ТОП 10:

По заслугам, или Любовь, она такая



- Идеальная пара: один стены ломает, второй - кости, - Кёнсу критично осматривает Бёна и Пака.
- Мы не пара! - Бён так громко это отрицает, будто они с Чанёлем тайно встречаются лет тридцать.
- Ага, как мы с Додо, - усмехается Чонин.
- Но мы не пара! - теперь пришло время для громкого отрицания от Кёнсу.
- Твой хуй побывал у меня во рту и после этого мы не пара? - Ким скептически смотрит на краснеющего До, а Бён с Паком в шоке смотрят то на Чонина, то на Кёнсу.

За несколько часов до этого...

- Я тебя ненавижу, Чонин, - хнычет Кёнсу. Чонин же время решает не терять и затаскивает До к себе в комнату.
- Ты меня совсем не любишь? Потому что мне ты очень нравишься, Кёнсу. Именно такой. И я не съеду из твоего общежития, пока ты не станешь моим.
- Мне нравится... Ким Кай, а не ты, ясно? Отвянь, цветочек аленький, - фыркает До, но все-таки краснеет. Слишком неловко говорить о таком, находясь в комнате Чонина.
- Тогда я сделаю так, что ты полюбишь и Ким Чонина, - Ким нагло ухмыляется и подходит вплотную к Кёнсу. Пухлые губы Кима накрывают не менее пухлые губы До, который сначала пугается, но потом входит во вкус. Целоваться с парнем своей мечты - сколько людей может лишь мечтать об этом?

Умелый поцелуй Чонина, и Кёнсу уже сам разжимает губы, впуская язык Кима внутрь. Чонин нежно проводит языком по припухшим губам Кёнсу, проникает внутрь, играя с язычком Кёнсу. Небольшая борьба за власть и Чонин, естественно, выходит победителем. Он ласкает нёбо Кёнсу, продолжает играть с языком, проходится по зубам и вновь терзает губы Кёнсу своими. Когда старший отстраняется, чтобы нормально вдохнуть, Чонин переключается на кожу До. Он целует того в уголок губ, в щеку, проводит языком по тонкой шее, спускается к ключицам и недовольно стонет. Дальше действиям мешает кофта Кёнсу. Долго это не продолжается, ибо Чонин рывком стягивает кофту с Кёнсу, заставляя того еще больше смутиться, а Ким начинает любоваться До. Светлая, практически белая кожа, худое тело с отчетливо виднеющимися ключицами, ребрами и бедренными косточками, завораживают, алеющие щеки старшего заставляют умилиться. Вот только Чонин от этого еще больше заводится и самоконтроль благополучно забывается. Доставить Кёнсу удовольствие нежными поцелуями и заставить полюбить? Забыли, теперь у Кима в голове было одно желание - затрахать это хрупкое тело до потери сознания.

Чонин незамедлительно раздевается, стаскивая с себя футболку, и приходит время засматриваться Кёнсу. Тело Чонина в меру накачанное, рельефное, а кожа настолько смуглая, что ярко контрастирует с бледной кожей самого Кёнсу. До спускается взглядом по выделяющимся кубикам пресса до края штанов, останавливая взгляд и громко сглатывая. Он облизывает губы, вспоминая, сколько раз фантазировал на тему минета. Ким замечает этот пристальный хищный взгляд и льнет обратно к старшему, покрывая его кожу поцелуями везде, куда только дотягивается. Но целует он осторожно, опасаясь поставить укусы или засосы на это идеальное тело. Руки ласкают пах Кёнсу через джинсы и До стонет в голос, цепляясь пальцами за волосы Чонина, оттягивая их и причиняя легкую боль.

Младший расстегивает ширинку на джинсах До и проникает рукой внутрь, накрывая вставший член Кёнсу рукой. Он умело обхватывает ствол пальцами, доставляя еще большее удовольствие. До, который девственник, уже стонет так, что любая опытная шлюха позавидует. И это настолько заводит Чонина, что тот готов трахнуть Кёнсу без всякой подготовки. У До просто божественные стоны. Но Чонин сдерживается, он опускается на колени, стягивая джинсы До, и целует низ живота, бедра, обходя стороной требующий внимания член.

- Чонин, пристрой уже свою оральную полость с этими блядскими губами к моему детородному органу.
- Знаешь, я журналист, но твою речь порой не понимаю, - хмыкает младший, целуя головку напряженного члена.
- Да отсоси ты мне уже, мать твою, пока я сам не трахнул тебя в рот! Займи свои полные губищи тем, для чего они предназначены!
- Это грубо, но мне нравится ход твоих мыслей.

Ким вбирает член полностью до основания и головка упирается в нёбо, вызывая рвотные позывы. Чонин впервые делает минет, но ради любимого он постарается сделать все идеально, пусть и у самого возбуждение болезненно упирается в джинсы. Кёнсу же закидывает голову назад, закрывая глаза от удовольствия. Ему впервые отсасывают. Да еще и сам Ким Чонин. До кажется, что он забывает как дышать, а душа устремляется в рай.

Когда Чонин пробует сделать первые движения головой, плотнее сжав губы, по общежитию разносится душераздирающий крик на самых высоких нотах:
- В общежитии есть девушки? - Чонин испугано выпускает член изо рта, отодвигаясь от старшего.
- Хуже. Пак Чанёль, - недовольно выдыхает Кёнсу, которого лишили самой яркой его фантазии, воплощающейся наяву.
- Чанёль - девушка?
- Чонин, умоляю, пойди утопись.

Крик не прекращается и парни лишь застегивают штаны, спеша к Чанёлю. Возбуждение от такого спало начисто.

Уже когда они провожают скорую, то Чонин сзади обнимает старшего, стараясь закрыть его собой. Ему не нравится, что все вышедшие на шум парни, разглядывали его Кёнсу. Ким прожигает взглядом парней, одним выражением лица давая понять, что территория занята.

***


- Нет бы просто сдохнуть и порадовать меня, они стены рушат и кости друг другу ломают, - цокает До, смотря на загипсованную руку Чанёля. - Или устраиваете свои брачные игры в каком-нибудь отеле, или я вам каждую косточку в ваших жалких телах сломаю.
- Кёнсу, - хнычет Пак, чья рука болит так, что он ни о чем больше не может думать.
- Заткнись, Пак Чанёль. Сасен-фанаты так не заебывают идолов, как ты меня.

Кёнсу еще раз фыркает напоследок, а затем уходит, не забыв прихватить с собой Чонина.

- Прости, я разозлился, но это не повод ломать тебе руку, - Бён виновато опускает голову. Он сидит на кровати рядом с Чанёлем, который то и дело кряхтит из-за болящей руки. - Но ты говорил всякие вещи, а потом...
- Я сказал правду.
- Что?
- Я люблю тебя, Бён БэкХён. Уже давно, - Пак встает с кровати и уходит "на свою половину". Теперь с одной рукой он точно не может подвинуть стеллаж и тем более заделать дыру. Чанёль ложится на свою кровать, накрываясь одеялом с головой, чтобы Бэкхён не видел слезящихся глаз. А у Бэка на душе кошки скребутся. Такие приятные слова лишь напомнили ему, каким гавнюком он является.

По заслугам (2), или Я буду рядом...

- Я - идиот, да? - рыжий поднимает на Криса печальный взгляд. И старший неприятно морщится. За все года знакомства он еще не видел такого взгляда у младшего. Впервые этот беззаботный и жизнерадостный парень смотрел на него с такой болью. - Я и раньше понимал, что веду себя совсем не как взрослый парень, но кому нужен зануда? Я всегда хотел быть самим собой, надеялся на что-то, как последний дурак. Давно надо было тебя послушать, - Чан поглаживает ноющую руку через гипс. Боль от этого не утихнет. Как физическая, так и душевная.
- Чанёль, что случилось? - старший начинает беспокоиться, ибо такое настроение в принципе не свойственно Паку.
- Похоже, мне отказали, - Чанёль улыбается так грустно, что Крису становится противно на душе. Он совершенно не знает как помочь другу, да и новости теперь сообщить не может. Это было бы слишком бесчеловечно.
- Этот придурок с журфака еще не знает какого замечательного парня потерял. Мы найдем тебе лучшую пару, ясно?
- Нет, такого больше не найти. Я ведь люблю его.
- Ёлли...

***


- Я отвратительный человек.
- Еще какой.
- Ничтожество.
- Ага.
- Он сказал, что любит меня, а я промолчал.
- Козел.
- Убить меня мало.
- Согласен.
- Лу Хань!
- Чего?
- Из тебя хреновый друг, - Бён обиженно смотрит на старшего, который лишь поправляет блондинистую челку.
- А что ты ожидал от меня услышать? Нет, Бэкхён, ты поступил правильно, молодец. Парень открылся тебе в своих чувствах и даже не пытался затащить тебя в постель. Не будем считать тот инцидент. И что же ты? Вместо того, чтобы ответить, ты сломал ему руку. Браво, Бэкхён, браво! Чанёль может и не супер мачо, но он замечательный парень и не заслуживает такого отношения. Я плохой друг? А ты - хуевый возлюбленный. Так что лучше я побуду плохим другом и нормальным человеком. Лучше бы Чанёль начал встречаться с тем мопсом, который вечно таращит глазенки, - Лу резко встает со своего места и уходит, оставляя Бэкхёна одного в комнате. Младший закусывает губу, чтобы не заплакать и переводит взгляд на пролом в стене. Комната Чанёля пустует с самого утра и Бэк лишь надеется, что Чанёль вернется ночевать.

***


- Ну, и чего мы такие хмурые, - старший присаживается рядом с Крисом, и тыкает того тонким пальчиком в щеку.
- Это все Чанёль, - устало вздыхает младший и обнимает Лу, притягивая к себе за талию. Крис утыкается носом в его макушку и прикрывает глаза. - Вечно беспокоюсь об этом ребенке. Я просто не хочу, чтобы его обижали. Ему и так досталось, когда родственники спихнули его в детский дом.
- Тогда, можешь перестать это делать. Я провел одну воспитательную беседу и задел кое-чье самолюбие, - Лу Хань довольно улыбается, устраиваясь в объятиях младшего.
- Бэкхён?
- Он может и законченный эгоист, но тоже умеет любить.
- Бён любит Ёля?
- А почему нет? Чанёль в его вкусе: высокий, красивый, веселый, заботливый, - Крис недовольно пихает старшего, что-то бурча тому в макушку, - но ты, конечно, лучше, - Лу улыбается на ревность младшего.

***


Бэкхён возвращается из магазина в общежитие, довольно улыбаясь. Он придумал, как начать все заново.

- Ну, хватит смотреть глазами побитой шавки, Ёль, - доносится до чуткого слуха Бёна и он замирает. У лестницы стояли Чанёль и Кёнсу. Почему-то вспомнились слова Лу Ханя о том, что Паку стоило начать встречаться с До. Улыбка тут же пропадает и Бэк старается тихонько проследить. - Давай, выдай свою фирменную улыбку "я сбежал из психушки, убив всех санитаров и уже спешу к вам". Сколько приемных семей ты в приюте распугал ей. Даже я меньше, - тепло улыбается Кёнсу. Он тянется на носочках и гладит рыжие волосы старшего.
- Додо, - Чанёль слабо улыбается.
- И только попробуй не починить дыру в стене, когда снимешь гипс. Иначе я оттрахаю тебя во все дыры самой большой шваброй, какую найду в Сеуле, понял? - Чанёль почему-то на угрозу лишь счастливо улыбается. Кёнсу бегло целует того в щеку и уходит к себе в комнату.
- Вот же глазастый мудак, - шипит Бэк на поцелуй, и спешит к запасной лестнице, чтобы не столкнуться с Паком по пути в комнату.

Чанёль не спеша идет в свою комнату. Он проклинает себя за эту дыру в стене, ведь теперь придется жить с Бэкхёном практически в одной комнате, пока не снимут гипс. Пак закрывает дверь и делает несколько шагов к кровати, мечтая как можно скорее заснуть. На кровати его ожидает сложенная пополам бумажка и апельсиновый сок.

Рыжий присаживается на кровать и здоровой рукой берет бумажку. На ней оказывается всего одно предложение "Прости, если сможешь".
- Апельсиновый напомнил мне тебя: сладкий, но с кислинкой, - вдруг слышится голос из комнаты Бэкхёна и в проеме появляется сам Бэк, который до этого прятался за уцелевшей частью стены, боясь встретиться с Чанёлем. - Если не можешь меня простить, я постараюсь сделать так, чтобы приятного было больше и тот инцидент отошел на задний план. Даже если ты не захочешь, я все равно буду рядом. И выхода, собственно у тебя нет, - Бён указывает Чанёлю на гипс. - Это моя вина и я буду тебе помогать.
- Дрочить тоже будешь мне помогать? - Чанёль смотрит на Бёна не свойственным ему взглядом, в котором отчетливо видно презрение. Бэкхён считает, что заслужил. Не стоило и надеяться, что его так быстро простят. Чанёль же просто не хочет вынужденной благотворительности, как он считает. Трудно поверить, что сам Бён Бэкхён вдруг решил стать ближе с Чанёлем.
- Я не... Чанёль, я же...
- Нет? Вот и проваливай в свою комнату.

Бэк стыдливо опускает голову и уходит к себе. Все прошло гораздо хуже, чем он представлял себе.

Сегодня Чанёль засыпает, смотря на упаковку апельсинового сока, стоящую на тумбочке. Свет из окна падает на упаковку и на яркой оранжевой поверхности отчетливо виднеется смайл, нарисованный черным маркером.

Держи друзей близко, или ...А Ким Чонина еще ближе

Чанёль сидит за столом с Крисом, пока тот всячески пытается поднять другу настроение. Недалеко расположились Бэкхён с Лу Ханем. У четверых парней впереди час перерыва и они пришли в студенческое кафе. Точнее, у шестерых парней, но Кима с До что-то не было видно.

- Лу, мы все еще друзья?
- Если только тебе нужен такой отстойный друг, - хмыкает старший, и продолжает пить молоко. Привычку постоянно пить именно молоко он перенял у своего бывшего парня, и все никак не мог от нее отделаться.
- Очень, - Бён виновато смотрит на блондина.
- Ой, ну, как бросить такого долбаеба? Пропадешь ведь без меня, - Лу Хань улыбается младшему, а затем удивленно открывает рот. - Ты не накрашен! Бён Бэкхён, звезда университета, и без мэйк-апа!
- Харе орать, - шикает на старшего Бэк, чуть краснея. - Подумаешь, глаза не подвел. Надоело быть звездой.
- Ну-ну, - Лу хитро улыбается, кивая в сторону Чанёля и Криса. Бэк переводит взгляд в их сторону и замечает, что Чанёль пытается пообедать, но ему это трудно дается со сломанной рукой. Бэкхён берет свой поднос с едой и встает из-за стола под удивленный взгляд китайца. Младший оставляет Лу, направляясь к столику Криса и Чанёля.

***


- Давай, помогу? - Крис вздыхает, видя, как младший пытается поесть левой рукой.
- Я сам, - еще одна неудачная попытка и палочки падают со звоном на столик, а Чанёль поджимает губы.
- И чего это ты вдруг решил стать таким самостоятельным?
- Надоело быть ребенком.
- Оу, - Крис хочет добавить какое-нибудь колкое замечание по поводу вечного ребячества младшего, но замечает Бэкхёна, который приближается к ним. Бэк подмигивает Крису и тот все понимает, вставая со своим обедом, и уходя за столик к Лу Ханю.
- Крис, ты куд... привет, Бэкхён, - Пак отводит взгляд в сторону, не желая смотреть на любовь всей своей жизни. Незачем лишний раз напоминать себе о неудаче, ведь сердце и так ноет, не желая забывать Бэкхёна. - Лучше возвращайся к Лу, - произносит Чан низким голосом, немного пугая старшего.
- Привет, Чанёль, как удачно мы пересеклись, правда? - Бэкхён делает вид, будто не слышит Пака, и берет палочки в руку, подцепляя мясо из тарелки Чанёля и буквально запихивая тому в рот. Чан от неожиданности открывает рот и принимает еду. - Сегодня, кстати, очень хорошая погода, так что я открою окна проветрить, ты же не против? Выбора-то у тебя особо и нет, я у себя в любом случае окно открою, а через пролом и твоя комната проветрится, - Бэкхён продолжает быстро говорить, не замолкая даже на секунду и все это время упорно кормит опешившего Чанёля. На самом деле, Бэк боится, что если он прервется хоть на секунду, то Чанёль успеет послать его и Бэкхён вновь упустит шанс стать ближе.

- И когда мы им скажем? - Крис усаживается на бывшее бэкхёновское место напротив Лу.
- Когда они переспят.
- То есть, лет через пять, понятно, - Крис обиженно отпивает кофе.
- Очень смешно. Это только мы трахаемся сутки на первом же свидании.
- Ну, вообще-то, у нас еще не было свидания, мы просто трахались сутки, а потом начали встречаться, - пожимает плечами младший.
- Кто начал встречаться? - рядом с Лу неожиданно садиться Чонин, широко улыбаясь.
- Чонин, бля, - Лу подскакивает от неожиданности, проливая молоко на джинсы. - Что за ебанутая привычка неожиданно появляться за моим столиком?
- Фу, Лу-хён, ты с Додо общался? Раньше ты так не ругался, - журналист протягивает старшему платок, чтобы тот вытер молоко с одежды. - Хочешь, я бы мог даже слизать это молоко с тебя, - Ким пошло улыбается, когда видит, как Лу вытирает штаны в области паха.
- Мечтай, чмо губастое. У него есть кому вылизывать, - Крис испепеляет взглядом Чонина, а Лу прикладывается лбом об стол.
- Господи, меня окружают одни придурки со сперматоксикозом, - стонет Лу. - В чем я так провинился? А, хотя, постойте, - Хань отрывает лицо от стола и с хищной улыбкой смотрит на Чонина. - Ты, недотрах всея Сеула, сделай для хёна полезное дело.
- Оно мне надо?
- Надо, или я расскажу всему университету, как ты дрочил в туалете на фотку того лупастого, - Чонин на глазах бледнеет, с ужасом смотря на старшего, а Крис начинает тихонько ржать.
- Откуда ты знаешь!
- А такое реально было? - Лу заходится в тихой истерике, а вот Крис начинает откровенно громко ржать. Чонину остается лишь краснеть.
- Ладно, что нужно? Только заткнитесь!
- Ну, ты ведь теперь живешь в общежитии? - Лу пытается взять себя в руки и поговорить с все еще красным Кимом. Тот коротко кивает, и Лу Хань продолжает. - Отлично, тогда прояви всю свою пошлую натуру в полной мере и вперед, к Бэкки.
- Сяо Лу, - Крис хмуро смотрит на парня, ведь с Бэкхёном должен завязать отношения Чанёль, если все получится.
- Что? Наш извращенный донсен зайдет к Бэкки, поговорит в своей привычной манере а-ля "а не отсосать ли мне тебе, хён, за чашечкой чая". Чанёль это услышит, приревнует и они вместе. Ну, еще Чонин может зайти к Чанёлю и предложить отсосать ему, и тогда приревнует Бэк. Это уж пусть сам решит, кому предлагать.
- Почему я вообще должен кому-то отс... - Ким прикусывает губы, недовольно смотря на старшего, вспоминая про недавний повод для смеха. - А сами они разобраться не могут?
- Они уже разобрались, сломали руку и стену. А не сделаешь, как я сказал, следующей поломкой может стать твой перчик, - Лу многозначительно окидывает взглядом Кима.
- Чего это перчик? У меня ого-го!
- Мне это было знать не обязательно, - Лу морщится и отводит взгляд, а Чонин вздыхает, понимая, что его ждет.

***


После обеда Крис благополучно забрал безнадежно влюбленного, но все еще обиженного Чанёля на пары, а до невозможности счастливый Бэкхён предпочел отправиться в общежитие. Они с Чанёлем не поссорились, спокойно пообедали и даже поговорили (упустим момент, что разговор был односторонним на протяжении всего часа).

Бэк открывает окно, глубоко вдыхая и потягиваясь во весь рост. Прогул нескольких пар его не особо беспокоит, ведь на сегодняшний вечер у него большие планы: устроит нечто романтическое, стать еще ближе к Чанёлю и наконец, помириться с ним. А там уж и отношения можно завести. Не то чтобы Бэкхён внезапно полюбил рыжего, нет. Парень безусловно привлекал его внешне, но частенько выводил из себя. Зато он признался в любви, вечно старался сделать что-нибудь для Бэка и это безусловно подкупало.

Журналист привел комнату в порядок, и включил ноутбук, чтобы скачать несколько фильмов на вечер. Бён хотел начать с комедии, затем романтика, и закончить чем-нибудь, в чем бы была постельная сцена. Хотя, можно было это объединить и тупо скачать "Американский пирог". От чего-то казалось, что такой парень, как Пак Чанёль обязательно заценит подобное произведение кинематографа.

Из окна подул слишком холодный ветер и Бэк чуть прикрыл створку, но не защелкнул ее, чтобы воздух поступал. Вечером в комнате и без этого станет душно. Бён вернулся к ноутбуку, но в дверь настойчиво постучали. Обругав всеми известными словами постучавшего, Бэкхён отправился открыть дверь.

- Чонин? Опять про До пришел узнать? - старший отошел в сторону, впуская Кима в комнату. Бэк искренне надеялся, что это не займет слишком много времени.
- К черту Кёнсу, - младший мысленно помолился, чтобы Кёнсу не узнал о его словах. - Хён, ты ведь свободен?
- В каком смысле? - Бэкхён с опаской смотрит на Чонина и предпочитает отступить чуть назад. Ким тяжело вздыхает и подходит к окну, засматриваясь в него. Флирт - призвание Чонина наряду с журналистикой, но сейчас он не мог выдавить из себя и слова.
- Да, я поговорить пришел, хён, - младший растерянно пожимает плечами и облизывает губы. Бэк же вздыхает, понимая, что быстро не получится. Он подходит к Чонину, становясь напротив, и скрещивает руки, выжидающе смотря на Кима.
- Так чего? Все-таки о Кёнсу поговорить хочешь? Слушай, я о Кёнсу знаю только то, что он вечно матерится и убьет, если хотя бы поцарапаешь это здание, - Ким невольно улыбается, вспоминая манеру речи Кёнсу. - Чонин, прием! Земля вызывает похотливого пришельца! - Бэк машет руками перед лицом Чонина и тот отвлекается от мыслей.
- Хён, я пришел, чтобы... Ай! - от сильного порыва ветра окно распахивается, и створка ударяет Чонина в спину. Тот падает на Бэкхёна, и старший не удерживает навалившегося парня.

Парочка падает на пол, при чем Чонин приземляется аккурат между ног Бэкхёна. Бэк приподнимается на локтях, постанывая от боли в спине.

- Хён, больно? - Чонин обеспокоенно смотрит на старшего.
- Чониииин, - простанывает Бэкхён, жмурясь.
- Бэкхён? - на стоны журналиста в проем заходит вернувшийся Чанёль и замирает. Он потемневшими глазами смотрит на Кая, который лежит на Бэкхёне. Здоровая рука с силой сжимается в кулак, и Чан сам не понимает, как оказывается рядом с парочкой.
- Чанёль, это не то, что бы ты там не подумал! - истерично кричит Бэкхён, пугаясь младшего. Чанёль же заносит руку для удара.

На оглушающие крики Чанёля сбегаются все, кто пришел с учебы. В том числе и Кёнсу, который резко открывает дверь в комнату Бэкхёна, врываясь в нее.

- Я оторву ваши головы и сыграю ими в футбол, какого чониновского хуя происходит?! - громкий возглас Кёнсу распугивает всех, кто успел прибежать на крики Бэка. Чанёль замахивается уже второй рукой и наносит удар по без того разбитому лицу Чонина.
- Чанёль!
- Чонин!

Общежитие оглушают одновременно два громких крика Бэкхёна и До.

***


- Или ты, сучка крашенная, мне сейчас все рассказываешь, или я переломаю все твои красивые пальцы, - спокойным голосом проговаривает Кёнсу, взглядом провожая скорую помощь, которая уже второй раз за неделю отъезжает от их общежития. На этот раз, она увозит Чанёля с Чонином.
- Я больше не крашусь, - бурчит Бэкхён, невольно ежась.
- Мне похуй, все равно что-нибудь сломаю.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.221.149 (0.01 с.)