ТОП 10:

Уничтожение политической и экономической систем СССР




В вышедшей в переводе с английского на русский язык в 1997 г. книге «Дипломат» Г. Киссинджер сообщает, как он встретился с Горбачевым в 1987 г.: «Когда же мы встретились в начале 1989 года, он сообщил мне, как они с Шеварднадзе, где-то в 70-е годы пришли к выводу, что коммунистическую систему следует изменить с головы до ног».

«Перестройка» была задумана в целях ликвидации существовавших в стране социальной, политической и экономической систем. Об этом предельно четко говорит спустя несколько лет сам «прораб» перестройки М.С. Горбачев.

Он сформулирует свое кредо в речи на семинаре в Американском университете в Турции в 1999 году. По сообщению словацкой газеты «Заря» (№24 за 1999 год), Горбачев говорил буквально следующее:

«Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми.

Меня полностью поддержала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели я использовал свое положение в партии и стране. Именно поэтому моя жена все время подталкивала к тому, чтобы я последовательно занимал все более и более высокое положение в стране. Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я должен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах. Моим идеалом в то время был путь социал-демократических стран... Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей. Среди них особое место занимают А. Н. Яковлев и Э. А. Шеварднадзе, заслуги которых в нашем общем деле просто неоценимы.

Мир без коммунизма будет выглядеть лучше. После 2000 года наступит эпоха мира и всеобщего процветания. Но в мире еще сохраняется сила, которая будет тормозить наше движение к миру и созиданию. Я имею в виду Китай.

Я посетил Китай во время больших студенческих демонстраций, когда казалось, что коммунизм в Китае падает. Я собирался выступить перед демонстрантами на той огромной площади, выразить им свою симпатию и поддержку и убедить их в том, что они должны продолжать свою борьбу, чтобы и в их стране началась перестройка. Китайское руководство не поддержало студенческое движение, жестоко подавило демонстрацию и... совершило величайшую ошибку. Если бы настал конец коммунизму в Китае, миру было бы легче двигаться по пути согласия и справедливости.

Когда Ельцин разрушил СССР, я покинул Кремль, и некоторые журналисты высказывал^ предположение, что я буду при этом плакать. Но я не плакал, ибо я покончил с коммунизмом в Европе. Но с ним нужно также покончить и в Азии, ибо он является основным препятствием на пути достижения человечеством идеалов всеобщего мира и согласия...»

После всего сказанного вряд ли можно согласиться со словами Горбачева о том, что «когда началась перестройка, ее развернутой концепции и четкого плана действий не было. А страна не могла ждать. Угрожал взрыв. Однако глубина кризиса, в котором оказалось общество, правящими кругами была осознана не сразу. Тем более не могли в одночасье быть выработаны пути выхода из него. Осмысление ситуации и поиск необходимых решений часто шли почти одновременно».

Говоря о разрушении СССР, нельзя забывать о той роли, которую сыграли в этом деле высшие партийные органы. Усилиями Горбачева деятельности по развалу Союза ССР была подчинена вся работа высших партийных, а затем и государственных органов страны, в том числе и вновь созданных для этих целей. Она осуществлялась под видом «реформы» политической системы, закрепленной в Основном законе страны, путем навязывания национально-государственным и автономно-национальным образованиям идеи сепаратизма, их экономического, политического и этнического обособления, вплоть до образования самостоятельных государств путем провозглашения деклараций о независимости (суверенитете). Цели всей этой антинародной деятельности отражались в выступлениях генсека, обращениях, постановлениях и законах, фразеология которых не имела ничего общего с подлинными целями ликвидации союзной, а вместе с ней и российской государственности.

С приходом к власти Горбачева в стране через средства массовой информации, превращенные в мощную Империю лжи, была развернута широкомасштабная и хорошо скоординированная компания антисоветизма и антикоммунизма с целью навязать обществу мнение о том, что в течение всех лет Советской власти у нас строилось все не так и построено все не то. Отсюда — «перестройка» с ее многочисленными мифами, в том числе о «застое» и «реформах», с подлинной целью уничтожения экономической и политической систем страны. Этому способствовали продажность и некомпетентность большинства членов Политбюро и ЦК КПСС. Не обошлось без предательства и со стороны ряда ученых.

* * *

Итак, 11 марта 1985 года Внеочередной Пленум ЦК КПСС избрал М.С. Горбачева Генеральным секретарем ЦК КПСС.

Сами выборы Генсека явно были частью операции соответствующих служб США, даже на Западе многие хорошо это понимали. Все было подстроено умышленно так, что выбирало всего 8 человек. Задержали под каким-то предлогом вылет из США члена Политбюро Щербицкого, который проголосовал бы против Горбачева. Не сообщили о выборах другому члену Политбюро, находившемуся в, отпуске. Это был Романов, который тоже наверняка проголосовал бы против Горбачева. Если бы хотя бы эти двое голосовали, Горбачев не стал бы генсеком, — он прошел с перевесом всего в один голос!..

Став генсеком для того, чтобы «уничтожить коммунизм», Горбачев нуждался в своей команде, ибо понимал, что «начинать перемены у нас в стране можно лишь сверху». По подсчетам американской газеты «Вашингтон пост», к началу 1987 г. было заменено 70% членов Политбюро, 60% секретарей областных партийных организаций, 40% членов ЦК КПСС брежневского набора. Эти «перемены» начались с Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, которые Горбачев превратил в диверсионные штабы контрреволюции, где принимались политические решения по уничтожению основ жизни народа — союзных экономики и государственности.

Существуют многочисленные мифы о причинах «распада» Союза ССР, вроде тех, что он был «империей», прекратил свое существовании вследствие «роста национального самосознания» и др. Утверждение о том, что СССР был «империей», бездоказательно и, более того, находится в грубом противоречии с неоспоримыми фактами. Империи прошлого, как известно, были конгломератами экономически не связанных между собой частей, которые насильственно удерживали в своем составе различные народы, боровшиеся за свое освобождение.

В отличие от них, Советский Союз обладал такой степенью экономической интеграции, какой не знает ни одна самая высокоразвитая страна мира. Все то, что так необходимо для успешного развития экономики и с таким трудом ныне создается в Западной Европе, было уже создано на одной шестой части Земли, в Советском Союзе. Напомним, что за каждой союзной республикой Конституция СССР закрепляла «право свободного выхода из СССР» (ст. 72).

Немалое значение имело отношение советского народа к самому факту существования СССР. Оно было выявлено 17 марта 1991 г., когда в ходе всесоюзного референдума 76,4% граждан, участвовавших в нем, приняло решение о сохранение Союза ССР. Уместно заметить, что процент голосовавших за сохранение СССР в его «национальных окраинах» был значительно больше среднего общесоюзного и составил свыше 90%. Так в Азербайджане он составил — 93%, Туркменистане — 98%, Узбекистане — 93,7%. В Литве, Латвии, Молдавии, Армении, Грузии и Эстонии власти, опасаясь неблагоприятного для национал-сепаратистов исхода голосования, лишили граждан СССР права участвовать во всесоюзном референдуме. Итоги всесоюзного референдума следует помнить всем тем, кто продолжает голословно утверждать о «распаде» Союза ССР вследствие роста так называемого «национального самосознания».

Еще раз подчеркнем, что «перестройка» была задумана в целях ликвидации существовавших в стране социальной, политической и экономической систем. Горбачев (GARBER) начал там, где остановился Хрущев. За шесть с половиной лет пребывания у власти Горбачев сделал все возможное, чтобы ее разрушить, и с этой точки зрения его уход — лишь закономерный итог, и, значит, триумф его политического замысла.

Программа демонтажа существовавшей в стране плановой экономической системы путем перевода объединений и предприятий «на подлинный хозрасчет, самоокупаемость и самофинансирование» была «озвучена» Горбачевым на XXVII съезде КПСС в Политическом докладе ЦК КПСС 28 февраля 1986 г. и нашла отражение в Резолюции XXVII съезда ЦК КПСС

27 января 1987 г. на очередном Пленуме ЦК КПСС рассматривался вопрос «О перестройке и кадровой политике партии». С докладом выступил М.С. Горбачев. Он заявил, что «на определенном этапе страна стала терять темпы движения, появились застойные и другие, чуждые социализму явления... Особо следует сказать о социалистической собственности. Произошло серьезное ослабление контроля за тем, кто и как распоряжается ею. Она нередко разъедалась ведомственностью и местничеством, становилась как бы «ничьей», бесплатной, лишенной реального хозяина...»

Но утверждения Горбачева о «ничейности» социалистической собственности, «лишенной реального хозяина», являлись грубым вымыслом. Сущность общественной собственности, объекты которой перечислялись в ст. 11 Конституции СССР, состояла в том, что все члены общества относились друг к другу как совместные собственники средств производства. Все средства производства, за исключением природных ресурсов, были созданы совместным трудом с потом и кровью рядом поколений советского народа, а поэтому экономически и по праву принадлежали всему советскому народу.

Государство не было собственником общенародного достояния. Оно только являлось его оперативным управлением в целях приумножения, охраны и обеспечения функционирования общенародного достояния. Социалистическая собственность есть собственность коллективная, но коллектив здесь весь народ, все общество. А если иметь в виду отдельные коллективы, то это будет групповая частная собственность.

К тому же следует иметь в виду, что во всех государствах существует имущество, находящееся в исключительном владении общества и используемое исключительно в интересах народа и для обслуживания специфических нужд государства. Это имущество не может передаваться в частную собственность и обычно функционирует в особом правовом режиме, отличном от обычного режима права собственности. Такое имущество и считается народным достоянием или же рассматривается в качестве отдельной разновидности объектов права государственной собственности, называемой исключительной собственностью государства. Разумеется, во всем мире, где отсутствует «новое мышление», такая, как и любая другая собственность, не именуется «ничейной»...

Январский (1987 г.) Пленум принял постановление, которым признал «необходимым ввести выборность руководителей предприятий, производства, цехов, отделов, участков, ферм и звеньев, бригадиров и мастеров. Расширить практику и определить условия применения конкурсной системы подбора и замещения руководителей и специалистов». Был одобрен в качестве основы проект Закона СССР о государственном предприятии (объединении), который выносился на всенародное обсуждение.

Выборность руководителей отдельных общественных подразделений единого объекта закладывала основы его дробления на обособленные участки, где доселе единство действий заменялось деятельностью сил, действующих по принципу «лебедь, рак и щука».

Очередным приступом к демонтажу существовавшей в стране плановой экономической системы стал июньский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС. Перед июньским Пленумом Н.И. Рыжков предупреждал, что если позволить предприятиям планировать свою работу, перевести их на самостоятельность и самоокупаемость, то потеряет смысл пятилетний план, надо будет его в корне пересмотреть или вообще отменить. Премьер отстаивал «незыблемость заданий пятилетки...».

Как пишет Горбачев, «я старался удержать Рыжкова на реформаторских позициях, и, думаю, что в общем удавалось. В то время мы подчеркивали, что перестройка мыслится в рамках социалистического строя».

25-26 июня 1987 г. на Пленуме ЦК КПСС Горбачев заявил: «Вывод нашей экономики из предкризисного состояния, в котором она оказалась, обусловливает необходимость в глубоких, подлинно революционных преобразованиях...»

Заметим, что речь шла о «предкризисе», которого не было, а не о «кризисе», который наступит как следствие «лечения» здоровой экономики.

Пленум ЦК КПСС принял постановление «О задачах партии по коренной перестройке управления экономикой», которым одобрил «политическую и практическую деятельность Политбюро ЦК КПСС по осуществлению курса на перестройку...», счел, «что ключевой задачей перестройки, важнейшим условием социально-экономического развития является радикальная реформа управления экономикой...».

Были утверждены представленные Политбюро ЦК КПСС «Основные положения коренной перестройки управления» и одобрен проект Закона СССР о государственном предприятии (объединении), а Совету Министров СССР поручалось вынести его на рассмотрение Верховного Совета СССР.

Намечалось «создать на основе полного хозрасчета, самоокупаемости и самофинансирования современный хозяйственный механизм деятельности предприятия...», которое само «должно самостоятельно составлять и утверждать свои пятилетние и годовые планы, исходя из общественных потребностей, осуществить переход к самоуправлению трудового коллектива...».

29 июня 1987 г. на седьмой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва были одобрены «намеченные Правительством СССР меры по перестройке управления народным хозяйством...» и принят Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)». Этот закон стал первым толчком к развалу экономики.

Была узаконена ликвидация существующей в стране плановой экономической системы, что приведет к разрыву хозяйственных связей, спаду производства, экономическому хаосу. По своей сути, закон о предприятии сломал систему государственного планирования и управления, предоставил руководителям объединенных предприятий чрезвычайные полномочия, практически освободив их от ответственности за свои действия. Государство, оставаясь формально собственником предприятий, отказалось от своих прав и от ответственности, а новый собственник не появился.

В июне — июле наряду с Законом СССР «О государственном предприятии» было принято ЦК КПСС и Советом Министров СССР десять постановлений о перестройке управления экономикой.

* * *

Результаты «реформы» не замедлили сказаться на хозяйственной жизни страны. Уже на восьмой сессии Верховного Совета СССР 19 октября 1987 г. отмечалось, что «до настоящего времени очень многие объединения и предприятия (более 70%) не смогли заключить хозяйственные договоры на 1988 год. В начале будущего года может сложиться критическая ситуация — не только не произойдет ускорения темпов производства, но многие трудовые коллективы, будучи не обеспеченными в необходимых объемах заказами и материальными ресурсами, окажутся в крайне неблагоприятных условия со всеми вытекающими отсюда последствиями, срывом поставок...».

Перевод предприятий и строек на хозрасчет и самофинансирование привел к тому, что они стали стремится выпускать только такую продукцию, которая приносит наибольший доход, дает наибольшую прибыль. Отсюда последовал рост цен на продукцию, снятие с производства дешевых изделий, не выгодных для предприятий.

При очевидности причин спада производства через средства массовой информации организаторы экономического кризиса пытались внушить массам людей, что «виновата сама система», которую Г.Х. Попов без каких бы то ни было оснований окрестил «административно-командной». С 1987 г. стали широко публиковаться предложения ученых и публицистов о возможности отказа от монополии госсобственности, введения частной собственности в СССР, о развитии рыночных отношений. Нетрудно было понять, что такие предложения были направлены на дезинтеграцию экономики страны и грядущую вслед за ней деградацию народного хозяйства.

Все это наносило удар, в том числе и по межнациональным отношениям. «Из-за бугра» поступил к нам и первый сигнал о Карабахе. Академик Абел Аганбегян в середине ноября 1987 года во время приема, устроенного в его честь Армянским институтом Франции и Ассоциации армянских ветеранов, выразил желание «узнать о том, что Карабах стал армянским. Как экономист, — сказал академик, — я считаю, что он больше связан с Арменией, чем с Азербайджаном». Другой академик, А.Д. Сахаров, выступил с заявлением о необходимости «воссоединения Арцака (Нагорный Карабах) с Арменией». Между тем, в свое время, в августе 1923 года был проведен референдум в Нагорном Карабахе, народ которого высказался за вхождение не в Армянскую, а в Азербайджанскую ССР.

В октябре в Нагорно-Карабахской автономной области состоялась первая демонстрация (около 200 человек) за воссоединение с Арменией.

Далее вырисовывается такая последовательность событий. С 1 января 1988 г. вступил в силу Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)».

18 февраля — появление в Баку первых беженцев — азербайджанцев из Армении.

20 февраля — сессия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской области принимает решение просить Верховные Советы Азербайджанской, Армянской республик и СССР «решить вопрос о передаче НКАО из состава Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР».

22 февраля — вторжение тысяч азербайджанцев в НКАО.

23 февраля — армянский погром в Сумгаите. По официальным данным, погибло 32 человека, более 400 получили ранения, разграблено около 400 квартир, сожжено более 50 объектов социально-культурного назначения.

Этим было положено начало так называемому Карабахскому конфликту, а потом и развалу Советского Союза. Уже в феврале 1988 года Горбачев заявил на Пленуме ЦК, что надо посвятить специальное заседание национальному вопросу. С марта 1988 г. межнациональные отношения становятся сквозной темой выступлений М.С. Горбачева(ГАРБЕР).

* * *

Между тем, запущенный механизм разрушения экономики давал соответствующие результаты. Финансовое положение многих предприятий и организаций остается сложным, а в ряде случаев даже ухудшается. На 1988 год государственные предприятия утвердили планы прибыли в меньших размерах, чем предусмотрено в государственном плане, в связи с чем не обеспечивается выполнение установленных заданий по поступлениям в государственный бюджет СССР. В планах предприятий, перешедших на полных хозрасчет в 1988 г., был установлен объем производства на 3,3 млрд. руб., или на 0,4% меньше предусмотренного в контрольных цифрах.

Тем не менее, деятельность высших партийных и государственных органов по дезорганизации общественного производства продолжала усиливаться. 28 апреля 1988 г. на очередном заседании Политбюро ЦК КПСС одобрило разработанные ЦК Компартии Литвы и Советом Министров Литовской ССР, ЦК Компартии Эстонии и Советом Министров Эстонской ССР с участием актива генеральные схемы управления народным хозяйством этих республик.

27 мая 1988 г. опубликованы тезисы Центрального Комитета КПСС XIX Всесоюзной партийной конференции, в которых признавались срывы заданий по опережающему росту производства предметов потребления. Говорилось, что «не выполнены задания по увеличению производства и повышению качества товаров народного потребления, росту товарооборота. Товарно-денежное неравновесие, дефицит государственного бюджета негативно воздействует на текущее производство и ход самой реформы...

На конференции предстоит глубоко разобраться в причинах этого...». Последние не требовали углубления — они лежали на поверхности, в «перестройке» и «реформах». «Новое мышление» позволило все поставить с ног на голову. В тезисах, под дымовой завесой «назревших мер по дальнейшему развитию социалистической федерации», намечались вехи на пути экономической и политической дезинтеграции страны.

Продолжалось наступление на социализм и со стороны средств массовой информации. Журнал «Новый мир» выдал серию статей В.И. Селюнина и Н.П. Шмелева, А.И. Стреляного и А.А. Нуйкина, подвергая острой критике экономическую и социальную систему социализма, его идеологию в глубоком историческом контексте, развертывая дискуссию по проблеме плана и рынка.

Дело по разрушению СССР также успешно продолжалось. В июне 1988 года в Институте социальных экономических проблем в Ленинграде проходил так называемый «семинар 38-й комнаты». Выступая на нем, известная «демократка» Старовойтова изложила позицию по национальным отношениям, как она выразилась, радикального крыла перестройки, которое в Политбюро ЦК КПСС представляет А. Яковлев. По словам Старовойтовой, «радикальный вариант» решения национального вопроса появился на базе конфиденциальных бесед Яковлева в Эстонии с некоторыми руководителями партийного аппарата этой республики.

Этот вариант предусматривал сознательную установку на ослабление межнациональных связей в пользу развития национального самосознания. Цель — ослабление, децентрализация межнациональных связей с тем, чтобы национальные администрации имели возможность вести паритетные дипломатические переговоры с центром

Старовойтова отмечала, что Эстония должна послужить полигоном для испытания идеи Яковлева по децентрализации...

На упомянутом семинаре Старовойтова обозначила еще один полигон борьбы по децентрализации межнациональных связей — это Армения — через осложнение обстановки в Нагорном Карабахе. По ее признанию, об осложнении ситуации в этом регионе она знала заранее, еще за два года. По заявлению Старовойтовой, самое важное — победа армян над азербайджанцами, поскольку это означало бы «первую, главную и решительную победу над ленинско-сталинской национальной политикой».

С 28 июня по 1 июля 1988 г. проходила XIX всесоюзная конференция КПСС. На этой партконференции 1 июля 1988 г. была принята без обсуждения резолюция «О некоторых неотложных мерах по практическому осуществлению реформы политической системы страны», в которой предусматривалось «вынесение на рассмотрение очередной сессии Верховного Совета СССР проектов законодательных актов по перестройке советских органов, необходимые дополнения и изменения в Конституцию СССР, а также организацию выборов и проведение съезда народных депутатов в апреле 1989 г., на котором образовать новые органы государственной власти».

В результате 12 июля 1988 г. сессия областного Совета Нагорного Карабаха приняла решение о выходе из состава Азербайджанской ССР. Правда, 18 июля Президиум Верховного Совета СССР принял Постановление «О решениях Верховных Советов Армянской ССР и Азербайджанской ССР по вопросу о Нагорном Карабахе», в котором счел невозможным изменение границ, установленных на конституционной основе национально-территориального деления Азербайджанской ССР и Армянской ССР. Но одновременно признал «целесообразным поручить изучение связанных с этим вопросов, поставленных на заседании Президиума Верховного Совета СССР, специально создаваемой комиссии Совета Национальностей, которая будет по мере готовности вносить свои предложения на рассмотрение Президиума Верховного Совета СССР».

25 июля — Президиум Верховного Совета СССР принял Постановление об образовании Комиссии депутатов Совета национальностей Верховного Совета СССР по вопросам межнациональных отношений, обсуждавшихся на заседании Президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года.

На Пленуме ЦК КПСС 29 июля 1988 г., посвященном реализации идей и решений XIX партконференции, Горбачев выступил с идеей «подготовить предложения по разграничению компетенции Союза СССР и союзных республик, передачи республикам ряда управленческих функций. Определить оптимальные варианты возможного перехода республик и регионов на принципы хозрасчета». Все это в прямой форме поощряло развитие сепаратизма и национализма. В позитивном плане не было абсолютно никакой необходимости в разграничении компетенции между Союзом СССР и союзными республиками, ибо их полномочия определялись ст. 73, 76—80 Конституции СССР.

Пленум принял «предложение Политбюро ЦК об образовании комиссии ЦК КПСС под представительством Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Горбачева М.С. для подготовки предложений, связанных с осуществлением реформы политической системы советского общества» в составе 78 человек, в том числе 12 членов Политбюро ЦК КПСС, 8 кандидатов в члены Политбюро ЦК КПСС и 39 членов ЦК КПСС. В подготовку проектов нормативных актов по ломке политической системы страны, как видим, вовлекалось значительное число партийных и советских кадров.

8-12 августа член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС А.Н. Яковлев посетил Литву и Латвию. Выступая в Риге и Вильнюсе, он высказался в пользу идеи создания народных фронтов как массовых организаций в поддержку перестройки. Эта идея будет реализована национал-сепаратистами прибалтийских республик в октябре 1988 г.

* * *

1 октября 1988 г. на состоявшейся внеочередной сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва приняты постановления об освобождении от обязанностей Председателя Президиума Верховного Совета СССР в связи с уходом на пенсию А.А. Громыко и об избрании Горбачева Председателем Президиума Верховного Совета СССР.

В своем выступлении Горбачев, совместивший должности Генерального секретаря и Председателя Президиума ВС СССР, заявил: «Принимая на себя эти обязанности, ясно понимаю всю меру ответственности, которая возлагается на меня. Хочу заверить, что оказанное мне доверие и данные мне полномочия будут полностью использованы в интересах страны и советского народа...

Взяв курс на перестройку, мы исходили из того чтобы... полнее раскрыть возможности нашего строя, в кратчайший срок вывести страну на современный уровень, добиться существенного улучшения материальных и социальных условий жизни людей». То были слова, а реальная действительность уже тогда представлялась иной, ибо изменения определяли не слова, а дела со знаком минус.

В октябре во всех трех прибалтийских республиках состоялись организационные съезды народных фронтов. 1-2 октября 1988 г. состоявшийся в Таллинне учредительный съезд Народного фронта Эстонии принял Программу о государственном суверенитете Эстонской ССР, в которой ставилась задача «превращения СССР из формального федеративного государства в союз действительно суверенных государств, основанных на принципах конфедерации». Последнее означало ликвидацию союзной государственности, так как в реальной действительности не было и нет конфедеративных государств.

7 октября Президиум Верховного Совета Литвы объявил литовский язык государственным.

8-9 октября в Риге состоялся учредительный съезд народного фронта Латвии.

А 12 ноября было опубликовано постановление «О подготовке Пленума ЦК КПСС «О совершенствовании межнациональных отношений в СССР», в котором признавалась необходимость дальнейшего развития правового статуса союзных и автономных республик, автономных областей и автономных округов, перехода республик и регионов на принципы хозрасчета. Эта политика партийного центра страны по политической и экономической дезинтеграции Союза СССР найдет свой отклик у национал-сепаратистов на местах.

6 ноября 1988 г. Верховный Совет Эстонской ССР, не выяснив мнения народа, под давлением национал-сепаратистов принял Декларацию о суверенитете и Закон о внесении изменений в Конституцию Эстонской ССР. Статья 4 этого Закона исключительной собственностью республики объявляла объекты, перечисленные в ст. 11 Конституции СССР, находившиеся в пределах границ Эстонской ССР.

События осени 1988 г. в Эстонии как «благотворный процесс демократизации» широко пропагандировала центральная перестроечная пресса («Огонек», «Известия», «Московские новости» и др.), поощрялись идущие в республике процессы и высшим партийным руководством страны, в частности, членом Политбюро А.Н. Яковлевым.

Между тем национальные фронты в некоторых республиках оказались в руках экстремистско-национа-листических элементов и по существу дела подменили борьбу за перестройку борьбой за выход из состава СССР. Программы борьбы за выход из состава СССР были официально провозглашены в решениях съездов Народного фронта Латвии и Народного фронта Литвы, РУХа (Западная Украина) и др. Здесь, скорее всего, можно говорить о воплощении этими движениями на местах цели партийного руководства страны по демонтажу Союза ССР, которые затем будут воплощаться в соответствующие законы.

* * *

28 ноября 1988 г. состоялся очередной Пленум ЦК КПСС, на котором Горбачев выступил с докладом «О мерах по осуществлению политической реформы власти государственного строительства». В принятом по данному вопросу постановлении указывалось, что «осуществление задач первого этапа реформы политической системы должно сопровождаться усилением работы по решению назревших проблем советской федерации...

Важнейшее место в работе парторганизаций должны занять задачи неуклонного претворения в жизнь одобренных партийной конференцией мер в области межнациональных отношений... Особое значение приобретает в связи с этим подготовительная работа по уточнению некоторых конституционных норм о национально-государственном устройстве СССР. Исходной базой для нее должен быть курс партии на расширение прав союзных республик и автономных образований, установка на гармонизацию отношений между Союзом ССР и республиками...».

Одновременно поручалось Политбюро, комиссиям ЦК КПСС «активизировать подготовку к Пленуму ЦК КПСС по вопросам совершенствования межнациональных отношений в СССР...».

29 ноября на внеочередной двенадцатой сессии ВС СССР одиннадцатого созыва Горбачев выступил с докладом: «К полновластию Советов и созданию социалистического правового государства».

Доклад примечателен не только тем, что в нем речь шла о принятии законопроектов о выборах и об изменениях и дополнениях Конституции СССР, а тем, какая роль отводилась вновь создаваемым в соответствии с решениями XIX Всесоюзной конференции КПСС органам государства в разрешении стоявших, а точнее, созданных в ходе «перестройки» проблем общества.

Предусматривалось, что «крупный этап политических преобразований будет связан с гармонизацией отношений между Союзом ССР и входящими в его состав республиками. На этом этапе будут рассмотрены вопросы статуса союзных республик, расширения их прав и возможностей в политической, социально-экономической и культурной жизни...

То же относится к автономным республикам, областям, округам... Вопрос о соотношении Союза и республик должен решаться в контексте перестройки... Рациональное распределение полномочий между союзными и республиканскими органами власти — это важнейшее условие прочности нашего многонационального государства...

Сила Союза должна опираться на силу входящих в него республик как суверенных социалистических государств, их самостоятельность... Важно изменить статус союзных республик с учетом новых задач, закрепить в Конституции СССР и реально обеспечить их права... Предстоит решать и вопросы о введении республиканского хозрасчета. Многие высказанные в этой связи предложения бесспорны, вписываются в общую концепцию радикальной экономической реформы, и это относится не только к республикам, но и к краям, областям, другим территориальным формированиям....

Настроения и пожелания в пользу расширения прав республик в области экономики вполне оправданны и закономерны. Такая задача давно назрела. Она целиком отвечает концепции перестройки. Мы уже не раз и самым решительным образом осуждали сверхцентрализм, который сковывал инициативу мест».

Акцент, как видим, вновь сделан на экономическую и политическую дезинтеграцию страны.

1 декабря 1988 г. Верховный Совет СССР принял Закон СССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона СССР)» и Закон СССР «О выборах народных депутатов». Высшим органом государственной власти становился Съезд народных депутатов СССР, состоявший из 2250 депутатов и правомочный принять к своему рассмотрению и решать любой вопрос, отнесенный к ведению Союза СССР. Учреждался Верховный Совет СССР как постоянно действующий законодательный, распорядительный и контрольный орган, государственный орган СССР.

В заключительном слове на сессии Верховного Совета СССР Горбачев заявил, что совершенствованию межнациональных отношений, разграничению полномочий Союза и республик отвечает девиз: «Прочный союз — это сильный центр и сильные республики», подчеркнув, что «нынешний состав Верховного Совета СССР проводит свою последнюю сессию...

На долю Верховного Совета именно этого созыва выпала великая ответственность принятия решений, связанных с вступлением нашей страны на путь революционной перестройки, обновления советского общества...

Достаточно напомнить такие фундаментальные наши решения, как Закон о государственном социалистическом предприятии, Закон о кооперации, как сегодняшние законопроекты, которые дают мощный стимул политической реформе. Этими важными вехами будет определяться значение Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва в истории нашей страны». Действительно, депутаты Верховного Совета СССР приняли законы, ставшие вехами на пути к ликвидации существовавших в стране экономической и политической систем.

Публикуемые планы экономической и политической дезинтеграции страны способствовали дальнейшему росту национализма и сепаратизма, обострению межнациональных отношений.

15-30 декабря 1988 г. были отмечены массовые потоки беженцев из Армении в Азербайджан и из Азербайджана в Армению; по данным Госкомитета, в Азербайджан прибыло свыше 165 тыс. человек, в Армению — более 140 тыс. человек.

Только за ноябрь — декабрь 1988 г. в Азербайджане и Армении на почве межнациональных конфликтов погибло 43 человека. Сотни людей получили телесные повреждения различной тяжести, совершено около трех тысяч погромов и поджогов административных зданий, объектов торговли, жилищ граждан. Только от беженцев поступило более 2,5 тысячи заявлений о разбоях, грабежах, телесных повреждениях.

«Национальный вопрос» оказался в центре внимания Горбачева и на рубеже 1988—1989 гг. В новогоднем обращение к народу он сказал: «Впе.реди у нас важный очередной этап политической реформы, имеющий целью гармонизацию межнациональных отношений». «Новое мышление» позволило ему характеризовать последние не политико-правовыми, а музыкальными терминами, которыми можно назвать и ружейные выстрелы, раздающиеся с той и другой стороны спровоцированного межнационального конфликта, и топот ног сотен тысяч беженцев из одной республики в другую, покидающих обжитые места, оставляя там жилища и имущество...

В марте-апреле и мае 1989 г. в соответствии с Конституцией СССР и избирательным законом были проведены выборы народных депутатов СССР, в которых приняли участие 172 млн. 800 тыс. избирателей, или 89,9% от числа включенных в списки. Эти выборы были менее демократическими, чем по Конституции СССР 1977 г. Они не были вполне равными и прямыми. Из числа избранных 1957 народных депутатов СССР, или 87%, были членами и кандидатами в члены КПСС.

Дальнейший демонтаж государственности и экономической системы СССР связан с деятельностью народных депутатов СССР, особенно с деятельностью образовавшейся из их числа Межрегиональной депутатской группы (МДГ), сопредседателями которой были А. Сахаров, Ю. Афанасьев, Б. Ельцин, В. Пальм и Г. Попов. МДГ взяла на себя роль «пятой колонны», в ее недрах были сформулированы три лозунга, три задачи: — «денационализации», «десоветизации» и «дефедерализации», которые намечалось решить в ходе «перестройки».

* * *

Но, несмотря ни на что, искусственно созданный партийным центром «национальный вопрос» не давал желаемых результатов, что свидетельствовало о прочности Союза ССР.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.81.210 (0.022 с.)