Помоги овцам понять, кем ты для них являешься



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Помоги овцам понять, кем ты для них являешься



По дороге от аукциона до ранчо я размышлял над словами доктора Ньюмана. Я был так занят, заканчивая Бизнес- школу, что даже не задавался вопросом, какая карьера подошла бы мне лучше всего. Я знал, что хочу работать в большой компании, такой как «General Technologies», и все.

Затем я подумал о девяти работниках, которые будут переданы под мою ответственность. Я начал понимать, что успех нашего маленького отдела будет зависеть от того, насколько я постараюсь, чтобы эти люди ощущали себя на своем месте. Будет ли их потенциал и стремления совпадать с теми задачами, которые им необходимо будет выполнять?

— Я хочу, чтобы мои люди делали работу от всего сердца! — громко сказал я, озвучивая свои мысли. — Я хочу, чтобы они шли на работу в приподнятом настроении.

В этот момент до меня начало доходить, что эффективность и состоятельность моего маленького стада будет зависеть от того, каким пастырем-лидером буду для них я. Как только я припарковал свою машину на придорожной стоянке, ко мне подъехал Ньюман на своем старом разбитом «форде», в кузове которого стояла очень крупная овца. Мне еще не доводилось видеть подобного гиганта. Хотя я видал прежде не так уж много овец.

— Ну, вот и мы, — сказал он в окно. — Выгрузи овцу и отведи ее в загон, а я тем временем достану кое-какие инструменты из амбара. Встретимся через минуту. Пришло время преподать тебе следующий урок.

Через некоторое время мы с овцой уже стояли на территории загона, изучая друг друга пристальным взглядом. В отличие от меня она была невозмутима и спокойна. Трудно даже сказать, кто кого отвел в загон, она меня или я ее. Я оглянулся и увидел Ньюмана, стоявшего у калитки с ухмылкой на лице, к которой я уже привык.

Он сказал:

— Настало время для твоего следующего урока.

— Спасибо, что предупредили, — отреагировал я, отряхивая пыль и шерсть со своих брюк. — Жду с нетерпением.

Ньюман подошел и положил мне руку на плечо.

— Настало время заклеймить овцу.

— А... что вы имеете в виду?

— Это значит, что настало время поставить на нее клеймо.

Ньюман проговорил это, глядя мне прямо в глаза.

— Каким образом? — спросил я.

— С помощью этого, — сказал он, протягивая руку. На его ладони лежали красивые стальные плоскогубцы с длинными ручками, большими захватами и иглоподобными зубьями. Рядом с плоскогубцами лежало ярко-желтое клеймо с номером и знаком ранчо Ньюмана. Я вспомнил, что видел такое же клеймо на ушах его овец, когда мы впервые пришли на пастбище неделю назад.

— Это клеймо крепится на ухо овцы? — спросил я, надеясь, что он скажет: нет.

— Ага, — сказал Ньюман, протягивая мне клеймо и плоскогубцы.

— А это ее не поранит? Я имею в виду, что ей будет больно, не так ли?

— Конечно, — ответил Ньюман. — Очень больно. Мочка уха крайне чувствительна.

— Но зачем? — спросил я, возвращая плоскогубцы Ньюману. — В чем смысл?

— Клеймо означает, что овца принадлежит этому стаду. И если ты хороший пастырь и заботишься о своих овцах, то обязательно поставишь на нее клеймо.

Он снова протянул мне плоскогубцы. Несколько мгновений мы пристально смотрели друг на друга, наконец, я уступил ему. Ньюман дал мне несколько инструкций, после чего я приступил к делу. Разжав плоскогубцы, я зашел в загон, где еще совсем недавно яростно боролся с этой упрямой овцой. Но в этот раз меня охватило чувство жалости и вины по отношению к ней. К тому же, вспомнив нашу первую встречу и то, как я уговаривал ее зайти в загон, я понимал, что еще неизвестно, кто кому поставит клеймо в ухо.

Ощущение холодной стали в руке напоминало мне о боли, которую я собирался причинить беззащитному животному. Мне пришлось прижать овцу покрепче и затем прихватить ее ухо плоскогубцами. При сильном сжатии ручек кольцо клейма прошло через кожу уха. Обезумевшая от боли овца рванулась убегать. Я быстро разжал плоскогубцы, чтобы не порвать ее нежное ухо. Я почувствовал себя отвратительно.

— Ладно, — сказал Ньюман. — Пошли в дом, выпьем кока-колы и поговорим.

Некоторое время спустя мы сидели в комнате, наслаждаясь прохладой дня.

— Я чувствую себя ужасно.

— Тебе неприятно, что ты причинил ей боль?

— Да, я не хотел этого.

— Привыкай, — сказал Ньюман. — Полное понимание того, насколько это важно, ты получишь, только заступив на поле своей деятельности. Когда ты примешь полномочия лидерства, ты столкнешься с ситуациями, в которых будешь обязан причинить боль людям, за которых отвечаешь. Выговоры, брак в работе, увольнения. Конечно же, это не будет приятным занятием для тебя, однако тебе придется делать это, если хочешь быть хорошим пастырем.

Кивая головой в знак понимания, я спросил:

— Один вопрос. Почему овца не закричала, когда я проткнул ей ухо, а только метнулась в сторону от меня?

Ньюман ответил:

— Иногда овцы действительно делают глупости. Однажды я видел двадцатикилограммовую овцу, которая несколько раз безрезультатно пыталась просунуться через отверстие в ограде диаметром в пятнадцать сантиметров. Как ты понимаешь, самыми умными их не назовешь.

Но в других случаях они проявляют практичность и сообразительность. Например, они знают, что их единственная защита от койотов — это находиться в стаде. Вот почему стадный инстинкт преобладает в их поведении. Еще овцам известно, что койоты охотятся на самых слабых животных, которые отбились от стада. Поэтому овцы очень редко кричат, даже когда им больно, поскольку боятся этим привлечь внимание хищников.

Ньюман пристально посмотрел на меня.

— А теперь давай поговорим о стаде, которое ты будешь пасти в «General Technologies». Как ты собираешься преобразовать толпу своих овец-индивидуалистов в единое стадо?

— После нашего разговора на аукционе я узнал, что все начинается с верного выбора членов моей команды и верного размещения каждого в правильном месте, которое соответствовало бы их потенциалу.

— Правильно. Вижу, что ты внимательно слушаешь, — отметил Ньюман. — Это позволит каждому члену твоей команды работать в той сфере, где они будут наиболее эффективны. В итоге они будут не только успешны, но и довольны своим занятием. Хотя это еще не все. Тебе нужны не только успешные специалисты, но и успешная команда.

— И добиться этого можно посредством?..

— Посредством того, чем ты только что занимался, — ответил Ньюман.

— Клеймя их уши? — спросил я, улыбаясь.

— Ставя свой знак на овцах, — ответил Ньюман. — Я уже говорил тебе, что клеймо говорит о принадлежности овцы к этому стаду. Тед, люди во многом очень похожи на овец. Они тоже имеют сильный стадный инстинкт и сильную потребность чему-то принадлежать. Великие лидеры понимают это и используют.

— Как они это делают? — спросил я.

— Великие лидеры прививают чувство значимости и принадлежности своим последователям. Делают они это, раскрывая овцам, кем они являются для них и что они ожидают от своих подопечных. Клеймо гласит об их принадлежности лидеру. Иными словами, персональное клеймо лидера становится общим знаменателем для всей организации. — Ньюман указал на овец и сказал: — Клеймо на овцах несет в себе определенный смысл, Тед. Оно говорит о том, что я являюсь пастырем этой овцы. И хотя наше стадо небольшое, это ранчо имеет репутацию лучшего производителя мелкого скота в округе. Поэтому клеймо, которое ты поставил овце, является печатью превосходства. Это все равно, что написать мое имя на этих овцах. Твои работники в компании будут носить твою

метку, как овцы носят мою. Эта метка будет знаком для окружающих, говорящим о том, каким пастырем-лидером ты являешься на самом деле. Если ты станешь превосходным лидером, то и твои последователи будут соответствовать клейму твоего превосходства! А сейчас пойдем и проведаем нашу овцу.

Когда мы молча выходили из дома, я размышлял над словами Ньюмана. Я понимал, какое огромное значение имеет для людей чувство принадлежности и насколько важна метка, которую лидер ставит на своих последователях. Но мне хотелось узнать больше об этом.

— Доктор Ньюман, в чем заключается понятие метки великого лидера? — спросил я.

Он глубоко вздохнул и ответил:

— Я скажу тебе, в чем заключается понятие метки хорошего лидера. Хороший лидер стимулирует своих людей думать самостоятельно. А теперь скажи мне сам, в чем тогда заключается понятие великого лидера?

За это время я получил так много информации, что мой разум уже гудел от напряжения. Поэтому я совсем не желал подобного вопроса от Ньюмана. С десяток вариантов ответа крутилось в моей голове.

Наконец, я сказал первое, что пришло в голову:

— Величайший лидер, какого я знаю, — это мой отец. Хотя и не в бизнесе. Он работает учителем в школе, — говорил я тихо, словно извиняясь.

— Прекрасно, — сказал Ньюман. — Лидерство обитает в семье и в классе так же, как и в зале заседаний. А что же делает твоего отца великим лидером?

И вдруг меня осенило. Как я мог забыть об этом?

— Мой отец — человек безупречной порядочности. Что бы ни происходило и чего бы ему это ни стоило, отец всегда будет на стороне правды.

— Продолжай, — сказал Ньюман.

— Отец учил нас не идти на компромисс. Он любит говорить: «Порядочность легко продать за грош, но за все деньги мира ее не вернешь». ,

— Отлично, Тед. А что еще выдающегося есть в твоем отце?

Я погрузился в раздумья, напрягая мозги. Спустя некоторое время я ответил:

— Возможно, две или три вещи.

— Хорошо, и в чем они выражаются? — спросил Ньюман.

— Отец одинаково ведет себя как на людях, так и дома. В церкви, школе или семье он один и тот же. Он открытый человек.

Вдруг я вспомнил одну историю из своего детства и решил привести ее в пример.

— Помню, как-то отец моего лучшего друга взял нас с собой на рыбалку. Он был главной фигурой совета дьяконов в нашей церкви. Его проповеди всегда впечатляли меня. Однако когда мы рыбачили на озере, он вдруг изменился. Он начал откалывать шуточки и отпускать словечки, чего никогда не сказал бы в церкви. В тот день я потерял все уважение к нему. Мой отец так никогда не поступал.

— Другими словами, — вставил Ньюман, — это значит, что твой отец не любит лицемерить.

— Абсолютно, — ответил я. — Мой отец — настоящий мужчина.

— Прекрасно, а еще в чем выражается его превосходство?

— Отец всегда ставит высокие стандарты. Он постоянно ожидает от меня и моих сестер лучших результатов, что бы мы ни делали, напоминая нам, что напряжение полезно для роста и достижения. Он утверждал, что если мы не будем так делать, то никогда не узнаем, на что мы способны и чего можем достичь.

— Лучше не скажешь. А что еще? — расспрашивал Ньюман.

— Думаю, самое превосходное качество в нем — это способность сопереживать, которая проявляется в нем особенно в те моменты, когда мы совершаем глупости или допускаем грубые ошибки.

Однажды в воскресенье, когда я получил водительские права, я взял его машину без разрешения и разбил ее. Когда я вернулся домой, отец уже поджидал меня. Я думал, что сейчас узнаю не только, где раки зимуют, но и где они умирают. Однако, к моему великому удивлению, вместо этого он подошел и заключил меня в свои крепкие объятия. Я был в шоке. В его глазах были слезы.

Когда я думал, что мне конец, он проявил любовь и сопереживание, чего я никогда не забуду. И хотя мне пришлось все лето отрабатывать ремонт машины, я знал, что я для отца дороже машины.

Ньюман долго смотрел на меня, а потом сказал:

— Тед, позволь задать тебе вопрос. Ты доверяешь своему отцу?

— Всей моей жизнью! — не задумываясь ответил я.

— А почему вы спросили?

— Потому, что все рассказанное тобою об отце говорит, что ему можно доверять.

— Да. Не только я, но и многие люди доверяют моему отцу, — ответил я.

— Именно это и есть качество великого лидера. Когда ты начнешь работать в «General Technologies», твоих подчиненных в первую очередь будут волновать ответы на два важных вопроса. Знает ли он, что делает? Могу ли я доверять ему?

Я думаю, ты заинтересован в том, чтобы они на эти два вопроса ответили положительно. И даже если на первый вопрос будет отрицательный ответ, они смогут простить тебе это, если на второй вопрос всегда будет положительный ответ.

Я кивнул, и он продолжил:

— Люди хотят следовать за порядочным, неподдельным и сострадательным лидером. Такой человек будет иметь верных последователей, которые ему доверяют. Я рад, Тед, что твой отец именно такой человек. И знаю, что твои люди будут носить отпечаток твоего превосходства, потому что ты видел этот пример с детства в своей семье.

К тому времени мы подошли к ограждению загона. Ньюман остановился у ворот и сказал:

— Тед, на твой вопрос есть как минимум еще один ответ.

— Какой? — заинтересовался я.

— Великие лидеры запечатлевают свое превосходство еще и тем, что способны доступно передать поставленные перед собой цели и насадить свои ценности. Они непрестанно мотивируют своих людей и поддерживают в них стремление к достижениям. Лидеры знают, что на крутых поворотах жизни целевой фокус может быть легко смещен, от чего люди заходят в тупик; поэтому они всегда стимулируют своих людей, напоминая об их задаче.

Вспомни, к примеру, генерала Патона. Он всегда стремился, чтобы его войско было задействовано в военной практике. Иисус Христос призывал Своих последователей идти и распространять Евангелие Царства. Линкольн неустанно провозглашал, что Штаты поддерживают единение между собой. Понимаешь?

Тед, когда ты приступишь к работе в компании, поставь цель перед своими людьми и помоги им занять свое место, где они будут наиболее эффективны. Они должны прийти к пониманию, что без вашего отдела и лично каждого из них компания не способна обеспечить поставку товаров и необходимый сервис, которые улучшают жизнь миллионов людей. Помоги им посвятить себя этой цели.

— Ладно, — добавил Ньюман. — Конец проповеди. Пойдем проведаем нашу овечку!

Мой наставник наблюдал со стороны, как я, вытянув разжатые ладони вперед, зашел в загон. Я хотел показать овце, что у меня в руках нет никаких плоскогубцев. К моему удивлению, она совсем не сопротивлялась и подпустила меня к себе. Я еще никогда прежде не разговаривал с овцой. Однако в тот день я сделал это.

Я стал рассказывать ей о том, какое преимущество для нее носить клеймо своего пастыря и принадлежать такому особенному стаду. Все время, пока я разговаривал с ней, я гладил ее густую шубку, водя руками по шелковистой шерсти. Овечка была очень мягкой на ощупь и вела себя спокойно и безмятежно. Отчасти мне самому было сложно поверить, что я говорю с овцой.

Вдруг послышался голос Ньюмана, который продолжал стоять у ограды:

— Молодец, Тед. Сегодня ты ничуть не разочаровал меня!

— Что вы имеете в виду? — удивленно спросил я.

— Заключительным пунктом нашего урока на сегодня является следующий принцип: ты не можешь запечатлеть свое клеймо, пока лично не сблизишься с людьми, которыми руководишь. Ты сейчас подвел итог нашего урока посредством того, с чего и начал его. Сначала ты причинил боль, сблизившись с ней, теперь ты утешаешь ее, сидя возле нее на корточках и поглаживая ее шерстку.

Каждый день тебе придется принимать решение, как руководить своими людьми. Ты можешь делать это как на расстоянии, так и в личном, близком общении. На расстоянии людей можно впечатлить, но не повлиять; поставить клеймо, как мы говорим, можно только находясь вблизи. Помни, Тед, для великих лидеров руководство — это не работа, а взаимоотношения. Увидимся на следующей неделе в классе.

Тем вечером, вернувшись в свою комнату, я записал все, чему научился в тот день. Новый материал в моих записях гласил:

 

Тропа пастыря



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.122.9 (0.011 с.)