ТОП 10:

Информация о биографии и карьере Фрица Вальтера Эрмарта (Fritz Walter Ermarth) из справки бурцев.ру.



Большинство источников дают дату рождения Фрица Эрмарта 20 февраля 1941 года в некоторых указывается 1946-й год. Место рождения: Чикаго, штат Иллинойс. Мать – (предположительно) Маргарет Эрмарт (Margaret Sittler Ermarth). Имя отца неизвестно. По словам покойного сотрудника ФСБ Армена Саркисяна, у Эрмарта есть “несколько биографий”.

Степень бакалавра истории Э. получил в небольшом частном лютеранском университете Виттенберг (штат Огайо), где с 1953 по 1974 гг. преподавала его мать, профессор истории Маргарет Эрмарт (Margaret Sittler Ermarth), которая окончила тот же колледж в 1930 г. Неизвестно о существовании каких-либо печатных работ Маргарет Эрмарт, хотя бы отдаленно связанных с Россией/СССР. Тем не менее интерес к нашей стране у нее, видимо, был немалый, хотя его природа неясна. Сохранилось интересное воспоминание о ее поездке в СССР. В мае 2001 года заместитель директора ЦРУ Джон Маклафлин (John McLaughlin), бывший выпускник Виттенберга, был приглашен произнести выпускную речь в своей альма матер. Центральное место в ней он отвел воспоминанию о Маргарет Эрмарт. (Цитата)

· В 1960 году Виттенберг был полон заражающих своим энтузиазмом преподавателей. Имя одного из них, профессор Маргарет Эрмарт... В своих лекциях и встречах со студентами за чашкой кофе Маргарет Эрмарт рисовала живую, своими глазами увиденную картину тогда для меня далекого, экзотического и временами опасного места: Советского Союза. Конечно, теперь путешествие в Россию обычная вещь. Но, поймите, что тогда, в начале 60-х годов, поездка в СССР профессора из Виттенберга было СОБЫТИЕМ и ее возвращение поводом для собрания в часовне Уивер. Это было как если бы кто-нибудь вернулся с Марса. С тех пор прошли десятки лет и среди прочих занятий мне довелось возглавить аналитическую работу ЦРУ по России и бывшему СССР. И теперь, когда я сам побывал на улицах Москвы, Киева, Тбилиси, Ташкента и Душанбе, я по-прежнему живо вспоминаю то, что подвинуло меня на этот путь: как я сидел в [университетской] часовне Уивер и слушал захватывающие рассказы Маргарет Эрмарт о ее приключениях в Советском Союзе. -Смогу ли я когда-нибудь совершить что-нибудь подобное? -думал я.”

Воспоминания Маклафлина хорошо передают отношение к СССР в среде, из которой вышел он сам, Фриц Эрмарт и ряд других кадровых сотрудников американских секретных служб, достигших руководящих постов. Религиозное, как правило, протестантское воспитание, сугубый консерватизм, добротное образование при полном отсутствии каких-либо зачатков критического осмысления общественных порядков США, безусловная вера в мессианское предназначение своей страны и представление о СССР как о “Марсе”.

Некоторые детали этих воспоминаний Маклафлина позволяют предположить, что Маргарет Эрмарт совершила индивидуальную поездку в СССР, что она хорошо знала русский язык и поэтому имела возможность скрытно изменять заявленный маршрут своего путешествия по стране, прибегая к обману. Отсюда – «захватывающие рассказы о ее приключениях в Советском Союзе». Это наблюдение согласуется с гипотезой российской контрразведки о частично советском происхождении семьи Эрмарта и легендированности его биографии и биографий его родственников, ушедших на запад внесте с гитлеровцами. Не исключено, что во время этой поездки «Маргарет Эрмарт» искала своих родственников в СССР. Среди них могла быть семья Антона Сурикова.

Степень магистра в области советологии Эрмарт получает в Гарварде (1963).

Служебная карьера:

· Аналитик по СССР на «Радио Свободная Европа» в Мюнхене, 1965-68

· Аналитик по вопросам стратегии и СССР в «Рэнд Корпорейшн», 1968-72

· Специальный помощник директора ЦРУ, 1973

· Директор Центра стратегических оценок, ЦРУ, 1973-76

· Директор Программы по оценкам (Program Evaluation), Штаб разведсообщества (Intelligence Community Staff), 1976-77

· Директор Отдела стратегических програм, «Рэнд Корпорейшн», 1977-78

· Сотрудник Совета национальной безопасности (Member of the National Security Council Staff), 1978-80

· Старший технический аналитик (Senior Technical Analyst), «Нортроп Корпорейшн», 1980-83

· Главный ответственный сотрудник разведки (National Intelligence Officer) по СССР и Восточной Европе, ЦРУ, 1983-86

· Председатель Национального совета разведок (National Intelligence Council, NIC), 1988-93

· Научный отпуск в РЭНД Корпорейшн, 1993-94

· Официально вышел в отставку из ЦРУ 1 октября 1998 года.

Прежде чем перейти к деятельности Эрмарта после его официальной отставки из ЦРУ, кратко прокомментируем вышеизложенные этапы его карьеры.

1. Неясно, чем Эрмарт мог так долго, целых четыре года, заниматься в Мюнхене на радио тем более, что русского языка он не знал. Мюнхен был крупнейшим центром разведывательной и подрывной работы против СССР. Редакции радиостанций типа РСЕ состояли в основном из эмигрантов и перебежчиков, но начальниками были преимущественно американцы. Советская разведка всегда имела в этой среде своих агентов, поэтому можно не сомневаться, что уже в те годы Эрмарт попал в ее поле зрения.

2. После РСЕ Эрмарт переходит в «Рэнд корпорейшн», к тому времени ставшую головным мозговым центром военно-индустриального комплекса США и специализировавшуюся по разработке военной-политической стратегии против СССР, в особенности ее ядерной составляющей. Предполагаем, что в это время он знакомится с Константином Мельником, бывшим координатором французских спецслужб во время войны в Алжире. Потомок расстрелянного вместе с царской семьей доктора Боткина, Мельник был профессиональным антикоммунистом и протеже кардинала Тиссерана, чья «аналитическая группа» в Ватикане занималась разведкой против СССР и Восточной Европы, а также организацией «крысиных каналов» для переброски нацистских преступников в Южную Америку. Мельник был одним из руководителей террористической сети «Гладио» в Европе, к созданию которой американское военное командование и Национальный совет безопасности приступили в 1948 году. Работал в тесном контакте с ЦРУ, которое, в частности, помогло привлечь ресурсы итало-американской мафии (семья Лаки Лучиано) для помощи SDECE (фр. внешняя разведка) в ликвидации противников французского колониализма. По утверждению Тьерри Мейссана, Мельник санкционировал около тысячи (!) ликвидаций, которые списывались на подставную организацию французских спецслужб «Красная рука». В это же время Мельник усваивает опыт ЦРУ по сочетанию террора с наркотрафиком. Лючиано и SDECE сотрудничают в доставке оружия и наркотиков в Средиземноморье. После изменения политического курса Де Голя в сторону бОльшей независимости Франции от США, Мельник, американский агент влияния во Франции, долгие годы проводит в РЭНД, где появляются первые разработки будущей стратегии «управляемых конфликтов» и «войн низкой интенсивности».

3. В РЭНДе Эрмарт участвует в качестве помощника Джима Шлезингера в проекте “RAND-Air Staff NUOPTS”. Суть этого проекта заключалась в том, что впервые высшему руководству страны предлагалось рассмотреть возможность использования ядерного оружия в случае конвенционального конфликта с СССР в Европе. До этого времени такая возможность казалась немыслимой. Участие в разработке концепции и моделей «ядерного выбора» несомненно сыграло решающую роль в последующей карьере молодого Эрмарта. Он зарекомедовал себя в глазах стратегов Холодной войны как идеологически надежный «младотурк», готовый к обоснованию и разработке самых крайних форм эскалации противостояния с СССР.

4. Это заключение подтверждается и следующим назначением Эрмарта. Из «Рэнд корпорейшн» Шлезингер уходит на должность директора ЦРУ и делает Эрмарта своим специальным помощником (1973). Карьера Эрмарта в этой организации–вперемежку с его возвращениями в «Рэнд корпорейшн» и работой в таких органах, как Национальный совет разведок и Национальный совет безопасности – свидетельствует о том, что его нельзя назвать не только “супершпионом”, да еще “засекреченным”, как о нем нередко отзывается российская пресса, но даже аналитиком по СССР. Сам Эрмарт, кстати, подтвердил эту оценку в одном из интервью нашей прессе, сказав, что не считает себя специалистом по СССР. Куда ближе к истине было бы назвать Эрмарта политическим представителем “ястребов” в разведсообществе США.

5. Своей карьере в системе национальной безопасности Эрмарт обязан таким ярым лидерам американского империализма, как Шлезингер, Бжезинский, Вулси, Вебер, Гейтс, Кейси, Конди Райс и т.п. В 1984 г. директор Кейси сделал Эрмарта главным специалистом по СССР в ЦРУ. Отбор происходил по двум критериям: профессионализм и безусловная вера в Рейгана.

По свидетельству Гейтса, в 1986 году Эрмарт был назначен на высокий пост в Совете по национальной безопасности благодаря его личной преданности Рейгану. При Бжезинском Эрмарт занимался стратегической оценкой советско-американских отношений. По воспоминаниям князя Алексея Щербатова, в начале 1990-х Эрмарта называли «тенью Бжезинского».

6. Сразу после ухода из ЦРУ в 1998, Эрмарт с головой окунается в компанию против Гора. Именно Эрмарт стоит за кулисами «Рашенгейта». Видимо благодаря Березовскому в сентябре 1999 засвечивается заговор Эрмарта, Брейтвейта и Сурикова по одновременной компрометации «Семьи» и демократов – «клещевой охват» своих политических противников. По некоторым сообщениям в начале 99 Эрмарт участвовал в выработке соглашения между неоконами, «Семьей» и группой российских военных на основе т. н. «геополитической концепции Кургиняна», которая обеспечивала поддержку России в задуманной неоконами войне против Китая и Ирана и установление нового мирового порядка с Россией в качестве сырьевой базы США.

7. В российской буржуазной прессе Эрмарта называют чуть ли не супер-шпионом, якобы предсказавшим скорый коллапс СССР. На самом деле, все было наоборот. Вместе со своим начальником, будущим директором ЦРУ Р. Гейтсом, Эрмарт систематически фальсифицировал данные разведки и заключения аналитиков ЦРУ о положении в СССР. Ряд этих аналитиков выступили с такими обвинениями в адрес Эрмарта. В 1992 году на слушаниях в Конгрессе Роберт Гейтс признал, что утаивал от Рейгана и его советников факты углубляющегося кризиса инфраструктуры в СССР и вплоть до 1990 года продолжал сильно преувеличивать военные и технологические возможности СССР в своем ежегодном докладе «Советская военная мощь».

Ярким примером поразительной лживости Эрмарта и его продолжающейся деятельности в роли дезинформатора американской общественности была его оценка позорной речи Колина Пауэлла в ООН в 2001, в которой тогдашний госсекретарь пытался убедить членов этой организации в том, что Ирак обладает оружием массового уничтожения и готов применить его. Впоследствии, Пауэлл признался, что эта речь стала «пятном, которое навсегда останется на моей репутации». При этом он заметил, что «в разведывательном сообществе уже тогда были люди, которые знали, что ряду источников, предоставивших информацию по Ираку, особо доверять не следует, но они промолчали». А вот несколько цитат из комментария Эрмарта на то выступление Пауэлла.

«–Как вы нашли выступление Пауэлла?

-Пауэлл...убедительно доказал, что Ирак нарушает свои обязательства и продолжает свои связи с международным терроризмом... Значительные силы в Европе... стремятся сдержать не Саддама, а Соединенные Штаты. Они хотят, что администрация Буша потерпела поражение. Их не волнуют доказательства угрозы со стороны Ирака. Вопрос состоит в то, можно ли их победить при голосовании. Если нет, мы их просто проигнорируем.

–Для вас было что-нибудь новое в его выступлении?

–Многие детали... например, содержание перехваченной информации, фотографии, показания перебежчиков, изображения машин с биологическим оружием. Эти откровения являются несомненным доказательством.

–Что-нибудь вас разочаровало в этом выступлении?

–...вторым, было его умолчание того факта... что СССР и его союзники поддерживали терроризм в Западной Европе и Турции. В конце концов, сам Саддам – это во многом продукт его советской поддержки в тот период. Это могло бы смутить русских коллег госсекретаря».

И т. д. и т.п. Здесь мы видим Эрмарта во всей его красе. «Супер-шпион» не гнушается самой примитивной дезинформацией, рассчитывая на политическое невежество и неинформированность американской публики. Но Эрмарт не может не знать, что именно его босс и дружок Гейтс санкционировал продажу Саддаму кластерных бомб и других боеприпасов, возможно, включая взрыватели для химических бомб (аффидавит Тейчера).

Эрмарт обеспечивает связь Фарвеста с силовиками семьи Буша вроде Гейтса. Для этого он использует Сурикова. Их отношения легендированы как обмен взглядами между двумя «политологами». Вероятно с целью создать аргументационную базу для этой легенды, Эрмарт и Суриков (а также Брейтвейт) принимали участие под своими именами в проходящих в США конференциях экспертов по ядерному вооружению, начиная с весны 1995. Из информации С. Петрова можно предположить, что какая-то конспиративная связь между ними существовала уже в первой половине 80-х, возможно как канал связи Гусева с ЦРУ. Начиная с 89, Эрмарт и Суриков пересекаются в Литве, где оба находились в контакте с А. Буткявичюсом, двойным агентом Гусева и ЦРУ. Есть версия (активка «Янтарная комната»), что Гусев помог Эрмарту получить агентурные архивы Штази. Через Эрмарта по всей вероятности был переправлен в США и агентурный архив КГБ Литовской ССР, который Суриков и Буткявичюс вывезли из здания КГБ в августе 91 после провала ГКЧП. Часто бывает в России и Саудовской Аравии. В последнее время Эрмарт ушел в тень. Его больше не видят в Центре Никсона, где он нашел «крышу» после ухода из ЦРУ. Мы полагаем, что после совещания в саудовском посольстве в декабре 2006, он всецело занят в операции Россия-2008.

* * *

Помимо этой справки, о Фрице Эрмарте и его отношениях с Суриковым смотрите прекрасную статью В. Штольца. Я хочу выделить только то, что мне представляется главным для оценки степени риска, который представляет сейчас «партнерство» Эрмарта с Фарвестом.

К тому времени, когда Эрмарт стал работать в «Рэнд корпорейшн» эта организация уже была центром ультра-агрессивной геополитики и ядерной стратегии, которые впоследствии станут отличительной чертой неоконсерватизма. Главными идеологами там были военный стратег, математик и аналитик Альберт Вольслеттер (Albert Wohlstetter), Джеймс Шлессинджер и Герман Кан (Kahn). Они верили, что ядерную войну можно выиграть, и что США должны обеспечить себе возможность первого удара. Они выступали против изоляционизма и проповедовали всемирную миссию американизма, подкрепленную ядерным оружием. Вольслеттер, в 1962 перешедший в Чикагский университет, стал идейным отцом целой группы неоконсервативных идеологов и политиков, которые стояли за войной в Ираке и группируются вокруг «Проекта нового американского столетия». Это такой манифест нового мирового порядка на основе военно-политического господства США. К ним относятся Перл, Залман Хализаде, Фукуяма, Кирпатрик, Ледеен, Фейт, Вулси, Лин Чейни (жена Дика) и ряд других.

Вольслеттер несомненно оказал сильное влияние и на Эрмарта. В его высказываниях проскальзывает вера в цивилизационное превосходство над Россией и мессианское назначение США.

Поворотным моментом в карьере Эрмарта стало его участие в команде Джеймса Шлессинджера, будущего министра обороны у Рейгана, по разработке первой концепции ограниченной ядерной войны против СССР на европейском театре. Работа этой небольшой группы положила начало апокалиптической традиции в геополитическом планировании американских «ястребов». То, о чем мечтали Вольслеттер и Кан, приняло форму реального военного плана. Готовность неоконов Буша использовать ядерное оружие против Ирана имеет истоки в работе молодого Эрмарта.

В то же время, если гипотеза бурцев.ру верна, то в лице Мельника у Эрмарта был хороший учитель в области стратегии «управляемых конфликтов», «войн низкой интенсивности» и «стратегии напряженности».

Главное: Эрмарт – не разведчик и не цэрэушник. Он – агент ВПК и доверенное лицо крайне правых внешнеполитических элит США в ЦРУ и атлантическом разведсообществе. Благодаря этим неформальным связям Эрмарт выполняет роль связного этих элит с Фарвестом.

В 1973 Никсон назначает Шлессинджера директором ЦРУ, и тот берет с собой Эрмарта. Показательно, что его первым заданием было переписать в более антисоветском духе подготовленный Робертом Гейтсом национальный доклад разведки за 1973 год. В редакции Эрмарта доклад утверждал, что СССР тайком нарушает детант и стремится получить одностороннее преимущество над США. С доклада Эрмарта разведсообщество США начинает переходить под контроль ястребов. Вскоре Эрмарт становится главным советским аналитиком ЦРУ.

В то время Гейтс еще не занимался манипуляциями с аналитикой ЦРУ. Он тоже принадлежал к ястребам. Но, видимо, продолжал считать, что в его профессиональные обязанности не входит искажение разведданных в политических целях. Гейтс – и это важно понять – идеальный тип бюрократа, готового выполнить все желания начальства. Это - “yes-man”, талантливый конформист из небогатой семьи, получивший возможность «выбиться в люди». Эрмарт помог Гейтсу понять, куда дует ветер, и с тех пор они составили дуэт мастеров по фальсификации аналитики разведданных в интересах врагов детанта – неоконов Рейгана и обоих Бушей.

Фриц Эрмарт. В этом агенте ВПК и постнацистских элит атлантизма реет дух Барбароссы.

Компрометация разведывательной аналитики Эрмартом и Гейтсом стала предметом скандала и обсуждения в Конгрессе в 1991 году, когда Буш выдвинул Гейтса на пост директора ЦРУ. Я пишу об этом более подробно в разделе о Гейтсе.

Я согласен с В. Штольцем, который определил Эрмарта как специалиста по дезинформации. Это касается не только фальсификации аналитических оценок СССР, но и фабрикации фальшивок для информационно-психологической войны против СССР и России. Эрмарт был одним из создателей активки о советском участии в покушении Али Агджи на папу Иоанна Павла II в 1981 году. Причем повторяет ее и сейчас, после того, как аналитик ЦРУ Мел Гудвин дал показания Сенату (1990), что все сотрудники ЦРУ знали, что это была фальшивка, сфабрикованная их отделом информационно-психологической войны. Еще до этого были раскрыты связи ЦРУ с подпольной фашистской организацией Агджи «Серые волки» через сеть террористических баз НАТО «Гладио».

Видимо, не обошлось без Эрмарта и в фальсификации разведданных о наличии у Ирака оружия массового поражения.

Очень скоро после начала перестройки Эрмарт становится главным сторонником Ельцина в ЦРУ и СНБ. По словам Гейтса, мощной поддержкой со стороны ЦРУ Ельцин был обязан Эрмарту, в то время председателю Национального совета разведок. В 1989-91 он входит в сверхсекретную группу, сформированную Гейтсом и Райс для планирования на случай чрезвычайных ситуаций в СССР.

Гейтс близко сошелся с Эрмартом. В 1987, он взял его с собой на обед с Владимиром Крючковым, тогда руководителем внешней разведки КГБ, прибывшим в Вашингтон инкогнито вместе с Горбачевым.

Эрмарт не афиширует свои политические взгляды, но охотно соглашается, что он ястреб. Вскоре после ухода из ЦРУ он написал статью «Россия в ясном свете: русский кризис и американская разведка» (“Seeing Russia Plain: The Russian Crisis and American Intelligence,” март 1999). В ней он сделал глубокомысленное предположение, что «не все народы способны к цивилизованному самоуправлению». Эрмарт признает, что допустить такую возможность претит политической корректности «цивилизованного человека». Тем не менее, нельзя исключить, что «постсоветский опыт России означает, что самоочевидные истины Джефферсона и Линкольна не для всех народов, а только для некоторых».

Это скорее язык старого расизма Остфоршунга и британского колониализма 19 века, чем «политкорректная» риторика «конфликта цивилизаций». Статья Эрмарта была опубликована в ведущем журнале неоконов «Национальный интерес» (The National Interest), где публикуются такие идеологи «нового мирового порядка», как Ирвинг Кристол (главред), Франсис Фукуяма и старые клячи Холодной войны вроде русофобов Ричарда Пайпса и Роберта Конквеста.

В заключение я хочу подчеркнуть сочетание в опыте Эрмарте всех главных векторов стратегии США против СССР и России. Это – тактика первого ядерного удара, «стратегия напряженности» и использование пятой колонны. С этой точки зрения большой интерес представляет внимание Эрмарта к подпольной исламской организации «Хизб ут-Тахрир», хорошо представленной в Приуралье, где сосредоточены узлы стратегических коммуникаций ТЭКа и ВПК, и где Фарвест имеет сильные позиции в правительстве, госбезопасности и уголовном мире.

Приведу цитату из вышеупомянутой статьи Вадима Штольца.

· Не исключено, что отставка Эрмарта была легендированной, для создания более гибких условий разведработы с элементами публичности. Неслучайно, судя по некоторым его высказываниям, российские разведчики продолжают видеть в нем представителя американской разведки. Продолжает принимать участие в информационно-психологической войне против российской разведки. Получение Эрмартом (на пару с русофобкой Зейно Баран из Никсон-центра) гранта в сто тысяч долларов (2003 г.)на исследование исламистской организации «Хизб ут-Тахрир» позволяет предположить, что Эрмарта, в частности, интересует подрывная работа на среднеазиатском направлении и районах Поволжья и Урала, где сетевые ячейки этой организации получили наибольшее распространение. (Из ряда публикаций в Интернете известно, что группа Far West, Ltd. поддерживает тесные деловые и политические отношения с «Хизб ут-Тахрир».) Такой грант может представлять не только легальное прикрытие для контактов с исламистским подпольем в этих районах, но и возможность “научного” обоснования более терпимого отношения со стороны американской администрации и общественного мнения к деятельности «Хизб ут-Тахрир» против режимов неугодных Вашингтону по типу такого отношения к “чеченским повстанцам. 20

Справка указывает, что после переезда Гейтса в Пентагон Эрмарт ушел в тень. Но с одним интересным исключением. Он подал голос сразу после смерти Литвиненко и вбросил в российскую прессу предположение, что «отравление напоминает почерк бывших чекистов в новых одеяниях». А в интервью «Коммерсанту» рассказал, что «есть мнение, что таким образом группа Сечина дает жесткие сигналы Путину о том, что Россию не надо выводить из тьмы». Примечательно, что эти высказывания Эрмарта публиковались только в российской прессе. По каким-то соображениям монополистическая пресса проигнорировала их. Между тем, Эрмарт может быть совсем близко к делу Литвиненко. Напомню, что Суриков называл Эрмарта контролером Березовского от ЦРУ. В любом случае, публичный намек Эрмарта в центральной российской прессе (и только в ней!), что за ликвидацией Литвиненко стоит « группа Сечина » подтверждает основной тезис этой работы о том, что Операция Барбаросса-3 основана на игре англо-американских спецслужб с сечинской группировкой, с использованием Фарвеста в качестве канала связи между ними и одновременно как инструмента ее шантажа.

Действительно ли Эрмарт потомок горских пособников нацистов, или нет – это не суть важно. Духовно он представляет в Фарвесте ту же западную традицию, которая вдохновляла Барбароссу Гитлера.

Бойскаут

Маленький, ладный Гейтс с хитроватой улыбкой на круглом лице баварского бауэра и певучим канзасским говорком. Родился 25 сентября 1943. В этот день войска Западного фронта освободили Смоленск. Учился в средней школе г. Вичита, где издавна селятся иммигранты-немцы. Достиг «орлиной» степени в бойскаутском движении. Своего рода американский Орленок. Никаких данных о происхождении его семьи в открытых источниках нет. Карьера Гейтса, владеющего русским и немецким, началась в середине 1960-х. Тогда подающего надежды молодого советолога, защитившего в Джорджтаунском университете диссертацию о советско-китайских отношениях, пригласили в ЦРУ. Все биографии Гейтса обязательно указывают, что это единственный аналитик в истории ЦРУ, который стал его директором (ноябрь 1991- январь 1993), и единственный директор, начавший карьеру рядовым сотрудником. Такую честь Гейтс заслужил не выдающимися аналитическими способностями, а тем что подчинил аналитику политическим интересам своих хозяев – правых республиканцев и ВПК США. Можно без преувеличения сказать, что Гейтс совершил одно из наиболее опасных служебных преступлений, нарушил первую заповедь ЦРУ, его девиз, начертанный на фронтоне Лэнгли, – «Истина сделает нас свободными». В этом смысле Гейтс и Эрмарт совершили в своем роде революцию в отношениях разведки к политическому руководству в буржуазных демократиях. До них разведка была единственным средством получения «объективной» информации». «Объективность» – политически беспристрастный отбор и оценка разведданных – это альфа и омега любой разведки. Гейт и Эрмарт подчинили этот процесс политическим планам правого крыла американского истеблишмента, стремящегося покончить с детантом и пойти на обострение в Холодной войне.

Рэй МакГоверн – ветеран ЦРУ, знавший Гейтса в течение 35 лет, – называет его «совершенным хамелеоном с исключительным талантом быстро менять свой цвет, адаптируясь к новой среде».

Кроме манипуляции аналитическими докладами, Гейтс принял участие в заговоре с целью привести к власти Рейгана и Буша. В 1974 при Картере он стал работать в НСБ, но в 1979 вернулся в ЦРУ. Это так называемый «октябрьский сюрприз» 1980– сговор между агентурой правых республиканцев в ЦРУ и и иранскими революционными гвардейцами с целью задержать освобождение заложников, захваченных в американском посольстве в Тегеране, до окончания президентских выборов в США. Некоторые исследователи утверждают, что именно Гейтс передал в штаб избирательной компании Рейгана информацию о переговорах людей Картера с иранцами. Если бы им удалось договориться о возвращении заложников до выборов, у Картера был бы шанс выиграть второй срок. Во главе компании Рейгана стоял адвокат с Уолл-стрит – Уильям Кейси. Он предложил саботировать переговоры Картера и установил связь с иранцами с помощью группы бывших и действующих цэрэушников, ненавидевших Картера. Позже в 1991, комитет по безопасности Госдумы (Степашин) предоставил Конгрессу США оперативные сведения советских спецслужб, подтверждавшие переговоры Кейси с иранцами и участие в них Гейтса, а также «эксперта по России» Конди Райс. Их совместное участие в тайных операциях, в том числе нарушающих законы США, важно иметь в виду сейчас, когда Райс и Гейтс занимают два самых могущественных поста в администрации Буша, за исключением Дика Чейни. А с Чейни они работают очень давно. Легко победив Картера, Рейган назначил Кейси директором ЦРУ. Кейси сделал Гейтса заместителем директора Директората разведки, а в 1986 – своим заместителем. К концу этого года разразился Ирангейт – началось расследование заговора ЦРУ и Администрации Рейгана тайно продавать оружие Ирану в обход санкций и на вырученные средства финансировать никарагуанских контрас, несмотря на запрет Конгресса. Нити заговора тянулись в Белый дом, к Бушу и Рейгану. Но Рейган был витриной, а не президентом. Настоящим президентом был Буш. Как только Кейси начали допрашивать в Конгрессе, врач ЦРУ диагнозировал у него рак мозга. Несмотря на просьбу Кейси не делать операцию и применить радиотерапию, его срочно прооперировали, в результате чего он потерял речь и вскоре умер. Гейтс стал и. о. директора ЦРУ. Бойскауту удалось вывернуться, его сочли непричастным, хотя мало кто верит, что замдиректора ЦРУ мог не знать о заговоре такого размера. Рейган назначил Гейтса директором ЦРУ, несомненно по совету Буша. Но Гейтс взял самоотвод, узнав, что сенаторы не верят в его непричастность к Ирангейту и не одобрят это назначение. 21

В 1991 году Гейтс вновь предстал перед комиссией Сената для утверждения директором ЦРУ. На слушаниях разразился редкий скандал. Группа бывших аналитиков ЦРУ обвинила Гейтса в искажении информации о Советском Союзе. Тогда же Горбачев пожаловался американцам, что директором ЦРУ назначают его недоброжелателя. Гейтс был известен как сторонник Ельцина. Несмотря на скандальные свидетельства его сотрудников ЦРУ, Сенат одобрил назначение.

Гейтс служил помощником президента и заместителем советника по национальной безопасности в Белом доме с января 1989 по ноябрь 1991, в период ускорения разрушительных процессов в СССР, окончившихся ГКЧП и Беловежским сговором. На этих постах у него была возможность оказывать куда больше влияния на развитие событий в СССР. О роли Гейтса в заключительном акте разгрома СССР я буду писать ниже.

Гейтс доказал свое незаурядное искусство выходить сухим из самых громких скандалов, связанных с тайными операциями. Эта черта наиболее ценимая англичанами. Поэтому старый разведчик, осторожнейший сэр Родрик Брейтвейт не мог бы найти лучшего партнера в США, чем Роберт Гейтс.

Игрок

· Брейтвейт – старый английский разведчик, был послом Англии в Москве, был координатором комитета по разведке при премьер – министре, куда входит СИС, МИ – 5, военная разведка и криминальная разведка. Очень глубоко вписан в британскую элиту, консерватор – враг СССР и России. Имеет связи в большом бизнесе, близок к Дойче Морган. Свободно говорит по - русски. Друг Гейтса и Эрмарта. О его делах в Англии у нас мало данных. С Суриковым познакомился не позже 94 года. (Из Справки бурцев.ру)

Из всех генералов Барбароссы-2, стоящих за Фарвестом, о Брейтвейте известно меньше всего. Даже его причастность к разведке может оспариваться. Сказывается добротная школа английской секретности. Да и само существование Сикрет интелидженс сервис было официально подтверждено только в 1992. Публичный образ Брейтвейта – хрестоматийный английский джентльмен из богатой семьи с обязательным оттенком респектабельной английской чудаковатости и непременным хобби, в случае Брейтвейта – игра на скрипке и историография обороны Москвы 1941 года. Русофил на фоне традиционной британской русофобии. Вольнодумец, с сарказмом проходящийся насчет американских запугиваний о русской угрозе... И я бы наверное не поверил в союз Брейтвейта с фарвестовцами, если бы не получил от бурцев.ру заверения, что если в их справке есть один неподверженный сомнению факт, то это участие сэра Родрика в новой конфигурации Фарвеста. Сэр, бывший посол в СССР, – и уголовщина, наркотрафик, шантаж, убийства?! Но после обдумывания имеющейся у меня информации о Брейтвейте, а также изучения биографии Фрица Маклина я вижу не только, что это возможно, но даже как это возможно.

Жизненный путь Брейтвейта ничем особым не отличается от его сверстников – привилегированной молодежи Англии. Родился в 1932 в семье Генри Уорвика Брейтвейта, если не ошибаюсь, дирижера и выходца из Новой Зеландии. Обучался в «прогрессивной» школе Бедэйл, где еще в 19 веке практиковалось совместное обучение мальчиков и девочек. Потом Кристи колледж, лучший в Кэмбридже. Отделение современных языков. Там он изучал русский. До университета, проходил военную службу в разведке (1950-52). Служил в Вене. В его обязанности входили собеседования с интернированными советскими гражданами, желавшими получить британскую визу.

Символично, что первая работа Брейтвейта в военной разведке была связана с крупнейшим послевоенным проектом британских спецслужб – Комиссией Маклина по отбору репатриированных нацистских коллаборационистов и военнопленных для создания в Британии этнических общин, которые станут резервуаром кадров для подрывной работы против СССР и его союзников в Восточной Европе.

После университета поступил на дипломатическую службу (1955). Первая должность – 3-ий секретарь посольства в Джакарте (1957-58). Чем в эти годы мог заниматься дипломат-русист в Индонезии на должности третьего секретаря посольства Великобритании? Только разведывательной работой. Сукарно национализирует нефтяную промышленность, выгоняет из страны голландцев, обращается за помощью к СССР и Китаю, в стране появляется много советских специалистов, растет посольство, возможно создается резидентура. Американцы и англичане готовят первый переворот, провалившийся в 1958. Показательно, как Брейтвейт легендирует этот факт своей карьеры. Ему надо как-то объяснить, почему молодого дипломата с русским языком послали в Индонезию. Оказывается, в Форин офисе, рассказывает Брейтвейт, «немного нервничали по поводу моих политических взглядов». Этим он намекает, что его взгляды казались начальству слишком левыми. Но поверить в это трудно, тем более, что по словам Брейтвейта его представления о России и Восточной Европе сформировались в результате бесед с про-нацистскими беженцами, с которыми он собеседовал в Вене. Что бы то ни было, но в Джакарте Брейтвейт, видимо, оправдал себя в глазах начальства, потому что оттуда его направили вторым секретарем в Польшу (1959-61), где тоже происходили интересные для британской разведки события. Гомулка быстро шел к «польскому социализму» – искал «исторического примирения» с католической церковью, отменил колхозы и очищал партию от «некоренных» элементов – польских коммунистов, нередко евреев, много лет проживших в СССР. В Польше, рассказывает Брейтвейт, он все время «встречался с разного рода людьми, днем и ночью». Если бы он вел себя в Москве также как в Польше, поясняет он, его бы уже давно «поймали в ловушку» и даже могли бы «накачать наркотиками» (!). Но поляки «поняли, что это было политически глупо ставить людям ловушки; это было плохо для их отношений с Западом». Это все, что мы узнаем от него о работе в Польше. Но достаточно, чтобы уловить главное. В Польше Брейтвейт имеет возможность налаживать неформальные контакты с людьми и группами, ищущими выхода на западные центры власти для борьбы против социализма. Среди них возможно и какие-то властные группы в партийной и внешнеполитической верхушке. «Отношения с Западом» важны для всех – от Гомулки до последнего ксендза. Пусть по-разному, но для всех. Так же будет и в СССР. Это создает игровое поле. На этом же поле разыгрывается Барбаросса-3.

В Москве Брейтвейт работает в 1963 – 66, первым секретарем. Это интересное время. Снимают Хрущева, организуется диссидентство (см. продолжение темыЭрнста Генри). Много времени в СССР проводит Маклин, с которым Брейтвейт вероятно познакомился еще раньше. Из Москвы первым секретарем в Рим (1966-69). В 68 там основывается Римский клуб – еще один интеллектуальный центр западных элит. Судя по рассказу Брейтвейта, в Италии он следил за развитием событий в КПИ и ее отношений с КПСС. В это время компартия Италии поворачивает в сторону ревизии «марксизма-ленинизма», из которого вырастит «еврокоммунизма» 70-х. Начинается детант и, судя по его постам в Форин офисе и в Брюсселе, Брейтвейт занимается дипломатией европейской интеграции. В Форин офисе он работает в Отделе западных организаций. Конкретно – НАТО. В частности, Брейтвейт принимал участие в выработке планов по применению тактического ядерного оружия в Европе примерно в то же время, когда Эрмарт работал в группе Шлессинджера над концепцией ограниченной атомной войны. Становится главой Отдела европейской интеграции (1973-75). В этот период своей карьеры Брейтвейт должен был хорошо познакомиться с французскими и немецкими коллегами. И это надо иметь в виду не только в плане возможного участия этих спецслужб в деятельности Фарвеста, но и для понимания судьбы досье, которое Сергей Петров передал в правоохранительные органы этих стран осенью 2003. Брейтвейт мог вмешаться, чтобы защитить свою самую ценную агентуру влияния в России..







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.015 с.)