друг друга. Если в первые пять дней после наступления беременности самке подсадить нового самца, ее беременность прерывается, после чего она вступает в новый брак. Непосредственный контакт с новым самцом необязателен. Достаточно, чтобы самка ощущала постоянно возобновляемый запах чужого самца. Совершенно незнакомый самец производит наибольшее впечатление.
В супружеской жизни самки ведут себя более благородно, чем самцы. Нарушение беременности и измена совершаются лишь в отсутствие законного супруга. Если в семейную клетку к беременной самке сажают дополнительных самцов, она остается верна своему мужу.
У некоторых животных известны случаи путаницы полов. Причина их пока не вполне ясна. В сообществах животных с ярко выраженной иерархией подчиненные самцы, чтобы умаслить лидера, обычно демонстрируют поведение подчинения или имитируют поведение самки. Не исключено, что именно это и вносит путаницу. Во всяком случае, доминирующие в сообществе кур петухи нередко делают попытку к спариванию с подчиненными самцами. Напротив, петухи, стоящие на низших ступенях иерархической лестницы, никогда не принимают лидера за даму.
Итак, в основе родительского и брачного поведения всегда заложены врожденные рефлексы, врожденные знания. Однако даже у животных, как ни в какой другой сфере, велико значение воспитания, лично полученных знаний, собственный индивидуальный опыт.
Только получив надлежащее воспитание, можно стать полноценным членом общества, хорошим отцом или матерью. Нужно помнить, что социальное воспитание начинается с первых дней жизни. Если сроки упущены, потеря практически невосполнима. Это так же справедливо для ребенка, как и для детенышей животных.

«Я, Бег-Эльги…»

23 февраля 1943 года в бою за деревню Чернушки солдат 56-й гвардейской дивизии комсомолец Александр Матросов закрыл своим телом амбразуру вражеского дота. Герой отдал свою жизнь, чтобы сохранить жизнь боевых соратников, чтобы освободить от фашистских захватчиков маленький кусочек советской земли, уничтожить один небольшой опорный пункт врага.
Во все времена у всех народов лучшие, достойнейшие сыновья и дочери свершали героические поступки. Недавно советские археологи в далекой Туве прочли на стеле у могилы древнего воина, обнаруженной в теснинах Саянского каньона, надпись:

«Я, Бег-Эльги, недолго оставался среди своих друзей-героев. В свои двадцать лет я был насквозь проколот копьем. Я недолго жил в своем племени, среди своих сородичей и сотоварищей. Я расстался с ними. Запомните это!»

Надписи тысяча лет. Как глубоко нужно любить свой народ, все то, что мы зовем родиной, чтобы отдать за нее жизнь!
Нам давно понятен биологический смысл любви между мужчиной и женщиной, между родителями и детьми. Но что такое любовь к ближнему? Как глубоко в века уходят ее истоки? Есть ли аналогия ей в среде наших младших братьев – животных? Врожденное ли это или целиком воспитываемое в нас чувство?
Заглянем ненадолго в мир животных. Когда утренние лучи солнца разгонят ночной туман и начнут согревать землю, на куполе любого лесного муравейника можно увидеть с десяток бесцельно слоняющихся (во всяком случае, на наш взгляд) муравьев. Дотроньтесь до одного из них. Ни один муравей не стерпит подобной фамильярности. Сейчас же его челюсти вцепятся в ваш палец, и струйка кислоты оросит его.
Муравьиная кислота – и средство защиты, и сигнал тревоги. Услышав призыв, тотчас же пять-шесть ближайших муравьев бросятся на защиту своего товарища. Так поступают все общественные насекомые. Не имеет значения, кто оказался у летка пчелиного улья – крохотная мышь-малютка, для которой одной порции пчелиного яда вполне достаточно, чтобы окончить земное существование, или косолапый грабитель медведь, способный уничтожить пчелиный дом и передавить добрую половину его обитателей. При этом гибель каждого активного защитника улья, сумевшего добраться до врага, абсолютно неизбежна.
Никто не воспитывал у пчел способности к самопожертвованию. Ужалит врага одинаково бесстрашно и только что вышедшая из куколки молодая пчела, и доживающая свой век, уже с обтрепанными крыльями стареющая ветеранка улья. Не следует думать, что пчеле вообще неведомо чувство страха. Сборщица меда взлетит с сердитым жужжанием с цветка, если к нему приблизится человек, и не вернется назад в вашем присутствии.
В явлении взаимопомощи между представителями стаи или одной семьи, даже такой большой, как пчелиный улей, нет ничего удивительного. В ее основе, по-видимому, лежит инстинкт материнства, инстинкт заботы о потомстве.
Без активной взаимопомощи невозможно существование многих видов животных. Маленькие зайчата растут без матерей. Зайчихи оставляют новорожденных, чтобы не привлекать к ним внимания хищников. Они посещают своих детей раза два в неделю только для того, чтобы покормить и облизать. Если мать погибнет, у зайчонка много шансов остаться в живых, так как каждая зайчиха, случайно наткнувшаяся на голодного малыша, не преминет его покормить! Так же поступают птицы. Горная куропатка, обремененная большой семьей, не колеблясь, примет осиротевший выводок.
Жизнь в океане зубатых китов – дельфинов возможна лишь при постоянной взаимопомощи. Объем легких дельфина весьма невелик и позволяет им лишь на несколько минут погружаться в пучину вод. Каждый раз, всплывая для дыхания к поверхности, дельфинам приходится затрачивать немало усилий, так как их тело значительно тяжелее воды.
Как ни кажутся дельфины хорошо приспособленными к водной среде, их жизнь все время висит на волоске. Вот почему рождение детеныша без посторонней помощи невозможно. Чтобы дельфиненок выжил, необходимы две повитухи, которые с двух сторон подхватят новорожденного и будут его поддерживать у поверхности, пока он не начнет дышать и не окрепнет настолько, чтобы уверенно держаться на воде.
Точно так же дельфины поступают с больным или раненым товарищем. В океанариумах обслуживающий персонал обнаруживает заболевших животных не по их виду, а по поведению товарищей. Обычно кто-то из стаи занимает место под брюхом заболевшего и в таком положении плавает по бассейну (жизнь в движении – нормальное состояние дельфинов), поддерживая его, позволяя ослабевшему беречь силы.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.125.29 (0.01 с.)