ТОП 10:

Из акта проверки службы контроля при Совете Министров, подписанного ведущим специалистом службы Ратниковой Л.П.



 

«В результате проверки Минского завода вычислительной техники имени Орджоникидзе (Директор Харлап), были выявлены факты хищения в особо крупных размерах. По договору №141/2 с американской фирмой „Кристалл“ была отгружена со складов завода продукция (вычислительная техника, счетные машины). В договоре поставки была умышленно занижено фактическое содержание золота и платины в произведенных заводом изделиях в три раза. Оплачивало за поставленную таким образом продукцию предприятие как за черный металлолом. По нашему запросу была истребована информация об американской фирме „Кристалл“. В общенациональной базе данных фирма с таким названием неизвестна и не указана в местных справочниках. По данным почтовой службы ящик №306, указанный в договоре, является частным и принадлежит гражданину США Левитану И.А.».

Из акта, подготовленного сотрудниками Комитета по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией:

«Руководство гомельского стеклозавода (руководитель П.Шипук) заключило с американской компанией „Сэйбин Металл Корпорейшн“ договор на поставку в США платиново-радиевых экранов, которые содержали 75 килограммов чистой платины и 30 килограмм чистого радия. В договоре записали, что товар продается по ценам лондонской биржи. На самом деле драгоценный металл ушел в Америку за бесценок. В результате сделки гомельскому заводу был нанесен ущерб в 1 миллион долларов». «Настоящим заключен договор между ПО „Белвар“ (гендиректор Мумай), НПО „Ареса-Сервис“ (директор Конопков) и американской корпорацией „Совтекс Инк“ (доверенное лицо Воробейчик) о нижеследующем. ПО „Белвар“ поручает НПО „Ареса-сервис“ поставить в адрес „Совтекс ИНК“ приборы…»

 

 

* * *

Спустя полгода…

– Молодцы хлопцы, хорошо поработали… Хоть я и недолюбливаю этих казаков из Палестины, а не подвел Левитан.

Перед ним сидели Титенков и Синицин.

– А сейчас идите. Мне надо готовиться… Завтра хочу с народом на тракторном пообщаться. Ну, чего вы мнетесь… Или недовольны чем, своего не добрали?

– Тут такое дело. Людей же надо отблагодарить. Они многое знают, да и сделали все как мы говорили. А на них наезжают…

– Так вы б сразу и сказали… Ты у меня руководитель администрации? – обратился Лукашенко к Синицину. – Иди и готовь указ. Директора завода Орджоникидзе Харлапа назначаю министром промышленности, а Шипук пусть возглавляет Совет

Республики…

В кабинет Титенкова вошла Винникова. Благоухающая духами, в сверхмодном платье и с красивым лицом. Губы ее подрагивали.

– Иван, что делать с монетами? Мало того, что буква «Н» пропущена, так они еще и ржаветь начали… Кому я их продам? Что за подстава?

Титенков наклонился к ней:

– Девушка, не твое это дело… Поржавели, дай команду чистить.

Толстая, бесформенная физиономия Титенкова нагло улыбалась.

 

«Спасибо, Борис Абрамович, большое спасибо…»

 

 

Любит он общаться с Борисом Абрамовичем. Ничего не скажешь, умный человек, стольких обул, подумать страшно. Целую Россию… Богат, мерзавец, поэтому такой спокойный, рассудительный. Вроде бы о благе страны заботится… Впрочем, ему можно, имея замки и острова в океане… В первое время он чувствовал себя с ним настороже, но потом в течение какого-то времени напряжение исчезло, наоборот, появилось доверие… Беседовать хочется часами и о чем только заблагорассудится.

Березовский как-то ему сказал:

– Понимаете, Александр Григорьевич, все мы живые люди… Поверьте, я все коридоры власти в Москве знаю. Не одного своего в кремлевские кресла посадил… Человек вы новый, связей маловато. Ну Лужков в дружбе клянется, в делах кое-что обещает, Черномырдин. Поверьте, не то это… Они, как им кажется, все свое взяли. Дома своя мелочевка, хороший парень, скажем, Ваня Титенков, но что он может…

Лукашенко улыбнулся:

– А что поделаешь… Приходится все использовать. Вы бы вот помогли, авторитет у вас такой…

Березовский как бы не обратил внимания на его слова.

– Есть другие люди. Они вроде бы и внизу, но без них не обойтись. И Кремль, и Лубянка, поверьте мне, без них не обходятся… Работают по серьезным темам.

Решают самые главные темы. Не всегда в ладах с законом, но это дело такое, на меня вон тоже сколько раз следователей науськивали… Вам самому с ними общаться как бы не к лицу, а вот ваших людей сведу с большим удовольствием.

– А чем они занимаются? – спросил Лукашенко.

– Оружие, бриллианты, нефть… Может слышали фамилии, иногда они на слуху даже у Президентов – Гайдамак, Лучанский, Минин… Еще кое-кто. С интересом на Беларусь поглядывают, но с мелочевкой я их сводить не стал. Все может быть очень интересно для всех…

– Спасибо, Борис Абрамович, большое спасибо… Знал, что найду у вас поддержку и понимание. Как-то выживать стране надо, а не всегда получается…

– Получится, – уверенно сказал Березовский, – По моей команде они приедут. Только скажите, когда и к кому…

 

«Лукашенко на все пойдет, чтобы долю свою вырвать»

 

 

К вилле Гайдамака на французском Лазурном берегу подкатила машина Лучанского. Хозяин вышел навстречу гостю. Обнялись.

– Борис Абрамович два часа назад уехал. Как всегда очень спешил. Кстати, он тебе звонил?

– Звонил. Сказал, что мы имеем возможность через эту крестьянскую страну отмывать свои бабки… Там на самом верху клоун – пришел к власти как борец с коррупцией, а теперь берет все подряд. Пошли в дом. Водопад в холле, певчие птицы…

– Хорошо у тебя, – сказал Лучанский. – Я спешить не буду. Отдохну пару дней…

– Есть отличная схема. Абрамыч и ты будете довольны… Все очень просто. Я через одну американскую фирму продам этому народному мстителю миллиард долларов. А он за них заплатит нам три миллиарда долларов, но своими «зайцами».

– Лучанский отхлебнул из бокала, спросил:

– Дальше?

– Мы эти деньги пристраиваем в российский банк, а на эту сумму выгребаем все, что у них есть… БЕЛАЗы, МАЗы, трактора… Кое-что отправляем в Якутию в обмен на алмазное сырье, кое-что загоняем… В рамках этой сделки сбросим им свое бриллиантовое сырье, вернее хламье, сам понимаешь. Усатый белорусский вождь готов купить это по самым высоким ценам… Я прикинул, минимум три с половиной миллиарда кладем в карман. Ясно, что вместе с той стороной…

– А может, он еще и не пойдет на это? Да у него весь бюджет пять миллиардов… Всю свою экономику закопает собственными руками.

– Пойдет. С Абрамычем, я думаю, они договорились… В России вот-вот рухнут все их пирамиды, начиная с ГКО. На этот хаос все будет списано… Лукашенко на все пойдет, чтобы долю свою вырвать. Мы ему в этом поможем. Только спешить надо. Обвал планируется где-то в августе—сентябре.

– Я займусь финансовыми вопросами. Леня Минин специалист по камешкам, а ты, Григорий, лети в Минск. Посети тамошние заводы, просчитай все. Тебя там все знают. Кстати, обязательно поговори там с моим человеком. Фамилия его Эйдин. Мы с ним еще в банке «Менатеп» свое брали. Надо поставить его эко комическим советником рядом с этим придурком. Пусть советует и контролирует. А то черт знает, что у этого вождя на уме.

 

 

* * *

Из досье.

 

Лучанский Григорий Самуилович, 1945 г.-р., родился в Узбекистане. Занимал руководящие посты в ЦК ЛКСМ Латвии. 14 октября 1982 года был осужден по обвинению в хищении на 7 лет. Входит в состав организованной преступной международной группировки. Знаком со многими высшими должностными лицами ряда стран: Беларуси, России, Бельгии, Австрии. Используя свои связи в правительстве Республики Беларусь, Лучанский поставлял калийные удобрения по заниженным ценам на Запад, а при продаже товаров народного потребления внутри страны – по завышенным. Через сеть подставных финансовых структур, созданных на территории США, Франции, Италии, Австрии, совместно с бывшим гражданином СССР Иваньковым (Япончиком), гражданином Франции А.Гайдамаком, гражданином Израиля Мининым, а также братьями Львом и Михаилом Черными, которые контролируют российский алюминиевый бизнес, участвовал в легализации денег, полученных от продажи вооружений и наркотиков. Учредитель австрийской фирмы «Нордекс», совладелец компании – неоднократно судимый Владимир Двоскин, состоящий в дружеских отношениях с М.Мясниковичем. Соучредитель белорусской фирмы «Белтехэкспорт». Является личным другом мэра Москвы Лужкова, а также бывшего премьер-министра России Черномырдина.

 

Из досье.

 

Леонид Ефимович Минин (Блувштейн). Родился в Одессе. В 1972 г. эмигрировал в ФРГ. Затем переехал в Израиль. Долгое время проживал в Италии. Организовывал контрабандный транзит антиквариата, валюты, наркотиков, бриллиантов и оружия. В распоряжении Минина имеются несколько личных транспортных самолетов. При заключении сделок использует вымышленные имена. Вместе с белорусским офицером Бутом и его авиатранспортной компанией «AIRCESS LIBERIA» участвовал в поставках оружия группировке ОРФ в Сьерра-Леоне и антиправительственной группировки «Унита» в Анголе. В феврале 2002 года был арестован сотрудниками итальянской полиции. Во время ареста было изъято необработанных алмазов на сумму более 1 миллиона долларов. Имеет тесные контакты с руководством Республики Беларусь. В ходе поездок в РБ неоднократно посещал гомельское предприятие по обработке алмазов «Гомель-ротон». Имеет тесные контакты с Латыповым, Заметалиным, Шейманом.

 

Из досье.

 

Аркадий Гайдамак. Уроженец г. Бердичева. В 1970 г. переехал в Израиль. Сейчас гражданин Франции. Является двойным агентом французской и российской разведок. Работал переводчиком в одном из французских агентств. За содействие деятельности спецслужб Франции награжден орденом Почетного легиона. Имея контакты с высшими руководителями российских спецслужб, Гайдамак помогал французским дипломатическим службам замять скандалы, связанные с полетами французских разведывательных самолетов над Боснией и задержанием французских агентов на трассе нефтепровода в Дагестане. Через Гайдамака ФСБ России контролирует троцкистское лобби, укоренившееся в высших слоях французской администрации. Активно участвует в продаже белорусских, российских и украинских вооружений через ряд подставных фирм-посредников, зарегистрированных в Словакии, Болгарии, Хорватии, Франции. Сделки оформляются через ряд европейских банков во главе с парижским «Париба». В большинстве случаев поставки вооружений происходят нелегально в обмен на нефть и необработанные алмазы. Переработку нефти осуществляют на одесском нефтеперерабатывающем заводе, который, контролирует Гайдамак, а также на белорусских нефтеперерабатывающих заводах. Аркадий Гайдамак имеет склонность к организациям различных афер, имеющих характер транснациональных.

 

«Они нам миллиард долларов, а мы им белорусские зайчики… Это же чистейшая уголовщина!»

 

 

– Наконец-то мы нашли возможность встретиться,– сказала Винникова председателю КГБ Мацкевичу.

Он поцеловал ей руку.

– Вы понимаете, Тамара Дмитриевна, мы не могли встретиться ни у меня, ни у вас. За вами установлено постоянное наблюдение…

– И не только. Начались постоянные угрозы. Вчера зашел бывший участковый Коноплев. Да с какими угрозами. Требует, чтобы я его фирмам конвертировала деньги. А несколько дней назад, минуя всю охрану, без предупреждения, вошел Шевцов из «Инфобанка»… Чуть не за горло схватил. «Ты будешь всех ставить на должности, кого мы предложим…». Такое впечатление, что эти крестьяне уже теряют власть. Как перед концом хватают все подряд.

– Успокойтесь, Тамара Дмитриевна, я тоже многое знаю, но к сожалению не все вам могу говорить…

– Я очень хотела вас увидеть по одному вопросу. В результате могут быть горы трупов… Меня точно убьют, если я соглашусь с этими недоумками.

Он внимательно глянул на нее:

– В чем дело?

– Прокопович, Синицин, Коноплев предлагают купить миллиард долларов у какой-то сомнительной американской фирмы. Они нам миллиард долларов, а мы им белорусские зайчики… По курсу в три раза больше официального. Насколько я понимаю, это традиционная схема, которой пользуются наркодельцы в третьем мире… Заключают с какой-нибудь Бангладеш, где у власти отморозки, договор и отмывают свои деньги, разрушая этим самым экономику и финансовый рынок страны. Это было в Бразилии и в Индонезии… Естественно, я отказалась подписывать любые бумаги и не пошла к Президенту. Прибежал Шейман, отматерил меня, сказал: «Будешь делать все, что скажем». Готовят бумаги на Совмин, обрабатывают Линга. Я прошу вас, поддержите меня. Иначе всем нам… Это же чистейшая уголовщина.

Мацкевич спросил:

– Название фирмы есть? Мы все выясним.

– Конечно. И еще,– сказала Винникова. – Чует мое сердце, что тут неспроста появились вояжеры из теневых финансовых структур России. Что-то затевается грандиозное…

– Спасибо, Тамара Дмитриевна, за информацию. Пока, я думаю, вам нечего бояться.

 

 

* * *

На закрытом заседании в Совмине, куда явился Лукашенко, присутствовали премьер Линг, вице-премьер Прокопович, председатель Нацбанка Винникова, председатель КГБ Мацкевич, секретарь Совбеза Шейман, советник Президента Эйдин.

С докладом «Об оздоровлении финансового положения в стране» выступал Прокопович. В конце доклада Прокопович сказал:

– Александр Григорьевич, мы хотели бы просить у вас дать нам добро на закупку валютных средств в соответствии с договором, который вам известен. Мы учли ваши замечания по поводу негативных последствий для экономики страны, связанных с этой сделкой. Поэтому эмиссионные кредитные ресурсы, предназначенные для закупки валюты в размере 1миллиард долларов, мы разместим в одном из Российских банков и замораживаем этот счет по согласованию с продавцом на три месяца. Мы также нашли варианты, по которым поступающая валюта будет направлена в ваш Президентский фонд.

– Прошу высказаться, – сказал Лукашенко. – Что-то Тамаре Дмитриевне не сидится. Давай, выступай первой…

– Винникова встала:

– Мне эта сделка кажется подозрительной. Она крайне опасна для нашей экономической безопасности. Надо узнать, кто стоит за этими деньгами и этой фирмой. Тут присутствует председатель КГБ – пусть даст нам информацию.

Она посмотрела на Мацкевича.

– Позвольте, Александр Григорьевич. Указанная фирма принадлежит бывшим советским эмигрантам, мужу и жене. Уставной капитал составляет 100 долларов. Не исключено, что это грязные деньги либо от продажи наркотиков или нелегальных поставок оружия.

И тут Винникова не выдержала. На глазах у нее выступили слезы. Срывающимся голосом, она начала говорить:

– И вообще, Александр Григорьевич, не могу я работать. На меня давят, мне угрожают… Разве никому не ясно, что это за сделка? Что мы обсуждаем?! И кто я здесь —председатель Нацбанка, или девочка на побегушках?

«Шлюха ты!» – злобно подумал Шейман.

– Прекратите истерику, – сказал Лукашенко. – Если вы чего-то боитесь, я дам вам дополнительно охранников. А здесь заседание Совмина, а не базар. Если устала работать, мы дадим тебе возможность отдохнуть. А сейчас покиньте зал.

Винникова выбежала. Слезы ее душили. Сколько она, дура, зарекалась… Почему-то ей всегда казалось, что ее мужчины, даже такие, как этот мужлан Лукашенко, должны хотя бы уважать ее.

Вечером Лукашенко внимательно глянул на Шеймана:

– Ну как тебе этот спектакль?

– Я разговаривал с некоторыми людьми из Москвы. В России ожидается серьезный финансовый кризис. Мы должны этим воспользоваться. Надо срочно начинать сделку.

– Дело решенное… А Тамара стала опасной. Надо ее изолировать. И ей хорошо, и нам спокойнее. Вместо нее банк возглавит Прокопович. Установи более жесткий контроль за Мацкевичем. Не нравится он мне. Ребята из российской внешней разведки утверждают, что она ведет двойную игру.

 

 

* * *

14 января 1997 года Винникову вызвали на совещание, на котором присутствовали все силовики. Через 5 минут после начала ей передали записку с просьбой выйти в соседнюю комнату к телефону. Через три минуты она была арестована. Метод, использованный оперативниками – вызов с запиской с последующим арестом, – практиковал когда-то Берия.

 

 

* * *

Лукашенко вызвал к себе новоиспеченного председателя Нацбанка. Бывший строитель брестского облсельстроя, нацепив круглые очки на вечно удивленные глаза, думал о превратностях судьбы. Только что ему всучили весь кошелек страны. Что с ним делать, он определенно не знал. Поздравив с вступлением в должность, Лукашенко сказал:

– Я рад видеть тебя на этом месте. В отличие от этой визгливой бабы, ты видишь перспективы… Ну да ладно об этом. Ну что у тебя там с этим предложением по поводу миллиарда долларов… Я думаю до июля текущего года надо все осуществить.

Прокопович заерзал на стуле.

– Александр Григорьевич, я эти ассигнации еще не пересчитал, активы не принял. Не знаю, что меня там в банке ждет.

«Ну и придурок, путает ассингации с ассигнациями, – подумал Лукашенко, – мы с ним точно сработаемся!»

Прокопович растерянно заморгал глазами, привыкая к новой роли.

– Не лезь ты сам в эти дебеты с кредитами. Специалистов хватает, без тебя разберутся. Ты, главное, проконтролируй мне, чтобы деньги, которые мы печатаем вместе с тобой, до июля были отправлены в Россию. Не успеешь – голову оторву. А сейчас иди в свое хозяйство, принимай дела.

 

«Вот вам их реформы по Чубайсу!»

 

 

В роскошном кабинете Березовского были двое: хозяин и Татьяна Дьяченко. Татьяна сидела в кресле, а Березовский нервно ходил по кабинету.

– Я уже говорил Борису Николаевичу. Он выслушал внимательно, но как мне показалось – безразлично… Мои эксперты утверждают о катастрофическом положении в финансах. Не сегодня-завтра рухнетпирамида ГКО.

– Я очень боюсь за отца. Он слабеет на глазах. Разная информация. Не все понимает как следует, нервничает, – тихо произнесла Татьяна.

Березовский приблизился к ней:

– Но мы-то с тобой как неглупые люди прекрасно понимаем, что ничего изменить нельзя. Ситуацию надо использовать или ее используют другие. Можно потерять Москву, но не всю Россию…

– Что ты имеешь в виду?

– Если хочешь, я обрисую тебе всю ситуацию и наши дальнейшие шаги. Раз наш рубль падает, а мы ничего не можем сделать, нужно успеть обменять рубли на зеленые. Кто первый придет к валютной кассе – тот и выиграл. Нам надо этому кассиру всю зелень дать и перевести ее подальше…

– Сложновато, Борис Абрамович…

– Танюшечка, все просто – обменять зелень на наши бумажки… А они окажутся где надо… В этой кассе будет много денежек. Мы туда и кредит отправим. Мы один проект совместно с Лукашенко проводим. Сейчас в Минске аж гой гудит. Печатный станок работает на всю мощь…

Татьяна удивилась:

– А причем Лукашенко к нашим делам?

– Как причем? Границы нет. Товар – туда-сюда. А товар – это деньги. Мы ему товар, он нам – деньги, свои деревянные, он их может напечатать столько, сколько мы скажем. А мы эти деньги – на его же товар, либо в зеленые превратим. Ему – тридцать процентов за услуги, а нам – остальное.

Татьяна раскраснелась. Березовский упал в кресло.

– Что должен сделать папа? – спросила Татьяна.

– Для нас теперь главное не пошатнуть авторитет Бориса Николаевича, не утратить стабильность в стране. Все свалим на правительство, но до этого Виктор Степанович должен уйти. Он – слон, а нужен кто-то помельче, кто примет весь удар на себя… И такой человек есть. Его Немцов привел, министром топлива сделал. Молодец, как будто все предвидел. Умненький такой комсомольчик, полуеврейский мальчик Кириенко.

– Хорошо, я поговорю с отцом… Мне все ясно. А вот прокола с кредитом МВФ не будет. Дело сложное…

– Ты, Танечка, не волнуйся, мои ребята Задорнов и Кудрин все продумали… Деньги МВФ сюда не придут. И вообще, никто и никогда не узнает, где они растворились…

 

 

* * *

17 августа 1998 года в России произошла финансовая катастрофа. В одно мгновение миллионы людей стали нищими. По белорусскому телевидению бесновался Лукашенко. Нация с трепетом слушала своего спасителя.

– Вы видите, куда довел дружественную Россию так называемый рынок. Все смеялись над Президентом Беларуси, пинали, мол, такой-сякой, реформы не проводит… Инвестиции не идут. Вот вам их реформы по Чубайсу! Говорил я им, не связывайтесь с международным валютным фондом… Конечно, из-за того, что мы привязаны к России, мы не можем уберечься от последствий дефолта, но смягчить эти последствия обязаны, это мой долг как Президента… Я дал указание председателю Нацбанка Прокоповичу, министру финансов Корбуту сделать все, чтобы люди не пострадали.

По странной причине в результате российского дефолта, цены в России выросли в 3,2 раза, а в Беларуси в б раз, а покупательская способность белорусского рубля упала в 6,5 раз.

 

«Лжив, не обладает аналитическими способностями…»

 

 

В начале 1999 года Лукашенко пригласил к себе Шеймана. Вопросы, которые задал Президент, поставили секретаря Совбеза в тупик. «Завтра он запросит информацию обо мне, – подумал Шейман. – Но у кого?»

– Ты что смотришь на меня, как баран на новые ворота? Я же ясно сказал – дайте мне всю информацию про Наумова. Всю, понимаешь…

Шейман завертел головой:

– Так мы и так все знаем… Командир «Алмаза» с момента основания группы. Человек надежнейший. Сами знаете, в чем проверенный…

– Я тоже подозреваю, что все так и есть… Ну на хрена твой аппарат, аппарат КГБ, аналитической группы? Мне нужны результаты оперативной разработки. Человек идет возглавлять службу безопасности Президента. Ты это понимаешь?

– Понимаю, – ответил Шейман. Сам он услышал, об этом плане Президента впервые.

Через несколько дней на стол Лукашенко легла бумага:

 

«Из агентурных донесений. По нашим сведениям командир спецподразделения „Алмаз“ В. Наумов вместе со своим заместителем А.Чухановым используют подчиненных для участия в незаконных действиях. Сотрудники „Алмаза“ неоднократно выезжали для прикрытия встреч представителей организованных преступных группировок, на которых разрешались различные конфликты. По нашим данным особый интерес у В. Наумова вызывает фирма „Беке“, которая занимается нелегальной продажей промышленных алмазов. Учредители этой фирмы Лившиц Эдуард Борисович 1956 года рождения, Романовский Александр Владимирович 1953 г. р., Якутчик Николай Николаевич 1953 г. р. и Иваницкий Анатолий Иванович. 1952 г. р. Все они были неоднократно судимы. Проходили по одному из уголовных дел, связанных с реализацией промышленных бриллиантов и драгоценных металлов, похищенных с Гомельского завода „Кристалл“ и предприятий г. Минска. В. Наумов имел неоднократные контакты с' указанной группой лиц. Также бойцы спецподразделения. „Беркут“ привлекаются к охране различных коммерческих мероприятий сомнительного свойства. По некоторым данным В. Наумовым в рамках спецподразделения создана группа людей, которые профессионально занимаются вымогательством. В составе группы бойцы отряда Игнатович, Малик, Городецкий, Лифанов, Ивашко. В 1994 году спецподразделение „Беркут“ переименовано в спецотряд „Алмаз“.

За время работы сотрудником патрульно-постовой службы, а также на комсомольской работе В.Наумов отличался низким профессиональным уровнем, слабой подготовкой, пользовался низким авторитетом у сослуживцев. Лжив, не обладает аналитическими способностями».

 

Лукашенко отодвинул бумагу. Такой ему подойдет. Вопросов задавать не будет, выполнит любую команду. К тому же на приличном крючке, в сторону не дернется.

Неплохо придумал. «Беркут» сменить на «Алмаз». Как раз вовремя. Пусть присматривает за моей новой алмазной программой.

 

«Aircess Liberia»

 

 

Сколько он здесь? Если бы сказали раньше, не мог бы поверить… Уже не месяцы, годы… Жара пятьдесят, исчисление минут до скончания суток. Встал – рев муллы, пот во время перебежки от кондишена к кондишену, обед, опять рев муллы… Люди, стоящие раком в мечетях… Ни выпить – все разом выходит, ни поесть, ни бабу трахнуть, рядом одна своя, а за остальных могут в яму закопать… А если бы не это? Что бы он имел? Да ну их на хрен, воспоминания… Он в этой адской жаре, кажется, уже тысячу раз отдал богу душу, а тот, сердобольный, поджарив ее слегка, возвращал ему обратно. Правда, он здесь не засиживается, приходится мотаться в Анголу, Конго, Либерию, Сьерра-Леоне. Там не только чертовская жарища, но, в отличие от Эмиратов, где он осел основательно, опасно. Поэтому он старается не задерживаться там подолгу, встречается с агентами, реже с руководством стран и старается исчезнуть. Он давно чует за собой глаза и ЦРУ и ФБР одновременно. Есть свои люди, они сообщают, где ждет наибольшая опасность, и он уносит ноги сюда, в Эмираты, здесь все же спокойнее, здесь он имеет такое окружение, которое не даст в обиду.

Как-то один из шейхов, покуривая травку за плотным обедом (Бут в это время, нарушая местный закон, потягивал виски), спросил его:

– Ты, Виктор, молодой человек, а многого достиг. Ладно у нас… Мы всего достигаем с детства. У нас деньги Аллах дает до рождения… А вот ты… В твоей компании только у нас, в Шардже, 60 грузовых самолетов, твоя компания «AIRCESS LIBERIA» одна из крупнейших… Ты, наверное, кого-то ограбил, – захохотал шейх, пережевывая кусок баранины, зажаренной здесь же на углях.

– Вот этого не было…

Что он может сказать этому жирному шейху, который в своей жизни пальцем не пошевелил? Что он может сказать ему, что его завербовали еще в институте, он, дурак, почти сопротивлялся, несколько раз откладывал главную встречу с представителем российской разведки, а потом встретился и, слава богу, согласился. Они открыли ему дорогу к сегодняшнему дню… Он стал заниматься поиском потенциальных покупателей оружия в Юго-Восточной Африке. Ему была поставлена задача – внедриться в верхушки различных вооруженных группировок. Россия всемерно поддерживала Северный альянс в Афганистане, и Бут стал главным курьером по поставке оружия. Когда «Талибан» стал уходить от американского влияния, именно он, Бут, стал поставлять оружие талибам.

Он сам разработал целую схему, которую никто не мог вырубить, а народу против него трудилось немало. Оружие он переправлял в Афганистан из Африки… Путь оно проделывало большой – круг был аж через Филиппины. Концы в воду? Плыло оружие и в Африку… Деньжат у этих негров ноль, зато есть другое – алмазы, особенно у повстанцев. Да пускай они там перебью друг друга до последнего человека. Ему на это наплевать.

– Так вот, Виктор, – говорил шейх, продолжая жевать баранину («Сколько ж в него влазит без водки!» – подумал Бут), – я уже сказал, что знаю, чем ты занимаешься. Даже если возникнет скандальчик, мы прикроем, нам это, сам понимаешь, очень выгодно, а вот если скандал… Сам понимаешь…

– Конечно, понимаю, – ответил Бут.

– Мы предупредим своевременно, и тебе придется покинуть Эмираты. Я думаю, ты не пропадешь, найдешь точку приземления, как нашел ее здесь…

Ну да ладно, до этого, он надеется, еще далеко… А точка у него скорее всего появится. Все возвращается как бы на круги своя. Там его уж точно никто не достанет, ни ЦРУ, ни «Интерпол». Власть там особая, почище, чем в Либерии. Народ белый, думает, что свободный, а все по сути являются обычными неграми. Правит всем один человек, при нем ни одна вошь не пикнет, а кто пикнет…

Бут общался с этими ребятами из белорусской транспортной компании «Трансавиаэкспорт». Он кое-какие заказы им подбрасывал, чтобы собственную задницу прикрыть, он из разговоров своих старинных знакомых понял, кто к власти пришел. Да и так интересовался. Страна ему небезразлична, свой старт в бизнес он взял именно оттуда… Скоро он там окажется вновь и, кажется, будет частым гостем. Ему позвонили из Минска, сказали, что его ждут на очень высоком уровне. Тема разговора – его бизнес.

Ему сразу же стало все ясно. В стране оружия, как у дурака махорки. Осталось с советских времен. Его сбывать надо, деньги под ногами гниют. До хрена оружия и у россиян. Но они подчинены ооновским эмбарго, в горячие точки его не допрешь, а допрешь – скандал выйдет. А в России демократический Президент и вся власть демократическая, американцы, немцы им верят, своими считают… Бут точно знал, что россияне ищут выход на продажу оружия. Это он знает от одного видного фсбэшника, которого принимал здесь в Эмиратах. Хохлы тоже готовы и тоже под колпаком ООН, НАТО… А Беларусь тут рядом, смогут сговориться.

Бут готовился к поездке в Минск и не спал ночами. Схема, нужна схема не хуже той, отправки оружия через Филиппины, которую он придумал и которая не дала сбоя. Нужна схема более изощренная, продуманная, это тебе не Африка, а центр Европы, все на виду… Надо сделать так, чтобы комар носа не подточил. И он, Бут, сделает это, иначе грош ему цена. Здесь уже пятки поджаривают, а ничем другим он заниматься не может. Денег мешки, на сотнях счетов, но уходить на пенсию в возрасте Христа совсем не хочется…

…Самолет покинул взлетную полосу аэропорта в Шардже. Тают на фоне желтых, раскаленных солнцем барханов купола мечетей.

Стюардесса узнала Бута.

– Принеси-ка мне виски, – сказал Бут.

Настроение у него отличное. Схема отработана, выверена.

Он познакомился с присутствующими: Латыпов, Шейман, Заметалин… С виду простые парни, ближайшее окружение своего Президента. Вот они какие… Встретишь в толпе, внимания не обратишь. Но у каждого во взгляде общее, едва уловимое: подозрительность, недоверие, стремление разложить собеседника на мелкие кусочки, влезть в самую душу, покопаться в ней… Но есть и свое. Латыпов явно умный, но изощренный, реагирует мгновенно на каждое слово… С таким надо быть настороже, не расслабляться… Шейман попроще. Говорит, в Афгане был. Офицер. Служака. Пойдет на все. Выполнит любой приказ… Самый-самый. В глазах холод и злоба. Заметалин – лис. По команде шефа и даже без команды может в любую секунду вылизать гениталии… Но в отличие от двоих других не так надежен. Может продать. Глазки бегают. Бут встречал такую породу. Будет служить кому захочешь…

– Страна испытывает большие финансовые трудности, – говорил Латыпов. – Этому есть объективные причины… Но мы встретились с вами не для того, чтобы жаловаться… Нам обидно быть бедными, имея настоящее богатство на своей территории.

– Мы знаем, что оно востребовано, – вмешался в разговор Заметалин,– Но ничего не можем сделать… Вели переговоры в Ираке на уровне премьера Тарика Азиза, еще кое с кем, кто поближе к Израильской границе… Клиенты есть, но вы понимаете…

Бут понятливо улыбнулся:

– Понимаю, понимаю… Я был примерно в таком же положении, только у меня нет собственной страны.

В разговор вступил Шейман:

– Президент уполномочил нас встретиться с вами и просил меня лично уверить, что на нашей территории проблем не будет. Все службы вышколены, и вы можете быть спокойны. Кстати, вы можете руководить всем отсюда. Создадим высшие условия. Тем более, вам у нас не привыкать, Беларусь, можно сказать, ваша Родина.

– Это уж точно, – согласился Бут. Страшно хочу в Витебске побывать. Люблю этот город. Есть в нем что-то…

Шейман хлопнул его по плечу:

– Нет проблем, можете жить в Витебске…

– Спасибо, – ответил Бут. – Но давайте перейдем к главному… Ради чего вы меня пригласили. Можете передать вашему, простите, нашему Президенту, что у вас тоже не будет проблем за пределами Беларуси. Схема нашего сотрудничества будет следующей, простите, я обрисую только общие очертания. Детали – дело долгое, многочасовое… Из Беларуси оружие будет отправляться в Словакию. Самолеты или мои, или «Трансавиаэкспорта». В зависимости от ситуации. Из Словакии, вы не удивляйтесь, ради бога – во Францию. Там на меня работает сын Миттерана Жак Кристофф Миттеран, советник по Африке. Из Франции оружие поступит в Анголу. Там правительство оплатит часть оружия нефтью. Этим будут заниматься знакомые вам Гайдамак и Леваев. Но самое главное не в этом… Часть оружия поступит в Буркину Фассо, часть в Сьерра-Леоне… Но главное не это. Главный наш клиент – УНИТА. Там за оружие мы получим камни. Очень хорошие. Такого качества алмазов нет в мире… Понимаете?

Все молча кивнули.

– Это, так сказать, скелет схемы… Все это обрастет отличным мясом – за каждым шагом схемы надежнейшие люди, высочайшие профессионалы в своем деле, подготовка документов, к которым не придерется никто. Словом, следы оружия невозможно будет найти.

– Мы обо всем доложим Президенту, – сказал Шейман.– Один вопрос… Когда можем начинать работу?

– Сегодня же, – ответил Бут. – Можно сказать, что начало положено… А если конкретно… Месяц на подготовку, через месяц заревут моторы…

 

Из отчета Ли Уолоски (Lee Wolosky) в подкомитет ООН «О нелегальных поставках вооружений и военного снаряжения в страны, где действует эмбарго на такие поставки»:

 

«Виктор Бут создал хорошо финансируемую, законспирированную международную сеть поставок оружия. Доход от этого предприятия может быть очень велик – только УНИТА сбывает за год алмазов на сумму более 150 миллионов долларов. Именно эти алмазы, добываемые на контролируемых повстанцами копях, и являются основной валютой при поставках вооружений в Африку.

Картель Бута – это система, позволяющая поставлять оружие военизированным формированиям Анголы, Конго, Либерии, Сьерра-Леоне и обменивать в горячих точках Африки оружие на алмазы.

33-летний Виктор Бут ранее обвинялся «Интерполом» в создании грандиозной сети по продаже оружия в обход международных санкций. Его подозревают в поставках большого количества оружия и в Афганистан. По нашему мнению, полученные данные об организации Бута могут предоставить исключительно важные сведения о том, как поставлялось оружие террористическим группировкам, а также как действует международная сеть контрабанды оружия.

Виктор Бут, согласно нашим данным, родился в городе Душанбе в 1967 году, в советские времена был переводчиком в полку военно-транспортной авиации в Витебске. Сегодня он один из владельцев авиакомпании (зарегистрирована в свободной экономической зоне г.Шарджа, ОАЭ). В его авиакомпании находятся 60 грузовых самолетов АН советского производства. Бут сейчас имеет не менее семи паспортов, в том числе, на фамилии Бутов, Бут и Аминов. Па нашим данным он имеет гражданство ОАЭ и постоянно проживает в Эмиратах. Сейчас находится на территории Республики Беларусь. Имеет тесные контакты с руководством РБ.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.048 с.)