ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КБР, до недавнего времени КБР Халлибертон (KBR Halliburton)



ЧВК-ЧОП. Несмотря на громкую и сомнительную славу этой компании, для анализа элитной базы Фарвеста КБР не представляет большого интереса. Ее присутствие в числе пайщиков Фар Вест, ЛЛЦ скорее отвлекает внимание от мелких, но куда более значимых для моего анализа организмов. КБР - гигант по сравнению с «Эгисом» и другими ЧВК в Фарвесте. Исторически, эта инженерно-строительная фирма зависела от контрактов ВПК США. Во время войны во Вьетнаме она входила в консорциум четырех компаний, получивших 85% всех подрядов Пентагона на создание и поддержку инфраструктуры для оккупационных войск. В 1996 Клинтон дал КБР контракты на поддержку войск США и НАТО в операциях на Балканах, включая Косово с 1999. К этому времени, в 1998, КБР была одним из учредителей «Фар Вест Лтд» (теперь Фар Вест, ЛЛЦ). КБР сотрудничала с Фарвестом в Косово и в Грузии, в частности, в перевороте Саакашвили (Буткявичюс). В Грузии КБР занимается обучением армии. Это стоит иметь в виду, учитывая сведения бурцев.ру о складировании в Грузии части оружия, проходящего по экспортным сделкам Фарвеста. Имеет самые крупные контракты в Ираке и Афганистане. С 1995 по 2000 председателем и директором КБР был Дик Чейни. В последние годы КБР была объектом ряда скандалов и обвинений в прессе в коррумпированном получении контрактов Пентагона. Это слишком «засвеченное» место для негромкой деятельности спецслужб. После «развода» КБР и «Халлибертона» состав менеджмента и совета директоров не представляет интереса. Это профессиональные манагеры с опытом работы в ряде отраслей.

«Эринис интернейшнл, Лтд» (Erinys International Ltd)

Компания основана в 2001 или 2002 году бывшим крупным чиновником южноафриканского апартеида Шоном Клеари (Sean Cleary) и офицером британской военной разведки Джонатаном Гарратом. Клеари был советником Джонаса Савимби, вождя ангольского движения УНИТА. Виктор Бут, старый партнер Фарвеста, должен был хорошо знать обоих (через Лихвинцева?). В 2003 Клеари уходит, его заменяет английский спецслужбист Алистер Моррисон. В 90х он руководил одной из первых частных военных компаний Defense System Limited, где его партнером был Гаррат. Через год Моррисон переходит в Кролл, Инк – крупнейшую в мире компанию финансовой разведки, вовлеченную с российские дела еще заказом Гайдара на поиск «золота партии»–крупную операцию по сбору компромата на российскую верхушку. Со слов Фрица Эрмарта известно, что в Кролле работают его друзья.

В настоящее время помимо Гаррата и ряда бывших офицеров английского спецназа, руководство «Эринис» включает генерал-майора Джона Холмса, бывшего начальника британских сил особого назначения и SAS. У Холмса должны быть хорошие связи с американскими коллегами, он служил офицером связи по спецоперациям в британском посольстве в Вашингтоне, по всей видимости, в то же время (1980-е), когда Родрик Брейтвейт работал в Вашингтоне в качестве «министра коммерции» (1982 – 85).

После отставки в 2002 Холмс работал в крупной разведывательной компании «Инкерман Групп». Вскоре основал свою – «Титон» интернейшнл» (Titon International). В обе компании Холмса, «Эринис» и «Титон», Литвиненко приводил Лугового, и там были обнаружены следы полония. Обе находятся в Лондоне по одному адресу – 25 Grosvenor Street. По сведениям «Файненшл таймс», «Титон» платил Литвиненко как консультанту за «информацию о российских бизнесах». Интересно, что английские газеты не называют имени Холмса в связи с делом Литвиненко. «Эринис» широко пользуется услугами головорезов из бывших спецслужб Южной Африки.

Формальной связи компаний Холмса с «третьей компанией» – «RISC Management» (РМ)–куда Литвиненко тоже водил Лугового, нет. Но можно предположить, что Холмс, который в 2000-х возглавлял большой контракт «Инкермана» со Скотланд-ярдом, хорошо знает хозяев компании – Кита Хантера и Найгеля Брауна бывших сотрудников Скотланд-ярда. До 2004 РМ называлась «ISC Global» и принадлежала Стиву Куртису. Куртис был также директором Менатепа, структуры Ходорковского, стоявшей за Юкосом. Он был специалистом по созданию византийских схем оффшоров для укрытия миллиардов, награбленных олигархами в России. Думаю, что одновременно он был и агентом МИ-6, скорее всего отдела экономической разведки. Ниже, на примере «Хэклита», мы увидим, что к 2000-м годам практика создания таких ЧРКа стала обычной для английской разведки. Невзлин и его друзья поставили перед Куртисом три задачи: укрыть 16 миллиардов фунтов, обеспечить их личную безопасность и собрать компромат на Путина, Сергея Иванова и других силовиков, которых они считали виновными в наезде на Юкос. Журналисты «Сандей таймс», опубликовали эти сенсационные данные после загадочной гибели Куртиса в авиационной катастрофе в марте 2004. Мое внимание в статье привлекли две детали. Первая –это то, что вопросами внутренней безопасности в компании Куртиса занимались два бывших сотрудника Скотланд-ярда, их имена не назывались. И второе – официальное расследование установило, что Куртис «много раз заявлял в полицию о незаконных денежных операциях своих клиентов», т. е. Невзлина и Ко. Так вот, логично предположить, что Хантер и Браун и были теми самыми анонимными сотрудниками «ISC Global», отвечавшими за внутреннюю безопасность, в том числе за состояние вертолета, на котором разбился Куртис, и за конфиденциальность внутренней информации о финансовых операциях клиентов компании... После гибели Куртиса, Хантер и Браун «приобрели» «ISC Global» и переименовали ее в «RISC Management». Но специфика ее интересов от перемены названия не изменилась. По показаниям Лугового, с декабря 2005 в офисе «RISC Management» его начали «вербовать» сотрудники спецслужб – Гэрим Эванс (Garym Evans) и Дэниел Кверк (Daniel Quirke). Эванс работал еще при Куртисе в «RISC Management», пришел в компанию с 2001, после 18 лет службы в Скотланд-ярде.

Наконец, в Лондоне находится еще одна ЧВК, по данным бурцев.ру ассоциированная с Фарвестом.

«Эгис Дефенс Сервисес» (Aegis Defence Services; АДС)

Компанией руководит подполковник Тим Спайсер (Тim Spicer) – известный британский наемник-бизнесмен, героизированный СМИ. В начале 90-х Спайсер основал одну из первых ЧВК –«Sandline International» (СИ), которая участвовала в вооруженных конфликтах в Папуа, Сьерра-Леоне и Либерии (против Тэйлора). Служил пресс-секретарем командующего силами ООН в Боснии британского генерала Майкла Роуза.

В отличие от «Метеорика» и «Эриниса», АДС имеет совет директоров. Как правило, состав исполнительных и особенно наблюдательных или совещательных советов ЧВК и ЧРК дает больше информации для определения элитных связей компании, чем ее непосредственное руководство. Начиная с совещательного совета АДС, мы вступаем в мир большой политики и элитных связей.

Среди директоров АДС – внук У. Черчилля Николас Уинстон Сомес (Nicholas Soames), видный консерватор (ЧП с 1983), близкий друг принца Чарльза, в прошлом враг Дианы. Занимал высокий пост в МО при Джоне Мэйджоре. Близок к правому консерватору лорду Чарльзу Поулу(Powell, Дилидженс, ЛЛЦ). Сомес – друг США, специалист по англо-американским военным отношениям, выступает против европейской интеграции, т.е. представляет традиционный вектор британского империализма тори от Черчилля до Мейджора. Директор сэр Джон Берч – в прошлом постоянный представитель Великобритании в ООН и посол в Венгрии. Берч – член Чэтхем-хауза, или Королевского института международных дел (The Royal Institute of International Affairs – RIIA). Это важнейший неформальный политический центр англосаксонского империализма. Основан в 1920, на год раньше, чем его американский двойник – Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations). По мнению ряда историков тайной политики англосаксов, обе организации (как и ряд других) были созданы небольшими закулисными группами «Круглого стола»–ордена «англофилов», чей целью было создание мирового правительства на основе господства англосаксонской расы (проект Сесиля Родса и Альфреда Милнера).

Еще один директор – генерал Роджер Уилер (Roger Wheeler), бывший глава Генштаба. Кроме Эгиса, Уилер сидит в совещательном совете Талеса (Thales UK), второй по величине корпорации британского ВПК.

Еще одно интересное имя в списке директоров АДС - Роберт Макфарлейн – советник по национальной безопасности у Рейгана (1983-85) и одна из центральных фигур в деле Иран-контрас и банка BCCI. Как мы увидим, круг высокопоставленных сообщников, входивших в конспиративную сеть BCCI, составляет один из центров элитной базы Фарвеста. Кто мог свести авантюриста-наемника Спайсера с Макфарлейном? Только Эрмарт и Брейтвейт.

Председатель совета директоров «Эгиса» – фельдмаршал лорд Инге, еще один бывший начальник Генштаба Великобритании. В 1970-х Инге командовал элитным полком спецназа «Грин Говардс» (Green Howards) в Северной Ирландии, где позже служил Руслан Беренис, ныне финансовый директор Фар Вест, ЛЛЦ. Маршал Инге является также президентом англо-американского клуба под названием Обществo пилигримов (Pilgrims Society), старейшего закрытого центра влияния англосаксонского империализма, основанного в 1902 в Лондоне (отделение в Нью-Йорке в 1903). Главная цель клуба – укрепление элитных связей между США и Британией, конкретнее—между банкирами Уолл-стрит и Сити.

Фельдмаршал лорд Инге, бывший начальник Генштаба (1992-97). Председатель совета директоров «Эгис Дефенс Сервисес» и директор частной разведывательной компании «Хэклит» (Hakluyit), президент Общества пилигримов.

Двойное директорство лорда Инге позволяет нащупать связи между силовой группировкой Фарвеста и финансово-индустриальными и политическими группами его элитной базы. В состав совещательного совета директоров «Хэклит и Ко. » входят бывшие главы ряда стратегических монополий атлантизма: Питер Холмс (Peter Holmes) – Royal Dutch Shell Group, Питер Газалет (Peter Cazalet) – Бритиш петролеум, лорд Тротман (Lord Trotman) – Форд и New York Stock Exchange, Род Эддингтон (Rod Eddington)– Бритиш Эрвейс (British Airways), Ральф Робинс (Ralph Robins) –Роллс-ройс, Крис Гент (Chris Gent)–Vodafone. «Хэклит и Ко». – единственная компания, чей вебсайт содержит только информацию об адресе и телефоне компании. Это, пожалуй, самая засекреченная из всех ЧРК, так или иначе связанных с партнерами Фравеста.

В совет директоров этой организации первоначально входила Элизабет Смит, баронесса Гилморхилл, вдова бывшего лидера лейбористов Джона Смита. Что делала в компании шпионов и манагеров одна из попечительниц Мариинского театра? Элизабет Смит – близкая подруга Меты Рамсей (Meta Ramsey), сейчас баронесса Рамсей (г.р. 1937)–ветеран МИ-6. Обе учились в Университете Глазго, обе прекрасно говорят по-русски, по образованию – русисты. Потом Элизабет вышла замуж за Джона и растила детей, а Мета выбрала карьеру разведчика и работала в Северном отделе Форин офиса, который занимается преимущественно Россией. В 1980-85 базировалась в Хельсинки. Как и Брейтвейт, Мета Рамсей – дипломат-разведчик, но принадлежит к лейбористской элите. 6 В начале 1990х была одним из кандидатов на пост главы МИ-6. После отставки стала советником Джона Смита по международным вопросам. Смит был лидером не только группы «новых лейбористов», которая позже выдвинула премьер министров Блэра и Брауна, но также «Европейского движения» (European Movement, ЕМ) – структуры, созданной ЦРУ в начале Холодной войны в целях федерализации Западной, Центральной и Восточной Европы под эгидой США. Смит входил в Оргсовет Бильдербергской группы, одного из главных неформальных форумов атлантических элит, выступающих за транснациональный «новый мировой порядок» при гегемонии США.

«Европейское движение» представляло один из послевоенных векторов «Лиги Прометея» и «Интермариума»– двух крупнейших антикоммунистических и антисоветских организаций Европы в период между двумя мировыми войнами. Они объединяли активистов Белого движения и националистических течений в бывшей Российской Империи. Например, крупным представителем «Прометея» (от Грузии) был Гирей Клыч, впоследствии командовавший Северокавказской дивизией Вермахта (см. Справку). «Интермариум» – букв. «между морями» – «секретная международная организация» протофашистских клик из Восточной Европы, включавшая эмигрантские группы из СССР, рекрутировала выходцев стран между Балтийским, Черным, Эгейским и Адриатическим морями. Официальной целью организации было создать «санитарный кордон» против большевизма в Центральной Европе, «освободить» западные территории, входившие в состав СССР, и создать Пан-Дунайскую конфедерацию. В организационно-финансовом плане «Интермариум» был детищем 2 отдела польского Генштаба, который руководствовался геополитической концепцией Пилсудского «междуморья» – создания конфедеративного государства от Балтийского до Черного моря, замаскированная форма возрождения «Великой Польши». «Интермариум» пользовался поддержкой спецслужб Франции и Англии, заинтересованных в создании «санитарного кордона» против Советской России и агентурных возможностях этой многонациональной организации. Один из ее проектов была «Пан-Дунайская конфедерация». Элитную основу «Интермариума» составляли клерикальные, традиционно антироссийские круги аристократии и крупной буржуазии в Австро-венгерской империи, особенно венгры, чехи и словаки. «Интермариум» был особенно активен в Румынии, Хорватии, Словении, Сербии, Польше, Эстонии, Латвии, Литве и на Западной Украине. В МИ-6 – связь с этой организацией поддерживал лично Стюарт Мензис, впоследствии глава этой службы (1939 – 52). Идеологически это была протофашистская организация, с сильным элементом клерикального фашизма, большое влияние в ней имели право-католические круги.

Советское руководство понимало, что движение европейского федерализма 1920 – 30х гг. было направлено против СССР, и когда весной 1942 Форин офис начал зондировать почву насчет создания после войны восточно-европейской федерации, Молотов решительно отверг эту идею. В конце 1930х «Интермариум» переходит под контроль Абвера, но не теряет и связей с МИ-6, поэтому вскоре после поражения нацистов, уже к концу 1945, англичане снова прибирают его к рукам. К середине 1946 организация активно действует в пропагандистских компаниях против СССР, в первую очередь в лагерях для интернированных лиц, где западные спецслужбы ведут работу по набору кадров для Холодной войны. В конце концов, «Интермариум» переходит под контроль богатых американцев, и его руководство находит работу в подставных организациях ЦРУ вроде Ассамблеи порабощенных наций, Национального комитета за свободную Европу, а также на Радио Свободная Европа и Радио Освобождение. Агентура влияния «Интермариума» сыграла роль в антикоммунистическом восстании в Венгрии в 1956.

Надо подчеркнуть одну особенность в работе англичан с антикоммунистическими антироссийскими организациями. Это важно для понимания связей и генезиса Фарвеста. Потому что Фарвест – это в первую очередь не уголовная, а антикоммунистическая и антироссийская организация, сложившаяся в процессе разгрома социализма и СССР. Центральная и совсем пока неоцененная роль в этом разгроме принадлежала советским спецслужбам. В их числе ГРУ, генералу Гусеву и его личной агентуре.

Так вот. Со времен Дэвида Уркарта и его «групп по изучению внешней политики», в Англии складывается идеология «просвещенного» империализма. И складывается она в процессе борьбы с Российской Империей, которая изображается как тюрьма народов в отличие от гуманной, просветительской и цивилизаторской миссии Британской Империи. Медведь против Европейского Просветителя и Благодетеля Человечества. Это ключевая идеологема британского, а затем и всего западного империализма, она и сейчас обеспечивает его легенду прикрытия. Убежденность в культурном превосходстве британского, шире англосаксонского, империализма проникла во все социальные слои этой расы уже к началу 20 века и продолжает служить опорой для проекта «нового мирового порядка» на основе господства западных элит при гегемонии англосаксонского ядра. Из идеологии «просвещенного» империализма следует, что каждый истый брит должен «изучать» историю великой миссии своей империи и помогать тем несчастным народам, которые оказались «пленниками» «варварской» Империи на востоке, ставшей после 1917 еще и большевистской!

Поэтому неудивительно, что, например, в 1920 – 30-е стержневой структурой для взаимодействия МИ-6 с «Интермариумом» были «клубы по изучению Центрально-европейского федерализма» (Central European Federal Study Clubs) в Лондоне, Риме и Париже. Еще до конца войны (в 1944) англичане с помощью поляков реанимируют лондонский клуб. Он включал представителей Словакии, Латвии, Эстонии, Украины, Румынии и Балкан. Одной из первых акций этого клуба было создание организации для беженцев и пропаганды под названием «Шотландская лига за европейскую свободу» (Scottish League for European Freedom). Главной задачей Лиги (как и ее близнеца – Британской лиги за европейскую свободу) была антисоветская и антирусская пропаганда среди беженцев и военнопленных из стран Восточной и Центральной Европы, а также отбор среди них перспективных кадров для подрывной работы против СССР и помощь в их переезде в Англию. Это была важнейшая операция тайной войны против нас. Отбор не был чрезмерно строгим, не проверяли даже татуировок, и поэтому сотни и тысячи эсэсовцев из Прибалтики, Югославии, Албании, Украины получали британские визы. В последствие кое-кого из них забрасывали обратно. Советское руководство понимало, какую опасность представляли нацистские коллаборационисты и их семьи, ушедшие с немцами на Запад, в перспективе их мобилизации против СССР «союзниками» и поэтому в Ялтинских соглашениях настаивало на их репатриации в СССР.

Особенно большое число беженцев и военнопленных у англичан было на Балканах и в Италии. Там операцией по их сортировке и отбору руководил дипломат-разведчик Фицрой Маклин (т.н. «Комиссия Маклина») – тот самый, который 50 лет спустя основал «частную» разведывательную компанию «Хэклит» и ввел в состав ее директоров Элизабет Смит. В Италии, британские спецслужбисты под началом Маклина отдавали предпочтение тем, кто сражался на стороне нацистов с оружием в руках. Им не задавали лишних вопросов. Надо было спешить, приближался день, когда контроль над лагерями переходил к итальянским властям, где преобладали коммунисты. И тогда украинских эсэсовцев ждала верная виселица. От нее их спасали Шотландская лига и Интермариум, работавшие в тесном контакте с МИ-6.

Кстати, совсем неслучайно, что организация, которая вполне могла перевезти в Англию семейство Беренисов, называлась Шотландской лигой. Шотландцы – тоже горцы, тоже «маленький гордый народ», которому посчастливилось войти в свободную семью народов Британской Империи, и который хочет помочь «плененным народам» освободиться из «тюрьмы народов»–СССР. Это еще один интересный аспект идеологии британского империализма. Идеальное место и роль в ней уже «цивилизованных» ею народов мифологически изобрел еще Киплинг в фигуре британского скаута Кима – героя одноименного романа. Ким – наполовину ирландец, наполовину индус, беззаветно преданный либеральной Империи Света в ее борьбе с самодержавной Империей Тьмы за умы и души варварских народов. Ким олицетворяет не только то, кем могут стать жители Индии под благотвотворной опекой Британии, но и показывает ирландским бунтовщикам, какую почетную международную миссию могут выполнять ирландцы под руководством англосаксов. Конечно, ни те, ни другие британцами (англичанами и шотландцами) стать не могут – британцем надо родиться. Но зато могут стать Кимом – максимально возможным для колониальных народов приближением к высшей расе. Как и Уркарт, Фицрой Маклин был шотландцем из старой аристократии, как Уркарт – дипломатом-разведчиком с особым интересом к Кавказу. И неслучайно, что, помимо директорства в разведывательной компании, созданной Маклином по поручению МИ-6, шотландка Элизабет Смит, баронесса Гилморхилл (район Глазго) была и остается также президентом Англо-язычного союза Шотландии (The English-Speaking Union of Scottland).

«Англо-язычный союз» был основан в 1918 году английским журналистом по имени Эвелин Ренч (Evelyn Wrench, 1882 – 1966) с декларируемой целью «способствовать глобальному взаимопониманию на основе английского языка». Иными словами, это проект культурно-политической гегемонии англосаксов, в первую очередь Британской Империи, на основе завоевания английским языком статуса «лингва франка»–универсального языка общения, вместо денационализированного эсперанто. Ренч – владелец старейшего английского журнала «Спектейтор» (The Spectator) –был империалистом, членом Круглого стола и написал биографию его основателя Альфреда Милнера. Будущая глобальная империя вечного мира, или «новый мировой порядок», «однополярный мир», «мировое правительство», как это сейчас называется, мыслится как союз англосаксонских народов в центре этого мира, с англизированными туземными элитами (вроде наших лондонских русских) вокруг этого ядра.

В том же 1995, когда Фицрой Маклин основал «Хэклит», шотландцы организовали культурное «мероприятие», в котором сфокусировались исторические токи, которые я обсуждал в связи с «Интермариумом». В Москве состоялся круглый стол на тему «Черкесия и выдающиеся европейцы». Бурцев.ру так описывает это событие.

· В декабре 1995 в Москве был круглый стол: «Черкесия и выдающиеся европейцы». На нем выступал почетный гость Родрик Брейтвейт. Смысл его выступления сводился к тому, что Дэвид Уркарт был выдающийся интеллектуал, демократ, гуманист, и что его образ на века скрепил дружбу Британии с черкесами и всеми кавказцами. Вместе с Брейтвейтом выступал и Антон Суриков. Он говорил, что узнал про Уркарта ребенком, что Уркарт сразу стал и остается его героем, и что, когда Черкесия станет свободной, на самом почетном месте в Анапе и других местах будут памятники Уркарту. Еще он говорил о поляках и венграх в борьбе черкесов в 19 веке. После 1830 поляки и после 1849 венгры тысячами приехали в Черкесию воевать с Россией, часть приняла ислам, обзавелись семьями, сами стали черкесами. Во многих черкесах польская, венгерская и казацкая кровь. 20 % воевавших в Черкесии против России были поляками, венграми и беглыми русскими казаками, принявшими ислам. Многочисленные предки самого Сурикова (он их долго перечислял) в начале – середине 19 века были из Польши и из беглых русских казаков, они завели семьи, стали черкесами, воевали против России. Поэтому надо крепить дружбу черкесов с Польшей, Венгрией и русскими, принявшими ислам.

Одна пикантная деталь, известная видимо только Сурикову и Брейтвейту за этим круглым столом, заключалась в том, что Суриков в это время был старшим офицером ГРУ Генштаба МО РФ. Судя по пересказу их выступлений, Брейтвейт также дипломатически умолчал, что «великий гуманист» и не менее великий русофоб Уркарт служил фактически резидентом британской разведки в Стамбуле. Оттуда он разъезжал по Западному Кавказу, призывая шапсугов к восстанию против России, слал им корабли с первоклассным оружием, пытаясь спровоцировать войну между Британией и Россией, и сулил поддержку английского короля. И черкесы поддавались на эти провокации и умирали за дело мирового господства англосаксонской расы. И ничего с тех пор не изменилось. Те же самые лорды и пэры, баронессы и бароны, журналисты, манагеры, дипломаты-разведчики и их агентура влияния, вроде Фарвеста – пытаются раззудить старые этнические раны, напомнить древние обиды и раздуть новые, чтобы спровоцировать мусульманские народы России и поджечь наш общий дом. 7 Потому что Россия, как раньше Советский Союз, стоит на их дороге к мировому господству.

Теперь я хочу вернуться к Маклину (Sir Fitzroy Maclean, 1911 – 96). Это был не только дипломат-разведчик, но и своего рода идеолог и стратег тайной войны против Советского Союза. Говорят, он послужил Яну Флемингу прототипом Джеймса Бонда – массовой иконы умеренно расистского, патерналистского империализма англосаксов. Привилегированный отпрыск старого шотландского рода, Маклин был классовый и расовый борец, пропитанный антикоммунизмом и древней ненавистью британской аристократии к России. В Северном департаменте Форин офиса 30х годов, который, в целом, не отличался сентиментальным отношением к коммунизму и СССР, Маклина считали «самым ястребиным из всех ястребов». 8 Но он не принадлежал к открыто пронацистским элитам Британии. Идеальным он считал столкновение и взаимное уничтожение Третьего Рейха и СССР с их последующей интеграцией в англосаксонский миропорядок. МИ-6 – была в первую очередь анти-большевистской организацией и с большой неохотой вела разведку против Германии. Вплоть до конца 1938 они верили, что Гитлер готовится к нападению на СССР и поэтому поддерживали политику его «умиротворения»

Тем сильнее был шок Маклина и его коллег, когда в августе 1939 Советское руководство заключило с Германией пакт о ненападении, и Люфтваффе полетело бомбить Лондон вместо Москвы. Прожив несколько лет в СССР Маклин мог бы вспомнить по этому случаю русскую пословицу «Не рой другому яму.».., вместо этого в октябре он составляет «Меморандум относительно Советской угрозы интересам Британии на Ближнем Востоке». Основная мысль «Меморандума Маклина» сводится к тому, что британская военная разведка должна извлечь выгоду из враждебного отношения мусульман к русским для того, чтобы дестабилизировать Закавказье и Среднюю Азию: «оккупированные русскими» Армению, Азербайджан, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан. (Маклин видимо не догадывался, что Армения – христианская страна). Как это сделать? Маклин предлагает «взывать к еще сохранившимся религиозным чувствам и искать опору в горькой ненависти, которую нынешний режим неизбежно должен вызывать во многих слоях населения». Он также рекомендует «использовать аборигенов пограничных районов Афганистана и Ирана, которые практически не отличаются от соответствующих племен по советскую сторону границы». Это поможет «установить контакты с недовольными элементами в глубинных районах СССР и поднять знамя восстания везде, где только можно». Еще Маклин предлагал создать «продвинутые» базы для подрывных операций рядом с границами СССР – в Афганистане, Иране и Турции. Но в центре его плана находились нефтяные вышки Баку. Вместе с нефтью Грозного они давали 95 % процентов всей нефтедобычи СССР. Если разбомбить Баку и Грозный, убеждал Маклин, Советы не продержатся и месяц. Так меморандум Маклина лег в основу «Операции Пайк». По плану, совместно разработанному генштабами Англии и Франции, эскадрильи тяжелых бомбардировщиков, базировавшиеся в Египте, должны были в течение 7-10 дней уничтожить практически всю нефтяную промышленность СССР и испепелить Баку зажигательными бомбами. Одновременно, Маклин планировал задействовать на территории СССР диверсионные отряды на основе кадров «Лиги Прометея», агентуры польской разведки и даже советских военнопленных, захваченных финнами. Правда, с последними у англичан получился конфуз. Офицеры британской военной разведки, посланные в Финляндию для вербовки советских солдат, с нескрываемым раздражением сообщали в Лондон, что «пропаганда НКВД и террор сделали этих людей полными невеждами относительно внешнего мира», и что шансы использовать их как вооруженную контрреволюционную силу были нулевые.

Зато «Лига Прометея», казалось, обещала стать серьезной базой кадров для плана Маклина. Полное название этой организации – «Прометеева лига покоренных Москвой народов». Лига воплощала вторую задумку Пилсудского – идею «прометеизма» (польск. Prometeizm), восходящую к русско-японской войне начала века. В меморандуме японскому правительству от 1904 года он так формулирует ее цели.

Сила и место Польши среди частей русского государства позволяют поставить перед нами политическую цель разделения русского государства на его главные составные части и освобождения стран, которые были насильно включены в эту империю. Для нас это означает не только реализацию наших культурных чаяний на независимое существование, но также гарантию такого существования, потому что Россия, лишенная своих завоеваний, будет достаточно ослаблена и перестанет быть сильным и опасным соседом. 9

Как многие националисты в Российской Империи, в молодости Пилсудский был социалистом. Сочетание национализма с социализмом было более политически эффективным в ту эпоху, чем традиционный национализм, возродившийся в наше время с удесятеренной силой. Поэтому он удачно подобрал название для своей концепции. Стоящий за ним миф о Прометее импонировал не только революционерам, но и европейским либералам – традиционным союзникам в борьбе с Империей. Легенда о прикованном борце за счастье человечества удачно сочеталась с преданием, что человеколюбивый титан был распят на Кавказе, где борьба с русским владычеством шла наиболее интенсивно. Таким образом, от Варшавы, где находилась штаб-квартира Лиги, до вершин Кавказа устанавливалась своего рода анти-российская дуга от Балтийского до Черного моря. Историческую преемственность Лиги как продолжателя борьбы с Империей подчеркивало членство в Лиге Саид Бека – внука имама Шамиля. Но за псевдо-освободительной риторикой идеологов Прометея стояли реакционные цели и силы.

Прометеизм был идеологическим инструментом 2-го Отдела польского Генштаба для создания из Польши «единого национального государства автаркического типа, способного вести независимую от великих держав самостоятельную внешнюю политику». Согласно плану генштаба от декабря 1920 года

· независимость и могущество страны могут обеспечить лишь сильные, хорошо подготовленные вооруженные силы, наличие развитой системы железных дорог, сильная экономика и прочные границы, стабильная внешняя политика с ориентацией на страны Антанты и укрепление дружественных отношений с соседними государствами в форме военных конвенций.

Разграничительная линия между "цивилизованной" Европой и "варварским" Востоком должна пройти, по мысли разработчиков этого программного документа, по рекам Двина и Днепр на протяжении от Балтики (от Финляндии) до Кавказа. Новые государства, образовавшиеся вдоль этой линии, будут вовлечены в союз в виде федерации. Польше в этом союзе была отведена роль лидера.

Таким образом, геополитические последствия реализации концепции прометеизма выглядели бы так:

· разделение Советской России, позже - СССР, по национальным швам, сведение территории России до территории XVI в., а также расширение сферы политического и экономического влияния Польши на востоке путем создания федерации в составе Финляндии, Балтийских государств, Белоруссии, Украины, Крымского и казаческого государств, союза государств Кавказа. Идеологи этой программы предполагали использовать как национальную эмиграцию, так и сепаратистские круги внутри Советской России (СССР), отводя Польше роль координатора в будущей федерации государств-лимитрофов. 10

Прометеизм возродился с новой силой в наши дни. Бандеровские батальоны в Чечне; «Иглы», которые украинские генералы Филин и Лихвинцев переправляли Масхадову; роль поляков и Фарвеста в оранжевом путче в Киеве; подрывная работа польской агентуры, бандеровцев и военной разведки Литвы в Беларуси; пронатовский шантаж Лукашенко со стороны Лунева – вице-президента ФарВест, ЛЛЦ; ГУАМ; фарвестовец Буткявичюс в роли манагера цэрэушной «революции роз»; вечная дружба украинского и грузинского народов и Евро-Азиатский нефтяной коридора в обход России; конференция в Вильнусе 2006 с русофобской речью бесноватого Чейни; провокация в Таллине, пропиаренная фарвестовцами на костях советских воинов, и тому подобные примеры – это реинкарнация геополитики Прометейской Лиги и ее западных спонсоров. Маркс называл такие исторические повторы – «возвращением всего старого хлама». Фарвест – боевая организация нового прометеизма.

Лига претендовала на представление «всех национальных меньшинств бывшей Российской Империи», но в основном была организацией украинских и грузинских националистов (Гирей представлял в ней Грузию). Главными центрами Лиги были Варшава и Париж. Она была создана в 1924 при поддержке польского Генштаба и финансировалась англичанами и французами. Отделения Лиги существовали также в Бухаресте, Стамбуле, Хельсинки и Праге. В Париже руководство Лиги (Смаль-Стоцкий, Кедиа и др.) имело постоянные контакты с ведущими сотрудниками МИ-6. Опираясь на парижское отделение Лиги, англичане приступили к формированию украинского легиона для отправки в Финляндию. Но их ждало разочарование. Уже с конца 1920-х Лига вступила в сношения с Вермахтом, абвером и нацистской партией, и к началу Второй мировой, особенно после успехов Вермахта в Европе, протофашистское большинство в руководстве Лиги сделало естественный выбор в пользу Третьего Рейха. Фактически, немцы перехватили управление этой организацией у англичан и французов. С тех пор, вплоть до конца войны, делами Лиги занималось ведомство Альфреда Розенберга – Министерство по делам оккупированных восточных территорий. Через это министерство и с одобрения Гиммлера представители Лиги вербовали свои «национальные» батальоны и дивизии для Вермахта, в частности – дивизию СС «Галичина», украинские полки полицейских войск и батальон «Нахтигаль», казацкие части, туркестанские, грузинские, армянские и кавказско-магометанские легионы. Однако, после 1943 года часть руководства Лиги начинает искать сближения с западными союзниками СССР. Например, князь Туркул пытается установить контакт с Алленом Даллесом. Принц Ираклий Багратион (неудавшийся проект Розенберга «царь Ираклий») – вождь грузинских коллаборационистов – бежит в Швейцарию, где тоже предлагает себя союзникам.





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.213.192.104 (0.018 с.)