ТОП 10:

Классы тренинга (Н.М. Лебедева и А.И. Палей)



Н.М. Лебедева и А.И. Палей выделяют следующие классы тренинга (Приложение 1.4.4., стр. 297):

1. Субъект-субъективной направленности (все модификации СПТ)

2. Субъект-объективной направленности (интеллектуальный тренинг, целью которого является развитие интеллектуального потенциала личности, повышение эффективности решения профессиональных и личностных проблем)

3. Тренинги интраличностной направленности (группы личностного роста и их разновидности, в частности лабораторный тренинг, тренинг развития личности) [37].

3 вопрос. Классификация тренинга (С.И. Макшанов)

С.И. Макшанов классифицировал тренинг по следующим основаниям (Приложение 1.4.5., стр. 298):

▪ по форме проведения;

▪ по составу участников;

▪ по композиции;

▪ по уровню изменений;

▪ по организации;

▪ по целям и задачам [42].

По форме проведения тренинги подразделяются на индивидуальные и групповые[42].

Как отмечалось ранее, научно обоснованные индивидуальные формы тренинга появились в начале ХХ века как средство преодоления ограничений, накладываемых на результаты обучения теоретическим знаниям, и «безопасного» приобретения трудовых навыков.

Индивидуальные формы профессионального тренинга направлены на сохранение и восстановление работоспособности специалистов, подготовку их психики к работе в специфических или экстремальных условиях профессиональной деятельности.

Особенности групповых форм профессионального тренинга связаны с рядом обстоятельств. Прежде всего, они предназначены преимущественно для формирования навыков и умений, а также установок и отношений специалистов, чья профессиональная деятельность предполагает общение и управление людьми. Сквозной задачей в деятельности представителей профессий социономического типа является направленное изменение субъектных и личностных характеристик людей, их поведения и состояний, показатели совместной и индивидуальной деятельности.

Принято считать, что возникновение групповых форм тренинга, или группового движения, относится к 1946 году. Это событие обычно связывают с именами К. Левина, Л. Брадфорда, Р. Липпита и К. Роджерса. Разработанные К. Левиным и К. Роджерсом теории групповой динамики и центрированной на клиенте терапии явились непосредственными источниками практики группового тренинга. К. Левин утверждал, что большинство устойчивых изменений в установках и поведении личности происходит в групповом, а не в индивидуальном контексте. В связи с этим, для того чтобы обнаружить и изменить свои установки, выработать новые формы поведения, человек должен преодолеть свою аутентичность и научиться видеть себя так, как его видят другие.

По составу участников тренинги подразделяются на:

· Реальные группы;

· Квазиреальные группы;

· Группы незнакомых людей.

По композиции тренинги подразделяются на:

· Однородные группы;

· Неоднородные группы.

По уровню изменений тренинги подразделяются на:

· Субъектные;

· Личностные.

По организации тренинги подразделяются на:

· Фрагментарный тренинг;

· Программированный тренинг.

По целям и задачам тренинги подразделяются на:

· Коммуникативный тренинг;

· Интеллектуальный тренинг;

· Регулятивный тренинг;

· Тренинг специальных умений.

Коммуникативный потенциал как интегральное психологическое образование отражает возможности человека к установлению и поддержанию контактов с людьми, к получению и передачи по каналам коммуникации различной информации. Кроме того, коммуникативный потенциал характеризует сложившуюся для конкретного человека структуру деловых и межличностных связей. Особенности коммуникативного потенциала человека характеризуются также преобладающим типом взаимодействия с окружающей средой, особенностями социальной перцепции коммуникативными навыками и умениями, тесно связанными с эквивалентами природных предпосылок к интенсивному и продуктивному общению и взаимодействию. Тип взаимодействия личности со средой определяется как формально-динамическими характеристиками взаимодействия (величина дистанции, ее гибкость и жесткость, степень аффективной заряженности целей взаимодействия), так и характером контроля и управления взаимодействием. Е.Е. Иванова выделяет три способа взаимодействия с окружающей средой: устраняющийся, вовлекающий и вторгающийся [26].

Интерперсональная перцепция предопределяет возможности человека к адекватному восприятию других людей и тесно связана с понятиями эмпатии и сенситивности. Сенситивность также рассматривается как особенность коммуникативного потенциала, связанная с повышенной чувствительностью к малозаметным особенностям ситуации, отдаленным ассоциациям, что в ряде случаев при нахождении интеллектуального и регулятивного потенциалов в пределах норм позволяет справляться с трудностями и способствует изменениям.

Совокупность навыков и умений, необходимых для эффективного общения, определяется Л.А. Петровской как коммуникативная компетентность [54].

Основная задача коммуникативного тренинга – постановка поведенческих навыков и умений, способствующих эффективному поведению в различных ситуациях общения. Коммуникативный тренинг позволяет научиться решать сложные проблемы, которые возникают в процессе межличностного или делового общения у каждого человека. Для этого используются специальные упражнения, моделирующие различные жизненные ситуации. Выполняя их, участники тренинга учатся налаживать отношения с другими людьми и лучше их узнавать, проявлять внимание ко всему, что происходит на невербальном уровне и вступать в контакт с помощью иных средств, нежели слово (взгляд, поза, прикосновение, жесты и т.п.).

Интеллектуальный потенциал человека включает совокупность его возможностей, интеллектуальных способностей, связанных с осознанием себя, окружающей действительности и профессиональной среды. Интеллектуальный потенциал включает в себя значительную совокупность количественных и структурных характеристик, к которым, в частности, относится продуктивность, гибкость, креативность, аналитичность, поленезависимость, лабильность и адаптивность. Под продуктивностью понимаются возможности субъекта по производству мыслительных операций оценки структуры познаваемых объектов и явлений, особенностей взаимосвязей между ними, установления степени сходства и различия, а также прогноза их развития на основе установленных закономерностей. Продуктивность как показатель интеллектуального потенциала связывается с возможностями человека познавать окружающее в реальном масштабе времени. Гибкость рассматривается, как способность использовать при решении проблем различные стратегии и способы мышления. Аналитичность определяется величиной критерия, применяемого в процессах обработки информации субъектом деятельности. Под креативностью понимается интегральная характеристика личности, тем не менее, самым тесным образом связанная с интеллектуальным потенциалом.

Значимость интеллектуальных ресурсов для развития человека и изменений его психологических переменных не нуждается в особых доказательствах. Обнаружено, что сниженный либо не проявленный интеллектуальный потенциал служит серьезным барьером «для преднамеренных» изменений. Это связано, прежде всего, с ограничениями, при получении адекватных образов реальности и их адекватной переработки в ходе операций мышления [39].

Сниженный интеллектуальный потенциал вызывает значительные напряжения при изменениях ситуации, так как интеллектуальных ресурсов недостает для своевременного познания сущности происходящего. Такого человека как бы нет в ситуации, он не попадает в темп ее развития или выбрасывается из нее ходом событий.

В профессиональной деятельности совершенно очевидна важность собственно интеллектуальных процессов, в ряде профессий они играют приоритетную роль. В связи с этим развитие принципов, методов и программ такого тренинга остается актуальной задачей профессиональной подготовки.

Предшественниками первых теоретических обоснований программ интеллектуального тренинга можно считать упражнения для развития у школьников дивергентного мышления, предложенные М. Вертгеймером и разработки, посвященные методу «мозгового штурма» А. Осборна [42].

В настоящее время в психологической литературе упоминаются следующие программы интеллектуального тренинга: тренинг гибкости мышления, умственный тренинг, тренинг стратегического мышления, тренинг креативности.

Целью тренинга стратегического мышления, в частности, предлагаемого А.В. Дранковым, Н.М. Лебедевой, Е.А. Мироновым, является развитие интеллектуальных способностей, обеспечивающих формирование и реализацию эффективных стратегий в профессиональной деятельности специалистов управленческого типа. Конкретные задачи тренинга формулируются следующим образом:

· Знакомство участников тренинга с основными закономерностями эффективных стратегий;

· Осознание механизмов, лежащих в основе типичных ошибок, допускаемых в процессе выдвижения гипотез;

· Совершенствование рефлексивной регуляции мыслительной деятельности в процессе верификации гипотез;

· Повышение эффективности реализации сформированной стратегии в условиях индивидуального решения мыслительных задач;

· Расширение индивидуального стратегического арсенала участников в отношении конкретных классов задач;

· Развитие прогностичности мышления и способности к выдвижению иерархической системы целей;

· Выработка направленности на достижение глобальных стратегических целей с учетом долгосрочных прогнозов;

· Формирование толерантности к «тактическим потерям» в целях достижения общего стратегического успеха;

· Осознание преимуществ совместного решения задач и развитие умений пользоваться ими при формировании и реализации стратегий;

· Учет специфических негативных факторов при формировании и реализации стратегий в условиях непосредственного общения [20].

Эффективная профессиональная деятельность, связанная с работой с людьми, исключает применение ее субъектом стереотипных, не изменяющих стратегий так же, как и импульсивно-реактивных, не учитывающих уникальность каждого человека и группы людей. В связи с этим креативность является профессионально важным качеством субъектов многих, если не большинства, профессий.

Развитию творческого потенциала личности посвящен тренинг креативности в его различных модификациях. В тренинге креативности главное внимание уделяется способности специалиста генерировать разнообразные идеи, отличающиеся нестандартностью и оригинальностью, и воплощать их в своей профессиональной деятельности. Тренинг креативности применяется в профессиональной подготовке руководителей предприятий и организаций, менеджеров, психологов, учителей, научных работников. Креативность рассматривается как мощный фактор развития профессионально важных качеств и личности профессионалов в различных областях деятельности [76].

Во многих видах профессиональной деятельности значительное место принадлежит процессам принятия решений. В ряде случаев – управление страной, регионом, отраслью, предприятием, агрегатом АЭС, воинским подразделением и т.д. – цена принимаемых решений измеряется астрономическими цифрами, а последствия их реализации (или отсутствия) носят необратимый характер. Поэтому тренинг принятия решений, безусловно, целесообразен для профессиональной подготовки специалистов в сфере управления, научных работников, операторов различных систем. Целью указанного тренинга являются развитие когнитивных и эмоционально-волевых компонентов и их интеграция, позволяющая эффективно реализовывать все этапы индивидуального и совместного принятия решений. Достижение этих целей осуществляется в результате решения следующих задач:

1. Обеспечение адекватности субъективного отражения проблемной ситуации.

2. Развитие умений структурирования неопределенных проблем и выделение необходимой для их решения информации.

3. Формирование навыков оценки элементов вероятностной среды с учетом многокритериальной значимости событий.

4. Развитие многоальтернативной системы субъективного прогнозирования.

5. Формирование многоальтернативности промежуточных решений с целью оптимизации терминального.

6. Совершенствование рефлексивной регуляции в отношении субъективных критериев принятия решений.

7. Развитие устойчивости к условиям неопределенности и риска, формирование адекватного уровня субъективной уверенности в принимаемых прогностических решениях.

8. Обеспечение, как последовательности, так и гибкости в реализации принятых решений.

9. Индивидуализация способов преодоления трудностей принятия решений на различных этапах.

10. Формирование способов организации групп поддержки решений и повышение эффективности принятия решений в совместной деятельности [20].

Особую роль в детерминации психологических феноменов играет регулятивный, или волевой потенциал, показатели которого связаны с такими значимыми психологическими реальностями, как:

ü Проблема выбора, тесно связанная с ответственностью и имеющимися у субъекта выбора стереотипизированными фрагментами сознания;

ü Определение момента начала активности, деятельности, регуляция ее темпа и другие характеристики;

ü Проблема остановки активности и регуляции состояний сознания.

Регулятивный потенциал определяет именно те ситуации, когда человек действует активно, по собственному произволу изменяя ситуацию, т.е. совершая акции, действия, реализующие созданную субъектом программу деятельности. Волевые действия относятся к моментам противостояния субъективности личности актуальной ситуации. К показателям регулятивного потенциала, определяющим шансы и характер изменений, относятся так же связанная с ней шкала экстернальности/интернальности и проявляющиеся жизненные стратегии.

Самооценка, являясь частью Я-концепции, имеет две компоненты: дескриптивную (история жизни и становления Я) и нормативную (идеал Я), на основе которых формируются отношения, жизненные цели и стратегии их достижения. Самооценка, как и другие показатели, связана с индивидными характеристиками, в частности, обнаружены тенденции, что ригидная неадекватно высокая самооценка характерна для лиц с высокими показателями силы нервной системы, а неадекватно низкая самооценка с большей вероятностью формируется у людей со слабой нервной системой [42].

Неадекватная и неустойчивая самооценка блокирует приобретение профессиональных навыков и умений и отрицательно коррелирует с успешностью и надежностью профессиональной деятельности и провоцирует невротизацию и суицидальные проявления человека.

Принципиальная значимость регулятивного потенциала в жизнедеятельности человека нашла свое отражение и в истории тренинга. К первым групповым формам тренинга, которые можно отнести к регулятивным программам, относится тренинг уверенности в себе и мотивационный тренинг. Обе эти программы находят широкое применение и не могут рассматриваться как строго профессиональные. В то же время такие личностные дефициты, как неуверенность в себе и недостаточное развитие мотивационных структур существенно затрудняют прохождение любого этапа становления профессионала, что объясняет актуальность данных тренинговых программ для любой профессиональной группы.

Теоретическими основаниями тренинга уверенности в себе в его разных версиях выступают поведенческие и психоаналитические концепции. Бихевиористский подход исходит из положения, что неуверенные в себе люди не смогли по ряду причин овладеть социальными навыками уверенного поведения, либо получали преимущественно негативные подкрепления в процессе научения. Психоаналитики рассматривали неуверенность в себе как внешние проявления глубинного бессознательного конфликта. Общим для этих подходов является рассмотрение неуверенности как последствия микросоциальной ситуации развития. Одна из первых известных программ тренинга уверенности в себе была опубликована Р. Алберти и М. Эммонсом в 1970 году.

Приоритет в разработке мотивационного тренинга принадлежит Д. Мак-Клелланду, установившему в лонгитюдном исследовании, что высокомотивированные студенты Гарвардского университета после его окончания занимают ведущие посты в экономике страны, и реализовавшему в 1967 году первые программы мотивационного тренинга [42]. Тренинг мотивации базировался на теории атрибуции, а также идеях Мак-Клелланда, согласно которым представления и мысленные действия позволяют изменить мотивы субъекта деятельности. Тренинг мотивации, разработанный Мак-Клелландом, преследовал достижение следующих четырех целей:

Ä Расширение, укрепление и совершенствование сети ассоциаций;

Ä Четкое видение и осознание всех ее частей;

Ä Связь элементов этой сети;

Ä Выработка и упорядочивание связей новых ассоциаций с существующими, с реальностью и культурными ценностями.

В соответствии с данными целями Д. Мак-Клелланд разработал 12 элементов тренинга, объединенных в группы:

Ø Изучение и обработка синдрома достижения,

Ø Самоанализ,

Ø Постановка целей,

Ø Социальная поддержка.

Средства тренинга включали в себя анализ содержания собственных рассказов с помощью ключевых категорий для выявления потребности в достижениях, разбор конкретных случаев направленного на достижение поведения предпринимателей, отработка реалистичного целеполагания в игровых условиях, контроль совместимости деятельности достижения с собственным образом жизни и с различными обстоятельствами.

Одним из более ценных результатов тренинга мотивации следует признать возможность освоения профессионалом в любой области навыков, механизмов самомотивирования, произвольного удержания мотива и цели. Данная программа тренинга не утратила своей актуальности, и в наше время.

В основе большинства программ тренинга специальных умений лежат теоретические представления, обоснованные психологами поведенческого направления.

К тренингу специальных умений также относятся программы, ориентированные на профессиональную подготовку специалистов к работе в особых условиях, например психологический тренинг, разработанный после аварии на АЭС. Тренинг преследовал цели подготовки специалистов АЭС к действиям в экстремальных ситуациях, формирование навыков принятия решений, анализа принятых решений, достижения взаимопонимания, определения потенциальных критических проблем управления и стимулирования творческой инициативы при выполнении заданий.

4 вопрос. Принципы тренинга (С.И. Макшанов)

К настоящему времени сформулирован ряд обоснованных принципиальных положений, относящихся к организации и проведению тренинга. Принципы социально-психологического тренинга, как части психологического, описаны в работах Л.А. Петровской [54; 55],

В.П. Захарова и Н.Ю. Хрящевой [25].

С точки зрения С.И. Макшанова, принципы психологического тренинга включают в себя (Приложение 1.4.6., стр. 299):

û Принципы создания среды тренинга;

û Принципы поведения участников тренинга;

û Организационные принципы;

û Этические принципы.

Принципы тренинга содержательно тесно связаны с факторами изменений психологических феноменов, воплощение которых в среде тренинга относится к принципиальным условиям эффективного применения метода [42].

Тренинг предполагает усвоение человеком специфических профессиональных знаний, навыков, умений, коррекцию установок, развитие личностных свойств через интериоризацию особенностей профессиональной среды, объектов и особенностей взаимодействия с ней профессионала. В результате тренинга специалист (или группа специалистов) достигает нового уровня осознания профессиональной среды (социальной и физической), себя в ней и овладевает средствами ее преобразования для достижения целей профессиональной деятельности. Изменение психологических переменных профессионала или группы профессионалов являются результатом движения от внешнего к внутреннему, от предъявляемых в тренинге образцов поведения и деятельности к их осознанию и включению в познавательные и регулятивные структуры психики в виде умений, навыков, установок.

Все это определяет необходимость создания в тренинге специфической среды, отвечающей требованиям профессиональной реальности, индивидуально-психологических особенностей участников тренинга и издающей эффекты системной детерминации изменяемых психологических свойств и образований. При этом учитывается и то обстоятельство, что психологические образования, возникающие в процессе интериоризации внешнего профессионального контекста, создаваемого в тренинге, активизируют самокоррекцию, самоуправление и как следствие этого, влияние на порождающую их деятельность. Основополагающими принципами для формирования среды тренинга выступают:

1. Принцип системной детерминации,

2. Принцип реалистичности,

3. Принцип избыточности.

Характеристики среды, создаваемой в профессиональном тренинге, формируются с учетом ряда существенных противоречий:

1. Локальная и специфическая среда тренинга выступает, в конечном счете, лишь фрагментом более широкого социального окружения, в котором протекает жизнедеятельность субъекта профессиональной деятельности. В связи с этим необходим обоснованный прогноз возможностей переноса происходящих в результате тренинга изменений психологических переменных специалиста в актуальный и потенциальный профессиональный контекст. Воплощение произведенных изменений в образе жизни и параметрах профессиональной деятельности возможно, если объективные характеристики жизнедеятельности допускают подобные изменения. Если потенциал изменений, произведенных в тренинге, оказывается недостаточным для преодоления сопротивления среды, то психологические предпосылки развития профессионала остаются нереализованными. Возможность подобных исходов не является свидетельством неэффективности тренинга, а говорит о существовании объективных ограничений личностного и профессионального развития. В связи с этим необходимо учитывать широкий спектр внешних по отношению к характеристикам специалистов, проходящих тренинг, обстоятельств, таких, как ситуация в стране, отрасли, организации, позиция руководства организации, связанная с целями тренинга.

2. Создание среды тренинга должно разрешать противоречие между необходимостью сопровождения тренинга высоко реалистичнымимоделями практики и обеспечением универсальности этих моделей. Другими словами, средствам, используемым для создания необходимой для конкретной программы тренинга среды, одинаково необходимы элементы специализированности и элементы универсальности. Для разрешения этого противоречия требуются модели, отражающие как высоко вероятные элементы и ситуации профессиональной деятельности, так и единичные, маловероятные. При этом нужно учитывать индивидуальные особенности жизненного и профессионального опыта проходящих тренинг специалистов, чьи субъективные оценки вероятности и значимости элементов профессиональной деятельности могут существенно различаться. К общим необходимым средствам создания среды профессионального тренинга относятся изоморфизм, предполагающий адекватное отражение в ролевых и ситуационных играх, психогимнастических упражнениях, ситуациях для анализа и дискуссиях структуры оригинала (реальных и прогнозируемых профессиональных ситуациях), а также предоставления возможности участия в различных видах деятельности, выбор которых осуществляется самими участниками.

3. Третьим противоречием, от разрешения которого зависит эффективность тренинга, выступает противоречие между поставленными целями и готовностью участников изменяться. Изменения не возможны без усилия, значительных психологических и энергетических затрат, что само по себе может вызывать напряжение и активизировать психологические защиты, отгораживающих участников от происходящего. В связи с этим среда тренинга, с одной стороны, должна быть достаточно психологически безопасна для участников, а с другой – сохранять необходимый уровень новизны и проблемности. Учет взаимодействия характеристик внешней, средовой детерминации изменений и самодетерминации участников предполагает избыточность средств регулирования уровня мотивации проходящих тренинг специалистов. При этом уровень психологической безопасности, предполагающий уважение достоинства личности каждого, значимости занимаемой им позиции, определяется поставленными в тренинге целями и потенциалом участников. Необходимо также достижение оптимального соотношения полимодальности «натурной» и «знаково-символической» материализации фрагментов среды тренинга. Принцип системной детерминации требует воплощения в среде тренинга основных факторов изменений психологических феноменов человека и группы и взаимодействия внешней детерминации и самодетерминации через механизмы психического заражения и подражания, обратной связи, регуляции уровня удовлетворения потребностей и включения участников тренинга в определенным образом организованную деятельность.

К принципам создания среды тренинга относятся:

· Принцип избыточности операционализируется через создание возможностей выбора участниками различных вариантов представления информации, момента и способа деятельности.

· Принцип реалистичности предполагает создание в тренинге среды, изоморфной по своим характеристикам социальной и профессиональной, работу с разными по вероятности возникновения и значимости в профессиональной деятельности ситуациями и проблемами. Реализация принципов создания среды тренинга осуществляется ведущим и определяет его деятельность.

· Принцип системной детерминации при формировании среды профессионально ориентированного тренинга предполагает целесообразное воплощение факторов изменений в составе группы, личностных особенностях ведущего, пространственно-временных и информационных характеристиках содержания работы. Механизмы, обеспечивающие взаимодействие внешней детерминации, общих и специфических предпосылок самодетерминации, включают в себя психическое заражение и подражание, регулирование уровня удовлетворения потребностей и включение участников в определенным образом организованную деятельность. Последнее предполагает создание условий для осознания образов прошлого, настоящего и будущего, охватывающих возможно большее число элементов системы, включающей в себя подлежащие изменению феномены и предметную деятельность «здесь и теперь».

Реализация принципов создания адекватной целям тренинга среды, связанной с деятельностью ведущего, создает предпосылки для осуществления принципов, характеризующих поведение и деятельность участников группы.

К принципам поведения и деятельности участников тренинга относятся:

1. Принцип активности.

2. Принцип исследовательской и творческой позиции.

3. Принцип объективации поведения.

4. Принцип субъект-субъектного общения.

5. Принцип «искренности».

6. Принцип «здесь и теперь».

Принцип активности предполагает включение в интенсивную работу всех участников тренинга. Активность участников тренинга носит особый характер, отличный от активности человека, слушающего лекцию или читающего руководство по применению той или иной технологии. В тренинге участники получают возможность включения в специально разработанную тренером или ими самими деятельность. Это может быть проигрывание той или иной профессионально значимой ситуации, выполнение психогимнастических упражнений, наблюдение за поведением других по специальной схеме, разработка проектов деятельности в индивидуальном или групповом режиме. Активность участников тренинга возрастает в том случае, если они получают установку на включение в совершаемые в группе действия в любой момент. Особенно эффективными в достижении целей тренинга через осознание, апробирование и тренировку приемов, способов поведения. Разбор ситуаций позволяет активно участвовать в них всем членам группы одновременно, что создает дополнительную мотивацию за счет процессов межличностного сравнения в системе сложившихся в группе тренинга отношений. Принцип активности в частности, опирается на установленную закономерность усвоения человеком 10% информации, воспринимаемой на слух, 50% информации, воспринимаемой по зрительному каналу и 90% информации, получаемой в ходе самостоятельной деятельности.

Принцип исследовательской, творческой позиции участников тренинга связан с тем, что в ходе его участники группы осознают, обнаруживают, открывают идеи, закономерности, варианты разрешения проблем, уже известные и неизвестные в психологии, а также, что особенно важно, свои личные ресурсы, возможности и особенности, проявляющиеся в изоморфной профессиональной среде, получают возможность экспериментировать в широком диапазоне ситуаций со своим поведением и желающими сотрудничества участниками группы. С этой целью в группе тренинга создается креативная среда, основными характеристиками которой выступают проблемность, неопределенность, принятие тренером, а впоследствии и группой, поведения каждого участника, безоценочность.

Реализация принципа исследовательской, творческой позиции каждого участника сталкивается с ощутимым сопротивлением группы, нередко настроенной на получение рецептов деятельности и не готовой к принятию на себя ответственности за изменения, заявленные в целях тренинга. Люди, приходящие в группу тренинга, как правило, имеют опыт обучения в школе, в институте, где им предлагались те или иные правила, модели, которые необходимо было выучить и следовать этим образцам в своей практической деятельности. Сталкиваясь с другим, непривычным способом освоения профессиональной деятельности, участники группы проявляют недовольство, иногда в достаточно сильной, даже агрессивной форме. Преодолеть такое сопротивление помогают ситуации, позволяющие участникам тренинга осознать важность и необходимость формирования у них готовности и в дальнейшем, после окончания тренинга, экспериментировать со своим поведением, творчески относиться к жизни, к профессиональной деятельности, к самому себе. Задачей ведущего тренинг в таком случае становится постоянное генерирование ситуаций, позволяющих группе и каждому ее участнику осознать причины своей неготовности к самостоятельной деятельности, апробировать и тренировать новые способы поведения и разрешения проблемных профессиональных ситуаций.

Особую значимость для тренинга как метода преднамеренных изменений имеет принцип объективации, основным требованием, сущностью которого является перевод поведения участников тренинга с импульсивного, неосознанного уровня регуляции профессиональной деятельности на осознанный, когда в любой ситуации специалист отдает себе отчет в том, с какой целью он действует, адекватны ли средства ее достижения специфике ситуации и его возможностям. В начале тренинга этот принцип реализуется ведущим, впоследствии он может быть воспринят участниками. Универсальным средством объективации поведения выступает обратная связь, относящаяся к неотъемлемым признакам тренинга как метода.

В традиционных формах профессиональной подготовки предполагается, что вначале специалист получает информацию, а через неопределенное время – возможность ее использования, и только тогда происходит оценка субъектом реальной применимости полученного им знания. Эффекты подобного варианта освоения профессии могут быть разнообразными, при этом, нужно заметить, что полученная информация подвергается воздействию механизмов забывания, интерференции с различными событиями, оставаясь «перцептивно пустой», т.е. не связанной с переживаниями от практического использования полученных знаний. В тренинге создается возможность незамедлительного соотнесения полученной информации и деятельности, эмоционального проживания новых моделей поведения и связанных с ними результатов, что обеспечивается действиями каналов обратной связи. Обратная связь создает условия для осознания, и, если это становится необходимым, коррекции невербальных компонентов поведения и деятельности, что особенно важно для некоторых видов тренинга, где освоение кодирования и декодирования вербальных сообщений составляет одну из самостоятельных задач. Этому способствует сензитизация физических действий. Участники тренинга осознают единство всех знаковых систем и ручаются их использовать при построении концептуальных моделей профессиональной деятельности. Проходящий подготовку в тренинге специалист при получении обратной связи обнаруживает имеющийся у него дефицит умений и навыков, целые пробелы теоретических знаний, а также неадекватность установок и стереотипов. Механизмы обратной связи позволяют специалисту относить результаты своей деятельности и поведения с целями тренинга, что необходимо для корректировки ее протекания, и производить замену неэффективных моделей управления поведением на новые, более эффективные.

Обратная связь может быть разделена на прямую, циркулирующую непосредственно между участниками тренинга, и опосредованную техническими устройствами. В групповом профессиональном тренинге используются обе формы обратной связи, что обеспечивает ее интенсивный характер, необходимый для оперативного предъявления участникам возможно более полного образа их поведения и действий. Полнота и насыщенность обратной связи, получаемой в тренинге, определяет характеристики объективации проявлений участников и облегчает преодоление импульсивности в поведении. Это обстоятельство иллюстрирует взаимодействие принципов – в данном случае принципа объективации и принципа избыточности, так как значительный объем информации и разнообразие форм ее предъявления дают возможность выбора участником тренинга именно тех фрагментов информации, к принятию которых он в наибольшей степени готов, что ослабляет эффект психологических защит, объективно активизирующихся при получении информации о результатах деятельности. Обратная связь, циркулирующая между участниками тренинга, принято определять как межличностную обратную связь, доминирующую в групповых формах тренинга. Л.А. Петровская предлагает следующую дифференциацию межличностной обратной связи [55]:

1. Намеренная / ненамеренная (сознательно передаваемая и непроизвольная)

2. Вербальная / невербальная (в соответствии со средствами передачи).

Ненамеренная обратная связь поступает к участнику тренинга в процессе наблюдения конкретных лиц или группы в целом, в ходе которого воспринимаются сигналы, сознательно не предназначенные для него и посылаемые непроизвольно. В ходе тренинга внимание участников может обращаться на необходимость постоянного анализа ненамеренной обратной связи, которая находится в их распоряжении. В данном случае мы вновь сталкиваемся с ситуацией тесного взаимодействия принципов тренинга – конкретно принципа объективации и принципа реалистичности. Особенностью ненамеренной обратной связи является ее спонтанность, большая искренность и большая адекватность. Это обстоятельство не дискриминирует значимость намеренной обратной связи в силу ее акцентированности на конкретных аспектах поведения и деятельности, что позволяет с меньшими затратами извлекать информацию, релевантную целям тренинга. В то же время существуют







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.018 с.)