ТОП 10:

Предмет, методы и задачи курса «История экономических учений».



Предмет, методы и задачи курса «История экономических учений».

История экономических учений изучает закономерности развития мировой экономической теории исторический процесс возникновения, развития, борьбы и смены экономических взглядов в различные эпохи и в разных странах в тесной взаимосвязи с историей экономики, основными направлениями философской мысли и конкретными экономическими дисциплинами.

Учебный курс по истории экономических учений завершает цикл учебных дисциплин, призванных ввести студента в курс знаний, составляющих основы профессиональной культуры экономистов Курс предполагает знакомство с экономической теорией (микроэкономикой и макроэкономикой), а так же знания, полученные студентами при изучении дисциплин историко-гуманитарного цикла: экономической истории, истории отечества, философии. Знания, приобретаемые студентами в процессе изучения курса, необходимы для более углубленного понимания экономической теории в ее взаимосвязи с вопросами экономической политики.

История экономический учений изучает процесс возникновения эволюции, борьбы и смены экономических теорий. При первом знакомстве с курсом создается впечатление, что постичь историю экономической мысли невозможно, так как количество идей, авторов, теорий и школ необычайно велико, но постепенно становится очевидным, что новых идей и революционных прорывов в экономической теории не так много. Экономическая теория достаточно легко поддается систематизации.

История экономических учений исследует, под влиянием каких условий меняются взгляды на экономическую действительность, как эволюционируют трактовки базовых категорий, совершенствуются методы экономических исследований.

История экономических учений представляет собой ступени познания экономической науки, помогает понять логику, взаимосвязь экономических категорий, законов, концепций.

Знакомство с различными направлениями в экономической науке позволяет полнее уяснить взаимосвязь теоретических взглядов и концепций с условиями и причинами их возникновения, потребностями экономической практики, интересами различных социальных групп, народов, стран. Важно понять последовательность, причины эволюции научных положений, идей, их связь с происходящими изменениями в экономической практике.

Изучение истории экономической мысли способствует умению объективно оценивать теории, рекомендации, выводы. Основы наших сегодняшних взглядов уходят корнями в прошлое, и эти идеи прошлого не принадлежат исключительно истории, они несут элементы наших сегодняшних и нередко будущих взглядов

Многие авторитеты признают неправомерным проведение прямой и непосредственной связи между изменением социально-экономических условий и отражением этих условий в экономических теориях Эта связь существует, но она не носит прямого характера.

Меркантилизм: основные черты, этапы развития. Национальные особенности меркантилизма.

Марксизм в России.

Становление марксизма как течения в русской экономической мысли было связано с переводом на

русский язык произведений К. Маркса и Ф. Энгельса

Первым переводчиком «Капитала» (первого тома) на русский язык был ГА Лопатин (1845—1918), сыгравший большую роль в изучении марксистской литературы в России.

Значительный вклад в распространение идей марксизма в России внес также Н И Зибер (1844— 1888), изложив основные положения второго тома «Капитала» в цикле статей «Экономическая теория

Маркса».

Первым русским марксистом был Г.В. Плеханов (1856—1918) Вконце 70-х начале 80-х г он разделял взгляды народников, и, следовательно, пытался доказать, что Россия в силу своей историко-экономической специфики может миновать стадию капитализма Плеханов разделял народническую точку зрения по вопросу о происхождении крестьянской общины в России Он противопоставлял общинную и коллективистскую по своему духу Россию индивидуалистическому Западу.

Степень промышленного развития России он оценивал тогда как минимальную Как и другие народники Г В Плеханов полагал, что в стране нет достаточного рынка для полной реализации производимой в стране продукции и, следовательно, нет необходимых условий для развития капитализма

В 80 — 90-хгг XIX в. во взглядах Плеханова произошел перелом Он отходит от идеологии народничества и становится на позиции марксизма. Плеханов пришел к заключению, что в стране уже развивается капитализм, что реален факт разрушения общины, и надежды народников на общину как на средство избежать капитализма, таким образом, несостоятельны Он полагал, что внутренние причины разрушения общины — развитие товарного хозяйства Плеханов описал этапы превращения натурального хозяйства в товарное, показал процесс возникновения классов капиталистического общества — капиталистов и наемных рабочих, выступил против распространенной тогда теории бесклассовости русского общества, показал, что пролетариат представляет собой самую могучую силу висторическом развитии страны

В начале XX вэкономические воззрения Плеханова опять в значительной степени изменились С1903 г он оказался в рядах меньшевиков. Для его взглядов в этот период характерно подчеркивание роли буржуазии врусской буржуазно-демократической революции как руководящей силы этой революции и отрицание гегемонии рабочего класса, игнорирование роли крестьянства в революции как союзника рабочего класса, отрицание возможностей перерастания буржуазно-демократической революции всоциалистическую, отказ от борьбы за пролетарскую революцию. Отрицание вначале XX вПлехановым руководящей роли рабочего класса в русской буржуазной революции находится в связи с недооценкой степени развития капитализма в России. В конце XIX в возникает течение в отечественной экономической мысли, которое становится влиятельным Это был так называемый «легальный марксизм». Хотя представители этого течения и стояли на позициях марксизма» публиковать свои произведения в российской печати они могли свободно, так как не касались его революционного содержания, а рассматривали новую трактовку стоимости и цен, капитала и добавочной ценности. В результате возник «экономизм» Его крупнейшими представителями были ПБ Струве (1870—1944), МИ.Туган-Бэрановский (1865—1919)» С НБулгаков (1871—1944).

Они считали, что Россия вписывается в общие для всех стран закономерности эволюции. Само развитие капитализма в России, полагали они, есть свершившийся факт.

Они в целом положительно оценивали капиталистическую экономическую систему, подчеркивали высокую способность капитализма к развитию производительных сил, возможность быстрого повышения уровня производительности труда — необходимого условия поступательного экономического роста

Легальные марксисты изучали и противоречия капиталистического общества. Важнейшим из них они считали диспропорции в капиталистическом производстве.

По многим вопросам взгляды легальных и революционных марксистов не совпадали. Они не соглашались с теорией трудовой стоимости, и утверждали, что стоимость — категория абстрактная, существующая только в воображении человека. В действительности же, говорили они, существует просто цена, которая может быть двух видов — свободная рыночная, формирующаяся под влиянием спроса и предложения; и фиксированная Легальные марксисты, таким образом, восприняли теорию предельной полезности

Маржинализм.

Маржинализм (фр. marginalisme, от лат. margo (marginis) — край) — направление в экономической науке, признающее принцип снижающейся предельной полезности фундаментальным элементом теории ценности; возникло в 70-е гг. XIX века в форме т. н. «маржинальной революции». Основателями школы (The Revolutionaries) являются К. Менгер, У. С. Джевонс и Л. Вальрас. Основными предшественниками данного направления (Main Proto-Marginalists) считаются французские ученые О. Курно и Ж. Дюпюи, а также немцы И. фон Тюнен и Г. Госсен.

Однако, осознание экономистами принципа полезности и ее предельного характера произошло значительно ранее XIX века. Анализ субъективного начала в экономической мысли был начат еще Аристотелем. Средневековые схоласты также развивали теорию полезности, подражая Аристотелю. В эпоху Просвещения многие авторы также разрабатывали данную концепцию. Среди них французские экономисты аббат Кондильяк и А. Тюрго, итальянцы аббат Ф. Галиани граф Пьетро Верри (1728—1797), маркиз Чезаре Бонезана де Беккариа (1738—1794), швейцарский математик Д. Бернулли, английский экономист и финансист Д. Ло. Среди французских прото-маржиналистов XIX века можно также выделить Ашилля-Николя Изнара (1749—1803), Николя-Франсуа Канара (1750—1833), Антуана-Луи-Клода Дестюд де Траси (1754—1836) и отца «революционера» Л. Вальраса — А. Вальраса. Список немецких предшественников маржинализма можно расширить за счет К. Г. Рау, Ф. фон Германна, Х. фон Мангольдта. Английские прото-маржиналисты представлены Оксфордско-Дублинской школой (The Oxford-Dublin Proto-Marginalists) С. М. Лонгфилдом и Уильямом Форстером Ллойдом (1795—1852), Н. Сениором, а также Дж. Ре, Г. Маклеодом, Генри Чарльзом Флимингом Дженкином (1833—1885). Дальнейшее развитие маржинализма протекало в рамках национальных школ: австрийской, лозаннской, английской, американской.

Маржинализм — (франц. marginal — предельный от лат. marginalis — букв.: находиться на краю) — 1) экономическое течение, теория, объясняющая экономические процессы и явления, исходя из предельных, приростных величин или состояний. Маржинализм оперирует такими величинами, как предельная производительность, предельные издержки, предельная полезность, и исходит из законов убывания предельной полезности, предельной производительности, предельной доходности и закона спроса и предложения. Маржинализм широко использует экономико-математические методы и опирается на количественный анализ. Это молодое течение экономической мысли, зародившееся во второй половине XIX в. Маржинализм относят к субъективистским теориям; 2) точка зрения, позиция, принцип рассмотрения и анализа процессов, явлений исходя из предельных величин и предельных состояний; 3) пребывание в крайнем, предельном состоянии, у некоторой черты, грани.

21. Австрийская школа предельной полезности.

Основные положения Австрийской школы в экономической теории

Особенности австрийской школы:

* отказ от использования математических методов исследований;

* крайний субъективизм как характерная черта практически всех представителей школы;

* акцент на изучение психологических особенностей поведения потребителей;

* акцент на гетерогенность и его временну́ю структуру капитала при изучении макроэкономических проблем, включая изучение природы денежного цикла.

[править] Основные представители Австрийской школы

Основные представители австрийской школы:

* первое поколение — Карл Менгер (1840—1921) (основатель)

* второе поколение — Эйген фон Бём-Баверк (1851—1914), Фридрих фон Визер (1851—1926), Ойген фон Филиппович фон Филиппсберг (1858—1917)[1], Джон Бейтс Кларк (1847—1938), Эмиль Закс (1845—1927);

* третье поколение — Людвиг фон Мизес (1881—1973), Карл Шлезингер (1889—1938), Х. Майер (1879—1955), Рихард фон Штригль (1891—1942), Лео Илли (урожд. Зенфельд) (1888—1952), Бенджамин Андерсон (1886—1949), Фрэнк Феттер (1863—1949);

* четвертое поколение — Фридрих фон Хайек (1899—1992), Оскар Моргенштерн (1902—1977), Фриц Махлуп (1902—1983), Пауль Розенштейн-Родан (1902—1985), Готфрид фон Хаберлер (1900—1995), Фридрих Лутц (1901—1975), Феликс Кауфман (1895—1949), Альфред Шютц (1899—1959);

* пятое поколение — Мюррей Ротбард (1926—1995), Израэль Кирцнер (р. 1930), Людвиг Лахманн (1906—1990), Джордж Шекл (G.L.S.Shackle) (1903—1992);

* шестое поколение — Ганс-Герман Хоппе, Йорг Гвидо Хюльсман, Хесус Уэрта де Сото, Питер Бёттке (Peter Boettke), Крис Койне (Chris Coyne), Стивен Хорвиц (Steven Horwitz), Питер Лисон (Peter T. Leeson), Фредерик Сотэ́ (Frederic Sautet), Роджер Гаррисон и др.

В РФ одним из представителей австрийской школы являлся Г. В. Лебедев (1957—2004), на сегодня — Борис Львин, Юрий Кузнецов, Вадим Новиков, Григорий Сапов, Александр Куряев, в Белоруссии — Ярослав Романчук.

[править] Современное развитие Австрийской школы

С 1982 г. в США активно действует Институт Людвига фон Мизеса (Ludwig von Mises Institute) в Оберне, штат Алабама (Auburn, Alabama, USA), насчитывающий ныне 275 научных сотрудников (research fellows). Институт ежегодно проводит летнюю школу Университет Мизеса (Mises University), конференцию экономистов-исследователей Австрийской школы (Austrian Scholars Conference), а также различные тематические семинары по денежной политике, истории, политической философии. Активно издаются новые работы современных экономистов, работающих в австрийской традиции, и переиздаются работы «классиков» (Людвига фон Мизеса, Мюррея Ротбарда и др.)

Институт Людвига фон Мизеса издаёт ежеквартальный научный журнал по экономике — Quarterly Journal of Austrian Economics. В ежемесячном журнале «Свободный рынок» (англ. The Free Market) анализируются современные экономические и политические вопросы. Издаётся также научный журнал по политической философии — Journal of Libertarian Studies.

В 1996 г. в США было организовано Общество по развитию Австрийской экономической школы (Society for the Development of Austrian Economics), насчитывающее ныне более 100 членов. Общество организует несколько секций на ежегодной конференции Южной экономической ассоциации (Southern Economic Association).

Материалы, посвященные современному развитию школы, публикуются в журналах The Review of Austrian Economics [1] (издательство Springer), Quarterly Journal of Austrian Economics [2] (институт Людвига фон Мизеса).

С 2004 года ежегодно в Праге «Либеральный институт» организует конференцию Prague Conference on political Economy в австрийской традиции.

Неоинстуционализм.

После второй мировой войны институционализм вступил во второй этап своего развития. В этот период, приходящийся на 40-50-е гг.XX века, его либеральный критицизм существенно снизился. Его сторонники выдвинули утверждение о том, что послевоенный американский капитализм - это качественно новый этап общественного развития. Он якобы утратил свою эксплуататорскую сущность и превратился в некий "неокапитализм". А государство превратилось в надклассовый орган, задачей которого стало обеспечить благоденствие для всех членов общества. Эта идея нашла свое отражение в трудах многих сторонников институционализма.

Джон Моррис Кларк (1884-1963) в книге "Экономические институты и благосостояние людей" положительно характеризовал послевоенную экономику США. Он утверждал, что не государственные меры регулирования экономики, а путь постепенных изменений, основывающихся на добровольных началах, является целесообразным. Такое регулирование, по убеждению Кларка, может превратиться в "сбалансированное общество", обеспечивающее разумное примирение интересов различных социальных групп.

Адольф Берли (I895-I97I) в своей книге "Капиталистическая революция XX столетия" выступил как защитник крупных корпораций, которые якобы стали революционным элементом в экономике, в силу своих неограниченных возможностей в техническом совершенствовании производства. Государство он изображал как надклассовую силу выражающую интересы всех классов общества.

Наиболее ярко перестройка институционализма с критики капитализма на его оправдание прослеживается в работе Гарднера Минза (1896 -1982) "Корпоративная революция в Америке", где он пришел к выводу о том, что капитализм изменил свою природу, стал "коллективным капитализмом". Это якобы принципиально новая социально-экономическая система. Критикуя присущие капитализму недостатки, он, с целью их преодоления, разработал проект экономической реформы, которая смогла бы обеспечить координацию интересов монополий и общества. Сущность ее сводилась к определенной регламентации государством деятельности корпораций путем установления максимального предела цен и дивидендов.

Все приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что в послевоенный период чистый институционализм пошел на спад, утратил негативное отношение к монополистическому капитализму и даже стал его оправдывать. Однако уже в 60-х гг. он возродился в форме т.наз. неоинституционализма сторонники которого предприняли попытку возродить социальный элемент в экономической науке. Так было положено начало третьему этапу в эволюции институционализма, на котором он получил название социально-институционального направления.

На формирование институциональных идей в этот период существенное влияние оказало развертывание научно-технической революции. Опираясь на принцип технологического детерминизма, который означает признание в качестве главного двигателя общественного прогресса внедрения в экономику научно-технических достижений, современные институционалисты рассматривают НТР как "бескровную революцию", ведущую к трансформации и "самоликвидации" капитализма. На этой, довольно шаткой основе в разные годы возникли множественные теории, проповедовавшие трансформацию капиталистической системы в "индустриальное", "постиндустриальное", "информационное" и другие, с футурологическим уклоном общества, кульминационным пунктом среди которых стала пресловутая "теория конвергенции двух систем".

Одним из самых ярких представителей современного институционализма является американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт (р.1908), автор книг "Новое индустриальное общество" и "Экономические теории и цели общества".

С именем Гэлбрейта связана разработка нескольких оригинальных теорий, в частности теории "уравновешивающих" сил, теории "общества изобилия", однако наибольший интерес представляет его "теория техноструктуры". Эта теория посвящена анализу роли в экономике общественной прослойки включающей ученых, конструкторов, технологов, финансовых специалистов, т.е. всех кто обеспечивает нормальную работу корпораций.

По мнению Гэлбрейта, поведение современной рыночной экономики все более определяется крупными корпорациями, выпускающими сложную технику. Они имеют частичный контроль над рыночной ценой.

Формирование новой модели сложных продуктов требует длительных научных изысканий, конструкторских разработок, создания новых технологий и материалов. Требующиеся для этого знания могут быть только результатом коллективной работы специалистов, т.е. техноструктуры.

Оценивая роль специалистов в современной капиталистической экономике, Галбрейт пришел к следующим выводам. Во-первых, в корпорациях реальной силой обладают не их собственники, а техноструктура. Во-вторых, власть техноструктуры безлика, поскольку все решения вырабатываются постепенно, коллективно, и поэтапно. Высшее руководство только координирует этот процесс. В-третьих, техноструктура вынуждена планировать работу корпораций на годы вперед, поскольку только при этом условии можно заранее заключать контракты на конструкторские разработки, поставки сырья и т.д. В-четвертых, техноструктура заинтересована не столько в максимизации прибыли на капитал, сколько в обеспечении прочных позиций корпорации на рынке. Наконец, в-пятых, в современной капиталистической экономике формируется сеть межкорпорационных договоров, которые делают рынок стабильным, управляемым и предсказуемым. Экономика развитых стран управляется техноструктурой на основе долгосрочного планирования. С этим тезисом Гэлбрейта вряд ли можно согласиться, поскольку современная капиталистическая экономика остается рыночной экономикой с присущими ей конкуренцией и анархией производства.

Другим крупнейшим представителем современного неоинституционализма является американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Рональд Коуз (р.1910). 0н определил и ввел в научный оборот категорию "трансакционные издержки", что знаменовало появление в институционализме т.наз. контрактного подхода к теории институтов, что обусловило возникновение новой междисциплинарной науки, объединения права, экономической теории и организации.

Хозяйственная система, согласно утверждениям Коуза, - это своеобразно упорядоченная система связи между производителями и потребителями. Координация этой связи может осуществляться двумя способами: спонтанным и иерархическим. Спонтанный или стихийный порядок - это рынок, в условиях которого информация о наличии товаров, цен на них и т.п. распылена. Она может передаваться только через механизм колебания цен, а ее поиск связан с большими трансакционными издержками. Другим способом получения необходимой информации является иерархия, т.е. система при которой из одного центра идут приказы и поручения исполнителям.

Иерархия имеет место в любой фирме, где руководитель отдает приказания подчиненным. Непосредственные работники не занимаются благодаря этому поисками информации. Это позволяет существенно сократить трансакционные издержки.

Ставить вопрос, что лучше - спонтанное регулирование или иерархия, - утверждает Коуз, - неправомерно. Решать этот вопрос следует с позиции трансакционных издержек .

Сокращение трансакционных издержек, а следовательно повышение эффективности функционирования экономики, по Коузу, обеспечивается существованием правовых норм и их исполнением. Коуз подчеркнул, что между юридическими нормами и трансакционными издержками существует тесная связь. Он отметил, что определение прав собственности является важным предварительным условием рыночных соглашений. А функционирование экономики без трансакционных издержек невозможно. Для успешного функционирования рынка важное значение имеют как трансакционные издержки, так и права собственности. Если первый из этих элементов невелик, а второй четко определен и исполняется субъектами хозяйствования, тогда рынок способен к саморегулированию настолько, что может устранить социально-значимые внешние эффекты /т.н. "экстерналии"/. Коуз доказал возможность трансформации подобных внешних эффектов во внутренние затраты участников рыночного соглашения без какого-либо вмешательства государства. Этот вывод получил название "теоремы Коуза".

Государственное вмешательство не всегда желательно. Оно будет эффективным тогда, когда издержки государственного вмешательства будут меньше издержек, связанных с нестабильностью рынка.

В 60-гг. ХХ ст. в рамках институционального направления сформировалась концепция – "теория общественного выбора", автором которой был американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джеймс М. Бьюкенен (р.1919). Его перу принадлежит ряд книг, в т.ч. "Теория социального выбора", "Свобода, рынок и государство" и др.

В основе теории общественного выбора лежит идея о зависимости политических и экономических явлений, использования экономических методов при изучении политических процессов. Бьюкенен при этом исходил из предположения, что принцип рационального экономического поведения может быть применен в исследовании любой сферы деятельности, где человек делает выбор, в том числе и в исследовании политических процессов.

Политику Бьюкенен трактует как обмен. Однако полной аналогии между политическими и экономическими системами он не допускает. У этих систем разная структура: если на рынке происходит добровольный обмен товарами, то в политике люди вынуждены платить налоги в обмен за какие либо общественные блага. Разница между рыночным и политическим обменом состоит и в том, что его участники имели разную цель. На рынке происходит взаимовыгодный обмен. В политике существуют разные взгляды и убеждения, а государственные чины не всегда руководствуются соображениями общественного блага. Как и обычный потребитель или предприниматель, они стремятся максимизировать собственную выгоду. Поэтому в политике не существует взаимовыгодного обмена. В этой сфере существует неравенство, обусловленное экономическими причинами. Учитывая это сторонники теории общественного выбора предлагают реформировать политическую систему. Такое реформирование предусматривает распространение рыночных отношений на политическую сферу. Политика, подчеркивают они, может и должна строиться на таких же взаимовыгодных договорных условиях, как и рыночный обмен. А эффективность политического обмена будет определяться тем, насколько полно будет внедряться в жизнь принцип единогласия.

Все изложенное в вопросах данной темы свидетельствует в пользу того, что институционализм как направление экономической теории не имеет общей теоретической основы. Вместе с тем его разновидности имеют много общих черт. Современные институционалисты сохранили "дух несогласия", что находит свое проявление в предлагаемых ими проектах реформ. Им присуще также расширение традиционных объектов теоретического анализа за счет новых актуальных проблем.

Неокейнсеанство.

Неокейнсианство, буржуазная теория государственно-монополистического регулирования капиталистической экономики. И. является модификацией кейнсианства применительно к исторической обстановке, сложившейся после 2-й мировой войны 1939—45. Видные сторонники Н. — Р. Харрод, Н. Калдор, Дж. Робинсон, Е. Домар, А. Хансен. Н. сложилось в 1-й половине 50-х гг. под влиянием углубления общего кризиса капитализма и связанного с ним процесса перехода от монополистическому к государственно-монополистическому капитализму, научно-технической революции, экономическому соревнования двух мировых систем и краха колониальной системы империализма. В новых исторических условиях, когда проблема темпов экономического роста стала рассматриваться как вопрос жизни и смерти капитализма, Н. уже не могло наподобие теории Дж. М. Кейнса ограничиться рассмотрением преимущественно так называемых проблем антикризисной экономической политики. Поэтому Н. акцентирует внимание на количественных зависимостях расширенного капиталистического воспроизводства или, по терминологии И., на проблемах экономической динамики и экономического роста, выступая в качестве важнейшей теоретической основы экономической политики государственно-монополистического капитализма. Н. исходит из главной посылки кейнсианства об утрате капитализмом стихийного механизма восстановления экономического равновесия и необходимости по этой причине государственного регулирования капиталистической экономики. Особенность Н. в этом отношении состоит в том, что оно, отражая более зрелую ступень развития государственно-монополистического капитализма, выступает за систематическое и прямое, а не спорадическое и косвенное, как в теории Кейнса, воздействие буржуазного государства на капиталистическую экономику. По этой же причине изменилась основная проблематика буржуазной концепции государственного регулирования экономики — был осуществлен переход от так называемой теории занятости, ориентирующейся на антикризисное регулирование хозяйства, к экономического роста теориям, ставящим своей целью изыскание путей обеспечения устойчивых темпов экономического развития капиталистической системы. Методология Н. характеризуется макроэкономическим, народно-хозяйственным подходом к рассмотрению проблем воспроизводства, использованием так называемых агрегативных категорий (национальный доход, совокупный общественный продукт, совокупные спрос и предложение, совокупные инвестиции и т.п.), позволяющим, с одной стороны, уловить некоторые наиболее общие количественные зависимости процесса капиталистического воспроизводства, а с другой — уйти от рассмотрения его классовой сущности и антагонистического характера. Как и кейнсианство, Н. акцентирует внимание преимущественно на конкретно-экономических количественных зависимостях простого процесса труда в его народно-хозяйственном аспекте, абстрагируясь, как правило, от капиталистических производственных отношений или трактуя их в вульгарно-апологетическом плане. В условиях научно-технической революции Н. вынуждено отказаться от характерного для кейнсианства абстрагирования от изменения производительных сил буржуазного общества и ввести в свой анализ показатели развития техники. Так, Р. Харрод разработал понятие «коэффициента капитала», трактуемого им как отношение всей величины используемого капитала к национальному доходу за определённый период времени, т. е. как своеобразный показатель «капиталоемкости» единицы национального дохода. Вместе с тем Н. выдвигает вопрос о типах технического прогресса, выделяя, с одной стороны, технический прогресс, ведущий к экономии живого труда, а с другой — тот, который обеспечивает экономию овеществленного труда в средствах производства (по терминологии Н., — капитала). «Нейтральным» техническим прогрессом, рассматриваемым как типичное явление, именуется такой вид развития техники, при котором уравновешиваются тенденции к экономии труда и к экономии капитала, так что количественное соотношение труда и капитала не меняется, следовательно, не меняется органическое строение капитала. Между тем, анализ показывает, что при всем противоречивом характере факторов, воздействующих на динамику органического строения капитала, его основная тенденция в условиях современной научно-технической революции — это тенденция к росту. Дополняя теорию воспроизводства Кейнса, в том числе его теорию мультипликатора, Н. выдвинуло теорию акселератора. На основе соединения этих теорий Н. трактует расширение капиталистического воспроизводства не как социально-экономический, а как технико-экономический процесс. Сторонниками Н. разработаны специфические формулы расширенного капиталистического воспроизводства, так называемой модели экономического роста, в которых, как правило, не представлено совокупное движение составных частей всего общественного продукта и капитала, рассматриваемых под углом зрения их натурально-вещественной и стоимостной структуры. Обычно модели экономического роста Н. улавливают лишь отдельные количественные взаимосвязи процесса воспроизводства, преимущественно в его конкретно-экономическом аспекте. Неокейнсианская концепция «экономического роста» (форсирование капиталовложений в научные исследования, новую технику, инфраструктуру с помощью государственного финансирования, меры по структурной перестройке хозяйства и т.п.) наталкивается на ограниченность цели капиталистического производства, на проводимую государственно-монополистическим капитализмом политику ограничения, а подчас и снижения жизненного уровня трудящихся масс (например, политика «замораживания» заработной платы, роста налогов на доходы трудящихся; государственное регулирование цен, ведущее к росту дороговизны и т.п.). По этой причине неокейнсианские меры регулирования экономики не избавили и не могут избавить капитализм от внутренне присущих ему противоречий. Более того, политика «экономического роста» привела к дефицитному финансированию экономики, инфляции, обострению торговой войны между капиталистическими странами, валютному кризису, разрушению окружающей среды и т.п.

Монетаризм.

Монетаризм представляет собой одно из наиболее влиятельных течений в современной экономической науке, относящееся к нео­классическому направлению. Он рассматривает явления хозяйст­венной жизни преимущественно под углом зрения процессов, про­текающих в сфере денежного обращения Термин "монетаризм" был введен в современную литературу Карлом Бруннером в 1968 г. Обыч­но он применяется для характеристики экономической школы (преимущественно Чикагской — Н.Т.), утверждающей, что совокупный денежный доход оказывает первоочередное влияние на изменение денежной массы

Первоначально монетаризм отождествлялся с антикейнсианством, что подтверждается названиями некоторых работ видных предста­вителей монетаристской теории (книга Г. Джонсона "Кейнсианская революция и монетаристская контрреволюция") Одновременно с критикой кейнсианской макроэкономической теории и экономичес­кой политики лидер монетаристовМилтон Фридмен (род. 1912) и его сторонники разработали монетарную теорию определения уров­ня национального дохода и теорию цикла. Последовавший за этим рост влияния и популярности монетаризма, особенно в США и Ве­ликобритании, где он был принят в качестве основной теории при разработке экономической политики, связан с обострением инфля­ционных процессов и их воздействием на состояние экономики.

За более чем три десятилетия существования монетаризм расши­рил свое влияние, претерпел определенные изменения. Он стал претендовать на роль универсальной общеэкономической доктрины, спо­собной решить такие экономические проблемы, как эффективность экономического регулирования, роль государства в хозяйственной жизни и т.п. Монетаризм широко пропагандируется его представи­телями как кредитно-денежная политика, специально направлен­ная на контроль роста денежной массы.

Значительное влияние на формирование монетаристской тео­рии оказали американские экономисты 20-40-х годовГ. Саймонс, И. Фишер, Ф. Найт и др. Они придавали большое значение сфере денежного обращения, которую впоследствии недооценивали кейнсианцы. Именно поэтому одной из заслуг монетаристов ряд запад­ных исследователей считает "реабилитацию" денег в системе эко­номических категорий. Определенную респектабельность монетаризму придают ссылки на А. Смита и основоположников количественной теории денег Д. Рикардо, Д. Юма, Р. Кантилона, Г. Тортона.

В основе монетаризма лежит ряд теоретических и методологиче­ских предпосылок количественная теория денег, теория относитель­ной цены А. Маршалла, теория рыночного равновесия Л. Вальраса, краткосрочный вариант концепции кривых Филлипса, кейнсианские модели ИСТД (инвестиции — сбережения — труд — деньги), неопозитивизм как основа методологии исследования экономических процессов.

В конце 60-х годов М. Фридмен реформировал количественную теорию денег, основываясь на существующих разработках (трансакционном варианте И. Фишера, кембриджской версии наличных остатков, доходном варианте И. Фишера и К. Снайдера). Ее основ­ная идея состоит в признании непосредственного влияния измене­ний денежной массы на уровень цен. По мнению Фридмена, "деньги имеют значение для динамики цен", и, что важно, "именно количество денег, а не процентные ставки, влияют на состояние денежного рынка или условия выдачи кредитов".*

* Friedmen М. Money and Economic Development. N.Y., 1973. Р. 3-4.

Монетаристский вариант количественной теории можно свести к следующим положениям: 1) количественная теория есть прежде всего теория спроса на деньги, она не является теорией производст­ва, денежного дохода или уровня цен, 2) для экономических агентов и владельцев собственности деньги являются одним из видов акти­вов, формой владения богатством, 3) анализ спроса на деньги со стороны экономических агентов формально идентичен анализу спроса на потребительские услуги.* Такая трактовка свидетельствует о том, что монетаристы не проводят различий между деньгами как капиталом и деньгами как таковыми. Капитал рассматривается как совокуп­ность денежных активов.

В монетаристском варианте количественной теории денег важ­ное место отводится ожидаемым изменениям уровня цен как фактора, действующего на размеры кассовых денежных резервов и других финансовых активов, находящихся в распоряжении экономических агентов.

Основываясь на собственном варианте количественной теории, монетаристы связывают ее с производством. Поскольку динамика денежной массы имеет у них первостепенное значение для объясне­ния колебаний процесса производства, то делается вывод о том, что кредитно-денежная политика — это наиболее эффективный инстру­мент регулирования экономики.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.200.93 (0.017 с.)